Решение от 07.02.2008 по иску о возмещении вреда в виде утраченного заработка...
версия для печати
   

Дело № 2-***/08

РЕШЕНИЕ: ссылка

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

07 февраля 2008 года

Октябрьский районный суд г. Мурманска в составе:

председательствующего федерального судьи Трофимовой О.В.,

при секретаре В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску П. к Закрытому акционерному обществу «***********» о взыскании сумм возмещения вреда, в виде утраченного заработка, с учётом индексации, понуждении к производству выплат в дальнейшем,

установил:

П. обратился в суд с иском к ЗАО «**********» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия (далее – ДТП), имевшего место ** ***** 2000 года возле города ***** Ленинградской области. В обоснование исковых требований П.. указывает, что проходил службу в звании подполковника в органах Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (далее – ГО и ЧС). ** ****** 2000 года истец следовал на личном автомобиле в отпуск. Возле города ****** Ленинградской области водитель ЗАО «*********» Е.., управляя автомобилем «МАЗ», принадлежащим ответчику, нарушил Правила дорожного движения, в результате чего произошло столкновение с автомобилем истца. Вследствие ДТП истцу были причинены телесные повреждения, отнесенные, согласно заключению судебно-медицинского эксперта в рамках уголовного дела в отношении Е., к категории вреда средней тяжести. По поводу полученных в ДТП телесных повреждений истец неоднократно проходил лечение в Московском авиационном госпитале, военном госпитале города Мурманска. ** ******* 2001 года Плешевич В.И. был вынужден уволиться с военной службы в связи с признанием его ограниченно годным в связи с чем, - утратил заработок.

Таким образом, истец просит суд взыскать с ответчика утраченный заработок со дня увольнения по день рассмотрения дела судом, проиндексировать неполученные денежные средства, взыскать утраченный заработок на будущее.

В судебном заседании представитель истца – адвокат Ф. исковые требования П. поддержал, уточнив следующее.

В порядке главы 59 Гражданского кодекса РФ определяется размер возмещения  вреда  здоровью,   причинённого в результате, как договорных, так и внедоговорных отношений. При этом, объём и характер возмещения вреда установлены пунктом 1 статьи 1085 Гражданского кодекса РФ, который предусматривает возмещение потерпевшему утраченного заработка, который он имел либо определенно мог иметь. Согласно пункту 1 статьи 1086 Гражданского кодекса РФ, размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности.

Определением суда от ** ****** 2006 года по данному делу была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза. Согласно заключению Костромского областного бюро судебно-медицинской экспертизы № **/гр от ** **** 2007 года, - степень утраты истцом трудоспособности составила 40 %.

Из содержания пункта 1 статьи 1086 Гражданского кодекса РФ следует, что размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется вариативно. Так, он может определяться, исходя из дохода потерпевшего до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности. При этом, право выбора принадлежит истцу.

** ***** 2003 года истцу была установлена степень утраты трудоспособности (а, следовательно, и сам факт утраты трудоспособности), в размере 40 процентов (заключение эксперта ГУЗ Областное Мурманское бюро СМЭ № **-ос от ** ***** 2003).

Следовательно, за основу расчёта утрачиваемого заработка должен браться доход истца за период с 1 марта 2002 года по 1 марта 2003 года.

Согласно справке ГУ МЧС МО от ** **** 2004 года № **, в случае прохождения истцом службы в прежней должности, его среднемесячный заработок за указанный период составил бы 15 685,19 рублей, 40 процентов которого составят 6 274,10 рублей.

Правило о защите денежных сумм, выплачиваемых в возмещение вреда здоровью, от инфляционных процессов - содержится в статье 1091 Гражданского кодекса РФ. Поскольку существовавшая до 29 ноября 2002 года редакция приведённой нормы предусматривала увеличение платежей пропорционально повышению МРОТ, то утраченный заработок, выплаченный ответчиком до 1 декабря 2002 года, подлежит увеличению на коэффициент повышения МРОТ, а именно:

450/300 рублей = 1,5, где 450 рублей составил размер МРОТ с 1 мая 2002 года, и 300 рублей — с 1 июля 2001 года.

