Форум по медицинскому праву

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум по медицинскому праву » Инвалидность » Обжалование решений бюро МСЭ. Суд


Обжалование решений бюро МСЭ. Суд

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Судебные акты

2

Тимирязевский районный суд города Москвы

Решение вступило в законную силу
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
17 января 2011 года Тимирязевский районный суд г.Москвы в составе председательствующего судьи Кашиной Е.В., при секретаре Клементьевой И.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-150/11 по иску Федорова Виктора Алексеевича к ФГУ «Федеральное бюро медико-социальных экспертиз» о признании решения незаконным, установлении «…»,
УСТАНОВИЛ:
Истец Федоров В.А. обратился в суд с иском к ФГУ «Федеральное бюро медико-социальных экспертиз» о признании решения незаконным, обязании установить «…». Мотивирует свои исковые требования тем, что «дата1» истца доставили на скорой медицинской помощи с работы в терапевтическое отделение МУЗ «Бежецкая ЦРБ», где был поставлен диагноз: «…». Истец находился на больничном листе с «дата1» по «дата2». «дата3» лечебно-диагностическим центром Международного института биологических систем была проведена магнитно-резонансная томография и было дано заключение: отсутствие мр-сигнала от кровотока по всем сегментам правой внутренней сонной артерии, снижение мр-сигнала от кровотока по правой СМА. Гипоплазия правой позвоночной артерии. С «дата4» истцу была установлена «…». Истец в течение «дата5» находился на лечении: с «дата6» по «дата7» в дневном стационаре в отделении МУЗ «Бежецкая ЦРБ»; с «дата8» по «дата9» в неврологическом отделении МУЗ «Бежецкая ЦРБ» с диагнозом: «Хроническая ишемия головной артерии»; с «дата10» по «дата11» в отделении МУЗ «Бежецкая ЦРБ» с сердечным приступом; с «дата12» по «дата13» в ангионеврологическом отделении ГУЗ «Областная клиническая больница». В данном отделении после снятия ЭКГ поставили диагноз, что у истца «…». С «дата14» у истца была снята «…» в г. Бежецке в филиале - бюро «№» ФГУ ГБ МСЭ по Тверской области. Истец не смог в тот момент опротестовать решение комиссии, так как очень плохо себя чувствовал. После снятия «…», чувствуя себя очень больным (работал через силу), истец сделал анализ УЗИ в платном отделении ГУЗ «ОКБ», который показал «…». «дата15» ГОУ ВПО «Тверская ГМА Росздрава» дало заключение при проведении пробы Матаса при «…» и требуется срочная операция. С «дата11» по «дата16» истец находился в ГУЗ «ОКБ» г.Твери в кардиохирургическом отделении, где ему «дата11» была сделана операция. В выписном эпикризе ГУЗ «ОКБ» г. Твери указано, что истец был направлен на КЭК по м/ж для направления на МСЭ о решении вопроса по «…». С «дата11» до «дата17» истец находился на больничном. После операции истец был направлен в отделение лучевой диагностики на магнитно-резонансную томографию, где было дано заключение: «…». Умеренная сообщающаяся гидроцифалия. Признаки частичной атрофии коры в правой теменной доле. «дата18» истцу было отказано в установлении «…» в г.Бежецке в филиале - бюро «№» ФГУ ГБ МСЭ по Тверской области. С таким решением истец не согласился, документы были направлены в г.Тверь в Главное Бюро Медико-социальной Экспертизы по Тверской области 1-й экспертный состав. В г.Тверь истцу также отказали, с чем он был не согласен. Главное Бюро Медико-социальной Экспертизы по Тверской области направило документы в г.Москву в ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы». Перед поездкой в г.Москву истец еще раз прошел УЗИ «дата19» в ГУЗ «ОКБ» г.Твери, было получено заключение: окклюзия ВСА справа. На «дата20» истцу пришел вызов в г.Москву в экспертный состав общего профиля «№» ФГУ «ФБМСЭ», где было определено, что истец совершенно здоров, о чем было выдано заключение. Истец не был согласен с данным заключением, и сразу же поехал к лечащему врачу отделения сердечно-сосудистой хирургии, кандидату медицинских наук, доценту «ФИО», который делал истцу операцию. Врач на основании всех анализов, обследований дал заключение, что заключение г.Москвы «ФБМСЭ» не соответствует действительности и присутствует факт фальсификации исследования медицинских документов. В настоящее время у истца плохое состояние здоровья, пошатывание, головные боли, бессонница, шум в ушах, нервное напряжение, потеря памяти.
Истец Федоров В.А. в судебное заседание явился, исковые требования поддержал, просил их удовлетворить. Пояснил суду, что в настоящее время он работает, но в 2010 г. он трижды находился на больничных листах.
Представитель ответчика ФГУ Федеральное Бюро МСЭ по доверенности Махмудов Э.И. в судебное заседание явился, исковые требования не признал. Пояснил суду, что на момент проведения медико-социальной экспертизы отсутствовали основания для определения истцу «…», нарушение здоровья истца не влекло ограничений ни в одной из категорий жизнедеятельности, отсутствовала необходимость в осуществлении мер социальной защиты и реабилитации.
Суд, выслушав участников процесса, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему.
Согласно ст.1 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ» инвалид - лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.
Ограничение жизнедеятельности - полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.
В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным «…», устанавливается «…», а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория "ребенок-«…»".
Признание лица «…» осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица «…» устанавливаются Правительством Российской Федерации.
В соответствии с Правилами признания лица «…», утв.постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. № 95 п.2. Признание гражданина «…» осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.
П.5. Условиями признания гражданина «…» являются:
а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;
б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);
в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.
6. Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина «…».
7. В зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному «…», устанавливается I, II или «…», а гражданину в возрасте до 18 лет - категория "ребенок-«…»".
Судом установлено, что Федоров В.А. с «дата21». после перенесенного «дата22» ишемического инсульта в бассейне правой СМА (средней мозговой артерии) с левосторонней пирамидной недостаточностью лечился стационарно с «дата22» по «дата23» в терапевтическом отделении, далее лечился в отделении реабилитации (с «дата23» по «дата24») и амбулаторно. На МРТ от «дата25»: «…».
Впервые Федоров В.А. был освидетельствован в октябре «дата21» филиалом «№», была определена «…» с ограничением способности к трудовой деятельности первой степени с причиной «…» «общее заболевание» сроком на один год с диагнозом: «…» от «дата1».
Далее за год стационарное лечение (13 дней) с «дата27» по «дата28» в ангионеврологическом отделении с диагнозом: «…».
При очередном переосвидетельствовании в филиале «№» «дата29» с диагнозом: Атеросклероз «…» от «дата1» «…» не установлена.
В порядке обжалования Федоров В.А. был освидетельствован «дата30» 1 составом ФГУ «Главное бюро МСЭ по Тверской области» с диагнозом: «…». Статодинамические нарушения незначительной степени - решение филиала «№» не изменено.
При обследовании сердечнососудистым хирургом «дата15» выставляется диагноз: «…».
На МРТ от «дата31»: «…». Выписан в удовлетворительном состоянии. Обращения за медицинской помощью в период «дата5»-«дата34» редкие, в основном перед МСЭ.
При освидетельствовании «дата18», «дата32» в филиале «№» с диагнозом: «…». «…» от «дата1» Состояние после операции инверсионной каротидной энартерэктомии слева, «…» не установлена.
В порядке обжалования освидетельствован 1 составом ФГУ «Главное бюро МСЭ по Тверской области» с диагнозом: «…».
Согласно представленной производственной характеристике ООО «Завод ЖБК» Федоров В.А. работает на заводе с июня «дата», продолжал работать, с работой справлялся, характеризуется как высококвалифицированный работник, имеет высший 6-й тарифный разряд по своей специальности. Является наставником для молодых рабочих. Нарушений трудовой дисциплины не имеет.
По результатам проведенного освидетельствования, анализа представленных медико-экспертных документов, данных объективного осмотра в 6 составе ФГУ «ФБ МСЭ» и дополнительного обследования в отделении функциональной диагностики ФГУ «ФБ МСЭ» был выставлен диагноз: «…» («дата33») «…». Имеющиеся нарушения функции кровообращения, сенсорных (вестибулярной функции, болевой синдром) и статодинамической функций были расценены как незначительные.
Согласно вышеуказанным «Классификациям и критериям», критерием установления «…» является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функции организма, обусловленные заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности трудовой деятельности первой степени или категорий жизнедеятельности, в различных сочетаниях первой степени.
На момент проведения медико-социальной экспертизы отсутствовали основания для определения Федорову Виктору Алексеевичу «…», поскольку нарушение его здоровья не влекло ограничение ни одной из категорий жизнедеятельности, отсутствовала необходимость в осуществлении мер социальной защиты и реабилитации.
При таких обстоятельствах, оценивая все имеющиеся доказательства по делу, суд приходит к выводу о том, что исковые требования истца подлежат отклонению.
Суд не находит законных оснований для признания решения ФГУ ФБ МСЭ от «дата20» об отказе в установлении Федорову В.А. «…» незаконным, поскольку при проведении освидетельствования Федорова В.А. нарушений ответчиком допущено не было. Обжалуемое истцом решение принималось в порядке, предусмотренном действующим законодательством, исходя из комплексной оценки состояния организма Федорова В.А., с учетом изучения представленных медицинских документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных. Обжалуемое решение принималось с использованием классификаций и критериев, установленных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 1013н от 23 декабря 2009 года «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико–социальной экспертизы граждан Федеральными государственными учреждениями МСЭ», в соответствии с «Правилами признания лица инвалидом», утв.Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. № 95.
Поскольку суд отклоняет требования истца о признании решения ФГУ «ФБ МСЭ» незаконным, требования истца об обязании ФГУ «ФБ МСЭ» установить «…» также подлежат отклонению.
На основании изложенного, руководствуясь, ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
В удовлетворении исковых требований Федорова Виктора Алексеевича к ФГУ «Федеральное бюро медико-социальных экспертиз» о признании решения незаконным, установлении «…» – отказать.
Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение десяти дней с даты изготовления решения в окончательной форме путем подачи кассационной жалобы через Тимирязевский районный суд г.Москвы.
Судья:

источник: ссылка

3

Решение суда от 13 января 2010 г. об установлении степени утраты трудоспособности по производственным травмам бессрочно, взыскании перерасчета денежных средств по утрате трудоспособности
версия для печати
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
                    13 января 2010 года Советский районный суд г. Брянска в составе:
                   Председательствующего                                       Сухоруковой Л.В.
                    При секретаре                                                         Чемодуровой А.А.
                    Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к ФГУ «Главному Бюро медико-социальной экспертизы по Брянской области», ГУ Брянскому региональному отделению Фонда социального страхования об установлении степени утраты трудоспособности по производственным травмам бессрочно, взыскании перерасчета денежных средств по утрате трудоспособности, взыскании материального ущерба и морального вреда, судебных расходов,
УСТАНОВИЛ:
                    К. обратился в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что в период работы газорезчиком в 1996 году им была получена производственная травма ноги, установлена 2 группы инвалидности, определена степень утраты трудоспособности 80%. После переосвидетельствования в 2000 году, истцу была снижена группа инвалидности на 3 группу и снижены проценты по увечью. Данное решение истец обжаловал в ФГУ ГБ МСЭ, после чего ему была восстановлена 2 группа инвалидности, но по психическому заболеванию, по поводу которого истец был поставлен на учет. При переосвидетельствовании в 2005 году истцу снова были сняты проценты по утрате трудоспособности в связи с производственной травмой ноги в 1996 году до 30%, в отсутствие видимых улучшений.
                   Решением Советского районного суда г. Брянска от 13.11.2008 года травмы, полученные истцом в 1979 году и в 1980 году, признаны производственными. Решение вступило в законную силу. В связи с чем, истец просил суд обязать ответчика ФГУ ГБ МСЭ установить ему степень утраты трудоспособности по трем производственным травмам бессрочно, обязать ответчика ФГУ ГБ МСЭ произвести и выплатить ему перерасчет денежных средств по возмещению процентов по потере трудоспособности с 30% до 90% с 18.10.2005 года, взыскать материальный ущерб и моральный вред в сумме 50000 рублей, судебные расходы за услуги представителя в сумме 7000 рублей.
                 В судебном заседании представитель истца К.Л. исковые требования поддержала по основаниям, изложенным в иске. Суду пояснила, что после признания судом травм производственными, истец прошел освидетельствование по травме на производстве от 04.06.1979 года, ему определено 40% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно. По экспертному заключению МСЭ, назначенной судом по производственной травме ноги в 1996 году, истцу определено 10% утраты профессиональной трудоспособности, с которыми истец не согласен. По психическому заболеванию, развившемуся, по мнению истца, после травмы, полученной в 1979 году, степень утраты трудоспособности не установлена, с чем истец также не согласен. От уточнения иска в части взыскания страховых выплат, представитель истца отказалась.
               Представитель ответчика ФГУ ГЮ МСЭ по Брянской области В. исковые требования не признала, по основаниям, изложенным в отзыве на иск и в заключениях экспертов. Суду пояснила, что требования о взыскании денежных средств заявлены истцом к ненадлежащему ответчику, поскольку ГБ МСЭ не производит страховые выплаты по производственным травмам, которые производятся за счет средств Фонда социального страхования РФ. В данной части иск истец требования не уточнял. Кроме того, как определено врачом-психиатром, по психическому заболеванию степень утраты профессиональной трудоспособности истцу не может определяться, поскольку он не признавался в установленном законом порядке недееспособным.
               Привлеченный к участию в деле в качестве соответчика представитель ГУ Брянского регионального отделения Фонда социального страхования РФ Ч. исковые требования не признала, пояснив суду, что истцу фондом производятся выплаты страхового возмещения по производственным травмам с момента установления степени утраты профессиональной трудоспособности, в соответствии с требованиями закона. Оснований для начисления или перерасчета иных страховых выплат у ФСС не имеется, соответствующих требований к ФСС истцом не заявлено.
               Выслушав мнение представителей сторон, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.
               В силу ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» истец имеет право на обеспечение по страхованию, в том числе на получение ежемесячных страховых выплат.
               В соответствии со ст. ст. 10,12 указанного федерального закона ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному, если по заключению учреждения медико-социальной экспертизы результатом наступления страхового случая стала утрата им профессиональной трудоспособности. Ежемесячные страховые выплаты выплачиваются застрахованным в течение всего периода стойкой утраты им профессиональной трудоспособности.
               Размер ежемесячной страховой выплаты определяется как доля среднего месячного заработка застрахованного, исчисленная в соответствии со степенью утраты им профессиональной трудоспособности.
               Пунктами 2, 3 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 789 от 16.10.2000 года (с последующими изменениями и дополнениями), предусмотрено, что степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом.
             Пунктом 1 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Минтруда и социального развития РФ № 56 от 18.07.2001 года (с последующими изменениями и дополнениями) степень утраты профессиональной трудоспособности определяется исходя из последствий повреждения здоровья вследствие несчастного случая на производстве с учетом имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных, специально созданных производственных или иных условиях; выражается в процентах и устанавливается в пределах от 10 до 100 процентов.   
          Как усматривается из материалов личного дела освидетельствования истца в учреждениях МСЭ, 22.02.1996 года в период работы в ОАО «П» К. получил травму на производстве, что подтверждается актом о несчастном случае на производстве от 22.02.1996 года. С 1997 года истцу устанавливалась инвалидность по трудовому увечью с последующим переосвидетельствованием, была установлена 2 группа инвалидности, с потерей трудоспособности 80%.
         21.11.2000 года истцу установлена 2 группа инвалидности по причине инвалидности «трудовое увечье». Степень утраты профессиональной трудоспособности по трудовой травме определена 50%.
         С 22.11.2000 года К. находится на учете в психоневрологическом диспансере Брянской областной больницы № 3 (диспансерное отделение) по имеющемуся психическому заболеванию, связанному с органическим поражением центральной нервной системы.
         05.11.2001 года К. установлена 2 группа инвалидности бессрочно, по причине инвалидности «трудовое увечье». Степень утраты профессиональной трудоспособности по трудовой травме установлена сроком на 2 года в размере 50%.
         В порядке, определенном п. 26 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», утвержденных Постановлением Правительства РФ № 789 от 16.10.2000 года, истец каждые 2 года проходил переосвидетельствование на предмет определения процентной степени утраты трудоспособности в связи с травмой на производстве в 1996 году (травма ноги).
       01.12.2003 года истцу установлено 50% степени утраты профессиональной трудоспособности сроком на 2 года.
      При переосвидетельствовании 07.10.2005 года истцу установлено 30% степени утраты профессиональной трудоспособности сроком на 2 года, которая подтверждена при обжаловании истцом в вышестоящее учреждение МСЭ, заключением ФГУ ГБ МСЭ по Брянской области от 17.11.2005 года.     
      02.11.2007 года при очередном переосвидетельствовании К. также установлено 30% степени утраты профессиональной трудоспособности в связи с травмой ноги на производстве 22.02.1996 года сроком на 2 года.
       По решению Советского районного суда г. Брянска от 13.11.2008 года травмы, полученные истцом 04.06.1979 года, 19.05.1980 года, признаны производственными.
      06.05.2009 года при освидетельствовании по производственной травме, полученной 04.06.1979 года, истцу установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно, что подтверждается актом освидетельствования в ФГУ МСЭ № 1550.
      По определению суда от 17.07.2009 года о назначении медико-социальной экспертизы для досрочного определения степени утраты профессиональной трудоспособности истцом по производственной травме 1996 года, вторым составом ГБ МСЭ было проведено досрочное переосвидетельствование истца. Согласно заключения экспертов, акта освидетельствования № 660 с 10.08.2009 года по 26.08.2009 года, по данным осмотра и дополнительного обследования ему определено 10% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно.
      Как пояснила представитель истца, истец не согласен с размером процентов установленной степени утраты профессиональной трудоспособности по производственным травмам.
      Вместе с тем, решения (акты) ГБ МСЭ по установлению степени утраты профессиональной трудоспособности, истцом в установленном законом порядке не обжалованы и не оспорены.
       От проведения экспертизы по определению степени утраты профессиональной трудоспособности по производственным травмам 1979 и 1980 годов, за период, предшествующий дню освидетельствования, представитель истца отказалась.
       Согласно справки ГУ БРО ФСС от 20.11.2009 года № 109 по несчастному случаю на производстве, произошедшему 04.06.1979 года в период работы в ОАО «П» К. установлено филиалом-бюро № 9 ФГУ ГБ МСЭ по Брянской области 40% утраты профессиональной трудоспособности. С момента установления степени утраты профессиональной трудоспособности К. назначена ежемесячная страховая выплата, которая составляет 3153 рубля 54 копейки.
        По несчастному случаю на производстве, произошедшему 22.02.1996 года в период работы в ОАО «П» К. было установлено филиалом-бюро МСЭ № 9 ФГУ ГБ МСЭ по Брянской области 30% утраты трудоспособности на срок с 01.11.2007 года до 01.11.2009 года. Ежемесячная страховая выплата составляла 1764 рубля 40 копеек. С 01.11.2009 года вторым составом ФГУ ГБ МСЭ по Брянской области истцу установлено 10% утраты трудоспособности, ежемесячная страховая выплата составила 588 рублей 13 копеек.
        Таким образом, оснований для перерасчета страховых выплат истцу за иной период, у ФСС на настоящий момент не имеется.
         Учитывая приведенные нормы закона, установленные судом обстоятельства, заключения экспертов МСЭ, суд находит исковые требования истца об определении степени утраты профессиональной трудоспособности, взыскании перерасчета страховых выплат по утрате трудоспособности, взыскании материального ущерба, подлежащими удовлетворению в части определения степени утраты профессиональной трудоспособности по производственным травмам, полученным в 1979 году и в 1996 году. По результатам освидетельствования истца по производственной травме 1980 года, оснований для установления степени утраты трудоспособности экспертами не установлено.
         В рамках заявленных исковых требований, оснований для перерасчета страховых выплат по увечью и взыскании материального ущерба, суд не усматривает, требования истцом не уточнялись.
         Требования истца о взыскании морального вреда не подлежат удовлетворению, так как не основаны на законе.
          Исковые требования о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 7000 рублей в силу ст. 100 ГПК РФ, не могут быть удовлетворены судом в рамках заявленных требований, так как указанные судебные расходы были понесены истцом по другому гражданскому делу по иску К. к ФГУ ГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Брянской области» о признании травм производственными, что подтверждается представленными квитанциями об оплате услуг адвоката от 10.04.2006 года, от 28.12.2006 года, от 25.06.2007 года.
          На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд
                                                        РЕШИЛ:
                  Исковые требования К. к ФГУ «Главному Бюро медико-социальной экспертизы по Брянской области», ГУ Брянскому региональному отделению Фонда социального страхования об установлении степени утраты трудоспособности по производственным травмам бессрочно, взыскании перерасчета денежных средств по утрате трудоспособности, взыскании материального ущерба и морального вреда, судебных расходов, удовлетворить частично.
                 Определить К. степень утраты профессиональной трудоспособности 40% в связи с производственной травмой от 06 июня 1979 года с 06 мая 2009 года бессрочно.
                  Определить К. степень утраты профессиональной трудоспособности 10% в связи с производственной травмой от 22 февраля 1996 года с 01 ноября 2009 года бессрочно.
                  В остальной части исковые требования оставить без удовлетворения.
                  Решение может быть обжаловано в Брянский областной суд через Советский районный суд г. Брянска в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.
Председательствующий                                            Л.В. Сухорукова
Решение суда вступило в законную силу.

