КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 июня 2005 г. N 277-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ
К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ НИКИТИНОЙ
СВЕТЛАНЫ ЮРЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ ПУНКТАМИ 31 И 32 ПРАВИЛ УСТАНОВЛЕНИЯ СТЕПЕНИ УТРАТЫ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ТРУДОСПОСОБНОСТИ В РЕЗУЛЬТАТЕ
НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ НА ПРОИЗВОДСТВЕ
И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя В.Г. Стрекозова, судей Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки С.Ю. Никитиной вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка С.Ю. Никитина просит проверить пункты 31 и 32 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789) на соответствие пункту 2 статьи 13 и части второй статьи 31 Федерального закона от 24 июля 1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", а также признать их не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, актом освидетельствования городского бюро медико-социальной экспертизы (далее - МСЭ) города Бийска Алтайского края от 9 декабря 2003 года гражданке С.Ю. Никитиной была установлена II группа инвалидности с утратой 70 процентов профессиональной трудоспособности с 4 декабря 2003 года по 1 января 2005 года. Не согласившись с размером утраты профессиональной трудоспособности, главное управление регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Алтай обратилось в главное бюро МСЭ с заявлением о переосвидетельствовании С.Ю. Никитиной (беспредел - комментарий МВ). Экспертным решением главного бюро МСЭ от 21 июня 2004 года С.Ю. Никитиной установлена III группа инвалидности в связи с трудовым увечьем с утратой 40 процентов профессиональной трудоспособности на указанный срок с ограничением способности к трудовой деятельности I степени. С.Ю. Никитина, считая, что отделение Фонда социального страхования Российской Федерации могло обжаловать решение бюро МСЭ о признании лица инвалидом только в суд, а не в главное бюро МСЭ, обратилась в Центральный районный суд города Барнаула, который, рассмотрев ее иск к комитету по социальной защите населения администрации Алтайского края о признании последнего решения незаконным в связи с нарушениями в процедуре его принятия, своим решением от 30 декабря 2004 года удовлетворил его в этой части, признав решение главного бюро МСЭ незаконным, однако не согласился с доводами истицы о том, что главное бюро МСЭ не вправе было производить ее переосвидетельствование, а право на обжалование решения учреждения МСЭ предоставлено только инвалиду и его представителю. ( вызов на переосвидетельствование в ФГУ ГБ МСЭ истцу следовало проигнорировать - комментарий МВ) Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда определением от 16 февраля 2005 года указанное решение районного суда отменила и дело направила на новое рассмотрение в тот же суд, указав при этом, что пункт 31 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, предусматривающий, что страховщик имеет право обжаловать решение учреждения МСЭ не только в суд, но и в главное бюро МСЭ, не противоречит пункту 2 статьи 13 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", поскольку Правила приняты в соответствии с данным Федеральным законом.

С.Ю. Никитина считает, что оспариваемые нормы не соответствуют пункту 2 статьи 13 и части второй статьи 31 Федерального закона от 24 июля 1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (по ее мнению, утверждая Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, Правительство Российской Федерации вышло за пределы своих полномочий), а также статьям 2, 46, 47 и 115 (часть 1) Конституции Российской Федерации, так как нарушают ее право на судебную защиту.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял заявительницу о том, что ее жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные С.Ю. Никитиной материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно Федеральному закону "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" застрахованный, страховщик и страхователь, не согласные с заключением учреждения медико-социальной экспертизы (в том числе с установленной степенью утраты застрахованным профессиональной трудоспособности), могут обжаловать его в суд (пункт 2 статьи 13); порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации (пункт 3 статьи 11), которое должно принять нормативные правовые акты, необходимые для обеспечения реализации положений данного Федерального закона (часть вторая статьи 31).

Во исполнение этих предписаний Правительство Российской Федерации, в частности, приняло Постановление от 16 октября 2000 года N 789, которым утвердило Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Пункт 33 этих Правил фактически воспроизводит положение пункта 2 статьи 13 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" о праве всех участников страховых отношений в случае их несогласия с заключением учреждения медико-социальной экспертизы обжаловать его в суд.

Кроме того, для быстрого рассмотрения жалоб и обращений, с целью оперативного восстановления нарушенных прав и устранения возможных ошибок (такие функции, согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 года N 805 "О порядке организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы", выполняются главным и федеральным бюро медико-социальной экспертизы) как застрахованному, так и другим участникам страховых отношений (страховщику, страхователю) до обращения в суд либо одновременно с этим пунктами 31 и 32 Правил предоставлено право обжаловать решение учреждения медико-социальной экспертизы в учреждение, проводившее освидетельствование пострадавшего, или в главное бюро медико-социальной экспертизы, или в орган социальной защиты населения субъекта Российской Федерации.

Предоставление такого права страховщику и страхователю само по себе не может рассматриваться как нарушение права пострадавшего и его представителя на обращение в суд либо другого права, поскольку досудебное обжалование решения учреждения МСЭ не отменяет право на судебную защиту, установленную как названными Правилами, так и Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

К тому же заявительница воспользовалась своим правом на судебную защиту, обратившись в суд общей юрисдикции, в чью компетенцию входит проверка правильности и обоснованности решения комитета социальной защиты населения администрации Алтайского края, которое она обжалует.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Никитиной Светланы Юрьевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Г.СТРЕКОЗОВ

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