Форум по медицинскому праву: медико-социальная экспертиза, военно-врачебная экспертиза, судебно-медицинская экспертиза

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Материнский капитал. Ребенок умер

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

гражданское дело № 2 – 036/10 по иску Н. к ГУ ПФ РФ в Борском р-не о признании отказа выдачи сертификата на мат-ий капитал незаконным и обязании выдач

Р Е Ш Е Н И Е: ссылка

Именем  Российской  Федерации

«18» декабря 2010 г. Борский районный суд Самарской области в составе:

председательствующего  Е.И. Щеголевой

при секретаре  Мокринских Л.Д.

рассмотрев в открытом судебном заседании

гражданское дело № 2 – 036/10 по иску Н. к ГУ Пенсионного Фонда РФ в Борском районе о признании отказа выдачи сертификата на материнский капитал незаконным и обязании выдачи его,

установил:

Н. обратилась в суд с заявлением к ГУ Пенсионного Фонда РФ в Борском районе о признании отказа  выдачи сертификата  на материнский капитал незаконным и обязании выдачи его.

19.08.2008 г. у неё  родился мальчик Н., который умер на первой неделе жизни 20.08.2008 г., 10.09.2009 г. родился второй ребенок А..

После этого Н. обратилась в ГУ ПФ РФ в Борском районе с заявлением об оформлении государственного сертификата на материнский капитал, однако 20.11.2009 г. ей было отказано,  поскольку не было предоставлено свидетельство о рождении первого ребенка Н. и  указано на ст. 20 Закона от 15.11.1997 г. № 143, «Об актах гражданского состояния», где указано, что свидетельство о рождении ребенка родившегося мертвым, либо умершим на первой недели жизни не  выдается.

            В судебном заседании Н. поддержала заявление, просит заявление удовлетворить, пояснила, что первый ребенок родился живым, умер на первой неделе жизни, считает себя женщиной родившей второго ребенка.

            Представитель ответчика ГУ ПФ РФ  в Борском районе Самарской области, Яснева Н.А., в судебном заседании иск не признала, считает, что иск не подлежит удовлетворению, поскольку представлена справка о мертворожденном ребенке.

  Суд, выслушав истицу Н., представителя ответчика Ясневу Н.А. изучив материалы дела, выслушав свидетелей, приходит к следующему.

12.11.2009 г. Н. обратилась к ответчику с заявлением  о выдаче государственного  сертификата на материнский капитал в связи с рождением второго ребенка.

20.11.2009 г. ГУ Управлением Пенсионного Фонда РФ В Борском районе Самарской области принято решение об отказе Н. в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в связи с рождением второго ребенка. Отказ мотивирован тем, что первый ребенок Н. родился мертворожденным. Единственным документом, подтверждающим факт рождения – корешок медицинского свидетельства о перинатальной смерти. Поскольку свидетельство о рождении является необходимым документом, предъявляемым с заявлением о выдаче  государственного сертификата, без его предъявления  территориальные органы Пенсионного Фонда РФ не вправе вынести положительное решение о выдаче государственного сертификата.

В соответствии со ст. 20 Закона от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» свидетельство о рождении ребенка, родившегося мертвым, либо умершим на первой неделе жизни, не выдается. По просьбе родителей, выдается документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения мертвого ребенка. Государственная регистрация смерти ребенка родившегося мертвым, не производится. В случае, если ребенок умер на первой неделе жизни, производится государственная регистрация его рождения и смерти. Государственная регистрация  рождения и смерти ребенка умершего на первой неделе жизни,  производится на основании документов установленной формы о рождении и перинатальной смерти, выданных медицинской организацией или частнопрактикующим врачом. Обязанность заявить в орган записи актов гражданского состояния о рождении мертвого ребенка или о  рождении  и смерти ребенка, умершего на первой неделе жизни, возлагается на руководителя медицинской организации, в которой происходили роды или в которой ребенок умер.