4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА от 18.12.2007 по делу N 33-6267 Дело об обжаловании отказа в установлении инвалидности направлено на новое рассмотрение, так как факт ненадлежащего извещения ответчика подтвержден материалами дела.
НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 декабря 2007 г. N 33-6267
Судья Блинов А.В.
18 декабря 2007 года Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего: Паршиной Т.В.
судей Нижегородцевой И.Л. и Старковой А.В. рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу Старковой А.В.
с участием представителя ФГУ Главного бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области Мыленкова Д.С.
дело по кассационной жалобе К.
на решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 11 октября 2007 года по делу
по иску К. к Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово (Федеральному Государственному Учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области" филиал N 17 г. Кстово), Федеральному Государственному Учреждению "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы" о признании незаконными действия Федерального Государственного Учреждения "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы", выразившиеся в отказе в назначении пенсии по инвалидности, признании права на установление инвалидности, установлении времени и периода наступления инвалидности, степени ограничения трудоспособности к трудовой деятельности,
установила:
К. обратилась в суд с иском к Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово (Федеральному Государственному Учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области" филиал N 17 г. Кстово), Федеральному Государственному Учреждению "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы" о признании незаконными действий Федерального Государственного Учреждения "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы", выразившиеся в отказе в назначении пенсии по инвалидности, признании права на установление инвалидности, установлении времени и периода наступления инвалидности, степени ограничения трудоспособности к трудовой деятельности,
В обоснование требований указала, что в результате дорожно-транспортного происшествия, происшедшего 07 августа 2005 года, является нетрудоспособной и периодически находится на стационарном и амбулаторном лечении. 09 октября 2006 года она была направлена на медико-социальную экспертизу в Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово (Кстовский филиал N 17 ФГУ "ГБ МСЭ по Нижегородской области"), по результатам освидетельствования которой у нее была определена 1 степень ограничения жизнедеятельности, однако инвалидом она признана не была.
Заключение Кстовского филиала N 17 было обжаловано К. в ФГУ "ГБ МСЭ по Нижегородской области", где в назначении инвалидности также было отказано.
14 марта 2007 года К. проходила освидетельствование в Федеральном Государственном Учреждении "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы" и была извещена о том, что инвалидом не признана, ограничений способности к трудовой деятельности не имеется.
Свои требования К. обосновывает своим состоянием здоровья, невозможностью должным образом исполнять свои служебные обязанности, работать по специальности.
Представитель ФГУ Главного бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области иск не признал, полагал, что оснований для установления истице инвалидности не имеется и пояснил, что в своей деятельности ответчик руководствуется Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года за N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом", Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 года за N 535 "Об утверждении классификации и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан Федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы", Постановлением Правительства РФ от 16 декабря 2004 года за N 805 "О порядке организации и деятельности Федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы".
У К. имеются легкие нарушения статодинамических функций, наблюдается стойкое улучшение здоровья после перенесенной травмы, существует благоприятный клинический и трудовой прогноз. Характер работы К. позволяет ей выполнять трудовые функции, что и явилось определяющим при вынесении заключения об отказе в назначении инвалидности.
Дело рассмотрено в отсутствие представителя ответчика Федерального Государственного Учреждения "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы".
Решением Кстовского городского суда Нижегородской области от 11 октября 2007 года К. в иске к Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово (Федеральному Государственному Учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области" филиал N 17 г. Кстово), Федеральному Государственному Учреждению "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы" о признании права на установление инвалидности, отказано.
В кассационной жалобе К. поставлен вопрос об отмене судебного решения, как незаконного и необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.
В соответствии с ч. 2 ст. 167 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается.
В силу ст. 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату. При этом, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.
Судебное извещение, адресованное организации, направляется по месту ее нахождения.
Как следует из материалов дела, суд первой инстанции рассмотрел в судебном заседании 11 октября 2007 года дело в отсутствие представителя ответчика Федерального Государственного Учреждения "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы", указав в решении суда о его надлежащем извещении о времени и месте рассмотрения дела.
Однако, сведения о том, что данный ответчик о времени и месте рассмотрения дела был извещен надлежащим образом, т.е. с соблюдением положений главы 10 ГПК РФ о судебных извещениях и вызовах, в материалах дела отсутствуют.
Таким образом, не располагая сведениями о том, что ответчик Федеральное Государственное Учреждение "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы", надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, суд не вправе был рассматривать дело в отсутствие не явившегося представителя указанного ответчика.
Кроме того, суд, в своем решении, отказал истице в удовлетворении требований к ответчику Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово (Федеральному Государственному Учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области" филиал N 17 г. Кстово).
При этом из решения суда не ясно, кто являлся ответчиком по делу Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово, являющееся филиалом N 17 Федерального Государственного Учреждения "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области" или же само Учреждение.
Более того, истцом требования ни к Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово, ни к Федеральному Государственному Учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области" в исковом заявлении указаны не были, не заявлялись какие-либо требования к указанным ответчикам и в ходе судебного разбирательства.
В силу ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.
Исходя из совокупности норм гражданско-процессуального права и существующей судебной практики решение суда должно быть полным, то есть судом должны быть даны ответы на все заявленные требования истца.
Как усматривается из материалов дела при вынесении решения судом первой инстанции не разрешены требования К. о признании незаконными действия Федерального Государственного Учреждения "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы", выразившиеся в отказе истице в назначении пенсии по инвалидности.
В силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать.
Согласно ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов.
В силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта является одним из доказательств по делу и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ, в соответствии с частью 1 которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ч. 2 ст. 67 ГПК РФ).
Отказывая К. в удовлетворении заявленного ею ходатайства о назначении медико-социальной экспертизы, суд, в нарушение требований подп. 5 части 1 ст. 225 ГПК РФ, не привел в своем определении мотивы такого отказа.
С учетом изложенных обстоятельств решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть вышеизложенное, уточнить процессуальное положение Бюро медико-социальной экспертизы г. Кстово и Федерального Государственного Учреждения "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Нижегородской области", исковые требования к ним, правильно определить юридически значимые обстоятельства по делу и бремя их доказывания, дать надлежащую оценку представленным доказательствам и постановить решение в соответствии с законом.
Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:
решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 11 октября 2007 года отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

5

Р Е Ш Е Н И Е
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
            03 марта 2010 года                                                                                             г. Кореновск
            Судья Кореновского районного суда Краснодарского края Пшеничникова С.В.,
при секретаре Бородавко Н.А.,
с участием представителей сторон,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Г. к Филиалу бюро № 53 « ГБ МСЭ» о признании незаконным решения,
У С ТА Н О В И Л:
Г. обратился в суд с иском к Филиалу бюро № 53 « ГБ МСЭ» о признании незаконным решения, ссылаясь на то, что решением МСЭ, на основании акта освидетельствования от <…> года ему установлена 3 группа инвалидности по общему заболеванию 1 степени ограничения трудоспособности на срок до <…> года. С решением МСЭ он не согласен по следующим причинам. Так, в начале августа 2009 года у него усилились боли в спине, из-за чего он не мог ходить на работу и <…> года на дом был вызван врач – терапевт, который установил ему диагноз « поястнично – крестцовый остеохондроз», а также сопутствующую гипертоническую болезнь.  Он прошел курс лечения, назначенный врачом, но улучшение состояния здоровья не последовало.
С <…> года по <…> года истец находился на лечении в неврологическом отделении ЦРБ и ему был установлен диагноз « задняя срединная грыжа диска  4-5. После проведения курса лечения он был выписан с диагнозом « поясничный остеохондроз Вторичный корешковый правосторонний С-м 5 грыжа диска 5. Улучшения состояния здоровья не наступило, ему были рекомендованы консультации нейрохирурга, эндокринолога, назначено лечение. Оперативное вмешательство, учитывая большой вес и сахарный диабет, было нецелесообразным. С <…> г. истец прошел курс лечения и был выписан без улучшения состояния здоровья. Ему было рекомендовано собирать документы для установления группы инвалидности.
Врачебной комиссией, состоявшейся <…> года, ему был поставлен диагноз « 1. Сахарный диабет 2 тип средней степени тяжести субкомпесированный, ожирение 4 степени. 2. Поясничный остеохондроз, задняя грыжа 4-5 диска. 3. Правосторонний 4-5 корешковый синдром. Стойкий выраженный болевой синдром, хроническое рецидивирующее течение. Гипертоническая болезнь 2 степени, риск 4  10 СН 1ст 1ФК ПО № УНА. 4. Дистальная симметричная диабетическая полинервопатия нижних конечностей.
15.01.10 г. домой к истцу приехала врачебная комиссия, которая в связи с возникшими сомнениями провела дополнительное обследование и ему была назначена 3 группа инвалидности с 1 ст. ограничения способности к трудовой деятельности.
С действиями Кореновского МЭС истец не согласен, поскольку согласно Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22.08.2005 года № 353 « Об утверждении классификаций и критериев используемых при осуществлении медико – социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико – социальной экспертизы от 2.10.2005 года», критерием для установления инвалидности в его случае является: способность к самообслуживанию, способность к самостоятельному передвижению, способность к трудовой деятельности.
Истец полагает, что в его случае, способность к самообслуживанию соответствует 2 степени. Его заболевание не является не излечимым, и возможно, через некоторое время после лечения он сможет свободно передвигаться, но в настоящий момент, из-за болей в спине и в правой ноге он передвигаться не может и считает, что его физическое состояние соответствует 2 степени не способности к трудовой деятельности.
Его заболевание носит стойкий выраженный характер, он болеет уже более семи месяцев, вынужден постоянно принимать лечение. Имеющееся у него заболевание, позволяет, по мнению истца, установить вторую группу инвалидности, критериями которой являются нарушение здоровья человека со стойким выраженным расстройством, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящие к ограничению к одной из следующих категорий жизнедеятельности или их сочетанию и вызывающие необходимость его социальной защиты: способностью к самообслуживанию 2 степени, способностью к передвижению 2 степени, способностью к трудовой деятельности 2,3 степени.
  Кроме того, непрофессиональными и циничными действиями МЭС истцу причинен значительный моральный вред, поскольку на протяжении семи месяцев он болеет и не трудоспособен и не может осуществлять свою трудовую деятельность. Он является единственным работающим членом семьи, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, его супруга не работает, так как ухаживает за ребенком инвалидом. В связи со сложившейся ситуацией, семья истца находится на иждивении его родителей пенсионеров, которые кроме содержания семьи так же вынуждены оплачивать его дорогостоящее лечение. Со стороны Кореновского МЭС в социальной поддержке со стороны государства ему отказано, в связи с чем, у истца резко обострилась гипертоническая болезнь, повысилось давление, врачом – терапевтом было назначено новое лечение, в том числе сильнодействующим средством « Клофелин». Истец считает, что третья группа инвалидности ему установлена по сопутствующим заболеваниям – гипертония и сахарный диабет, а основное заболевание – остеохондроз, крыжа проигнорировано. Причиненный моральный вред истец оценивает в  100 000 рублей в связи с вышеперечисленными обстоятельствами, а также потому, что по вине экспертов Кореновского МЭС получение им надлежащей пенсии откладывается на неопределенный срок.
В судебном заседании представитель истца Г. и адвокат Соловьева Т.А. поддержали доводы, изложенные в  исковом заявлении, и просили его удовлетворить
Представитель ответчика по доверенности К. пояснила суду, что исковые требования не признает.  Вопрос об установлении инвалидности  рассматривается ими в соответствии с ФЗ от 24.11.1995 года № 181 – ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» и «Правилами признания лица  инвалидом», утвержденным постановлением  Правительства РФ от 20.02.2006 года № 95.
В соответствии со ст. 1 Закона, инвалидом является  лицо, которое имеет нарушение здоровья, со стойким расстройством функций организма обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящие к ограничению  его жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.
В зависимости от степени выраженности, нарушения здоровья и ограничений жизнедеятельности устанавливается 1,2 или 3 группа инвалидности.
С <…> года у Г.  отмечается прогрессирующее  увеличение веса, выявлено нарушение углеводного  обмена. В <…> году диагностирован сахарный диабет 2 типа, компенсированный, морбидное ожирение. Он взят на «д» учет у эндокринолога, получает таблетированные сахаропонижающие  препараты. С июня 2009 года  после физической нагрузки появились боли в позвоночнике, лечился самостоятельно. С августа <…> года получал амбулаторное лечение под наблюдением участкового терапевта по поводу  вертеброгенного  болевого синдрома и повышенного артериального давления. Назначались гипотензивные препараты, таблетированные  нестероидные противовоспалительные  средства. Миорелаксанты, местные мазевые аппликации. Неврологом в этот период  не наблюдался. Анализ амбулаторной карты показал, что посещения участкового терапевта были редкие, примерно 1 раз в месяц. Дважды получал амбулаторное лечение.
На экспертизу было предоставлено медицинское заключение нейрохирурга Краевой консультативно – диагностической  поликлиники от <…> года, где без осмотра пациента была верифицирована серединная грыжа 4 диска, обусловленная остеохондрозом поясничного отдела  позвоночника и выставлен выраженный болевой синдром, рекомендовано лечение у невролога.
Сведения о реализации лечебных рекомендаций, данных в стационаре, в предоставленных документах отсутствуют.
Не смотря на то, что необходимые лечебно- реабилитационные мероприятия, указанные в выписном эпикризе неврологического отделения ЦРБ от <…> года  в полном объеме проведены не были, учитывая настоятельное  требование пациента, ЦРБ направило Г. на освидетельствование для решения вопроса  об установлении инвалидности.
Основной диагноз при направлении на экспертизу  сахарный диабет 2 тип, средней степени тяжести, субпенсированный, дистальная симметричная  диабетическая полиневропатия нижних конечностей, ожирение 4 степени. Сопутствующий диагноз: поясничный остеохондроз, срединная грыжа 4 диска, правосторонний  4-5 корешковый синдром, стойкий выраженный  болевой синдром, хроническое  рецидивирующее течение, гипертоническая  болезнь  2 ст., 2 ст., 4 ХСН 1 ФКЛ.
Г. впервые освидетельствован на дому  <…> года филиалом бюро СМЭ. Была составлена программа дополнительного обследования,  предусматривающая  получения консультативного заключения специалистов главного бюро. Указанная программа была доведена до сведения Г., о чем он расписался в экспертном деле. <…> года специалистами экспертного состава, после изучения имеющихся  медицинских и  экспертных документов  было дано консультативное  заключение. Специалисты бюро приняли решение о том, что у Г. имеются стойкие  умеренные нарушения функции обмена веществ и энергии, обусловленные заболеванием, которые привели к ограничению его жизнедеятельности в следующих категориях:
способность к самообслуживанию 1 степени, способность к передвижению 1 степени, способности к трудовой деятельности 1 степени, что требует мер социальной защиты, включая реабилитацию, и в соответствии  с п. 15 Классификаций является основанием для установления 3 группы инвалидности по причине «общее заболевание» сроком на 1 год.
Для истца была разработана индивидуальная программа реабилитации с рекомендациями по медицинской, социальной и профессиональной реабилитации. Оценить последствия сопутствующего  заболевания позвоночника  не представляется возможным, так как по данному заболеванию не проведены в полном объеме  диагностические, лечебные и реабилитационные мероприятия.
Решение комиссией было вынесено законно и обосновано, в соответствии  с действующими нормативными правовыми актами  РФ, вынесены специалистами, имеющими  высшее профессиональное образование, обладающими специальными  познаниями в области медико – социальной  экспертизы. Нарушений в проведении медико – социальной экспертизы допущено не было.       
Представитель ответчика - руководитель филиала МСЭ № 53 Кореновского района Д..исковые требования не признала и пояснила суду, что освидетельствование истца проходило на дому. Он был осмотрен всеми специалистами: неврологом, терапевтом, работником по социальной работе и ею. У  Г. основным заболеванием был - сахарный диабет, а сопутствующим заболеванием - остеохондроз. При осмотре Г. находился в постели, но характерных признаков длительного пребывания в постели обнаружено не было.
Заболевание  остеохондроз было выявлено у Г. недавно. Он прошел курс лечения стационарно в течение 16 дней, а в последствии, находился на амбулаторном лечении. После этого по данному заболеванию в лечебное учреждение он не обращался. На освидетельствование была представлена заочная консультация по данному заболеванию у врача нейрохирурга, без осмотра пациента. В амбулаторной карте было написано, что были вызовы терапевта на дом, но назначений в карточке сделано не было. Если и были назначения, то только обезболивающих средств. Данное заболевание было расценено, как нестойкое заболевание, поскольку не пройден курс лечения.  Комиссией же рассматриваются  вопросы  только о наличии  стойких нарушений.
В данном случае у Г. сахарный диабет привел к умеренным  осложнениям, у него сахарный диабет средней тяжести. Степень тяжести определяет лечащий врач, и указывает это в направлении на МСЭ. По имеющемуся  у истца заболеванию  ему установлена 3 группа инвалидности.
Освидетельствован был Г. по старому закону, поскольку его документы поступили в декабре 2009 года. Новый закон по освидетельствованию начал действовать с 01.01.2010 года, но началом проведения экспертизы считается дата поступления документов.
При проведении экспертизы, рассматривались представленные документы по основному заболеванию Г. - сахарный диабет. Остеохондроз был указан, как сопутствующее заболевание.
Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, приходит к следующему выводу.
Как следует из материалов дела, филиалом – бюро № 53 ФГУ « ГБ МСЭ2 по Краснодарскому краю, <…> года, Г. установлена 3 группа инвалидности с <…> года на срок до <…> года, причина инвалидности – общее заболевание. Установлены степень ограничения к трудовой деятельности -1, способность к самообслуживанию – 1, способность к передвижению – 1, способность к трудовой деятельности – 1.
            Г. был освидетельствован на дому, поскольку согласно заключению врачебной комиссии Кореновской ЦРБ от <…> года, явиться самостоятельно на заседание МСЭ не может.
Из направления МУЗ Кореновской ЦРБ на медико - социальную экспертизу следует, что Г. впервые направляется на экспертизу. Основным заболеванием Г. указан сахарный диабет, 2 тип, средней тяжести, субкомпенсированный, ожирение 4 ст. Сопутствующим заболеванием указан поясничный остеохондроз. Стойкий выраженный болевой синдром. Хроническое рецидивирующее течение. Гипертоническая болезнь, 2ст., 2 ст., риск 4.
Суд не может согласиться с доводами истца, так как они полностью опровергаются материалами дела, а также объяснениями представителя истца. Доводы представителя ответчика  Д., по мнению суда, являются обоснованными, так как подтверждаются материалами дела и установленными в судебном заседании обстоятельствами.
В ходе судебного разбирательства представителем истца не было предоставлено документов подтверждающих тот факт, что Г. проходил курс лечения назначенный лечащим врачом, что он полностью прошел программу реабилитации, что он действительно длительное время болеет заболеванием остеохондроз. Перечисленные обстоятельства необходимы при решении вопроса об установлении инвалидности и ограничениях жизнедеятельности больного вызванных этим заболеванием.
Как следует из амбулаторной карты Г., у нейрохирурга на учете он не состоял, лично к нему на прием не являлся, основным заболеванием с которым он направлялся на МСЭ являлся сахарный диабет. Никаких доказательств, которые могли бы опровергнуть доводы председателя комиссии МСЭ Д. суду предоставлено не было.
При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения заявления Г. у суда не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд
Р Е Ш И Л:
            В удовлетворении заявления Г. к Филиалу бюро № 53 « ГБ МСЭ» о признании незаконным решения – отказать.
            Решение может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд через Кореновский райсуд в течение 10 дней со дня его вынесения.
Судья
Справка: решение вступило в законную силу 27.04.2010 года