Из чего следует, что платежи с 1 января по 30 ноября 2002 года надлежит увеличить в 1,5 раза, или на 50 %.

С 1 декабря 2002 года увеличение сумм возмещения утраченного заработка должно производится путём их индексации, исходя из индекса потребительских цен (статья 191 Гражданского кодекса РФ, Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2003 года, утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2004 года).

За период с 1 декабря 2002 года по 30 ноября 2007 года инфляция в Костромской области составила 55,15 процентов (справки Росстата в Костромской области № 2677 от 24 сентября 2007 года, а также № 2832 от 7 декабря 2007 года).

Таким образом, сумма утраченного истцом заработка за прошедший период составит 687 578,62 рублей.

На основании изложенного, представитель истца просил суд взыскать с ответчика в пользу П.: сумму утраченного заработка за прошедшее время, в размере 687 578 рублей 62 копеек; компенсацию судебных расходов по оплате справок Росстата в Костромской области, в сумме
262 рубля, а всего: 687 840 рублей 62 копейки. А также просил обязать ответчика возмещать утраченный заработок, выплачивая денежную компенсацию, в размере 6 274 рубля 10 копеек, ежемесячно, с последующей индексацией.

А также просил взыскать с ответчика компенсацию судебных расходов П.: на оплату экспертизы – 8 965 рублей 00 копеек; оплату справок – 262 рубля 00 копеек.

Представитель ответчика - ЗАО «***********» в судебном заседании возражал, в полном объёме, против предъявленных истцом требований, пояснив следующее.

Статья 1084 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что по правилам главы 59 Гражданского кодекса РФ возмещается вред, причиненный жизни и здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы.

Периоды, когда военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы, указаны в статье 37 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе». При этом, нахождение в отпуске к числу таких периодов не относится. Другими словами, П. как военнослужащий является специальным субъектом, в отношении которого действуют иные законодательные акты, в силу чего - применение норм Гражданского кодекса РФ по аналогии исключено. Такой вывод подтверждается и правовой позицией Конституционного Суда РФ, который в Определении от 11.07.2006 г. № 276-0 указал, что действующее правовое регулирование предусматривает возмещение военнослужащим вреда, причинённого их жизни и здоровью, лишь путем предоставления единовременных страховых выплат и установлением надбавки к пенсии, что ставит их в худшее положение в сравнении с лицами, возмещение вреда которым осуществляется по нормам Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», гарантирующим страховое обеспечение не только в виде единовременной страховой выплаты, но и ежемесячных страховых выплат, оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного. При этом Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что конституционные права рассматриваемой категории граждан нарушаются не самой по себе статьей 1084 Гражданского кодекса РФ, а отсутствием надлежащего правового механизма возмещения вреда, сопоставимого по объему и характеру с существующими и применяемыми в отношении тех граждан, вред которым подлежит возмещению как по правилам, предусмотренным главой 59 Гражданского кодекса РФ, так и специальным законом, в частности для граждан, подвергшихся радиации вследствие техногенных катастроф, для участников групп особого риска. Это означает, что законодатель создал необоснованную дифференциацию возмещения вреда и не достиг цели в охране такого блага, как здоровье человека.

Следовательно, возмещение вреда, причиненного П., должно производиться по нормам законодательства о военной службе.

Представитель ответчика также обратил внимание суда на наличие у П. иных заболеваний, кроме травм, полученных в ДТП, способствовавших утрате трудоспособности.