Заявление о рождении мертвого ребенка или о  рождении и смерти ребенка умершего на первой неделе жизни, должно быть сделано не позднее чем через три дня со дня  установления факта рождения мертвого ребенка или факта  смерти ребенка, умершего на первой неделе жизни.

Н. указала, что документы из больницы ни о рождении ребенка, ни о смерти ей не были выданы. Корешок медицинского свидетельства о перинатальной смерти был выдан врачом Борской ЦРБ Помазановой В.П. её представителю адвокату Синютину Н.А. осенью 2009 года. В данном документе неправильно даны сведения, в частности, что ребенок умер во время родов в связи с наличием у матери  анемии и болезни  почек, основное заболевание плода – внутриутробная асфиксия, короткая пуповина,  мертворождение.

Н. утверждает, что ребенок родился живым, у неё болезни почек нет, вызывали  санавиацию из г.Самары для ребенка, в роддом пришла детский врач Чистякова Н.Н., были Помозанова В.П. и Сайфулина С.И. – врачи гинекологи, врач педиатр Клинкова, заместитель главного врача Митрофанова Е.А., около роддома были её родственники, ребенок родился живым 19.08.2008 г., а умер на следующий день в 4 часа утра.

В связи с тем, что ребенок родился живым, она считает, что имеет право на материнский сертификат. Отсутствие достоверных документов произошло не по её вине.

Факт рождения живого ребенка подтверждается показаниями свидетелей.

Свидетель Помазанова В.П., врач акушер-гинеколог Борской ЦРБ, показала, что ребенок родился с показателями  0, на реанимационные мероприятия дается 20 минут, если есть хоть один параметр – это живорожденный ребенок (сердцебиение было), поэтому вызвали реанимацию из г. Самара. Ребенок умер в коме.

Свидетель Чистякова Н.Н., врач педиатр Борской ЦРБ, показала, что предприняли все меры по стандарту, сердцебиения у ребенка не было, родился мертворожденным, санавиацию вызывали, медицинской карточки нет на ребенка. Чистякова Н.Н. пояснила, что не знает какой диагноз был у ребенка и когда умер.

Свидетель Митрофанова Е.А., заместитель главного врача по лечебной части ММУ «Борская районная больница», показала, что по факту рождения ребенка у Н. реанимацию вызывали после родов, когда  умер ребенок она не знает. Документы о рождении были в архиве, но в архиве был пожар.

Ни один из свидетелей - врачей, не назвал время смерти ребенка.

Свидетель Мжельская Л.А., мать истицы, показала, что Н. привезли в роддом 19.08.2008 г. после 9 часов утра. Приехали после 7 часов вечера, в роддоме находилась Помазанова В.П., Чистякова Н.Н. – они сказали, что ребенок тяжелый, вызвали реанимацию из г.Самара, приехали примерно в 11-12 часов вечера, в час ночи уехали, но не сказали, что ребенок умер. Она уехала из роддома, а утром сообщила сваха Н., что ребенок умер.

Свидетель М., отец истицы, показал, что 19.08.2008 дочь отвезли в роддом, к вечеру позвонила сваха и сказала, что Н. родила, с ребенком плохо, в роддоме свидетелю сказали, что ребенок живой, знает, что вызывали  санавиацию из г.Самара, ждали 3-4 часа. Врач реанимации сказал «Я не бог, ребенок тяжелый». Утром узнали, что ребенок умер.

Свидетель К., близкий друг родителей истицы, показала, что 19.08.2008 г. Н. отвезли в роддом, в 19 ч. ей позвонила Н. и сообщила, что Алина родила, ребенок слабый, что все в больнице ждут реанимацию из Самары, после 1 часа ночи реанимация уехала, но ничего не сказали, в 7 часов утра тоже ничего не сказали в роддоме, позже узнали, что ребенок умер.