источник: ссылка

6

Судья: Кузнецова Е.А. Дело №33-2515/2010
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 07 сентября 2010 года
Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:
председательствующего Шефер Л.В.,
судей Марисова А.М., Останина В.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании в г.Томске дело по иску Михеева Вячеслава Алексеевича к бюро медико-социальной экспертизы (филиал №11 ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области) об обязании восстановить группу инвалидности,
по кассационной жалобе Михеева В.А. на решение Копашевского городского суда Томской области от 09 июля 2010 года.
Заслушав доклад судьи Марисова А.М., представителя истца по доверенности от 09.01.2008 Михеева А.Д., представителя ответчика Сидельникову Е.Ю., судебная коллегия
УСТАНОВИЛА:
Михеев В.А. обратился в суд к ответчику с иском, в котором просил обязать ответчика устранить допущенное нарушение его прав – восстановить группу инвалидности с момента принятия незаконного решения с установлением срока «без переосвидетельствования». В обоснование заявленных требований указал, что он заболел в ноябре 2000г., 07.12.2000 у него выявлен сахарный диабет, в этот день экстренно госпитализирован в реанимационное отделение Колпашевской ЦРБ. С 14.12.2000 по 28.12.2000 лечился в эндокринологическом отделении СГМУ, г.Томск. В январе 2001г. госпитализирован в эндокринологическое отделение Томской ОКБ. 27.03.2001 установлена инвалидность: ребенок-инвалид, выдана справка МСЭ №/_/ на срок до 18.12.2002 до достижения 18 летнего возраста. С 18.12.2002 по 31.12.2009 устанавливалась инвалидность 3 группы (инвалид с детства). Диагноз – сахарный диабет 1 типа, средней степени тяжести, декомпенсация. Осложнения: дистальная сенсорная полинейропатия, гепатоз, диабетическая нефропатия, диабетическая ангиопатия нижних конечностей, ангиопатия сетчатки глаз. Сопутствующие заболевания – синдром Морфана; симптоматическая артериальная гипертензия 1 степени, риск 4. Постоянно выезжает в областной центр на госпитализацию в эндокринологическое отделение Томской ОКБ. Инъекции инсулина 5 раз в день, дозы инсулина с каждым годом увеличиваются. Утром повышенный уровень сахара в крови, часто состояния гипергликемии. Днем (в период с 16 до 18 часов) низкий уровень сахара в крови, состояния гипогликемии 2-3 раза в неделю. Плохая чувствительность пальцев ног и рук, стоп, боли в суставах ног, головные боли. Ежегодно ухудшается память (постоянная забывчивость) и плохое зрение (в настоящее время зрение 06/07). В связи с заболеванием обучался в общеобразовательной школе с индивидуальным подходом; получил основное общее образование (9 классов) в 2002г., а среднее общее образование (11 классов) в 2004г. Освобождался от сдачи ЕГЭ, сдавал общие экзамены. Окончил общеобразовательную школу позднее своих сверстников. В 2004г. поступил в Колпашевский филиал Т., завершил обучение в 2007г. при нормативном сроке обучения 1 год 10 месяцев. Превышен нормативный срок обучения из-за ухудшения памяти, частые гипергликемические состояния приводят к поражению центральной нервной системы. Ответчик 29.11.2007 выдал индивидуальную программу реабилитации инвалида (ИПР), в которой рекомендован труд /_/. По причине ухудшения памяти 29.12.2008 выдана ИПР, где рекомендован труд /_/ или /_/. Для работы /_/ необходима соответствующая квалификация. С 04.05.2008 по 18.11.2008 работал /_/ в магазине «Эльдорадо» (ИП С.). Колпашевский магазин закрыт по причине финансовых затруднений у предпринимателя. При заболевании сахарным диабетом 1 типа имеются ограничения трудовой деятельности, не разрешен труд, связанный с повышенной опасностью и длительными командировками; нельзя работать по техническим и военным специальностям, в силовых структурах. Родители – пенсионеры по возрасту; семья относится к малообеспеченной по методике исчисления доходов при отнесении семей к малообеспеченным, а также нормативам центра социальной поддержки населения. Истец проходил очередное освидетельствование у ответчика (руководитель Бондарь Н.Ф.). 09.12.2009 решение не было принято. Ответчик направил его на УЗИ сердца, талон выдан на 11.12.2009. В назначенное время прошел УЗИ сердца и 14.12.2009 – врач-кардиолог Бондарь Н.Ф. сказала ему, чтобы он прибыл в кабинет МСЭ 16.12.2009, где и будет принято решение. 16.12.2009 ему выдана справка «инвалидом не признан». Решение Бюро было обжаловано в Главное Бюро, освидетельствование назначено на 18.01.2010. Решение первичного бюро подтверждено, основание: приказ Министерства труда и социального развития от 22.08.2005 №535. Ссылка на ненормативный акт несуществующего ведомства является неправомерной: названный приказ введен в действие на основании постановления Правительства РФ от 13.08.1996 №965, которое отменено введением в действие постановления Правительства РФ от 20.02.2006 №95. Ссылаясь на постановление Правительства РФ «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих» от 01.12.2004 №715, ст.1 ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» от 24.11.1995 №181-ФЗ, п.п.5, 13 Правил признания лица инвалидом, утв. постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 №95, считает решение ответчика от 16.12.2009 незаконным, нарушающим его права, предусмотренные ст.39 Конституции РФ.
Истец Михеев В.А., будучи надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, суд в соответствии со ст.167 ГПК РФ счел возможным рассмотреть дело в его отсутствие.
В судебном заседании представитель истца Михеев А.Д. исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в исковом заявлении.
Представитель ответчика в судебное заседание не явился, представив письменный отзыв и заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.
Решением Копашевского городского суда Томской области от 09 июля 2010 года на основании п.1 ст.8 ФЗ «О социальной защите инвалидов» от 24.12.1995 №181-ФЗ, п.п.3, 13 Правил о признании лица инвалидом, утв. постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 №95, п.п.«б» п.6, п.п.10, 15 приказа Минздравсоцразвития РФ «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» от 22.08.2005 №535 исковые требования Михеева Вячеслава Алексеевича к бюро медико-социальной экспертизы (филиал №11 ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области оставлены без удовлетворения.
В кассационной жалобе Михеев В.А. просит отменить решение Копашевского городского суда Томской области от 09.07.2010 и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, указывая на неприменение судом первой инстанции постановления Правительства РФ от 07.04.2008 № 247 в части п.2, согласно которому истцу обязаны установить группу инвалидности без переосвидетельствования в 2005 году. Указывает, что дело рассмотрено без присутствия представителя ответчика, который мог бы дать ответы на его вопросы, касающиеся того, что при заболевании инсулинозависимым сахарным диабетом 1 типа не разрешен труд, связанный в повышенной опасностью и длительными командировками. Приводит в жалобе доводы относительно того, что ему нельзя работать по техническим и военным специальностям, в силовых структурах, его не берут в армию, 9 лет его признавали инвалидом, а через такой продолжительный срок инвалидом не признан, имеющееся заболевание является ограничением жизнедеятельности (частичной утратой способности обучаться или заниматься трудовой деятельностью). Указывает, что судом первой инстанции нарушены процессуальные нормы – разрешен вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (ответчиком – филиалом Бюро МСЭ не выдано доверенности ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области»).
Проверив решение суда первой инстанции в пределах доводов кассационной жалобы судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы исходя из следующего.
Судом первой инстанции установлено, что истец Михеев В.А., страдающий заболеванием сахарный диабет 1 типа тяжести, в стадии субкомпенсации, в период с 2002 года неоднократно признавался ребенком-инвалидом, инвалидом 3 группы.
Решением Филиала – бюро №11 ФБУ «ГБМСЭ по Томской области» от 16.12.2009 Михеев В.А. по результатам медико-социальной экспертизы инвалидом не признан с января 2010 года.
Решением ГУ «Главное бюро МСЭ по Томской области» от 18.01.2010, принятым по жалобе Михеева В.А., истец инвалидом не признан.
Федеральное бюро МСЭ 22.04.2010 по результатам заочного освидетельствования истца также не нашло оснований для признания его инвалидом.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правильно руководствовался Федеральным законом от 24.11.1995 №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», Правилами признания лица инвалидом, утв. постановлением Правительства РФ №95 от 20.02.2006 «О порядке и условиях признания лица инвалидом», Классификациями и критериями, используемыми при осуществлении МСЭ граждан в ГУ МСЭ, утв. Приказом Минздравсоцразвития № 535 от 22.08.2005, действовавшими на момент принятия оспариваемого решения.
В соответствии со ст.1 Федерального закона от 24.11.1995 №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалид – это лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.
Согласно п.2 Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением РФ от 20 февраля 2006г. №95, признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.
Условиями признания гражданина инвалидом по п.5 Правил являются:
а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;
б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);
в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.
Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом (п. 6 Правил).
Пунктом 15 Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утв. приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22 августа 2005г. №535, установлено, что критерием для определения третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности 1 степени или ограничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты:
способности к самообслуживанию первой степени;
способности к передвижению первой степени;
способности к ориентации первой степени;
способности к общению первой степени;
способности контролировать свое поведение первой степени;
способности к обучению первой степени.
Обоснованность оспариваемого решения подтверждена заключением Главного бюро медико-социальной экспертизы по Новосибирской области №1 от 25.06.2010, согласно которому на момент обследования Михеева В.А. 09.12.2009 в филиале №11 ФБУ «ГБ МСЭ по Томской области» не имелись необходимые критерии для установления ему группы инвалидности, оснований для установления инвалидности «бессрочно» не имелось.
При таких обстоятельствах суд правильно отказал в удовлетворении заявленных требований.
Доводы кассационной жалобы Михеева В.А. о том, что имеющееся у него заболевание ограничивает его жизнедеятельность и является основанием для признания его инвалидом, не основаны на материалах дела, поэтому подлежат отклонению.
Доводы кассационной жалобы о неприменении в деле п.2 постановления Правительства РФ от 07.04.2008 №247, устанавливающего, что при решении федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы вопроса об установлении группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования гражданам, инвалидность которым была установлена до вступления в силу настоящего Постановления, во внимание принимается также период, в течение которого гражданин являлся инвалидом до вступления в силу настоящего Постановления, являются необоснованными, поскольку по делу судом установлено отсутствие оснований для признания истца инвалидом, предусмотренных Правилами признания лица инвалидом от 20.02.2006.
Ссылки кассатора на нарушение судом норм процессуального права в связи с не привлечением к участию в деле Филиала-бюро №11 «ГБ МСЭ по Томской области», которое принимало оспариваемое решение, являются несостоятельными, поскольку в деле принимал участие представитель ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области», структурным подразделением которого согласно Уставу и Положению о Филиале является Филиал-бюро №11.
При таких обстоятельствах решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.
Руководствуясь ст.360, абз.2 ст.361, ст.366 ГПК РФ, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
решение Колпашевского городского суда Томской области от 09 июля 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Михеева Вячеслава Алексеевича – без удовлетворения.
Председательствующий:
Судьи:

7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 09.02.2007 N 46-В06-40 СТЕПЕНЬ УТРАТЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ТРУДОСПОСОБНОСТИ ПРИ ОЧЕРЕДНОМ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИИ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ С УЧЕТОМ РЕЗУЛЬТАТОВ РЕАБИЛИТАЦИИ ПОСТРАДАВШЕГО. ПРИ ЭТОМ НА ОСНОВАНИИ П. 19 ПРАВИЛ, УТВ. ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ ОТ 16.10.2000 N 789, В СЛУЧАЕ УКЛОНЕНИЯ ПОСТРАДАВШЕГО...



                   ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
   
                               ОПРЕДЕЛЕНИЕ
                         от 9 февраля 2007 года
   
                                                      Дело N 46-В06-40
   
       Судебная   коллегия   по   гражданским  делам  Верховного  Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                           Горохова Б.А.,
       судей                                           Гуляевой Г.А.,
                                                       Малышкина А.В.
   
       рассмотрела  в открытом судебном заседании 9 февраля 2007 г. по
   надзорной  жалобе М. на решение Кировского районного суда г. Самары
   от  4  ноября 2004 г., определение судебной коллегии по гражданским
   делам   Самарского   областного   суда  от  7  декабря  2004  г.  и
   постановление  президиума  Самарского  областного  суда  от 27 июля
   2006  г.  дело  по  жалобе  М.  на  заключение  Специализированного
   профпатологического бюро медико-социальной экспертизы.
       Заслушав  доклад  судьи  Верховного  Суда  Российской Федерации
   Горохова  Б.А.,  Судебная  коллегия по гражданским делам Верховного
   Суда Российской Федерации
   
                               установила:
   