В частности, как следует из заключения № **гр Костромского областного бюро СМЭ, у П., кроме полученных в ДТП травм, установлены иные заболевания: закрытая черепно-мозговая травма, полученная в результате удара люком по голове, изменения аорты и коронарных артерий, ожирение первой степени, атеросклеротический кардиосклероз, нейроциркулярная дистония гипертензивного типа, в связи с чем, - истец в 2001 году направлялся на ВВК. Вместе с тем, последствия полученных в ДТП травм оцениваются, как незначительные.

Впоследствии, в 2006 году, у истца констатированы следующие хронические заболевания: преходящее нарушение мозгового кровообращения, гипертоническая болезнь 3 стадии 3 степени, ишемическая болезнь сердца, дисциркуляторная энцефалопатия 2 ст., стенокардия. При этом, вывод о наличии причинной связи между данными заболеваниями и ДТП не сделан.

Указанные причины привели к установлению П. в 2007 г. 2 группы инвалидности. В заключении отмечено, в частности, что дисциркуляторная энцефалопатия является следствием черепно-мозговых травм, но не черепно-мозговой травмы, полученной в ДТП.

При таких обстоятельствах, представитель ответчика полагал, что потеря П. трудоспособности обусловлена иными, кроме полученных в результате ДТП, причинами ухудшения состояния здоровья, что не позволяет определить процент утраты трудоспособности, находящийся в прямой причинной связи с ДТП.

Кроме того, по мнению ответчика, отсутствует причинно-следственная связь между травмами, полученными в ДТП, и увольнением истца, поскольку в материалах дела нет ни одного доказательства того, что П. был вынужден уволиться в запас из-за полученных в ДТП травм.

Прохождение военной службы, в силу прямого на то указания, содержащегося в п. 1 ст. 36 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», регламентируется Указом Президента РФ от 19.09.1998 г. № 1237 «Вопросы прохождения военной службы», утвердившим Положение о порядке прохождения военной службы, которое к дате окончания контракта П. действовало в редакции Указа Президента РФ от 26.06.2000 г. № 1175 (далее - Положение).

В п. 8 ст. 5 Положения установлено, что на военную службу может быть принят гражданин, признанный годным к военной службе либо годный к ней с незначительными ограничениями, т.е. соответствующий категориям «А», «Б».

В то же время применительно к заключению нового контракта п. 10 ст. 9 Положения устанавливает: «10. Военнослужащему, не достигшему предельного возраста пребывания на военной службе, не может быть отказано в заключении нового контракта, за исключением случаев, когда он подлежит досрочному увольнению с военной службы по основаниям, установленным Федеральным законом, а также при наличии оснований, указанных в пункте 3 статьи 4 настоящего Положения» (п. 3 ст. 4 Положения запрещает заключать контракт с лицами, имеющими судимость, отбывающими наказание, находящимися под следствием и т.д.).

Увольнение с военной службы регламентируется ст. 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (в редакции 2001 г.), п/п «г» п. 1 которой устанавливает, что в связи с признанием ВВК ограниченно годным к военной службе подлежат увольнению военнослужащие, проходящие военную службу по контракту и занимающие должности до старшины (главного корабельного старшины) включительно; подполковник П. подлежал увольнению только в случае признания его ВВК не годным к военной службе (п/п «д» п. 1 ст. 51 Закона).

Случаи, когда военнослужащий может быть досрочно уволен с военной службы по решению вышестоящих начальников, перечислены в п. 2 ст. 51 того же закона, из которого следует, что у командования не было оснований для увольнения истца. Вместе с тем п. 3 ст. 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» предоставляет право военнослужащим на досрочное увольнение при наличии к тому определенных обстоятельств, среди которых - признание военнослужащего ВВК ограниченно годным к военной службе (п/п «б» п. 3 ст. 51 закона).

Из приведенных норм законодательства, регламентирующего прохождение военной службы и порядок заключения нового контракта, прямо следует, что подполковник П. не мог быть уволен с военной службы в связи с признанием его ограниченно годным к военной службе, без добровольного на то волеизъявления.