Свидетель Н., свекровь истицы, показала, что 19.08.2008 г. Н. увезли в роддом с схватками. Помазанова В.П., врач акушер, сказала, чтобы привезли банку для детского места, она сказала, что ребенок родился, но слабый. Вызвали реанимацию из г.Самара, были детские врачи Клинкова, Чистякова, врачи-акушеры Помазанова В.П., Сайфулина С.И.,

Ребенка поместили в хирургическое отделение, подключили искусственное дыхание. Реанимация приехала в 11 часов вечера, 2 часа занимались ребенком. В 6 утра медсестра не сказала, что с ребенком, а потом  утром Помазанова В.П. сказала, что ребенок умер. Митрофанова Е.А. говорила, что ребенок на процедуры реагирует, а врач из Самары сказал, что ребенок в коме.

Кома - медицинский термин, это остроразвивающаяся тяжкое патологическое состояние, характеризующееся прогрессирующим угнетением функций ЦСН с утратой сознания, нарушением реакции на внешние раздражители, нарастающими расстройствами дыхания, кровообращения и других функций жизнеобеспечения организма.

Исходя из совокупности показаний свидетелей, следует, что ребенок родился живым 19.08.2009 г. в 17.00, и умер на первом  дне  жизни. Факт вызова санавиации уже свидетельствует о рождении живого ребенка.

Согласно приказа-постановления Минздрава РФ и Госкомитета РФ от 04.1.21992 г. № 318/190 «О переходе на рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения и мертворождения» - живорождением является полное изгнание или извлечение продуктов зачатия из организма  матери вне зависимости от продолжительности беременности, причем плод после такого отделения дышит или проявляет другие признаки жизни, такие как сердцебиение, пульсация пуповины или определенные движения произвольной мускулатуры независимо от того, перерезана пуповина или отделилась ли плацента; каждый продукт такого рождения рассматривается как живорожденный.

Мертворождение является смерть продукта зачатия до его полного изгнания или извлечение из организма матери вне зависимости от продолжительности беременности; на смерть указывает отсутствие  у плода после такого отделения дыхания или любых признаков жизни таких как сердцебиение, пульсация пуповины или определенные движения произвольной мускулатуры.

Исходя из показаний свидетелей, врачей ММУ «Борская районная больница», документов истории новорожденного с патологией и умершего в перинатальном периоде педиатром не составлялось.

По независимым от истицы обстоятельствам не была произведена ни государственная регистрация рождения, ни смерти ребенка, поскольку врач акушер-гинеколог показал мертворождение и не были представлены документы в ЗАГС.

Копия дела по заявлению Н. представлена представителем ГУ-УПФ РФ в Борском районе Самарской области.

В соответствии с Законом № 256-ФЗ от 29.12.2006 г. «О дополнительных мерах государственной  поддержки семей, имеющих детей», право на дополнительные меры государственной поддержки возникает при рождении (усыновлении) ребенка, имеющего гражданство Российской Федерации, в частности у женщин родивших (усыновивших) второго ребенка, начиная с 01.01.2007 г. (ст.3).

В соответствии с Правилами подачи заявления о  выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал  и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал (утверждены Постановлением Правительства Российской  Федерации от 13.12.2006 г. № 873, в редакции Постановления Правительства РФ от 22.09.2008 г. № 709), право на получение сертификата имеет женщина, родившая второго ребенка начиная с -1.01.2007 г. (п.3,пп.а).

Заявление подается с предъявлением документов подтверждающих рождение детей (п.5).

Именно в связи с отсутствием документа о рождении Н. 19.08.2008 г. Н. отказано в выдаче государственного сертификата.

Отсутствие документа о рождении произошло по независящим от истицы обстоятельствам. Истица представила доказательства факта рождения  первого и второго ребенка.

Поскольку по справке врача акушера-гинеколога Помазановой В.П. указано, что ребенок мертворожденный, Н. не может представить свидетельство о рождении ребенка.

По решению вопроса о выдаче материнского капитала имеет значение только факт рождения двух или более детей, ограничение возможности его получить в зависимости от времени жизни первого ребенка не  предусмотрено.