       М.  обратился  в  суд  с  заявлением  об обжаловании заключения
   Специализированного   профпатологического   бюро  медико-социальной
   экспертизы,  ссылаясь  на  то,  что  30  июня  1988 года он получил
   трудовое  увечье,  работая  на КПО "ЗИМ". Увечье повлекло признание
   его инвалидом 3 группы с 25 марта 2002 года пожизненно.
       Согласно  заключению  МСЭ  N  24  от 5 апреля 2004 года степень
   утраты  профессиональной  трудоспособности составляет 40 процентов,
   переосвидетельствование   назначено  на  23  марта  2006  года.  По
   заключению  МСЭ  ему противопоказан тяжелый физический труд, работа
   с   вынужденным  положением  тела,  повышенное  внутреннее  брюшное
   давление.  До  трудового  увечья  он  работал каменщиком 5 разряда.
   Труд   каменщика   -  это  тяжелый  труд,  сопряженный  с  подъемом
   тяжестей,   с   изменением   и  вынужденным  положением  тела.  При
   наклонении  для  подъема  кирпичей происходит повышение внутреннего
   брюшного    давления,   а   согласно   заключению   МСЭ   ему   это
   противопоказано,  в  связи  с  чем  он  лишен возможности выполнять
   работу по специальности.
       Ссылаясь   на   то,   что   степень   утраты   профессиональной
   трудоспособности  должна  определяться из способности пострадавшего
   выполнять  работу  по  прежней специальности или должности, а также
   на  то,  что  он  выполнять работу каменщика 5 разряда не может, М.
   просил      суд     отменить     заключение     Специализированного
   профпатологического  бюро  медико-социальной  экспертизы  N 24 от 5
   апреля  2004  года  об установлении ему 40% утраты профессиональной
   трудоспособности   и   установить   100%   утраты  профессиональной
   трудоспособности.
       Решением  Кировского  районного суда г. Самары от 4 ноября 2004
   г.,  оставленным  без  изменения  определением судебной коллегии по
   гражданским  делам Самарского областного суда от 7 декабря 2004 г.,
   в удовлетворении требований М. было отказано.
       Постановлением  президиума  Самарского  областного  суда  от 27
   июля   2006   г.   надзорная   жалоба   М.   была   оставлена   без
   удовлетворения,  а  судебные  постановления  первой  и кассационной
   инстанций оставлены без изменения.
       В  надзорной  жалобе  М.  просит  состоявшиеся по делу судебные
   постановления отменить.
       Определением  судьи  Верховного  Суда Российской Федерации от 6
   сентября  2006  г.  дело  истребовано  в  Верховный  Суд Российской
   Федерации   и   определением   судьи   Верховного  Суда  Российской
   Федерации  от  13  октября  2006  года передано для рассмотрения по
   существу   в   суд  надзорной  инстанции  -  Судебную  коллегию  по
   гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
       Проверив  материалы  дела,  Судебная  коллегия  по  гражданским
   делам  Верховного  Суда  Российской  Федерации оснований для отмены
   состоявшихся по делу судебных постановлений не усматривает.
       В  соответствии  со  статьей  387  Гражданского процессуального
   кодекса   РФ   основаниями   для   отмены  или  изменения  судебных
   постановлений  в  порядке  надзора  являются существенные нарушения
   норм  материального  или процессуального права. Таких нарушений при
   рассмотрении настоящего дела судом допущено не было.
       Из  материалов  дела  усматривается,  что истец работал на КМПО
   "ЗИМ" каменщиком в ремонтно-строительном цехе 59.
       30   июня   1988   г.   в   результате  несчастного  случая  на
   производстве  он  получил  увечье  -  закрытый перелом IX - X ребер
   справа.  В  связи  с  полученной травмой он был признан инвалидом 3
   группы  (I степени ограничения способности к трудовой деятельности)
   без  переосвидетельствования с рекомендацией о возможности работать
   сторожем,  электрослесарем.  Профпатологическим бюро МСЭ N 24 от 24
   марта  -  5 апреля 2005 года он признан утратившим профессиональную
   трудоспособность на 40%, на срок с 23.03.2004 до 01.04.2006.
       Отказывая  в  удовлетворении требований о признании незаконными
   действий   заинтересованного  лица  об  определении  заявителю  40%
   утраты    профессиональной    трудоспособности,    суд,   правильно
   руководствуясь  Временными  критериями  определения  степени утраты
   профессиональной  трудоспособности  в результате несчастных случаев
   на   производстве  и  профессиональных  заболеваний,  утвержденными
   постановлением  Минтруда  РФ  от  18  июля 2001 года N 56, пришел к
   обоснованному   выводу  о  том,  что  установление  М.  40%  утраты
   профессиональной  трудоспособности  является  правильным. Суд учел,
   что  у  истца  отсутствуют  признаки  резко  выраженного  нарушения
   функций  организма  и  абсолютные  противопоказания  для выполнения
   любых   видов   профессиональной   деятельности   и  что  он  имеет
   возможность    осуществлять   трудовую   деятельность   по   другим
   специальностям    -    электромонтера    4    разряда,   испытателя
   измерительных  систем  5  разряда,  приобретенным им до несчастного
   случая.
       Федеральным   законом  от  24  июля  1998  года  N  125-ФЗ  "Об
   обязательном   социальном  страховании  от  несчастных  случаев  на
   производстве   и   профессиональных   заболеваний"   в   Российской
   Федерации  установлены  правовые,  экономические  и организационные
   основы  обязательного социального страхования от несчастных случаев
   на  производстве и профессиональных заболеваний и определен порядок
   возмещения  вреда,  причиненного  жизни  и  здоровью  работника при
   исполнении  им  обязанностей  по трудовому договору (контракту) и в
   иных установленных этим Федеральным законом случаях.
       Согласно  абзацам  17  и  18  статьи  3 указанного Федерального
   закона    под    профессиональной    трудоспособностью   понимается
   способность    человека    к    выполнению    работы   определенной
   квалификации,   объема   и   качества,   а   под   степенью  утраты
   профессиональной  трудоспособности - выраженное в процентах стойкое
   снижение  способности застрахованного осуществлять профессиональную
   деятельность до наступления страхового случая.
       М.   получил   производственную   травму  в  1988  г.,  работая
   каменщиком 5 разряда.
       Кроме  профессии  каменщика  у  М.  на  момент получения травмы
   имелись    профессии    электромонтера    4   разряда,   испытателя
   измерительных  систем  4  разряда,  стаж  работы  и квалификация по
   которым  были  сравнимы  с  его  работой каменщиком. Степень утраты
   профессиональной  трудоспособности  устанавливается  в процентах на
   момент  освидетельствования  пострадавшего, исходя из оценки потери
   способности  осуществлять  профессиональную деятельность вследствие
   несчастного    случая    на    производстве   и   профессионального
   заболевания,   в  соответствии  с  критериями  определения  степени
   утраты     профессиональной     трудоспособности,     утверждаемыми
   Министерством  здравоохранения  и  социального  развития Российской
   Федерации.
       Одновременно  с  установлением  степени утраты профессиональной
   трудоспособности   учреждение   медико-социальной   экспертизы  при
   наличии    оснований   определяет   нуждаемость   пострадавшего   в
   медицинской,  социальной  и  профессиональной реабилитации, а также
   признает пострадавшего инвалидом.
       На  момент  травмы  пострадавшему  М. было 39 лет. На основании
   действовавших   на   тот   период  нормативных  правовых  актов  по
   последствиям  травмы М. был признан инвалидом II (второй) группы от
   "трудового     увечья"     с    утратой    100%    профессиональной
   трудоспособности сроком на один год.
       В  дальнейшем, с 1989 г. М. признавался инвалидом III (третьей)
   группы, которая в 2002 году была установлена бессрочно.
       С   1989   г.   по   1998  г.  М.  устанавливалась  утрата  60%
   профессиональной  трудоспособности  на  основании действовавшего на
   тот период Постановления Правительства РФ от 23.04.1994 N 392.
       С  1998  г. по 2004 г. пострадавшему устанавливалась утрата 40%
   профессиональной  трудоспособности.  При этом М. регулярно давались
   трудовые  рекомендации,  с  ним  проводились беседы о необходимости
   рационального  трудоустройства  и при необходимости - переобучения,
   которое  при  желании  пострадавшего  было возможно за счет средств
   работодателя,  а с 2000 г. - Фонда социального страхования. Однако,
   до  настоящего  времени  истец  не счел необходимым воспользоваться
   указанными трудовыми рекомендациями.
       При  очередном  освидетельствовании  в  2004  г.  М. вновь была
   установлена   утрата   40%   профессиональной  трудоспособности  на
   основании   абзаца   2   п.   25   "в"  действующего  постановления
   Министерства труда РФ от 18.07.2001 N 56.
       В   надзорной  жалобе  истец  ссылается  на  общее  определение
   профессиональной   трудоспособности   в   Федеральном   законе   от
   24.07.1998  N  125-ФЗ  "Об  обязательном  социальном страховании от
   несчастных    случаев    на    производстве    и   профессиональных
   заболеваний",  но  ошибочно  полагает,  что  сама  по  себе  утрата
   способности  после  производственной  травмы  трудиться  на прежнем
   рабочем   месте   по  прежней  специальности  является  безусловным
   основанием  для  признания  пострадавшего во всех случаях полностью
   нетрудоспособным   с  установлением  100%  утраты  профессиональной
   трудоспособности.
       Согласно   Федеральному   закону  "Об  обязательном  социальном
   страховании    от    несчастных    случаев    на   производстве   и
   профессиональных    заболеваний"   застрахованный,   страховщик   и
   страхователь,     не    согласные    с    заключением    учреждения
   медико-социальной  экспертизы (в том числе с установленной степенью
   утраты  застрахованным  профессиональной  трудоспособности),  могут
   обжаловать  его  в  суд  (пункт  2 статьи 13); порядок установления
   степени   утраты  профессиональной  трудоспособности  в  результате
   несчастных  случаев  на производстве и профессиональных заболеваний
   определяется  Правительством  Российской  Федерации (пункт 3 статьи
   11),  которое должно принять нормативные правовые акты, необходимые
   для  обеспечения  реализации  положений данного Федерального закона
   (часть вторая статьи 31).
       Во   исполнение   этих   предписаний  Правительство  Российской
   Федерации,  в  частности,  приняло Постановление от 16 октября 2000
   года  N  789, которым утвердило Правила установления степени утраты
   профессиональной  трудоспособности  в результате несчастных случаев
   на  производстве  и  профессиональных  заболеваний.  Пункт  33 этих
   Правил  фактически  воспроизводит  положение  пункта  2  статьи  13
   Федерального  закона  "Об  обязательном  социальном  страховании от
   несчастных    случаев    на    производстве    и   профессиональных
   заболеваний".
       Согласно  ст. 16 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об
   обязательном   социальном  страховании  от  несчастных  случаев  на
   производстве  и профессиональных заболеваний" пострадавший имеет не
   только  права,  но  и  обязанности.  В  частности, п. 3 ч. 2 ст. 16
   Закона    обязывает    пострадавшего   "выполнять   предусмотренные
   заключениями  учреждений  медико-социальной экспертизы рекомендации
   по социальной, медицинской и профессиональной реабилитации".
      При    рассмотрении    дела    судом    установлено,   что   от
   профессиональной реабилитации М. систематически уклонялся.
       Способность   М.   использовать  свои  профессиональные  навыки
   подтверждается  тем,  что  в  2002  году  он был принят на работу в
   качестве электрика.

       На  основании  п.  2 параграфа I Постановления Правительства РФ
   от  16.10.2000  N  789  "Об утверждении Правил установления степени
   утраты  профессиональной  трудоспособности  в результате несчастных
   случаев  на  производстве  и  профессиональных заболеваний" степень
   утраты    профессиональной   трудоспособности   устанавливается   в
   процентах  на  момент  освидетельствования пострадавшего, исходя из
   оценки    потери    способности    осуществлять    профессиональную
   деятельность   вследствие  несчастного  случая  на  производстве  и
   профессионального   заболевания,   в   соответствии   с  критериями
   определения   степени   утраты  профессиональной  трудоспособности,
   утверждаемыми  Министерством здравоохранения и социального развития
   Российской Федерации.
       Одновременно  с  установлением  степени утраты профессиональной
   трудоспособности   учреждение   медико-социальной   экспертизы  при
   наличии    оснований   определяет   нуждаемость   пострадавшего   в
   медицинской,  социальной  и  профессиональной реабилитации, а также
   признает пострадавшего инвалидом.
       Данные   критерии  утверждены  постановлением  Минтруда  РФ  от
   18.07.2001   N   56.   Согласно   п.   5  параграфа  II  указанного
   Постановления   при  определении  степени  утраты  профессиональной
   трудоспособности  необходимо  учитывать  профессиональный фактор, в
   частности,  способность  пострадавшего  после несчастного случая на
   производстве   или   возникновения   профессионального  заболевания
   выполнять  работу  в  полном  объеме по своей прежней профессии (до
   несчастного  случая  или  профессионального  заболевания) или иной,
   равноценной  ей  по  квалификации  и  оплате,  а  также возможность
   использования   остаточной   профессиональной  трудоспособности  на
   другой,  менее  квалифицированной  работе  в обычных или специально
   созданных условиях труда.
       Ссылка  М. на то, что решением Верховного Суда РФ N ГКПИ-ОЗ-702
   признан   недействующим  абзац  2  пп.  "а"  п.  25  вышеуказанного
   Постановления   N  56  несостоятельна,  так  как  данный  пункт  не
   применялся  при  определении  М.  степени  утраты  профессиональной
   трудоспособности.
      Согласно  п.  33  постановления  Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56
   степень  утраты  профессиональной  трудоспособности  при  очередном
   освидетельствовании    устанавливается    с    учетом   результатов
   реабилитации пострадавшего.

       При  этом  на основании п. 19 Постановления Правительства РФ от
   16.10.2000  N  789  в  случае  уклонения  (отказа) пострадавшего от
   выполнения  рекомендованных  мероприятий  вопрос  о  степени утраты
   профессиональной    трудоспособности   рассматривается   с   учетом
   возможности выполнять любую трудовую деятельность.

       При   указанных   обстоятельствах  решение  Специализированного
   профпатологического  бюро  МСЭ  N  24 от 2004 г. об установлении М.
   утраты  профессиональной  трудоспособности правильно признано судом
   законным и обоснованным.
       Оснований    для   отмены   состоявшихся   по   делу   судебных
   постановлений по доводам надзорной жалобы М. не имеется.
       На  основании  ст.  ст.  390,  391 ГПК РФ, Судебная коллегия по
   гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
   
                               определила:
   
       решение  Кировского  районного  суда г. Самары от 4 ноября 2004
   г.,  определение  судебной коллегии по гражданским делам Самарского
   областного  суда  от  7  декабря 2004 г. и постановление президиума
   Самарского  областного  суда  от  27  июля  2006  г.  оставить  без
   изменения, надзорную жалобу М. - без удовлетворения.

8

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 7 сентября 2009 г. N ГКПИ09-736

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

при секретаре Александрове В.О.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ступича Юрия Георгиевича о признании недействующим пункта 21 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56,

установил:

в соответствии с пунктом 21 Временных критериев примерами клинико-функциональных критериев установления 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности, определяющих полную утрату профессиональной трудоспособности, являются значительно выраженные нарушения стато-динамической функции:

а) нижняя параплегия; значительно выраженный тетрапарез, трипарез, парапарез с повышением мышечного тонуса по спастическому типу или гипотонией, с минимальным объемом (5,0 - 6,0 градусов) активных движений во всех суставах нижних конечностей, значительно выраженным снижением мышечной силы (до 1 балла), с невозможностью самостоятельного передвижения; III тип ЭМГ - частые колебания потенциала, искажение нормальной структуры электромиограммы "залпами частых осцилляции" (значительно выраженный парез); IV тип ЭМГ - полное биоэлектрическое молчание при функциональных нагрузках (паралич конечностей);

б) значительно выраженный парез обеих верхних конечностей с минимальным объемом активных движений во всех суставах (плечевой - 5,5 - 10 градусов, локтевой - 4,3 - 7,7 градусов, лучезапястный - 5,5 - 8,5 градусов); значительное ограничение противопоставления большого пальца (дистальная фаланга последнего достигает основания второго пальца), сгибания пальцев в кулак (дистальные фаланги пальцев не достигают ладони на расстоянии 5 - 8 см); снижения мышечной силы верхних конечностей (до 1 балла); нарушение основной функции верхней конечности: не возможен схват и удержание крупных и мелких предметов, сохранена лишь вспомогательная функция - поддержание и прижатие предметов;

в) вестибулярно-мозжечковые нарушения: значительно выраженная статическая, динамическая атаксия; гиперрефлексия вестибулярной возбудимости с продолжительностью поствращательного нистагма III степени более 120 секунд, калорического нистагма III степени более 130 секунд;

г) ампутационные культи обеих нижних конечностей (непротезированные) в сочетании с культей верхней конечности, начиная с отсутствия всех пальцев кисти;

д) дыхательная недостаточность III степени, нарушение кровообращения III стадии (одышка в покое, частота дыхания 30 и более в одну минуту, учащение частоты дыхания на 10 - 15 в минуту после незначительного физического напряжения без восстановления исходного уровня, значительно выраженный цианоз, участие в покое вспомогательной дыхательной мускулатуры, выраженная тахикардия - 130 и более ударов в минуту, эпигастральная пульсация, увеличение печени, периферические отеки, снижение жизненной емкости легких до 50% должной, максимальной вентиляции легких - до 50 процентов, увеличение минутного объема дыхания до 180 процентов, снижение индекса Тиффно менее 40 процентов и коэффициента использования кислорода до 20 процентов, снижение сократительной способности миокарда правого желудочка в сочетании с нарушением легочной гемодинамики);

е) значительно выраженные сенсорные нарушения (практическая или абсолютная слепота единственного или лучше видящего глаза: острота зрения с коррекцией - 0,04 - 0, поле зрения равно - 0 - 10 градусов (периферические границы по меридиану от точки фиксации и/или центральные или парацентральные сливные скотомы); зрительная работоспособность - значительно выраженное снижение или отсутствие, показатели ЭФИ - пороги Э-ГГ более 300 мкА или не определяются, лабильность менее 20 Гц или отсутствует, КЧСМ менее 20 п/сек. или отсутствует - при наличии противопоказаний к выполнению любого труда);

ж) значительно выраженные нарушения функций тазовых органов (недержание мочи, кала).

Гражданин Ступич Ю.Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 21 Временных критериев, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Федеральному закону "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", Правилам установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и нарушают его право на социальное обеспечение в полном объеме.

В суде Ступич Ю.Г. поддержал заявленные требования и пояснил, что он утратил профессиональную трудоспособность по своей профессии 100 процентов, а ему установили 60 процентов.

Представители заинтересованных лиц Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Сарвадий М.В., Министерства юстиции Российской Федерации Обушенко Л.А. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили, что оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют законодательству Российской Федерации, изданы компетентным федеральным органом исполнительной власти и не нарушают права граждан на социальное обеспечение.

Выслушав объяснения Ступича Ю.Г., представителей Минздравсоцразвития России Сарвадий М.В., Минюста России Обушенко Л.А., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Степановой Л.Е., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

В соответствии с абзацами 17 и 18 статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества; под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации (пункт 3 статьи 11 Федерального закона).

Пунктом 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" установлено, что Министерство труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации утверждает критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (в редакции Постановления Правительства РФ от 01.02.2005 N 49 эти полномочия осуществляет Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации).

Во исполнение предписаний названного Постановления Правительства РФ Министерство труда и социального развития Российской Федерации утвердило Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Данный нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 августа 2001 г., регистрационный номер 2876 и опубликован в "Российской газете" N 167, 29.08.2001, "Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти" N 36, 03.09.2001.

В пункте 21 Временных критериев приведены примеры клинико-функциональных критериев установления 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

В соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний степень утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего определяется с учетом полученных документов и сведений, личного осмотра пострадавшего, исходя из оценки имеющихся у него профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных или специально созданных производственных условиях (пункт 12).

Основным методологическим принципом экспертизы профессиональной трудоспособности пострадавшего является совокупный анализ следующих критериев: клинико-функциональных; характера профессиональной деятельности (квалификации, качества и объема труда, способности к его выполнению); категории и степени ограничений жизнедеятельности (пункт 2 Временных критериев).

При определении степени утраты профессиональной трудоспособности в рамках клинико-функционального критерия проводится совокупный анализ характера и тяжести травмы, профессионального заболевания; особенности течения патологического процесса, обусловленного несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием; характер (вид) нарушений функций организма; степень нарушений функций организма; клинический и реабилитационный прогноз; психофизиологические способности; клинико-трудовой прогноз (пункт 3 Временных критериев).

Следовательно, при определении степени утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего учреждения медико-социальной экспертизы во всех случаях должны учитывать не только клинико-функциональные критерии нарушений функций организма, но и иные критерии, влияющие на возможность пострадавшего продолжать профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Примеры клинико-функциональных критериев установления степени утраты профессиональной трудоспособности даны не только в пункте 21, но также в пунктах 23, 26 и 29 Временных критериев. Закрепление во Временных критериях этих примеров не означает, что при определении степени утраты профессиональной трудоспособности не применяются нормы, на основании которых учреждения медико-социальной экспертизы должны учитывать возможность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию.

Ссылки заявителя на положения статьи 21 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, абзаца 18 статьи 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", пункт 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний являются несостоятельными, поскольку названные нормы не устанавливают клинико-функциональных критериев.

С учетом изложенного доводы заявителя о несоответствии оспариваемых предписаний Временных критериев действующему законодательству и нарушении ими его прав являются несостоятельными.

В силу части 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194, 195, 198, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

заявление Ступича Юрия Георгиевича о признании недействующим пункта 21 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56, - оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вынесения судом решения в окончательной форме.








ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ссылка

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 ноября 2009 г. N КАС09-516

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего: Федина А.И.,

членов коллегии: Коваля В.С., Манохиной Г.В.,

при секретаре: Кулик Ю.А.,

с участием прокурора: Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ступича Юрия Георгиевича о признании недействующим п. 21 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56,

по кассационной жалобе Ступича Ю.Г. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 7 сентября 2009 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения Ступича Ю.Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей Министерства труда и социального развития Российской Федерации Сарвадий М.В., Шароновой В.Н., возражавших против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 г. N 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 августа 2001 г. N 2876, были утверждены Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Временные критерии).