Это подтверждается и материалами дела: из представления на увольнение в запас следует, что истец **.**.2001 г. добровольно, без понуждения к тому со стороны командования, написал рапорт на увольнение за 10 дней до истечения срока контракта. Другими словами, П. добросовестно воспользовался сложившейся ситуацией, поскольку в силу п. 3 ст. 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» увольнение в связи с ограниченной годностью к военной службе являлось вплоть до 2002 г. основанием, дающим право на получение максимально возможных льгот.

Изложенное подтверждается и заключением № **гр Костромским областным бюро СМЭ, согласно которому «...до момента увольнения П. являлся действующим военнослужащим, при стационарном и амбулаторном лечении был временно нетрудоспособным... с **.**.2000 г. и до периода увольнения **.**.2001 г. критериев для определения степени утраты профессиональной трудоспособности не имеется».

Таким образом, причиной утраты истцом заработка через полтора года после ДТП явилось его добровольное волеизъявление, а не объективная невозможность продолжать службу; указанное обстоятельство исключает возможность утверждения о том, что заработок утрачен П. из-за вреда, причиненного его здоровью в результате ДТП. По этой же причине для расчета размера утраченного заработка (если согласиться с позицией истца) не может браться виртуальный размер денежного довольствия П. (15 685,19), как это делает его представитель, так как истец добровольно отказался от продолжения службы.

Кроме того, в иске ставится вопрос о взыскании периодических платежей без ограничения их каким-либо сроком, что неправомерно, поскольку, в соответствии с п. 26, 27 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 г. № 789 (с последующими изменениями и дополнениями) переосвидетельствование на предмет определения степени утраты профессиональной трудоспособности производится не реже, чем один раз в два года.

Следовательно, определение суммы, подлежащей выплате, без указания срока выплаты создает правовую неопределенность в вопросе о соответствия взыскиваемых денежных средств фактической трудоспособности лица; при этом необходимо учитывать, что понуждение к прохождению переосвидетельствования невозможно и, кроме того, оно производится на основании определения суда.

А также, представитель ответчика указал на то обстоятельство, что методика расчета «утраченного» заработка, использованная представителем истца, - не основана на законе и обстоятельствах дела, поскольку, согласно положениям статьи 1085 Гражданского кодекса РФ, возмещению подлежит доход, который потерпевший имел или определенно мог иметь. Вполне очевидно, что используя «виртуальный» доход, необходимо доказать его реальность.

Таким образом, если и рассчитывать размер взыскания, то исходить при этом необходимо из п. 3 ст. 1086 Гражданского кодекса РФ, то есть, брать за основу доход П. за 12 месяцев до повреждения здоровья, то есть – 3 374 руб. 94 коп. (1.8.99 г. - 31.7.00 г.);

При этом, для увеличения сумм возмещения вреда истцом использован индекс потребительских цен в Костромской области, что является явно неправомерным, поскольку ст. 1091 Гражданского кодекса РФ предусматривает возможность увеличения сумм выплачиваемого возмещения вреда только в установленном законом порядке. Обзор судебной практики ВС РФ, в силу ст. 11 ГПК РФ, Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 г. № 23, - не может быть положен в основу решения суда. Кроме того, указание на необходимость применения индекса роста потребительских цен в данном обзоре прямо связано с ныне не действующим Законом РФ «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», которым предусматривались иные индексы и иной механизм индексации.

В настоящее время в РФ не принят закон, определяющий механизм индексации сумм в возмещение вреда, за исключением случаев, предусмотренных ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», ст. 11 которого (в редакции Федерального закона № 152-ФЗ от 26.11.2002 г.) устанавливает, что коэффициент индексации применительно к случаям возмещения вреда здоровью и ее периодичность определяются Правительством РФ. Следовательно, применение индекса роста потребительских цен и услуг, определяемого Росстатом, неправомерно.