Первый ребенок Н. родился 19.08.2008 г. в 17 часов и умер 20.08.2008 г. в период с одного  часа до восьми часов, что подтверждается в совокупности документами: корешок медицинского свидетельства о перинатальной смерти, справкой отдела ЗАГС Борского района и свидетельскими показаниями медицинских работников Борской ЦРБ.

10.09.2009 г. родился второй ребенок - А.

Таким образом, иск Н. об обязании ГУ Пенсионный Фонд РФ в Борском районе в выдаче государственного сертификата на материнский капитал подлежит удовлетворению, фактически Н. поставлена в зависимость от обстоятельств от неё не зависящих, в её случае свидетельство о рождении ребенка не выдается. Неправильность сведений регистрации в Борской ЦРБ не может быть основанием для отказа в осуществлении её права на получение сертификата на материнский капитал.

В соответствии со ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод независимо от обстоятельств.

Представитель ответчика в судебном заседании подтвердила, что других оснований для отказа Н. не было.

Руководствуясь ст. 195 - 198 ГПК РФ,

суд решил:

                Исковое заявление Н. удовлетворить. Обязать Управление Пенсионного Фонда РФ в Борском районе выдать Н. государственный сертификат на материнский капитал в связи с рождением второго ребенка.

На решение может быть подана кассационная жалоба в Самарский областной суд через суд Борского района в течение 10 дней.



                                                                                         Судья        Е.И. Щеголева

2

СУД ОБЯЗАЛ УПРАВЛЕНИЕ ПЕНСИОННОГО ФОНДА ВЫДАТЬ ЖИТЕЛЬНИЦЕ САТКИ СЕРТИФИКАТ НА ПОЛУЧЕНИЕ МАТЕРИНСКОГО КАПИТАЛА: ссылка

   

Размещено 13.07.2009
 

Челябинский областной суд, рассмотрев в кассационном порядке гражданское дело по жалобе Главного Управления Пенсионного фонда РФ Саткинского района Челябинской области на решение Саткинского городского суда, оставил решение городского суда от 21 мая 2009 года без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

В интересах Жанны Л., жительницы Сатки, в суд обратился городской прокурор с иском к ГУ УПФ РФ Саткинского района о признании незаконным решения начальника Управления об отказе женщине в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал. В обосновании иска указывалось, что в августе 2004 года Жанна Л. родила первого ребенка, девочку, которая скончалась на первой неделе жизни. В декабре 2008 года родила второго ребенка, мальчика. После этого женщина обратилась в пенсионный фонд для оформления государственного сертификата на материнский капитал. Однако ей было отказано в принятии заявлений. В фонде пояснили, что женщина представила не свидетельство о рождении на первого ребенка, а справку о рождении. Выдача сертификата на материнский капитал по данной справке не допустима. Истец просил суд признать действия ответчика незаконными и обязать ГУ УПР РФ по Саткинскому району выдать сертификат Жанне Л., как женщине, родившей второго ребенка после 1 января 2007 года.

Представитель ответчика, ГУ УПР РФ Саткинского района Челябинской области, просила решение суда первой инстанции отменить и производство по делу прекратить, ввиду неверного толкования норм Федерального Закона.

Федеральный закон РФ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» устанавливает дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, в целях создания условий, обеспечивающих этим семьям достойную жизнь. В соответствии с этим законом право на дополнительные меры государственной поддержки возникает у женщин, родивших (усыновивших) второго ребенка начиная с 1 января 2007 года. Судом первой инстанции обоснованно признан отказ ГУ УПР РФ в Саткинском районе Челябинской области незаконным. В соответствии с Гражданским кодексом РФ такие акты гражданского состояния, как рождение или смерть гражданина, подлежат государственной регистрации. При этом в случае, если ребенок умер, на основании записей актов о рождении и смерти выдается только свидетельство о смерти ребенка, умершего на первой недели жизни. По законодательству, одними из сведений, которые подлежат внесению в запись акта о рождении, являются сведения о документе, подтверждающим факт рождения ребенка, то есть справка о рождении, выдаваемая медицинским учреждением. Поэтому суд верно решил, что документом, подтверждающим рождение ребенка, умершего на первой неделе жизни, является справка о рождении, выданная органами записи актов гражданского состояния на основании справки из медицинского учреждения.