Согласно п. 21 Временных критериев примерами клинико-функциональных критериев установления 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности, определяющих полную утрату профессиональной трудоспособности, являются значительно выраженные нарушения стато-динамической функции:

а) нижняя параплегия; значительно выраженный тетрапарез, трипарез, парапарез с повышением мышечного тонуса по спастическому типу или гипотонией, с минимальным объемом (5,0 - 6,0 градусов) активных движений во всех суставах нижних конечностей, значительно выраженным снижением мышечной силы (до 1 балла), с невозможностью самостоятельного передвижения; III тип ЭМГ - частые колебания потенциала, искажение нормальной структуры электромиограммы "залпами частых осцилляций" (значительно выраженный парез); IV тип ЭМГ - полное биоэлектрическое молчание при функциональных нагрузках (паралич конечностей);

б) значительно выраженный парез обеих верхних конечностей с минимальным объемом активных движений во всех суставах (плечевой - 5,5 - 10 градусов, локтевой - 4,3 - 7,7 градусов, лучезапястный - 5,5 - 8,5 градусов); значительное ограничение противопоставления большого пальца (дистальная фаланга последнего достигает основания второго пальца), сгибания пальцев в кулак (дистальные фаланги пальцев не достигают ладони на расстоянии 5 - 8 см); снижения мышечной силы верхних конечностей (до 1 балла); нарушение основной функции верхней конечности: не возможен схват и удержание крупных и мелких предметов, сохранена лишь вспомогательная функция - поддержание и прижатие предметов;

в) вестибулярно-мозжечковые нарушения: значительно выраженная статическая, динамическая атаксия; гиперрефлексия вестибулярной возбудимости с продолжительностью поствращательного нистагма III степени более 120 секунд, калорического нистагма III степени более 130 секунд;

г) ампутационные культи обеих нижних конечностей (непротезированные) в сочетании с культей верхней конечности, начиная с отсутствия всех пальцев кисти;

д) дыхательная недостаточность III степени, нарушение кровообращения III стадии (одышка в покое, частота дыхания 30 и более в одну минуту, учащение частоты дыхания на 10 - 15 в минуту после незначительного физического напряжения без восстановления исходного уровня, значительно выраженный цианоз, участие в покое вспомогательной дыхательной мускулатуры, выраженная тахикардия - 130 и более ударов в минуту, эпигастральная пульсация, увеличение печени, периферические отеки, снижение жизненной емкости легких до 50% должной, максимальной вентиляции легких - до 50 процентов, увеличение минутного объема дыхания до 180 процентов, снижение индекса Тиффно менее 40 процентов и коэффициента использования кислорода до 20 процентов, снижение сократительной способности миокарда правого желудочка в сочетании с нарушением легочной гемодинамики);

е) значительно выраженные сенсорные нарушения (практическая или абсолютная слепота единственного или лучше видящего глаза: острота зрения с коррекцией - 0,04 - 0, поле зрения равно -0 -10 градусов (периферические границы по меридиану от точки фиксации и/или центральные или парацентральные сливные скотомы); зрительная работоспособность - значительно выраженное снижение или отсутствие, показатели ЭФИ - пороги Э-ГГ более 300 мкА или не определяются, лабильность менее 20 Гц или отсутствует, КЧСМ менее 20 п/сек. или отсутствует - при наличии противопоказаний к выполнению любого труда);

ж) значительно выраженные нарушения функций тазовых органов (недержание мочи, кала).

Ступич Ю.Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим п. 21 Временных критериев. В подтверждение требования указал, что оспариваемый им п. 21 Временных критериев противоречит Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Федеральному закону "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", Правилам установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и нарушает его право на социальное обеспечение в полном объеме. Он утратил профессиональную трудоспособность по своей профессии - летной работе по управлению воздушными судами, но ему установили 60% утраты трудоспособности, а не 100%.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 7 сентября 2009 г. в удовлетворении заявления отказано. В кассационной жалобе Ступич Ю.Г. просит об отмене решения суда, по мнению заявителя принятого с нарушением норм материального и процессуального права, и направлении дела на новое рассмотрение. Полагает, что судом нарушены ст. 6 Международной Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и п. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене судебного решения.

Согласно абз. 2 п. 3 ст. 11 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон) порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации во исполнение предписания данной нормы приняло Постановление от 16 октября 2000 г. N 789, которым утверждены Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Министерству труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации поручено утвердить критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, форму программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания.

Временные критерии приняты Министерством труда и социального развития Российской Федерации в соответствии с п. 2 названного Постановления Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

В силу абз. 17 и 18 ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества. Под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний предусмотрено, что степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности (п. 2).

Степень утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего определяется с учетом полученных документов и сведений, личного осмотра пострадавшего, исходя из оценки имеющихся у него профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных или специально созданных производственных условиях (п. 12).

В соответствии с п. 2 и п. 3 Временных критериев основным методологическим принципом экспертизы профессиональной трудоспособности пострадавшего является совокупный анализ следующих критериев: клинико-функциональных; характера профессиональной деятельности (квалификации, качества и объема труда, способности к его выполнению); категории и степени ограничений жизнедеятельности. При определении степени утраты профессиональной трудоспособности в рамках клинико-функционального критерия проводится совокупный анализ характера и тяжести травмы, профессионального заболевания; особенности течения патологического процесса, обусловленного несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием; характер (вид) нарушений функций организма; степень нарушений функций организма; клинический и реабилитационный прогноз; психофизиологические способности; клинико-трудовой прогноз.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что определение степени утраты профессиональной трудоспособности осуществляется не только с учетом приведенных во Временных критериях примеров, но иных критериев, влияющих на возможность продолжать профессиональную деятельность до наступления страхового случая, поэтому оспариваемый заявителем п. 21 Временных критериев сам по себе не противоречит действующему законодательству и прав заявителя не нарушает, а приводит лишь примеры клинико-функциональных критериев установления степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах. Примеры таких критериев также приведены и в п. 23, п. 26 и п. 29 Временных критериев.

Как правильно указал суд в решении, закрепление во Временных критериях этих примеров не означает, что при определении степени утраты профессиональной трудоспособности не применяются нормы, на основании которых учреждения медико-социальной экспертизы должны учитывать возможность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию.

Таким образом, при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности клинико-функциональные критерии только учитываются, а не устанавливается только лишь по этим критериям, как ошибочно полагает заявитель, поэтому в каждом конкретном случае процент утраты профессиональной трудоспособности устанавливается индивидуально.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом неправильно применены нормы материального права, ошибочны. Оспариваемые (в части) Временные критерии проверялись судом в порядке абстрактного нормоконтроля. Вывод о законности оспариваемого положения нормативного правового акта сделан судом, исходя из компетенции правотворческого органа, его издавшего, и содержания изложенных в нем норм на основе надлежащего анализа норм федерального законодательства.

Установив, что оспариваемый (в части) нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд обоснованно на основании ч. 1 ст. 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказал в удовлетворении заявления.

Ссылки в кассационной жалобе на нарушение судом ст. 6 Международной Конвенции "О защите прав человека и основных свобод" и ст. 46 Конституции Российской Федерации противоречат материалам дела и не могут служить поводом к отмене решения суда.

Не опровергают вывода суда о законности п. 21 Временных критериев и ссылки в кассационной жалобе на Федеральные авиационные правила "Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации", утвержденные Приказом Минтранспорта России от 22 апреля 2002 г. N 50, и Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 24 апреля 2008 г. N 194н, поскольку не регулируют вопросы по установлению степени утраты профессиональной трудоспособности.

Решение суда первой инстанции принято с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права, предусмотренных ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для его отмены в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 7 сентября 2009 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Ступича Ю.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий

А.И.ФЕДИН

Члены коллегии

В.С.КОВАЛЬ

Г.В.МАНОХИНА

9

Судебные документы Верховного Суда
8-В08-10
верховный суд
российской федерации

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
15 января 2009 года                                         г. Москва
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горохова Б.А.,
судей Гуляевой Г.А. и Корчашкиной Т.Е.
рассмотрела в судебном заседании в порядке надзора гражданское дело по иску Павлова В.П. к ФГУ Главное бюро МСЭ по Ярославской области, Государственному учреждению - Ярославскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о признании решения незаконным и взыскании страховых выплат по надзорной жалобе Государственного учреждения - Ярославского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации на решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 12 декабря 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 4 февраля 2008 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителей истца Филоновой М.А. и Гольдберга Д.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:
Павлов В.П. обратился в суд с иском к ФГУ Главное бюро МСЭ по Ярославской области, Государственному учреждению - Ярославскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о признании решения незаконным и взыскании страховых выплат, указав на то, что, работая формовщиком 4 разряда в 1982 году, он получил профессиональное заболевание - вибрационную болезнь 1 стадии от воздействия местной вибрации.
В 1986 году у него была установлена вибрационная болезнь 2 стадии и решением ВТЭК Кировского района г. Ярославля определена утрата профессиональной трудоспособности 25 %.
Поскольку данное заболевание не позволяло истцу выполнять работу, связанную с вибрацией, он стал работать заливщиком 2 разряда. В 1994 году в связи с тяжелой ситуацией на заводе была создана бригада, где работники совмещали работу заливщиков и обрубщиков, но поскольку Павлов В.П. не мог выполнять работу, связанную с вибрацией, в апреле 1995 года его перевели литейщиком 5 разряда без прохождения обучения.
В 2001 году на переосвидетельствовании ВТЭК определила ему 30% утраты профессиональной трудоспособности; этот же процент был сохранен при переосвидетельствовании МСЭ 16 октября 2003 года сроком на 1 год.
После очередного переосвидетельствования в ноябре 2004 года решением специализированного межрайонного бюро МСЭ № 3 от 4 ноября 2004 года истцу не установлена степень утраты профессиональной трудоспособности со ссылкой на то, что работа литейщиком 5 разряда, которую Павлов В.П. выполнял после получения профессионального заболевания, является профессией, полученной в результате переобучения, что свидетельствует о повышении квалификации истца.
Указанный вывод МСЭ Павлов В.П. считал необоснованным, просил решение отменить, признав его незаконным, и взыскать недополученную сумму страховых выплат за период с 4 ноября 2004 года по ноябрь 2007 года.
Решением Ленинского районного суда г. Ярославля от 12 декабря 2007 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 4 февраля 2008 года, иск удовлетворен.
В надзорной жалобе Государственное учреждение - Ярославское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации, считая состоявшиеся по делу судебные постановления неправильными, просит их отменить.
По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 августа 2008 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 года передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу необоснованной и подлежащей отклонению.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Как усматривается из судебных постановлений, они сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 названного Кодекса не могут повлечь их отмену или изменение в порядке надзора.
Суд пришел к правильному выводу о незаконности решения органа медико-социальной экспертизы об отказе в установлении Павлову В.П. процента утраты профессиональной трудоспособности, поскольку в период с 16 октября 2003 года и по день рассмотрения дела судом у истца сохранилась степень утраты профессиональной трудоспособности 30%, установленная ему решением органа МСЭ в октябре 2003 года.
На основании представленных доказательств, судом установлено, что после возникновения профессионального заболевания истец не мог выполнять и не выполнял работу по своей прежней специальности.
Специалисты МСЭ при отказе в установлении степени утраты профессиональной трудоспособности необоснованно учитывали, что истец после получения профзаболевания работал литейщиком 5 разряда, тогда как по данной профессии Павлов В.П. не обучался и был переведен по профессии «литейщик металлов и сплавов 5 разряда» без направления на обучение и обучения на курсах повышения квалификации, что подтверждается справкой ОАО «Даниловский завод деревообрабатывающих станков» (л.д. 14).
Кроме того, в заседании Судебной коллегии истцом была предъявлена справка о результатах переосвидетельствования, из которой усматривается, что Главным бюро медико-социальной экспертизы по Ярославской области (филиал № 8) с 14 октября 2008 года истцу установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в 30% бессрочно.
С учётом этого, а также того обстоятельства, что обжалуемое решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 12 декабря 2007 года вступило в законную силу и исполнено, поворот исполнения этого решения в силу п. 3 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации и ч. 3 ст. 445 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации невозможен, оснований для отмены состоявшихся по данному делу судебных постановлений по доводам надзорной жалобы Государственного учреждения - Ярославского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 387, 390, 391 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

определила:
решение Ленинского районного суда г. Ярославля от 12 декабря 2007 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 4 февраля 2008 года оставить без изменения, надзорную жалобу Государственного учреждения - Ярославского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации - без удовлетворения.

10

http://www.garant.ru/prime/20070914/1684229.htm

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N КАС07-380

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Т. о признании недействующим пункта 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789, в части слов "...вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях...", и пункта 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 года N 56 по кассационной жалобе Т. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2007 года, которым в удовлетворении заявления отказано. Федерации установила:

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789 утверждены Правила установления степени профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее Правила).

Пунктом 14 Правил предусмотрено, что в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов.

Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 года N 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 августа 2001 года N 2876, были утверждены Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее Временные критерии).

Пунктом 20 Временных критериев предусмотрено, что в случаях, когда в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего наступила полная утрата способности к профессиональной деятельности, в том числе в специально созданных производственных или иных условиях труда, устанавливаются 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

Т. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пункта 14 Правил, в части слов "вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях" и пункта 20 Временных критериев, ссылаясь на то, что оспариваемые им положения нарушают его право на должное возмещение утраченного заработка, поскольку учитывают возможность пострадавшего выполнять работу по многим видам профессиональной деятельности, а не одну конкретную, и именно ту, которая выполнялась до страхового случая, что противоречит статье 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Верховным Судом Российской Федерации постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Т. Полагает, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене судебного решения.

Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее Федеральный закон), порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации во исполнение предписания данной нормы приняло постановление от 16 октября 2000 года N 789.

Временные критерии приняты Министерством труда и социального развития Российской федерации в соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"

В силу абзаца 17 статьи 3 Федерального закона, под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества.

В соответствии с абзацем 18 статьи 3 Федерального закона, под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности (п. 2  Правил).

Правилами определены условия установления степени утраты профессиональной трудоспособности: вследствие резко выраженного нарушения функций организма устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов (пункт 14), вследствие выраженного нарушения функций организма - от 70 до 90 процентов (пункт 15), вследствие умеренного нарушения функций организма - от 40 до 60 процентов (пункт 16), вследствие незначительного нарушения функций организма - от 10 до 30 процентов (пункт 17).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая, следовательно, квалификация, как и другие признаки, учитываемые при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности (объем, качество работы) носит оценочный характер и в рамках одной профессиональной деятельности в зависимости от разряда, класса и других квалифицированных категорий виды профессиональной деятельности могут быть более или менее квалифицированными. В связи с чем, Правительство Российской Федерации вправе было указать в пункте 14 Правил, что степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов устанавливается в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности в случае резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях. Пункт 20 Временных критериев воспроизводит положения пункта 14 Правил.

Признавая доводы заявителя несостоятельными, суд правильно исходил из того, что оспариваемые заявителем положения не противоречат статье 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку данная норма не регулирует условия установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а определяет порядок установления размера подлежащего возмещению потерпевшим заработка (дохода), который он имел до увечья или иного повреждения здоровья, либо до утраты им трудоспособности.

Довод кассационной жалобы о том, что судом неправильно истолкован Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в частности суд неправильно определил понятие "виды профессиональной деятельности", неоснователен.

Суд, проанализировав положения Федерального закона, правильно истолковал смысл оспоренных Т. положений нормативного правового акта, пришел к обоснованному выводу о том, они не предполагают учитывать способность пострадавшего к выполнению работы по многим видам профессиональной деятельности, так как по смыслу и содержанию оспариваемых заявителем норм, под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности.

Поскольку оспариваемые положения нормативного правового акта изданы в пределах компетенции Правительства РФ, не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд обоснованно отказал в удовлетворении заявления.

Выводы суда основаны на нормах материального права, предусмотренных статьей 362 ГПК РФ оснований, для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу Т. - без удовлетворения.

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 23 августа 2007 г. N КАС07-380

Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Архив выпусков ПРАЙМ

11

Документ от 11.11.2008 № 11413, опубликован на сайте 21.11.2008, 2-я гражданская, об установлении степени утраты прфес.трудоспособ, Оставить решение (определение) БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ, а жалобу или представление без удовлетворения

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Дело-33-***-2008                                                             Судья Алексеева Е.В.       
О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

11 ноября   2008 года                                                                г.Ульяновск

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:
председательствующего Шлотгауэр Л.Л.,             
судей Николаевой Р.И. и Трифоновой Т.П.     
рассмотрела   дело по  кассационной жалобе Т*** И*** М*** на решение Ленинского района г. Ульяновска от 22 сентября 2008 года,  по которому суд решил:
В удовлетворении исковых требований Т*** И*** М*** к Федеральному государственному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ульяновской области» об установлении степени утраты профессиональной трудоспособности - отказать.
Заслушав доклад судьи Николаевой Р.И., судебная коллегия
установила:
Т*** И.М. обратилась в суд с иском, уточненным в ходе судебного разбирательства,  к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ульяновской области» об установлении ей 60% степени утраты трудоспособности с ноября 2002 года и третьей группы инвалидности с 2005 года по настоящее время. Требования мотивированы тем, что в период работы в ОАО «Волжские моторы» 27.08.1999 года она получила производственную травму, в результате которой  потеряла два пальца левой руки. По последствиям трудового увечья ей была установлена третья группа инвалидности и 60% утраты профессиональной трудоспособности. Ежегодно с 2002 года утрата профессиональной трудоспособности ей снижалась и  с 31.10.2007 года установлена бессрочно  в размере 30%. С 2005 года ей было отказано в установлении  третьей группы инвалидности. Считает, что ответчик  необоснованно отказал  в установлении  инвалидности и уменьшил размер утраты трудоспособности.
Суд привлек к участию в деле в качестве 3-х лиц Государственное учреждение Ульяновское региональное отделение фонда социального страхования, Государственное учреждение здравоохранения «Ульяновская областная клиническая больница» и ОАО «Волжские моторы» и постановил приведенное выше решение.
В кассационной жалобе Т*** И.М. не соглашается с решением суда и просит его отменить. При этом указывает, что по состоянию здоровья она является инвалидом, поскольку ампутацию  двух пальцев левой руки вылечить невозможно. В связи с полученными повреждениями она утратила 60% профессиональной трудоспособности. Состояние ее здоровья за эти годы не улучшилось. В настоящее время она не  работает, полученная травма постоянно напоминает о себе.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя Т*** И.М. – П*** Е.В., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.
В соответствии со ст. 347 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.
Как видно из материалов дела,  Т*** И.М. получила травму  на производстве 27.08.1999 года в период работы в ОАО «Волжские моторы», в результате которой ей была проведена ампутация двух пальцев  левой руки.
При освидетельствовании 01.02.2000 года травматологическим МСЭ Комитета по социальной защите населения Ульяновской области по последствиям производственной травмы  Т*** И.М. была установлена третья группа инвалидности  с причиной  «трудовое увечье» и 60% утраты профессиональной  трудоспособности на 1 год до 01.02.2001 года. В последующие годы Т*** И.М. при освидетельствовании  установлено:
- с 11.01.2001 по 11.02.2002 года –  третья группа инвалидности и 60% утраты профессиональной  трудоспособности;
- с 12.01.2002 года по 11.01.2003 года –  третья группа инвалидности и 50% утраты профессиональной  трудоспособности;
- с 18.02.2003 года  по 18.03.2004 года и с 26.03.2004  по 01.04.2005 года  – третья группа инвалидности и 40% утраты профессиональной  трудоспособности;
- с 11.10.2005 года по 01.11.2006 года  и с 24.10.2006 года до 01.11.2007 года – 30% утраты профессиональной  трудоспособности и с 31.10.2007 года - бессрочно.
Статьей 1 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» определено, что инвалидом является лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.
Группа инвалидности устанавливается лицам, признанным инвалидами, в зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности. Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы.
Порядок и условия признания лица инвалидом определяются Правилами признания лица инвалидом, утвержденными постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 № 95 (в ред. Постановления Правительства РФ от 07.04.2008 № 247).
В соответствии с п.п. 5, 6 названных Правил условиями признания гражданина инвалидом являются: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. Наличие одного из указанных условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.
Согласно п. 3 ст. 11 Федерального закона РФ  от 24.07.1998 года № 125-ФЗ   «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством РФ.
Пунктом 12 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (утв. Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 года за № 789) степень утраты профессиональной трудоспособности определяется на основе полученных документов и сведений, личного досмотра пострадавшего, исходя из оценки имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, психофизиологических возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, того же содержания и в том же объеме либо с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных или специально созданных производственных условиях.
Статьей 79 ГПК РФ на суд возложена обязанность при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, назначить экспертизу.
Поскольку для проверки обоснованности заключений ФГУ Главное бюро МСЭ по Ульяновской области необходимы были специальные познания в области медицины, суд назначил по делу судебную медико-социальную экспертизу, проведение которой поручил Федеральному государственному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Чувашской Республике – Чувашия».
Из заключения данной экспертизы следует, что нарушение здоровья Таракановой И.М. со стойкими незначительными нарушениями стато-динамической функции, обусловленное патологией костно-мышечной системы, не приводящее к ограничению ни одной из основных категорий жизнедеятельности, не вызывает необходимости в мерах социальной защиты и согласно Классификации и критерий, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (утв.Приказом Минздравсоцразвития России от 22.08.2005 года № 535) не является критерием  для установления группы инвалидности с 2005 года.
Заключением экспертизы также установлено, что истица  с производственной травмой, полученной в 1999 году, может продолжать свою профессиональную деятельность с незначительным снижением квалификации, либо с уменьшением объема выполняемой работы, либо при изменении условий труда, влекущих снижение заработка,  или если выполнение ее профессиональной деятельности требует большего напряжения, чем прежде, что согласно п.17 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и пунктов 27, 28 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (утв.Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18.07.2001 года № 56) -  соответствует степени утраты профессиональной трудоспособности от 10 до 30 процентов.
Оснований сомневаться в обоснованности данного экспертного заключения у судебной коллегии не имеется.
При таких обстоятельствах, поскольку признания лица инвалидом третьей группы возможно лишь в случае нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма и ограничения жизнедеятельности, а установление 60% утраты профессиональной трудоспособности - при выраженном снижении квалификации, выводы ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ульяновской области» об отсутствии оснований для признания Т*** И.М. инвалидом и установлении 60% утраты трудоспособности, являются обоснованными.
В силу изложенного, решение суда является правильным и отмене по доводам кассационной жалобы не подлежит.
Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
о п р е д е л и л а :
Решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 22 сентября 2008 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Т*** И.М.  – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