В расчете для индексации периодических платежей применен единый индекс за весь период с декабря 2002 г. по ноябрь 2007 г. (1,5515). Таким образом, по мнению истца, сумму, подлежащая выплате в ноябре 2007 года, должна быть увеличена в полтора раза, что явно неправомерно.

Соответственно, истцом не выполнены требования ст. 56 ГПК РФ, обязывающей его доказать размер взыскания, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Представитель 3-го лица - ГУ «Военный комиссариат Мурманской области» в судебное заседание не явился, о месте и  времени судебного заседания извещен надлежащим образом, о чём свидетельствует уведомление о вручении почтового отправления. Ранее просил в удовлетворении требований П. о взыскании сумм возмещения вреда, в виде утраченного заработка, с учётом индексации, понуждении к производству выплат в дальнейшем – отказать, как не основанных на законе.

Представитель 3-го лица - ГУ Мурманского регионального отделения Фонда социального страхования РФ в судебное заседание не явился, о месте и  времени судебного заседания извещен надлежащим образом, о чём свидетельствует уведомление о вручении почтового отправления. Ранее представил письменное ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие.

Выслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, анализируя собранные по делу доказательства и фактические обстоятельства, установленные в результате рассмотрения данного дела, суд считает иск П. - подлежащим удовлетворению в части, по следующим основаниям.

В силу статьи 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, - обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

В судебном заседании установлено, что решением Октябрьского районного суда г. Мурманска от ** ******* 2007 года по иску П. к ЗАО «**********» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия постановлено: «Взыскать с ЗАО «*******» в пользу П. денежную компенсацию морального вреда в сумме 60000 рублей. В иске П. о взыскании утраченного заработка, расходов на проведение пластической операции - отказать».

При этом, как следует из определения судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от ** ****** 2007 года, решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от ** ******* 2007 года отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд лишь в части отказав удовлетворении требования о взыскании утраченного заработка, а в остальной части решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба, таким образом, удовлетворена частично.

Следовательно, в остальной части решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от ** ******* 2007 года по иску П. к ЗАО «**********» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия – вступило в законную силу и имеет для рассматриваемых требований преюдициальное значение.

Как видно из вышеуказанного определения от ** ****** 2007 года, - суд правильно указал, что в соответствии с положениями статей 1084-1085 Гражданского Кодекса Российской Федерации, возмещению подлежит заработок, который утрачен в связи с невозможностью продолжать заниматься прежней профессиональной деятельностью. В то же время суд не учел, что в порядке главы 59 ГК РФ определяется размер возмещения вреда здоровью, причиненного в результате, как договорных, так и внедоговорных отношений.

Как видно из материалов дела, приговором ************* городского суда Ленинградской области от ** **** 2001 года установлена вина водителя ответчика в причинении вреда здоровью, что влечёт обязанность последнего возместить истцу вред, в силу статьи 1064 ГК РФ. В соответствии с приказом начальника СЗ регионального центра по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий №**-ВК от **.**.2001г. истец уволен по состоянию здоровья. Из списков части исключён с ** ****** 2001 года. В силу заключения Мурманского областного бюро СМЭ №**-ос от **.**.2003г., полученная истцом **.**.2000г. травма повлекла за собой утрату профессиональной трудоспособности в размере 40%. При таких обстоятельствах, тот факт, что истец воспользовался своим правом на увольнение по состоянию здоровья, - не лишает его права на возмещение вреда здоровью в порядке, предусмотренном гл. 59 ГК РФ. Кроме того, решением суда от **.**.2005г. указанный иск П. был удовлетворен. Отменяя решение, судебная коллегия в определении от **.**.2006г. указала, только на то обстоятельство, что суд неверно определил периоды взыскания возмещения утраченного потерпевшим заработка.

Размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с требованиями ст. ст. 151 ГК РФ и 1100 ГК РФ, то есть - с учетом степени вины нарушителя а так же степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены или изменения, в том числе и по доводам кассационной жалобы, не имеется.