Ограничение возможности женщины на получение материнского капитала в зависимости от времени жизни ее первого ребенка и наличия у нее именно свидетельства о рождении ребенка законом не предусмотрено. Поэтому судебная коллегия Челябинского областного суда определила, что считать документ для целей предоставления дополнительных мер государственной поддержки в виде материнского капитала исключительно свидетельство о рождении несостоятельно. Следовательно, выдача сертификата при предъявлении справки о рождении ребенка допускается по закону, и Жанна Л. имеет право на выдачу государственного сертификата на материнский (семейный) капитал.

Пресс-служба Челябинского областного суда

3

Конституционный Суд Российской Федерации

Определение

от 30 сентября 2010 г. № 1238-О-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аплиной Валентины Викторовны на нарушение ее конституционных прав положениями Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки В.В. Аплиной,


установил:


1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка В.В. Аплина оспаривает конституционность преамбулы Федерального закона от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей", согласно которой данный Федеральный закон устанавливает дополнительные меры государственной поддержки семей, имеющих детей, в целях создания условий, обеспечивающих этим семьям достойную жизнь, а также положений его статьи 3 "Право на дополнительные меры государственной поддержки" и статьи 5 "Государственный сертификат на материнский (семейный) капитал и его выдача".

Как следует из представленных материалов, 30 января 2007 года В.В. Аплина родила ребенка, а 31 января 2007 года ребенок умер. После рождения 11 января 2008 года второго ребенка она обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Томском районе Томской области с заявлением о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, приложив в качестве документа, подтверждающего рождение первого ребенка, справку о рождении по форме № 26 (приложение к Постановлению Правительства Российской Федерации от 31 октября 1998 года № 1274 "Об утверждении форм бланков заявлений о государственной регистрации актов гражданского состояния, справок и иных документов, подтверждающих государственную регистрацию актов гражданского состояния"). Однако в выдаче сертификата В.В. Аплиной было отказано, поскольку ею не было представлено свидетельство о рождении первого ребенка.

Советский районный суд города Томска решением от 24 сентября 2009 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, отказал заявительнице в удовлетворении ее требований признать отказ Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Томском районе Томской области незаконным и обязать выдать ей государственный сертификат на материнский капитал. Определением судьи Томского областного суда от 25 января 2010 года и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2010 года В.В. Аплиной отказано в передаче ее надзорных жалоб для рассмотрения в судебном заседании судов надзорных инстанций.

По мнению заявительницы, оспариваемые ею положения Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" - в той части, в какой они позволяют произвольно, по основаниям, не указанным в данном Федеральном законе, отказывать в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал при рождении второго ребенка матерям, чей первый ребенок, родившийся живым, умер на первой неделе жизни, и ставят тем самым данную категорию женщин в худшее положение по сравнению с матерями, чей первый ребенок также умер, но прожил более одной недели, и которые могут получить свидетельство о рождении ребенка и представить его для подтверждения права на получение сертификата на материнский (семейный) капитал, - являются дискриминационными и противоречат требованиям статей 19 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. В соответствии с Федеральным законом "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" право на дополнительные меры государственной поддержки возникает при рождении (усыновлении) ребенка (детей), имеющего гражданство Российской Федерации, у женщин, имеющих гражданство Российской Федерации, родивших (усыновивших) второго ребенка начиная с 1 января 2007 года (пункт 1 части 1 статьи 3); женщины, родившие второго ребенка, вправе обратиться в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации за получением государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в любое время после возникновения права на дополнительные меры государственной поддержки путем подачи соответствующего заявления со всеми необходимыми документами (часть 1 статьи 5).