12

Судья: Султанова Б.Т.
Докладчик: Капустина Л.Ф.
П О С Т А Н О В Л Е Н И Е № 2а-70/2007г.
Коллегия по гражданским делам Северо-Казахстанского областного суда Республики Казахстан в составе председательствующего Лобода М.В., судей Миргалиевой Л.В., Капустиной Л.Ф.,
с участием прокурора Пирматова В.А.,
истца Жанкабаевой Г.А.,
представителя Департамента МТСЗН Жумабаевой А.М. (доверенность в деле),
рассмотрев в открытом судебном заседании 25 января 2007 года в помещении областного суда в г. Петропавловске дело по иску Жанкабаевой Гулнэр Айгаровны к ГУ «Областной противотуберкулезный диспансер», Департаменту Министерства труда и социальной защиты населения РК по Северо-Казахстанской области о признании действий ответчиков незаконными, предоставлении достоверных данных о состоянии ее здоровья для освидетельствования во МСЭК, установлении ей инвалидности, выплаты пенсии, морального вреда, поступившее по частной жалобе истца Жанкабаевой Г.А. на определение суда № 2 г. Петропавловска от 03 января 2007 года о назначении экспертизы,
У С Т А Н О В И Л А:
10.11.2006 года Жанкабаева Гулнэр Айгаровна обратилась в суд с иском к ГУ «Северо-Казахстанский областной противотуберкулезный диспансер», Департаменту Министерства труда и социальной защиты населения РК по Северо-Казахстанской области о признании действий ответчиков незаконными, предоставлении достоверных данных о состоянии ее здоровья для освидетельствования во МСЭК, установлении ей инвалидности, выплаты пенсии по инвалидности с декабря 2005 года по октябрь 2006 года, возмещении морального вреда в размере 50 000 тенге.
В исковом заявлении указала, что в период с 25.07.2005 года по 14.07.2006 года находилась на стационарном лечении в областном противотуберкулезном диспансере, где были проведены необходимые диагностические и лечебные мероприятия, подтверждающие стойкое нарушение функций организма, обусловленное заболеванием «инфильтративный туберкулез в фазе распада». На МСЭК была направлена только 04.07.2006 года с нарушением п.7 Правил проведения медико-социальной экспертизы», где ей отказались установить группу инвалидности, с чем она не согласна, так как до сих пор в легких сохраняется каверна (полость) в прикорневой зоне и имеется дыхательная недостаточность.
Определением суда №2 г. Петропавловска от 03 января 2007 года назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено эксперту Северо-Казахстанского Центра Судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РК.
Расходы по оплате за проведение экспертизы возложены истца и областной противотуберкулезный диспансер поровну.
В частной жалобе истец Жанкабаева Г.А. просит освободить ее от оплаты расходов по экспертизе, так как она является безработной, средств на судебные расходы не имеет, инициатором назначения экспертизы является ответчик.
Кроме того, обращает внимания, что в определении суда допущены неточности, описки.
Заслушав доклад дела судьи Капустиной Л.Ф., объяснение истца Жанкабаевой Г.А., поддержавшей доводы своей жалобы, представителя Департамента МТСЗН Жумабаевой А.М., заключение прокурора Пирматова В.А., полагавшего определение суда оставить без изменения, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, коллегия приходит к следующему:
В соответствии со ст.345 ГПК РК при рассмотрении дела в апелляционном порядке суд проверяет законность и обоснованность решения суда 1 инстанции в полном объеме.
В данном случае коллегия считает необходимым выйти за пределы доводов частной жалобы и проверить законность и обоснованность определения суда 1 инстанции о назначении экспертизы в полном объеме.
По мнению коллегии, данное определение суда не отвечает требованиям закона – ст.ст.91-92, 94 ГПК РК
Так, назначая экспертизу, суд, в мотивировочной части определения указал о необходимости комиссионного исследования состояния организма истца Жанкабаевой Г.А., но в резолютивной части назначил проведение экспертизы одним экспертом Центра судебной медицины.
В соответствии со ст .92, ст.93 ГПК РК эксперт не вправе помимо суда, вести переговоры с лицами, участвующими в деле, по вопросам связанным с проведением экспертизы, самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Объекты экспертного исследования должны передаваться эксперту в упакованном и опечатанном виде.
Однако суд, назначая экспертизу, не изъял на время проведения экспертизы у ответчиков медицинские документы необходимые для экспертного исследования: амбулаторную карту и стационарную историю болезни истца, рентгенологические снимки, иные документы, которые предоставлял тубдиспансер в МСЭК в отношении истца для установления группы инвалидности.
Без истребования вышеуказанной медицинской документации назначение судебной медицинской экспертизы является преждевременным процессуальным действиям суда.
Далее, прежде чем назначить данный вид экспертизы и сформулировать вопросы перед экспертом, суду следовало уточнить и четко разграничить требования истца, какие она предъявляет к ГУ «Областной противотуберкулезный диспансер», а какие - к областному Департаменту Министерства труда и социальной защиты населения РК, что имеет существенное значение для правильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела.
Так, если истец имеет претензии по качеству лечения к противотуберкулезному диспансеру, то суду следовало выяснить: обращалась ли истец по данному вопросу в Северо-Казахстанский филиал Комитета по надзору за качеством медицинских услуг, имеется ли заключение данного учреждения по поводу ее обращения, подтверждающее ее требование о некачественном оказании ей медицинских услуг туберкулезным диспансером, если нет, то разъяснить истцу ее право и возможность обратиться в данный орган для подтверждения обоснованности своего иска в этой части.
Если истец претензий по качеству лечения к тубдиспансеру не имеет, то вопросы за №№1,2,3,4,5,7 о качестве лечения поставлены перед экспертом излишне, так как предметом спора по данному делу не являются, кроме того, они в первую очередь относятся к компетенции Комитета по надзору за качеством медицинских услуг.
В случае, если истец свои исковые требования к тубдиспансеру обосновывает тем, что данное учреждение, по ее мнению, с нарушением срока направило ее документы на МСЭК, а МСЭК в свою очередь необоснованно отказала ей в установлении группы инвалидности, то суду следовало, прежде чем принимать решение о назначении экспертизы, предложить истцу представить документы в подтверждение этих своих требований, какие именно пункты Правил проведения медико-социальной экспертизы нарушили ответчики, а ответчикам – доказательства в подтверждение соблюдение ими тех же Правил проведения медико-социальной экспертизы, утв. 20.07.2005 года №750.
Назначая вышеуказанную экспертизу, суд не исследовал и не приобщил к материалам дела заключение (протокол) МСЭК по отказу установить истцу инвалидность, хотя истец в заявлении от 17.11.2006 года такое ходатайство заявляла.
Кроме того, в определении имеется ряд описок, которые судом впоследствии в порядке ст.230 ГПК РК не исправлены:
- определение о назначении экспертизы датировано 03.01.2006 года, фактически данное определение выносилось 03.01.2007 года;
в определении период нахождения истца на стационарном лечении в областном противотуберкулезном диспансере указан с 25.07.2006 года по 14.07.2006 года, фактически следовало указать с 25.07.2005 года по 14.07.2006 года;
- в определении указано, что документы на освидетельствование в МСЭК были направлены по истечении шести месяцев лечения, фактически документы на МСЭК были направлены по истечении 11 месяцев лечения.
Расходы по производству экспертизы судом поровну возложены на истца и одного из ответчиков – ГУ «Областной пртивотуберкулезный диспансер», при чем данное распределение расходов между вышеуказанными сторонами ни чем не мотивировано.
Между тем, как следует из материалов дела, экспертиза была назначена по инициативе самого суда, поэтому на основании ст.105 ч.5 ГПК РК предварительную оплату должны осуществлять все стороны по делу в равных частях, то есть не только истец и один из ответчиков – облдиспансер, но и второй ответчик - Департамент МТСЗ.
Исходя из изложенного, определение суда о назначении экспертизы является преждевременным, подлежит отмене с передачей дела на рассмотрение в суд 1 инстанции.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 344 ч.6 п.2 ГПК РК, коллегия
П О С Т А Н О В И Л А:
Определение суда № 2 г.Петропавловска от 03 января 2006 (судом допущена явная описка дата вынесения 03 января 2007 года) по данному делу отменить, дело направить на рассмотрение в тот же суд.
Частную жалобу истца Жанкабаевой Г.А. удовлетворить частично.
Председательствующий Лобода М.В.
Судьи Миргалиева Л.В.
Капустина Л.Ф.
Постановление изготовлено судьей Капустиной Л.Ф. в одном экземпляре на 4 страницах на компьютере «АЛСИ»
Председательствующий Лобода М.В.
Судьи Миргалиева Л.В.
Капустина Л.Ф.

13

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 15.12.2006 N 81-В06-25
ДЕЛО ПО ЗАЯВЛЕНИЮ О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМИ ОТКАЗОВ В ОПРЕДЕЛЕНИИ ГРУППЫ ИНВАЛИДНОСТИ НАПРАВЛЕНО НА НОВОЕ РАССМОТРЕНИЕ, ТАК КАК СУДЕБНЫЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ НЕ СОДЕРЖАТ ОБОСНОВАНИЯ СВОИХ ВЫВОДОВ, В НИХ ОТСУТСТВУЕТ УКАЗАНИЕ НА НАРУШЕНИЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ, ПОСЛУЖИВШИХ ОСНОВАНИЕМ К ОТКАЗУ В УСТАНОВЛЕНИИ ЗАЯВИТЕЛЬНИЦЕ ГРУППЫ ИНВАЛИДНОСТИ
По состоянию на март 2007 года
-- Главная страница --
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 декабря 2006 года
Дело N 81-В06-25
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе:
председательствующего Зелепукина А.Н.,
судей Малышкина А.В.,
Меркулова В.П.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению К.
к Учреждениям государственной службы медико-социальной экспертизы
общего профиля г. Ленинск-Кузнецкого, Главному бюро медико-
социальной экспертизы Кемеровской области о признании незаконными
отказов в определении группы инвалидности по надзорной жалобе
Учреждения Государственной службы медико-социальной экспертизы
"Главное бюро медико-социальной экспертизы Департамента социальной
защиты населения Кемеровской области" на решение Ленинск-
Кузнецкого городского суда от 4 августа 2004 года, определение
судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного
суда от 21 января 2005 года и постановление президиума
Кемеровского областного суда от 15 августа 2005 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Зелепукина А.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации
установила:
К. обратилась в суд с исковым заявлением, в котором указала,
что в конце августа 2003 года Ленинск-Кузнецким бюро МСЭ ей было
незаконно отказано в определении группы инвалидности. Главное бюро
МСЭ Кемеровской области 31 октября 2003 года оставило без
удовлетворения ее жалобу.
При этом свои требования она обосновала тем, что у нее имеется
заболевание, которое является основанием к установлению ей группы
инвалидности, а обоснованность ее требований, по ее мнению,
подтверждается опытными специалистами, предоставившими заключение
от имени заведующего нейрологическим отделением 1 горбольницы и
заведующего травмпунктом, которые рекомендовали обратиться для
определения группы инвалидности.
В связи с этим она просила отменить решение Ленинск-Кузнецкого
бюро МСЭ и Главного бюро МСЭ Кемеровской области и обязать
освидетельствовать и определить группу инвалидности.
Решением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 4 августа 2004
года требования истицы были удовлетворены, на Учреждение
государственной службы медико-социальной экспертизы "Бюро медико-
социальной экспертизы общего профиля г. Ленинск-Кузнецкого"
возложена обязанность по установлению третьей группы инвалидности
с момента вынесения экспертного заключения, то есть с 13 мая 2004
года, а также взыскана стоимость судебно-медицинской экспертизы.
Определением судебной коллегии по гражданским делам
Кемеровского областного суда от 21 января 2005 года это решение
суда оставлено без изменения с исключением из мотивировочной части
решения вывода о взыскании с Учреждения БМСЭ г. Ленинск-Кузнецкого
и Главного БМСЭ государственной пошлины в размере 1000 рублей в
равных долях.
Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 15
августа 2005 года решение суда первой инстанции и кассационное
определение были отменены в части возложения обязанности
определения третьей группы инвалидности с момента вынесения
экспертного заключения с 13 мая 2004 года и дело в этой части
направлено на новое рассмотрение.
В надзорной жалобе Главное БМСЭ Кемеровской области просит
отменить судебные постановления, состоявшиеся по данному делу.
Определением заместителя Председателя Верховного Суда
Российской Федерации от 20 июня 2006 года дело истребовано в
Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного
Суда Российской Федерации от 7 ноября 2006 года передано для
рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации.
В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных
постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения
норм материального или процессуального права.
В надзорной жалобе указано на то, что при вынесении обжалуемых
постановлений были допущены существенные нарушения норм
материального и процессуального права.
Согласно части четвертой ст. 1 Федерального закона Российской
Федерации от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ "О социальной защите
инвалидов в Российской Федерации" (с последующими изменениями)
признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением
медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица
инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.
В п. 36 Постановления Правительства Российской Федерации от 13
августа 1996 года N 965 "О порядке признания граждан инвалидами"
(в настоящее время действует Постановление Правительства
Российской Федерации от 20 февраля 2006 года N 95 "О порядке и
условиях признания лица инвалидом") указано, что гражданин или его
законный представитель в случае несогласия с экспертным решением
бюро медико-социальной экспертизы может обжаловать его в суд в
порядке, установленном законодательством Российской Федерации, а в
соответствии с пунктом 4 "Примерного положения об учреждениях
Государственной службы медико-социальной экспертизы" (в настоящее
время утратило силу в связи с принятием Постановления
Правительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 года N 805
"О порядке организации и деятельности федеральных государственных
учреждений медико-социальной экспертизы") учреждения в своей
деятельности руководствуются федеральными законами, указами и
распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и
распоряжениями Правительства Российской Федерации, законами
субъектов Российской Федерации, иными нормативными правовыми
актами, а также положением об учреждениях и Положением о признании
лица инвалидом.
При рассмотрении требований заявителя суд первой и кассационной
инстанций исходили из того, что требования К. к Учреждениям
государственной службы медико-социальной экспертизы "Бюро медико-
социальной экспертизы общего профиля г. Ленинск-Кузнецкого" и
Главному бюро медико-социальной экспертизы Кемеровской области о
признании незаконными отказов в определении группы инвалидности
являются обоснованными, поскольку истица имеет заболевания,
которые по заключению экспертов Федерального научно-практического
центра медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов
Министерства труда и Социального развития Российской Федерации
позволяют определить ей третью группу инвалидности.
Президиум областного суда в своем постановлении от 15 августа
2005 года при отмене вышеуказанных судебных постановлений в части
возложения обязанности по определению третьей группы инвалидности
и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции
обоснованно признал существенным нарушением процессуального
законодательства использование в качестве доказательства
заключения Федерального научно-практического центра медико-
социальной экспертизы и реабилитации инвалидов Министерства труда
и социального развития Российской Федерации г. Москвы, поскольку
оно не соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ, не содержит
мотивировки сделанного вывода и подробного описания проведенного
исследования.
Следует также согласиться с доводами надзорной жалобы, что
судебные постановления, удовлетворившие требования заявительницы,
не содержат обоснования сделанного вывода, в них отсутствует
указание на нарушение и нормативных правовых актов, послуживших
основанием к отказу в установлении ей группы инвалидности, что
является обязательным в силу в соответствии с пунктом 4
"Примерного положения об учреждениях Государственной службы медико-
социальной экспертизы" (Постановления Правительства Российской
Федерации от 16 декабря 2004 года N 805 "О порядке организации и
деятельности федеральных государственных учреждений медико-
социальной экспертизы").
В то же время, президиум областного суда в нарушение
процессуального законодательства не привел мотивировки в остальной
части судебных постановлений и не указал в резолютивной части
оставляет ли их без изменения.
Таким образом, президиум областного суда по существу без
приведения мотивов в постановлении оставил без изменения судебные
постановления в части признания незаконными отказов в назначении
группы инвалидности, решении о распределении расходов, что
противоречит постановлению президиума об отмене судебных
постановлений о назначении группы инвалидности, неправомерно
ограничивает суд первой инстанции в принятии решения, делая
невозможным отказ в удовлетворении требований заявителя.
Данное нарушение процессуального законодательства следует
признать существенным, а поэтому постановление президиума подлежит
отмене в части оставления судебных постановлений без изменений, с
отменой остальных судебных постановлений в неотмененной части.
Руководствуясь ст. ст. 388, 390 ГПК Российской Федерации,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации,
определила:
постановление президиума Кемеровского областного суда от 15
августа 2005 года оставить без изменения в части отмены решения
Ленинск-Кузнецкого городского суда от 4 августа 2004 года,
определения судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского
областного суда от 21 января 2005 года и направлении дела на новое
рассмотрение.
Отменить в остальной части постановление президиума
Кемеровского областного суда, решение Ленинск-Кузнецкого
городского суда от 4 августа 2004 года, определение судебной
коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 21
января 2005 года и дело направить на новое рассмотрение в суд
первой инстанции.