Следовательно, учитывая преюдициальность судебного решения от ** ******* 2007 года, в его неотменённой части, суд считает то обстоятельство, что в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место ** ******* 2000 года возле города ******* Ленинградской области полученная истцом травма повлекла за собой утрату профессиональной трудоспособности в размере 40%, - установленным и не подлежащим доказыванию вновь.

При таких обстоятельствах, тот факт, что истец воспользовался своим правом на увольнение по состоянию здоровья, - не лишает его права на возмещение вреда здоровью в порядке, предусмотренном главой 59 Гражданского кодекса РФ.

В порядке главы 59 Гражданского кодекса РФ определяется размер возмещения  вреда  здоровью, причинённого в результате, как договорных, так и внедоговорных отношений. При этом, объём и характер возмещения вреда установлены пунктом 1 статьи 1085 Гражданского кодекса РФ, который предусматривает возмещение потерпевшему утраченного заработка, который он имел либо определенно мог иметь. А, согласно пункту 1 статьи 1086 Гражданского кодекса РФ, размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности.

Из содержания пункта 1 статьи 1086 Гражданского кодекса РФ следует, что размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется вариативно. Так, он может определяться, исходя из дохода потерпевшего до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности. При этом, право выбора принадлежит истцу.

** ***** 2003 года истцу была установлена степень утраты трудоспособности, в размере 40 процентов (заключение эксперта ГУЗ Областное Мурманское бюро СМЭ № **-ос от ** ***** 2003).

Однако, суд не соглашается с мнением представителя истца о том, что за основу расчёта утрачиваемого заработка должен браться доход истца за период с 1 марта 2002 года по 1 марта 2003 года, поскольку, как следует из заключения Костромского областного бюро судебно-медицинской экспертизы № **/гр от ** **** 2007 года, - экспертная комиссия считает, что с момента увольнения **.**.2001г. по день составления заключения у истца имеется утрата профессиональной трудоспособности, в размере 40 процентов.

Соответственно, за основу расчёта утраченного заработка должен браться доход истца за период с 01 января 2001 года по 01 января 2002 года.

Статья 1085 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь. А при определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

Следовательно, пенсия, назначенная истцу, не учитывается при определении утраченного потерпевшим заработка.

В то же время, в структуру денежного довольствия военнослужащего включается: оклад денежного содержания, месячные и иные выплаты. Месячные и иные выплаты представлены надбавками и иными выплатами. При определении утраченного заработка следует принимать во внимание все составляющие, отвечающие требованиям п. 1 ст. 1085 и п. 2 ст. 1086 ГК РФ, а именно:

1) носили ли выплаты постоянный характер;

2) выплачивались ли они военнослужащему или он имел право на их получение;

3) какие еще виды оплаты труда, облагаемые подоходным налогом, в том числе и по договорам гражданско-правового характера, имели место.

Оклад денежного содержания состоит из месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью (оклад по воинской должности) и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием (оклад по воинскому званию). Оклад денежного содержания не может учитывать сложность и напряженность прохождения службы отдельного военнослужащего, его опыт, профессиональное мастерство, отношение к службе и другие факторы, которые выделяют его среди других военнослужащих. Для этого устанавливаются надбавки к окладу денежного содержания. Целевое назначение надбавок не исключает возможности рассматривать их в качестве постоянных выплат, связанных с реализацией военнослужащим права на труд посредством прохождения военной службы.

В состав утраченного денежного довольствия подлежат включению надбавки и выплаты, имеющие постоянный характер, не связанные с временным исполнением каких-либо обязанностей или качеством их исполнения (разовые премии за образцовое исполнение воинского долга).