В целях обеспечения учета лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, и реализации ими этого права статьей 4 названного Федерального закона предусматривается ведение федерального регистра лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, который должен содержать информацию о каждом таком лице, в том числе сведения о его детях (фамилию, имя, отчество, пол, дату и место рождения, реквизиты свидетельств о рождении, очередность рождения (усыновления), гражданство).

Согласно Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2006 года № 873) при обращении с соответствующим заявлением в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации должны быть предъявлены документы, подтверждающие рождение (усыновление) детей, а в заявлении приведены реквизиты свидетельств о рождении.

Таким образом, в силу предписаний Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" и названных Правил свидетельства о рождении детей относятся к числу документов, представление которых является необходимым для получения государственного сертификата на материнский (семейный) капитал.

Федеральный закон от 15 ноября 1997 года № 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (в редакции, действовавшей до 2 августа 2010 года) не предусматривал возможность получения родителями ребенка, умершего на первой неделе жизни, свидетельства о рождении: пункт 2 его статьи 20 устанавливал, что, если ребенок умер на первой неделе жизни, производится государственная регистрация его рождения и смерти на основании документов установленной формы о рождении и о перинатальной смерти, выданных медицинской организацией или частнопрактикующим врачом, и на основании составленных записей актов о рождении и смерти выдается только свидетельство о смерти ребенка. При этом по просьбе родителей (одного из родителей) выдавался документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения ребенка, умершего на первой неделе жизни (справка о рождении по форме № 26).

Федеральным законом от 28 июля 2010 года № 241-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и о порядке предоставления единовременной выплаты за счет средств материнского (семейного) капитала", введенным в действие с момента опубликования (2 августа 2010 года), в данную статью внесено изменение, устраняющее запрет выдавать в таком случае свидетельство о рождении ребенка, а также предусмотрено, что родители (один из родителей), чьи дети умерли на первой неделе жизни начиная со дня вступления в силу Федерального закона "Об актах гражданского состояния", имеют право обратиться в органы записи актов гражданского состояния для получения свидетельства о рождении указанных детей в порядке, установленном Федеральным законом "Об актах гражданского состояния" (пункт 1 статьи 3, пункт 3 статьи 4).

Следовательно, в настоящее время у В.В. Аплиной имеется возможность получить свидетельство о рождении ребенка, умершего 31 января 2007 года, с тем чтобы представить его в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации для подтверждения права на дополнительные меры государственной поддержки и выдачи ей государственного сертификата на материнский (семейный) капитал.

3. В соответствии с предназначением Конституционного Суда Российской Федерации как судебного органа конституционного контроля и его компетенцией, определенной Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации", по проверке по жалобам граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, конституционное судопроизводство осуществляется в целях восстановления нарушенных законом прав и свобод гражданина.

Поскольку в действующей системе правового регулирования отсутствуют препятствия к получению В.В. Аплиной государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, восстановление ее конституционных прав (если они были нарушены) путем конституционного судопроизводства не требуется, а потому данная жалоба не может быть признана допустимой и принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации


определил:


1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аплиной Валентины Викторовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.Зорькин

___________________________________________________________________________________________________________________

   

КС РФ в прессе : ссылка

Закон и правопорядок

В борьбе за материнский капитал женщина дойдет до суда…

С января 2007 года в нашей стране введен в действие специальный закон о дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей. С этого времени женщины получили право на небольшую финансовую помощь со стороны государства в виде материнского (семейного) капитала. О механизме оказания подобной помощи мы говорили достаточно: где и как получить, куда и сколько потратить – все эти вопросы горячо обсуждались в средствах массовой информации. Однако, несмотря на такой подробнейший «ликбез», до сих пор некоторые моменты в программе государственной поддержки материнства все же остаются непонятными.