14

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
суда надзорной инстанции

Президиум Архангельского областного суда в составе: Председательствующего Аверина М.Г., членов президиума Бунькова В.Г., Бурмагина С.В., Мукминовой Н.Л., Мартынова Е.А., Белоусовой Н.А. по докладу судьи областного суда Распопина В.Ф. рассмотрел по надзорной жалобе Л. дело по иску Л. к Федеральному государственному учреждению здравоохранения «Центральная медико-санитарная часть № 58 Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения Российской Федерации» об отмене решений, обязательстве установления степени утраты профессиональной трудоспособности на определенный период времени, а также степени утраты профессиональной трудоспособности и группы инвалидности без срока переосвидетельствования,
установил :
Л. обратился в суд с иском к Федеральному государственному учреждению здравоохранения «Центральная медико-санитарная часть № 58 Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения Российской Федерации» (далее бюро МСЭ ЦМСЧ - 58) об отмене решений, принятых в мае 2003 года и в августе 2004 года по установлению ему 40% утраты профессиональной трудоспособности, просил установить ему 60% утраты профессиональной трудоспособности с мая 2003 по май 2004 года, затем с мая 2004 года просил установить 100% утраты профессиональной трудоспособности и 3 группу инвалидности без срока переосвидетельствования.
Свои требования обосновал тем, что Федеральное государственное учреждение здравоохранения «Центральная медико-санитарная часть № 58 Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения Российской Федерации» в мае 2003 и в августе 2004 года незаконно установила ему 40% утраты профессиональной трудоспособности. С 1978 года по 1997 год работал в ФГУП ПО по специальности электрогазосварщика. В 1996 году у него было выявлено и установлено профессиональное заболевание, в мае 1997 года Главное Бюро МСЭ установило ему 3 группу инвалидности и 60% утраты профессиональной трудоспособности, запретив работу по основной специальности электорогазосварщика. Решениями МСЭ ЦМСЧ-58 от 05.05.2003 и 02.08.2004 года установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 40% на периоды с мая 2003 года по май 2004 года и с мая 2004 года до 1.06.2005 года. С указанными решениями ответчика не согласен. Полагает, что бюро МСЭ неправильно истолковало п. 25 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности, поскольку его работа не связана с использованием профессиональных навыков электрогазосварщика, ему должна быть установлена степень утраты профессиональной трудоспособности не менее 60%, а с мая 2004 года – 100% бессрочно, поскольку с 1997 года не выполняет работы по основной профессии электрогазосварщика, что свидетельствует о стойком нарушении профессиональной способности и возможности выполнения производственной деятельности.
Решением Северодвинского городского суда Архангельской области от 30 июня 2005 года в удовлетворении исковых требований отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 4 августа 2005 года решение городского суда оставлено без изменения, кассационная жалоба Л. без удовлетворения.
В надзорной жалобе Л. просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить .
Судьей Архангельского областного суда Кокуновой В.П. вынесено определение от 24 ноября 2005 года, которым дело передано в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.
Обсудив доводы надзорной жалобы, проверив материалы дела, заслушав доклад судьи областного суда Распопина В.Ф., президиум находит решение Северодвинского городского суда от 30.06.2005 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 4 августа 2005 года подлежащими отмене, как постановленные с нарушением норм материального и процессуального права по следующим основаниям.
В соответствии с п. 6 Постановления Правительства РФ от 16.10.2000 г. №789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности» (далее Правила), степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается учреждениями СМЭ. В соответствии с п. 31 Правил, решение бюро МСЭ может быть обжаловано в суд.
Как видно из материалов дела и надзорной жалобы, Л. работал с 1978 года по 1997 год в ФГУП ПО по специальности электрогазосварщик. В 1996 году у него было выявлено и установлено профессиональное заболевание - радикулопатия шейного отдела позвоночника с церебральными вазомоторными нарушениями, в мае 1997 года Главное Бюро МСЭ установило ему 3 группу инвалидности и 60% утраты профессиональной трудоспособности, запретив работу по основной специальности электорогазосварщика. В данном размере утрата трудоспособности устанавливалась ему и в последующие годы до мая 2003 года. Решениями бюро МСЭ ЦМСЧ 58 от 5.05.2003 и 4.08.2004 года Л. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 40%. Л. считает, что степень утраты трудоспособности с мая 2003 года должна быть 60%, а с мая 2004 г.100% с установлением 3 группы инвалидности бессрочно.
Отказывая Л. в удовлетворении его требований, суд пришел к выводу о том, что бюро МСЭ ЦМСЧ-58 определило степень утраты профессиональной трудоспособности в соответствии с требованиями Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности и Временных критериев ее определения. При этом суд исходил из того, что истец после прекращения работы электросварщиком продолжал более 5 лет выполнять квалифицированную работу не по профессии, но с использованием профессиональных навыков на участке корпусно-сварочного производства. Также суд основывался на заключении экспертизы, назначенной и проведенной по определению суда.
В соответствии с абз.17 и 18 ст. 3 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению не любой работы, а работы конкретной квалификации, объема и качества. Под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая, т.е. ту деятельность, которая требует наличия специальных знаний и умений, навыков, полученных путем образования и обучения.
Квалификация - это уровень подготовленности, мастерства, степени годности к выполнению труда по специальности или должности, определяемой разрядом, классом, званием и другими квалификационными категориями.
Пункт 19 Постановления Правительства РФ от 16 октября 2000 года № 789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» закрепляет положение о том, что при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывается способность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю, с учетом имеющихся у него профессиональных знаний и умений.
В судебном заседании установлено, что работу электрогазосварщика Л. выполнять не может, с 1999 года переведен работать комплектовщиком изделий и инструментов 3 разряда КСП, с января 2004 года слесарем механо-сборочных работ ПКБ.
Суд, при определении законности принятых ответчиком 5 мая 2003 года и 4 августа 2004 года решений о степени утраты профессиональной трудоспособности, должен был проверить, принимались ли эти решения с учетом способности истца выполнять работу по прежней специальности – электрогазосварщика.
В соответствии с пунктом 25 «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим с умеренными нарушениями функций организма устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации, объема производственной деятельности или категории тяжести труда:
- 60% устанавливается в случаях, если пострадавший утратил профессию и может выполнять легкие неквалифицированные виды труда, если может выполнять работу по профессии, но со снижением квалификации на четыре тарификационных разряда, если может выполнять неквалифицированный труд со снижением разряда на четыре категории тяжести.,
- 40% устанавливается в случаях, если пострадавший может выполнять работу по профессии с уменьшением объема производственной деятельности, если может выполнять работу не по профессии, но с использованием профессиональных навыков, если может выполнять работу по профессии со снижением квалификации на два тарификационных разряда, если может выполнять неквалифицированный физический труд со снижением разряда работ на две категории тяжести.
Однако, при рассмотрении дела судом не выяснен вопрос о тарификационных разрядах должностей, которые занимал и занимает с 1999 года истец (на сколько тарификационных разрядов они ниже или выше его работы в должности электрогазосварщика), не исследован вопрос о возможности использования профессиональных навыков электрогазосварщика в работе комплектовщика изделий и инструментов КСП и слесаря механо-сборочных работ ПКБ.
В материалах дела отсутствуют сведения о том, что принимая решения об установлении степени утраты профессиональной трудоспособности в 40% МСЭ ЦМСЧ-58 был изучен характер работ и уровень знаний, предъявляемых по выполняемым работам и занимаемым профессиям Л.
Суд, отказывая Л. в удовлетворении требований, сослался на заключение ГУ «Государственная служба медико-социальной экспертизы по Архангельской области» от 31.12.2004, которое было дано на основании определения суда от 6.09.2004 о назначении судебной медико-социальной экспертизы.
В силу ст. 67 и ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Однако, представленное заключение содержит только санитарно-гигиенические характеристики условий труда Л. Экспертное заключение в нарушение ч. 2 ст. 86 ГПК не содержит подробного описания проведенного исследования, и сделанных в результате его выводов.
Суд, ссылаясь в своих выводах на заключение судебной медико-социальной экспертизы, не дал ему оценки с позиций ст.ст. 67, 86 ГПК РФ.
В экспертном заключении отсутствует мотивировка его выводов (со ссылкой на закон и нормативные акты) о том, что решения бюро МСЭ ЦМСЧ-58, по которым Л. определена степень утраты профессиональной трудоспособности в 40%, являются правильными. Суд не принял во внимание то обстоятельство, что в этом же заключении (л.д.31) есть ссылка на справку начальника БТИЗ КСП М. от 3.10.2000, согласно которой работа комплектовщика изделий и инструментов, которую выполнял Л., не имеет ничего общего с работой электросварщика, а также не требует применения профессиональных навыков электросварщика.
Так же не дана судом оценка заключению медико-социальной экспертизы ФГУП ФЦЭРИ от 13.01.2004 года, проведенной 15.12. – 20.12.2003г. (л.д.16-18). В тот период Л. работал комплектовщиком изделий и инструментов 3 разряда, степень утраты профессиональной трудоспособности ему была определена 60%.
В мае 2003 года, когда степень утраты профессиональной трудоспособности ответчик определил Л. 40%, он занимал ту же должность – работал комплектовщиком изделий и инструментов 3 разряда КСП, следовательно характер его работы не менялся. Нет в материалах дела и доказательств того, что изменились требования и к уровню знаний, предъявляемых по этой профессии.
В соответствии с п.п. 4-29 Временных критериев, п.п. 9-18 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности, степень утраты профессиональной трудоспособности определяется с учетом возможностей лица выполнять профессиональную деятельность и совокупным анализом таких критериев как: клинико-функциональных (в том числе и выраженности нарушений функций организма), характера профессиональной деятельности, категории и степени ограничения жизнедеятельности, других критериев, указанных в п. 4 Временных критериев.
Вывод суда о том, что поскольку Л. 5 лет выполняет квалифицированные работы, поэтому ему может быть снижена степень утраты профессиональной трудоспособности до 40%, не основан на нормах действующего законодательства, поскольку указанные выше нормативные акты не предусматривают такого основания (как продолжительность работы определенной квалификации) для снижения процента степени утраты профессиональной трудоспособности.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, уточнить заявленные истцом требования, поскольку установление степени утраты профессиональной трудоспособности не входит в компетенцию суда. При разрешении такого спора суд вправе проверить законность принятого учреждением медико-социальной экспертизы решения.
Указанное выше свидетельствует о незаконности решения суда и определения судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда в связи с чем, они подлежат отмене.
Руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум
постановил :
Решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 30 июня 2005 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 4 августа 2005 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.
Председательствующий М.Г. Аверин

15

Р Е Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
11 июля 2011 года
Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону в составе:
председательствующего судьи Соколовой Т.Ю.
при секретаре Анохиной О.Н.
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда дело № 2-1644/11 по иску Петренко Е.С. к ФГУ «Главное бюро МСЭ по РО» о признании решения незаконным
У С Т А Н О В И Л:
Истец обратился в суд с настоящим исковым заявлением, ссылаясь на то, что 07.12.2010г. она обратилась в Филиал № 9 ФГУ МСЭ по РО для освидетельствования и назначении группы по инвалидности. МСЭ в нарушение п. 5 раздела 2 и п.25 раздела 4 Постановления Правительства РФ № 95 от 20.02.2006 г. «О порядке и условиях признания лица инвалидом» неправомерно оценив расстройство функций ее психики, ее ограничений жизнедеятельности и ее потребности в мерах социальной защиты, незаконно отказало ей в установлении группы инвалидности. Указанное решение Филиала № 9 ФГУ МСЭ по РО обжаловалось истцом в Главное Бюро МСЭ по РО. 18.02.2011г. в Главном Бюро МСЭ по РО в соответствии с п.43 раздела 6 Постановления Правительства РФ, ей не провели медико-социальную экспертизу, а освидетельствовали на заседании постоянно действующего расширенного состава врачей-экспертов ФГУ ГБ МСЭ по РО с привлечением врачей-экспертов психиатров, решение которых истец и обжалует. Истец просит отменить решение заседания врачей-экспертов ФГУ «Главное бюро МСЭ по РО» от 18.02.2011г. как незаконное, отменить решение ФГУ «МСЭ» филиала № 9 от 07.12.2010, как незаконное.
Истец Петренко Е.С. в судебное заседание не явилась, представила заявление о рассмотрении дела в ее отсутствии, с участием ее представителя по доверенности.
Представитель истца, действующий на основании доверенности Якинин В.В., в судебное заседание явился, уточнил исковые требования, просил решение МСЭ от 07.12.2010 г. отменить как незаконное, вынесенное с нарушением п.26 раздела 4, п.2 раздела 1 Постановления Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95., обязать ответчика провести освидетельствование Петренко Е.С. в МСЭ на основании первоначального заявления от 07.12.2010 г.
Представитель ответчика по доверенности Шепеля Т.Б. в судебное заседание явилась, в удовлетворении исковых требований просила отказать, дала пояснения аналогичные доводам изложенным в отзыве.
Суд, исследовав материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, приходит к следующим выводам.
Как усматривается из материалов дела 07.12.2010г. Петренко Е.С. обратилась в Филиал № 9 ФГУ МСЭ по РО для освидетельствования и получения группы по инвалидности, в которой ей было отказано.
В порядке обжалования Петренко Е.С. 18.02.2011 обратилась в Главное Бюро МСЭ по РО. Согласно справки ФГУ «ГБ МСЭ по РО» Петренко Е.С. рекомендовано наблюдение по ЛПУ по месту жительства у психиатра и стационарное лечение по показаниям.
Согласно Постановлению Правительства РФ от 20.02.2006 № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом» признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития РФ. Медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала.
Организация, оказывающая лечебно-профилактическую помощь, направляет гражданина на медико-социальную экспертизу после проведения необходимых диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятий при наличии данных, подтверждающих стойкое нарушение функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами.
Согласно п.26,27 Постановления Правительства РФ от 20.02.2006 № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом» при проведении медико-социальной экспертизы гражданина ведется протокол. Протокол ведется, оформляется в журнале протоколов, он установленной формы, в него вносятся: Ф.И.О., срок инвалидности, причина инвалидности, дата очередного освидетельствования, диагноз и др.
Судом установлено, что в обоснование своих требований истец ссылается на то обстоятельство, что решение МСЭ от 07.12.2010 г. является незаконным в связи с тем, что нарушен п. 26 и п.2 Постановления Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95.
Как установлено в судебном заседании, книга протоколов является документом МСЭ и копия не предоставляется гражданам. Истец не запрашивала копию протокола и не ходатайствовала о предоставлении протокола.
Доводы истца о том, что такой протокол отсутствует не подтверждается никакими доказательствами, заявления формальны и не являются состоятельными.
Требование истца о нарушение п.2 Постановления Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95., в соответствии с которым МСЭ проводится исходя из оценки состояния организма гражданина на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных, в судебном заседании подтверждены не были.
Требования истца о том, что анализ проведен не был, также не обоснованны, поскольку все данные занесены в акт освидетельствования от 07.12.2010 г. № 2656. Ответчик предоставил в качестве доказательств копию акта освидетельствования.
В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 № 1013Н «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» степень выраженности стойких нарушений функций организма и степень выраженности основных категорий жизнедеятельности человека определяется четырьмя степенями: незначительные нарушения, умеренные нарушения, выраженные нарушения, значительно выраженные нарушения.
В ходе проведения медико-социальной экспертизы истицы, было установлено, что у нее присутствуют незначительные нарушения функций, а также ограничена способность трудовой деятельности (0-1 степени), способность контролировать свое поведение (0-1 степени), способность к общению (0-1 степени). Данная информация отражена в п.33 Акта освидетельствования Бюро МСЭ и таким образом никаких нарушений в нарушении процедуры освидетельствования не было.
После первичного освидетельствования 07.12.2010 г., истица, с учетом названных степеней ограничения основных категорий жизнедеятельности, инвалидом не была признана, поскольку, указанные нарушения функций организма и определенный диагноз не инвалидизируется.
Более того, Петренко Е.С. обжаловала 11.01.2011 г. экспертное решение от 07.12.2010 г., в связи с чем, 25.01.2011 г. проходила освидетельствование в порядке обжалования в экспертном составе № 9, экспертное решение филиала бюро № 9 названным экспертным составом оставлено без изменения.
С решением экспертного состава № 9 истица также не согласилась, и 04.02.2011 г. она была приглашена на расширенное заседание, на которое она не явилась, повторно была приглашена на освидетельствование в расширенном заседании 18.02.2011 г. в присутствии лечащего врача. По результатам освидетельствования инвалидом не признана.
Согласно п.1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.
Истцом не предоставлено суду, каких либо доказательств в обоснование заявленных требований, в связи с чем, суд полагает заявленные исковые требования не обоснованными и не подлежащими удовлетворению.
Руководствуясь ст.ст.12,194-199 ГПК РФ, суд
Р Е Ш И Л :
В удовлетворении исковых требований Петренко Е.С. к ФГУ Главное бюро МСЭ по Ростовской области о признании незаконным решения МСЭ от 7 декабря 2010 года и обязать ответчика провести освидетельствование Петренко Е.С. в МСЭ на основании первоначального заявления от 07.12.2010 г. – отказать.
Решение может быть обжаловано в Ростовский областной суд через Кировский районный суд г.Ростова-на-Дону в течение 10-ти дней со дня принятия решения в окончательной форме.
Решение в окончательной форме изготовлено 15 июля 2011 года.
СУДЬЯ:

источник: ссылка

16

РЕ Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
хх года г. Белогорск
Белогорский районный суд Амурской области, в составе:
Председательствующего Баженовой Г.Б.,
С участием помощника прокурора Белогорского района Юлун А.К.,
При секретаре Долгановой Т.А.

Рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по заявлению Максимова Эдуарда Александровича об оспаривании заключения медико- социальной экспертизы,

У С Т А Н О В И Л :

Максимов Э.А. обратился в суд с данным заявлением утверждая, что заключение медико социальной экспертизы, в соответствии с которым он не признан инвалидом 3 группы является незаконным и необоснованным.

В судебном заседании заявитель настаивал на своем заявлении и пояснил, что он на протяжении многих лет являлся инвалидом 3 группы и получал пенсию. Его освидетельствования и ранее проводились заочно. По хх год он получал пенсию, так как являлся инвалидом. Однако в хх году, при очередном освидетельствовании, он уже не был признан инвалидом и соответственно прекратилась и выплата пенсии.

Действительно по определению суда была проведена вновь медико- социальная экспертиза с его личным освидетельствованием экспертами МСЭ. Однако и с данным заключением экспертов он не согласен. Стопа ноги у него также отсутствует, что затрудняет его передвижение и надлежащее исполнение необходимых ему функций. В связи с тем, что он испытывает трудности при ходьбе, у него стал болеть позвоночник.

Просил признать заключение ФГУ "Главное бюро медико - социальной экспертизы по Амурской области" в части не признания его инвалидом незаконным и необоснованным.

Из письменных возражений руководителя - главного эксперта К. на заявление Максимова Э.А. следует, что требования Максимова Э. А. они считают необоснованными и пояснили, что освидетельствование Максимова Э.А. действительно проводилось в заочной форме, согласно его письменного заявления и на основании представленных документов.