Федеральным законом "О статусе военнослужащих" (ст. 13) установлены дополнительные выплаты военнослужащим: единовременное денежное вознаграждение по итогам календарного (учебного) года; отпускные деньги военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, и курсантам военных образовательных учреждений профессионального образования; подъемные и суточные деньги; беспроцентные ссуды; командировочные деньги; премии за добросовестное выполнение должностных обязанностей; материальная помощь.

В соответствии со статьёй 1086 Гражданского кодекса РФ, единовременные выплаты при исчислении утраченного заработка работника не учитываются.

В период прохождения службы военнослужащему могут выплачиваться различные компенсационные выплаты: денежная компенсация вместо выдачи продовольственного пайка, вместо выдачи отдельных предметов вещевого имущества, за санаторно-курортное лечение (ст. ст. 14, 16 Федерального закона "О статусе военнослужащих"). В случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами, компенсационные выплаты могут учитываться в составе денежного довольствия военнослужащего, например при исчислении суммы пенсии: в составе денежного довольствия военнослужащего учитывается также размер компенсации вместо выдачи продовольственного пайка (ст. 43 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-1).

По смыслу статьи 1086 Гражданского кодекса РФ, для целей возмещения вреда при исчислении утраченного заработка учитываются все выплаты, связанные с оплатой труда (т.е. вознаграждение). Выплаты компенсационного характера не являются заработком, поэтому при исчислении утраченного заработка не принимаются во внимание. Компенсационный характер выплат, назначаемых военнослужащим, дает основание полагать, что они не могут быть включены в состав их денежного довольствия при расчете размера возмещения вреда.

Таким образом, суд производит расчёт утраченного заработка истца исходя из справок, имеющихся в материалах дела, где учитывается оклад по званию истца, должностной оклад, районный коэффициент, надбавка за выслугу лет, надбавка за службу в ОМ, надбавка за секретность и надбавка за сложность, без учёта денежной компенсации вместо выдачи продовольственного пайка, а также вместо выдачи отдельных предметов вещевого имущества, единовременного денежного вознаграждения по итогам календарного года, премии за добросовестное выполнение должностных обязанностей, материальной помощи.

Соответственно, средний заработок истца за период, предшествующий утрате им трудоспособности - с 01 января 2001 года по 01 января 2002 года: 6 258 рублей 49 копеек (без учёта компенсации за паёк). А, с учётом 40% утраты трудоспособности, ежемесячная выплата с 01 января 2002 года должна была составлять 2 503 рубля 39 копеек.

Правило о защите денежных сумм, выплачиваемых в возмещение вреда здоровью, от инфляционных процессов - содержится в статье 1091 Гражданского кодекса РФ. Поскольку существовавшая до 29 ноября 2002 года редакция приведённой нормы предусматривала увеличение платежей пропорционально повышению МРОТ, то утраченный заработок, выплаченный ответчиком до 1 декабря 2002 года, подлежит увеличению на коэффициент повышения МРОТ, а именно:

450/300 рублей = 1,5, где 450 рублей составил размер МРОТ с 1 мая 2002 года, и 300 рублей — с 1 июля 2001 года.

Из чего следует, что платежи с 01 января 2002 года по 01 декабря 2002 года надлежит увеличить в 1,5 раза, или на 50 %: 3 755 рублей 08 копеек.

С 1 декабря 2002 года увеличение сумм возмещения утраченного заработка должно производится путём их индексации, исходя из индекса потребительских цен (статья 191 Гражданского кодекса РФ).

За период с 01 декабря 2002 года по 01 декабря 2007 года инфляция в Костромской области составила 55,15 процентов (справки Росстата в Костромской области № 2677 от 24 сентября 2007 года, а также № 2832 от 7 декабря 2007 года).

Таким образом, сумма утраченного истцом заработка за прошедший период составит: (2 503 рубля 39 копеек х 11 месяцев) х 50% + (3 755 рублей 08 копеек х 60 месяцев) х 55,15 % = 41 306 рублей 03 копейки + 349 560 рублей 39 копеек = 390 866 рублей 42 копейки.