Государство предоставляет право на материнский капитал всем женщинам, имеющим гражданство Российской Федерации, и родившим и (или) усыновившим второго, третьего и (или) последующего ребенка в период с 1 января 2007 года по 31 декабря 2016 года. Такое же право есть и у отцов, которые в одиночку воспитывают детей. При этом в законе содержится множество исключений и ограничений, при которых родители не могут рассчитывать на получение финансовой помощи от государства. Большинство этих оговорок понятны, поскольку направлены на недопущение злоупотребления родителями своими правами. Однако некоторые формулировки законодателя неоднозначны, а в связи этим, – неодинаково понимаются гражданами и противоречиво применяются на практике.

Хочется поговорить об одном благополучном случае «борьбы» за материнский капитал. Данный пример сложился на практике, но поскольку законом он решается неоднозначно,  то стал предметом обсуждения высочайшим советом судей – Конституционным судом Российской Федерации. Итак, пример: мать, родившая второго ребенка, но потерявшая первого малыша на ранних сроках жизни, ставится в неравное положение с другими женщинами и лишается права на материнский (семейный) капитал. Однако по закону государство помогает всем матерям, родившим второго, третьего и последующих детей, не говоря при этом о сроке жизни первого ребенка. Вопросы выдачи материнского капитала при подобных обстоятельствах неоднократно становились предметом обжалования в судах всех регионов и инстанций.

Сразу отметим, что коллизия в применении положений закона о материнском (семейном) капитале вызвана противоречиями, содержавшимися ранее (до 2 августа 2010 года) в законе об актах гражданского состояния. На данный момент неясность в нормах закона устранена, и их применение впредь не должно вызывать какие-либо сомнения.

Начнем по порядку. Как следует из обращений женщин, их первенцы прожили не более одной недели, но вторые родившиеся малыши благополучно живут и могут рассчитывать на государственную поддержку, в связи с этим матери обратились за получением материнского (семейного) капитала. В своих жалобах обе женщины ссылаются на отказ уполномоченного государственного органа выдать сертификат на материнский капитал из-за отсутствия одного единственного документа - свидетельства о рождении первого ребенка, хотя факт его рождения никем не отрицается. В этих случаях матери, родившие второго ребенка и чей первый ребенок, родившийся живым, умер на первой неделе жизни, ставятся в неравное положение по сравнению с теми женщинами, чей первый ребенок также умер, но прожил более одной недели, и которые получили свидетельство о рождении ребенка... (Определение Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2010 г. N 1237-О-О - по жалобе гражданки Гилевой Натальи Олеговны, Определение Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2010 г. N 1238-О-О - по жалобе гражданки Аплиной Валентины Викторовны на нарушение конституционных прав).

Важно отметить, что в силу предписаний Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» и Правил подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал свидетельства о рождении каждого ребенка относятся к числу документов, представление которых необходимо и обязательно. Однако в связи с отсутствием такого свидетельства обе женщины (Гилева Н.О., Аплина В.В.) приложили в качестве документа, подтверждающего рождение первого малыша, справку о рождении по форме N 26.

Подобные справки раньше выдавали органы ЗАГС в случае, если ребенок умирал на первой неделе жизни. В такой ситуации производилась государственная регистрация рождения и перинатальной смерти на основании документов, выданных медицинской организацией. В итоге выдавался только один документ - свидетельство о смерти ребенка, а по просьбе родителей дополнительно выдавался документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения ребенка, умершего на первой неделе жизни (справка о рождении по форме N 26).

В целях недопущения в будущем постоянно возникавших процессуальных противоречий, устранения неоднозначности в правоприменительной практике законодатель внес изменения в закон об актах гражданского состояния. Начиная со 2 августа 2010 года органы ЗАГС не вправе отказывать родителям в выдаче свидетельства о рождении ребенка, даже если он умер на первой неделе жизни. Кроме того, родители, чьи дети умерли в подобной ситуации до 2 августа 2010 года, также имеют право обратиться в органы ЗАГС для получения свидетельства о рождении ребенка, в выдаче которого им ранее было отказано.

Рассматривая жалобы гражданок Гилевой Н.О. и Аплиной В.В., судьи Конституционного суда Российской Федерации рекомендовали женщинам обратиться за выдачей свидетельства о рождении их умерших первенцов и далее – за выдачей государственного сертификата. Иными словами, все женщины, родившие второго, третьего и последующего ребенка, в независимости от срока жизни их первого малыша, находятся в равном положении, их конституционные права, в том числе право на государственную поддержку, одинаково защищены нормами закона.

Благодаря вносимым изменениям в законодательство механизм выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал становится все более ясным и прозрачным. Однако государство должно не только грамотно разрешать, но и предупреждать различные конфликты и противоречия на пути получения многодетными семьями причитающихся им денежных средств, не забывая при этом о правах и гарантиях всех категорий родителей.

Активная жизненная позиция матерей Гилевой Н.О. и Аплиной В.В., обратившихся в защиту нарушенного права в Конституционный суд Российской Федерации, вызывает уважение. Ведь если бы не разъяснения совета судей, возможно еще несколько семей остались бы ущемленными в предоставленных законом правах и гарантиях.
Издание Пенза-онлайн от 15 декабря 2010

4

Верховный суд Республики Башкортостан подтвердил право отца двоих несовершеннолетних детей на получение материнского (семейного) капитала: http://vs.bkr.sudrf.ru/modules.php?name … mp;did=254

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан 23.09.2010 года рассмотрела гражданское дело по кассационной жалобе Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда РФ в Нефтекамске на  решение Нефтекамского городского суда РБ от 03.08. 2010 года, которым иск прокурора г.Нефтекамск, действующего в интересах  Афанасьева А.А., к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда  РФ в Нефтекамске РБ о признании незаконным отказа в выдаче Афанасьеву А.А. государственного сертификата на материнский (семейный) капитал,  признании за Афанасьевым А.А. права на получение государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и обязании ГУ УПФ РФ в Нефтекамске выдать Афанасьеву А.А. государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, удовлетворен в полном объеме.

При рассмотрении данного дела судом I инстанции установлено, что прокурор г.Нефтекамск обратился в суд в интересах Афанасьева А.А. с иском к УПФ РФ в г.Нефтекамске о признании незаконным отказа  в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, возложении на ГУ УПФ РФ в Нефтекамске обязательства выдать Афанасьеву А.А. материнский (семейный) капитал.

В обоснование своих требований прокурор указал, что Афанасьев А.А. один воспитывает двоих несовершеннолетних детей: сына, 1995 года рождения, и дочь, 2008 года рождения.

Брак между Афанасьевым А.А. и его первой супругой был расторгнут в 2007 году. По решению суда в 2008 году мать несовершеннолетнего мальчика была лишена родительских прав, ребенок передан на воспитание отцу – Афанасьеву А.А.

В 2007 году Афанасьев А.А. вступил в брак повторно, от данного брака имеется дочь, 2008 года рождения. В 2009 году мать девочки умерла.

Поскольку первый ребенок не являлся сыном супруги Афанасьева А.А., умершей в 2009 году, и не был ею усыновлен, то право на получение материнского (семейного) капитала, по мнению УПФ в г.Нефтекамске, у отца детей не возникло.

Считая действия УПФ, выразившиеся в не принятии заявления о выдаче сертификата на материнский (семейный) капитал, незаконными, прокурор просил суд  признать незаконным отказ ответчика в принятии заявления о выдаче сертификата на материнский (семейный) капитал, признать право Афанасьева на материнский (семейный) капитал, возложить на ГУ УПФ РФ в Нефтекамске обязанность по выдаче Афанасьеву А.А. государственного сертификата на материнский (семейный) капитал.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РБ постановлено решение Нефтекамского городского суда РБ от 03.08.2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда РФ в Нефтекамске – без удовлетворения.

Согласно действующему гражданскому процессуальному законодательству лица, участвующие в деле, вправе обжаловать вступившие в законную силу судебные постановления в надзорном порядке.