Однако, поскольку, как видно из платёжных поручений, представленных ответчиком, 46 957 рублей 03 копейки уже были выплачены истцу, - данная сумма подлежит вычету: 349 560 рублей 39 копеек - 46 957 рублей 03 копейки = 302 603 рублей 36 копеек.

Кроме того, суд взыскивает с ответчика в пользу истца денежную сумму возмещения вреда, в виде утраченного заработка за декабрь 2007 года и январь 2008 года. С учётом индекса цен 55,15 %: 3 755 рублей 08 копеек х 55,15 % = 5 826 рублей 00 копеек х 2 месяца = 11 652 рубля 01 копейка.

Соответственно, всего сумма утраченного истцом заработка за прошедший период, взыскиваемая судом с ответчика, составит: 41 306 рублей 03 копейки + 302 603 рублей 36 копеек + 11 652 рубля 01 копейка = 355 561 рубль 40 копеек.

В то же время, в удовлетворении остальной части исковых требований П., а именно: в части понуждения ответчика к производству выплат в дальнейшем, суд считает необходимым  отказать, поскольку, как следует из заключения Костромского областного бюро судебно-медицинской экспертизы № **/гр от ** **** 2007 года, - актом № *** подтверждается, что П. с 02.03.07г. по 07.03.07г. повторно освидетельствован Бюро МСЭ и признан инвалидом 2-й группы, сроком на 1 год. Следовательно, очередное переосвидетельствование истца должно производиться в марте 2008 года, и суд не вправе предрешать выводы комиссии экспертов-медиков о степени утраты П. трудоспособности по состоянию на март 2008 года.

В соответствии с положениями статьи 98 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд полагает возможным взыскать с ответчика в пользу П. компенсацию судебных расходов, понесённых истцом по оплате судебно-медицинской экспертизы – 8 965 рублей 00 копеек, а также по оплате справок Росстата в Костромской области – 262 рубля 00 копеек, поскольку указанные расходы подтверждены документально и не оспаривались ответчиком.

Согласно статье 103 Гражданского процессуального кодекса РФ, с ответчика следует взыскать государственную пошлину в доход государства, от уплаты которой истец был освобождён, в размере: 5 155 рублей 61 копейка.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 191, 318, 1064, 1085, 1086 Гражданского кодекса РФ, статьями 56, 57, 61, 98, 103, 194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ, статьёй 333.19 и 333.36 Налогового кодекса РФ, суд

                                                                      р е ш и л :

Взыскать с Закрытого акционерного общества «**********» в пользу П. денежную сумму возмещения вреда, в виде утраченного заработка, с учётом индексации, за период с 01 января 2002 года по 01 декабря 2002 года, в размере: 41 306 рублей 03 копейки; денежную сумму возмещения вреда, в виде утраченного заработка, с учётом индексации, за период с 01 декабря 2002 года по 01 декабря 2007 года (за вычетом ранее выплаченной ответчиком суммы), в размере: 302 603 рублей 36 копеек; денежную сумму возмещения вреда, в виде утраченного заработка за декабрь 2007 года и январь 2008 года, в размере: 11 652 рубля 01 копейка; компенсацию судебных расходов: на оплату экспертизы – 8 965 рублей 00 копеек; оплату справок – 262 рубля 00 копеек, а всего: 364 788 (триста шестьдесят четыре тысячи семьсот восемьдесят восемь) рублей 40 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований (в части понуждения к производству выплат в дальнейшем) – отказать.

Взыскать с Закрытого акционерного общества «*********» государственную пошлину в доход государства, в размере: 5 155 (пять тысяч сто пятьдесят пять) рублей 61 копейка.

Решение может быть обжаловано в Мурманский областной суд, через Октябрьский районный суд г. Мурманска, в 10-дневный срок со дня его изготовления в окончательной форме.





Председательствующий: подпись