В соответствии с п. 15 Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико- социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико- социальной экспертизы, утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 года № 535 устанавливаются определенные критерии для определения третьей группы инвалидности.

Имеющиеся у Максимова Э.А. незначительные нарушения статодинамической функции не ограничивают ни одну из категорий жизнедеятельности и не дают оснований для установления инвалидности.

В судебное заседание представитель ФГУ "ГБ МСЭ по Амурской области" не явился, о дате рассмотрения дела был извещен надлежащим образом. В своем письменной ходатайстве ответчик просил дело рассмотреть в их отсутствие. Учитывая имеющиеся письменное заявление, суд считает возможным данное дело рассмотреть в отсутствие представителя ФГУ "ГБ МСЭ по Амурской области".

Суд, выслушав заявителя, изучив материалы дела, оценив представленные доказательства, заслушав заключение прокурора, которая полагала необходимым требования Максимова Э.А. оставить без удовлетворения, приходит к следующему.

Согласно главы 25 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде решение, действие ( бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы.

Статья 46 Конституции РФ устанавливает, что каждому гарантируется защита его прав и свобод в судебном порядке. Всеобщая декларация прав человека установила: "Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией и законом". Право на судебную защиту закрепляется также в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ч. 1 ст.6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как следует из заявления Максимова Э.А. он с 20 летнего возраста является инвалидом 3 группы, поскольку у него имеется травма стопы правой ноги. Каждый год он проходил освидетельствование в заочной форме. Однако в хх году при очередном освидетельствование он не был признан инвалидом, в связи с чем выплата пенсии ему была прекращена.

Заявитель полагал, что в связи с тем, что он не был осмотрен врачами экспертами, ему и не была установлена инвалидность.

Допрошенный в предыдущем судебном заседании представитель ФБУ ИК 2 УФСИН России по Амурской области - начальник медицинской части данного учреждения Д. пояснил, что действительно в учреждении ИК-2 отбывает наказание осужденный Максимов Э.А. До хх года он являлся инвалидом 3 группы по общему заболеванию.

В хх году Максимов Э.А. был направлен на очередное переосвидетельствование, которое проводилось заочно, согласно его заявлению. По решению комиссии Максимов не признан инвалидом.

Максимов Э.А. направлялся в областную больницу, где ему делали снимки ноги, анализы, а в последствии он, Д., как начальник медицинской части ФГУ ИК-2 оформлял направление Максимову Э.А. на медико - социальную экспертизу с приложением всех результатов анализов и снимки.

Как следует из представленных в суд документов, справки об инвалидности, последнее переосвидетельствование Максимова Э.А. проведено было хх года. Инвалидность была установлена до хх года и определена дата очередного освидетельствования - хх года.

Как следует из представленных в суд документов медицинской частью ФГУ ИК-2 хх года оформлялось направление Максимова Э.А. на медико- социальную экспертизу. Согласно акту ... освидетельствования в бюро МСЭ от хх года при повторном заочном переосвидетельствовании, Максимов Э.А. не был признан инвалидом. С данным заключением Максимов Э.А. не был согласен, обжаловал его и согласно письма руководителя 2 экспертного состава Л. от хх года, было предложено оформить новое направление на экспертизу с подробным описанием всех имеющихся нарушений и провести в отношении Максимова Э.А. повторное освидетельствование.

хх года медицинской частью ФБУ ИК-2 было вторично оформлено направление Максимова Э.А. на медико- социальную экспертизу, которая согласно заявлению Максимова Э.А. от хх года была проведена в заочной форме. Проведение освидетельствования гражданина в заочной форме не противоречит положениям Правил признания лица инвалидом.

Согласно п. 20 Правил признания лица инвалидом ( утв. Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года № 95, с изм. от хх года) медико- социальная экспертиза гражданина проводиться в бюро по месту жительства ( по месту пребывания, по месту нахождения пенсионного дела инвалида, выехавшего на постоянное жительство за пределы РФ).

Максимов Э.А. на момент проведения данного освидетельствования отбывал наказание в ФБУ ИК-2 п. @ Белогорского района.

П. 23 данных правил определяет, что медико- социальная экспертиза может проводиться на дому в случае, если гражданин не может явиться в бюро ( главное бюро, Федеральное бюро) по состоянию здоровья, что подтверждается заключением организации, оказывающей лечебно- профилактическую помощь, или в стационаре, где гражданин находится на лечении, или заочно по решению соответствующего бюро.

Согласно акту ... освидетельствования в бюро МСЭ от хх года Максимов Э.А. вновь не признан инвалидом, учитывая незначительные нарушения СДФ не приводящие к ограничению жизнедеятельности.

Данные выводы экспертов заявитель Максимов Э.А. считает необоснованными, просил провести его личное освидетельствование.

Поскольку п. 25 Правил признания лица инвалидом предусматривает, что медико- социальная экспертиза проводиться специалистами бюро путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально- бытовых, профессионально- рудовых, психологических и других данных гражданина, то данное ходатайство Максимова было удовлетворено, определением Белогорского районного суда от хх года было назначено проведение медико- социальной экспертизы путем обследования Максимова Э.А. и на основании определения суда от хх года врачебной комиссией УФСИН России по Амурской области ФГУ ИЗ-28/1 хх года в отношении Максимова Э.А. было оформлено направление на медико- социальную экспертизу, в соответствии с данными документов и было проведено очередное освидетельствование Максимова Э.А. врачами экспертами СМЭ по Амурской области.

хх года был оформлен акт ... освидетельствования в бюро МСЭ Максимова Э.А.. Согласно выводов экспертов Максимов Э.А. инвалидом не признан, учитывая давность травмы, хорошую адаптированность функции передвижения.

При проведении освидетельствование Максимова Э.А. специалистами филиала ... было установлено, что тот ходит без подручных средств, с легкой хромотой, полностью опирается на подошвенную поверхность стопы. Имеется культя правой стопы на уровне плюсневых костей, гипоплазия стопы и голени, в дистальном отделе стопы участок гиперкератоза, не мешающей опоре. Движения в голеностопном суставе активные (тыльное сгибание 80 градусов, подошвенное 130 градусов). Ось позвоночника правильная, подвижность позвоночника хорошая (проба Стибо-ра 10 см., проба Шобера 4 см.).

Установлено, что у Максимова Эдуарда Александровича имеются последствия бытовой травмы от хх в виде культи правой стопы на уровне сустава Лисфранка с легким нарушением функции стояния и ходьбы.

Такие морфофункциональные нарушения одной нижней конечности расцениваются согласно главе 30 Руководства для врачей: "Медико-социальная экспертиза при хирургических болезнях" (под ред. Р.Т. Скля-ренко, 2003 г.) как незначительные. Они не приводят к ограничению спо-собности к передвижению.

Согласно вышеназванному руководству к ограничению способности к передвижению 1 степени приводят только двусторонние культи на уровне сустава Лисфранка.

В соответствии с пунктом 5 Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 № 95, условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

В зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, II или III группа инвалидности, а гражданину в возрасте до 18 лет - категория "ребенок-инвалид".

В соответствии с п. 15 Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 г. N 535, критериями для опреде-ления третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности 1 степени или ог-раничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию первой степени; способности к передвижению первой степени; способности к ориентации первой степени; способности к общению первой степени; способности контролировать свое поведение первой степени; способности к обучению первой степени.

Имеющиеся у Максимова Э.А. незначительные нарушения стато-динамической функции не ограничивают ни одну из категорий жизнедеятельности и не дают оснований для установления инвалидности.

С данным заключением экспертов заявитель Максимов Э.А. вновь был не согласен, в связи с чем хх года, а затем хх было была назначена судебно- медицинская экспертиза для проверки правильности выводов медико- социальной экспертизы.

При проведении судебной медико- социальной экспертизы, специалистами экспертного состава № 2 ФГУ "".Главное бюро МСЭ по Хабаровскому краю

Были исследованы медицинская карта Максимова Э.А., рентгенографический снимок правой стопы в двух проекциях.

Согласно заключению судебно- медико-социальной экспертизы ( акт ...) от хх года оснований для признания инвалидом Максимова Э.А. при проведении освидетельствования в ноябре 2009 года, не выявлено.

Эксперты считают, что выводы, изложенные в акте освидетельствования ... от хх года - об отсутствии оснований для установления Максимову Э.А. третьей группы инвалидности, с учетом имеющихся у него заболеваний - обоснованны.

Данные выводы врачей экспертов основаны на личном освидетельствовании Максимова Э.А., а также на нормативно- правовых документах и специальной литературе.

Согласно выводов экспертов, основанных в том числе и на положениях Правил признания лица инвалидом, пункт 5, в рассматриваемом экспертном случае имеется только одно условие, предусмотренное вышеназванными Правилами, для признания гражданина инвалидом, а именно - нарушение здоровья со стойким незначительным нарушением статодинамической функции. Наличие только одного условия, предусмотренного пунктом 5 Правил, не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

Оценив исследованные в судебном заседании доказательства, заключение врачей экспертов, суд находит требований Максимова Э.А. не обоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Руководствуясь ст. 193-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Требования Максимова Эдуарда Александровича о признании необоснованным и незаконным заключения медико- социальной экспертизы оставить без удовлетворения.

Решение в 10 дней с момента получения мотивированного решения может быть обжаловано в кассационном порядке в Амурский областной суд через Белогорский районный суд.

источник: ссылка

17

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
09 марта 2011 года

Ленинский районный суд г. Екатеринбурга Свердловской области в составе:
председательствующего судьи Савиновой О.Н.
при секретаре Васильевой И.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Герасимова ФИО: к Федеральному государственному учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Свердловской области" об установлении причины инвалидности, степени утраты профессиональной трудоспособности,

УСТАНОВИЛ:
Герасимов Н.И. обратился в суд с иском к Федеральному государственному учреждению "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Свердловской области" об установлении причины инвалидности, связанной с ликвидацией последствий на Чернобыльской АЭС, установлении 100% утраты трудоспособности, второй группы инвалидности, степень ограничения к трудовой деятельности 2-3 степени.

В обоснование иска указано, ГБ МСЭ является экспертной организацией, к полномочиям которой относится установление инвалидности.

Герасимов Н.И., являясь инвалидом 2 группы, ликвидатором последствий на Чернобыльской АЭС, связь его заболеваний, приведших к инвалидности, установлена решением межведомственной комиссией 21.05.2002 года, с 04.12.2002 г. в справке об инвалидности указывается причина получения инвалидности – заболевание, связанное с исполнением иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей) связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС.

Однако, с 01.12.2000 года до 04.12.2002 года причина инвалидности истца указана, как общее заболевание, в связи с чем, истец был лишён соответствующих выплат, как инвалид в результате ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС, поэтому просит суд установить причину инвалидности - заболевание, связанное с исполнением иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей) связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС.

Кроме того, процент утраты трудоспособности не указан ответчиком в справке выписке из акта освидетельствования, что также имеет значение для социальных выплат, поэтому просит установить 100 % утраты трудоспособности в указанный период, вторую группу инвалидности и степень ограничения к трудовой деятельности 2-3 степени, как указано в справках выписках из актов освидетельствования от 2000 г., 2001 г., 2002 г.

В судебном заседании представитель истца поддержала исковые требования по предмету и основаниям.

Представитель ответчика по доверенности ФИО7 суду пояснила, что исковые требования в части установления причины инвалидности в указанный истцом период признают, для установления утраты трудоспособности необходимо проведение экпертизы, а степень ограничений к трудовой деятельности устанавливается только с 2004 года, поэтому не может быть установлена.

Судом по согласованию со сторонами назначена медико-социальная экспертиза, на разрешение которой поставлен вопрос о размере утраты профессиональной трудоспособности Герасимовым Н.И. в период с 01.12.2000 г. по 20.05.2002 г.

По итогам судебной медико-социальной экспертизы установлено, что в период с 01.12.2000 г. по 20.05.2002 г. и далее бессрочно утрата профессиональной трудоспособности Герасимова ФИО8 составляет 80 %.

В судебном заседании представитель истца, уточнила исковые требования, просив установить 80 % утрату профессиональной трудоспособности, причину инвалидности связанную с ликвидацией последствий на чернобыльской АЭС, вторую группу инвалидности 2-3 степени ограничения к трудовой деятельности в период с 01.12.2000 года по 20.12.2002 г., так как справку выписку из акта освидетельствования выдали истцу только в декабре, несмотря на то, что причина инвалидности установлена в мае 2002 года.

Представитель ответчика по доверенности ФИО9. иск признала, однако, указала, что степень ограничений к трудовой деятельности в настоящее время отменена с 2010 года, а медико-социальная экспертиза определяла степень ограничения к трудовой деятельности с 2004 года.

Заслушав стороны, изучив материалы гражданского дела, суд считает исковые требования подлежащими удовлетворению, однако не усматривает со стороны ответчика каких-либо нарушений законодательства в отношении истца, учитывая следующее.

Конституции Российской Федерации ст. ст. 7 и 39 устанавливают право граждан на социальное обеспечение, в том числе на социальное обеспечение по инвалидности.
Пенсионное обеспечение по инвалидности устанавливается и гарантируется упоминавшимися Федеральными законами N 173-ФЗ, N 166-ФЗ, N 4468-1.

08.07.1999 г. Герасимову Н.И. установлена 2 группа инвалидности и 80 % утрата трудоспособности на 5 лет до 2004 года по заболеванию – <данные изъяты>.
21.05.2002 года установлена 2 группа инвалидности без степени утраты профессиональной трудоспособности, установлена связь заболевания с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей) с катастрофой на Чернобыльской АЭС.

С 03.05.2007 г. установлена бессрочно 2 группа инвалидности.

Согласно ст. 7 ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» № 181-ФЗ медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии со ст. 1, Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", инвалидом признаётся лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.

Ограничение жизнедеятельности - полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.

В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности.
Ст. 11, Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" предусмотрено, что степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности устанавливается учреждением медико-социальной экспертизы.
В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 N 789, медико-социальная экспертиза устанавливает степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом.

Для использования учреждениями медико-социальной экспертизы при определении степени утраты профессиональной трудоспособности лицами, получившими повреждение здоровья в результате несчастных случаев на производстве или профессиональных заболеваний нуждаемости их в мерах медицинской, профессиональной и социальной реабилитации, разработаны и введены временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Постановление Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56 "Об утверждении временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания" разработаны и введены во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

Истец, в период с 11.10 по 11.11. 1986 года принимал участие в ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС в/ч 44316.

Согласно справке из архива Министерства обороны Украины, в/ч 44316 переместилась 08.05.1986 г. в 30-километровую зону Чернобыльской АЭС.
Решением экспертного совета от 21.05.2002 г. установлено: заболевание Герасимова Н.И., ставшее причиной инвалидности, связано с выполнением работ по ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС.

В случае если пострадавший вследствие выраженного нарушения функций организма может выполнять работу лишь в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 70 до 90 процентов (Постановление Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. N 789).
Судом назначена судебная медико-социальная экспертиза, по итогам которой установлено, что утрата трудоспособности Герасимова Н.И. в период с 01.12.2000 года по 20.05.2002 года и далее составляет 80 %.

Поскольку, установлена связь заболевания Герасимова Н.И., явившегося основанием для установления инвалидности, <данные изъяты>., <данные изъяты>, с ликвидацией последствий на Чернобыльской АЭС, при утрате его трудоспособности 80 %, суд считает, что требования истца об установлении связи заболевания, явившегоаболевания явившееся причиной инвалидности в результате льности не устанавливается и не указывается.требования признал полносться причиной инвалидности, полученного в результате ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС и установлении 80 % утраты трудоспособности в период с 01.12.2000 г. до 20.12.2002 г. подлежат удовлетворению.

Пенсионное законодательство, которое действовало до принятия Закона N 173-ФЗ, не предусматривало степеней ограничения к трудоспособности, а пенсия по инвалидности назначалась с применением критериев групп инвалидности - инвалидности I, II и III группы. В связи с этим п. 4 ст. 31 Закона N 173-ФЗ установил положение, в соответствии с которым в период с 01.01.2002 до 01.01.2004 назначение трудовых пенсий по инвалидности лицам, имеющим инвалидность I, II или III группы, осуществлялось в соответствии с положениями законодательства, предусмотренными для лиц, имеющих ограничение способности к трудовой деятельности I, II или III степени.

Указанное ограничение стало применяться учреждениями медико-социальной экспертизы после соответствующего предложения, внесенного Министерством труда Российской Федерации и ПФР, изложенного в их совместном письме от 18.12.2003 N 9575-АО, ЛЧ-09-23/13281 "О порядке вынесения заключения о степени ограничения способности к трудовой деятельности".

С 01.01.2004 органы медико-социальной экспертизы по проводимым ими освидетельствованиям стали одновременно с установлением группы инвалидности выносить заключения об определении степени ограничения способности к трудовой деятельности. Понятие ограничения способности к трудовой деятельности определяется в Приказе Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22.08.2005 N 535 "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы". Пункт 8 этого Приказа определяет, что способность к трудовой деятельности включает в себя способность человека:

1) к воспроизведению специальных профессиональных знаний, умений и навыков в виде продуктивного и эффективного труда;
2) осуществлять трудовую деятельность на рабочем месте, не требующем изменений санитарно-гигиенических условий труда, дополнительных мер по организации труда, специального оборудования и оснащения, сменности, темпов, объема и тяжести работы;
3) взаимодействовать с другими людьми в социально-трудовых отношениях;
4) к мотивации труда;
5) соблюдать рабочий график;
6) к организации рабочего дня (организации трудового процесса во временной последовательности).

Федеральный закон от 17.12.2001 N 173-ФЗ (ред. от 22.07.2008) "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", ст.8, трудовая пенсия по инвалидности устанавливалась в случае наступления инвалидности при наличии ограничения способности к трудовой деятельности III, II или I степени, определяемой по медицинским показаниям.

Федеральным законом от 24.07.2009 N 213-ФЗ (ред. от 27.07.2010г.) отменено установление степени ограничений к трудовой деятельности и в настоящее время степень ограничения к трудовой деятельности не устанавливается и не указывается.

Вместе с тем, суд считает необходимым указать степень ограничения к трудовой деятельности, несмотря на ссылку представителя ответчика об установлении степени медико-социальной экспертизой с 2004 года, поскольку, в представленных истцом справках - выписках из актов освидетельствований, указана степень ограничения к трудовой деятельности 2-3 степени (справка от 01.12.2000 г. л.д. 5 и справка от 05.12.2002 г. л.д. 6), а суд, в рамках рассматриваемого дела, лишь устанавливает процент утраты трудоспособности, который не был установлен и причину инвалидности, которая не соответствовала выводам межведомственной комиссии.

Ответчик, в соответствии со ст.39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исковые требования признал полностью, и суд принимает признание иска.

Таким образом, требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:
Исковые требования удовлетворить.
Установить причину инвалидности Герасимова ФИО10 с 01.12.2000 г. по 04.12.2002 г. – заболевание, связанное с исполнением иных обязанностей военной службы (служебных обязанностей) связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС.

Установить степень утраты профессиональной трудоспособности Герасимову ФИО11 с 01.12.2000 г. по 04.12.2002 г. и далее бессрочно в размере 80 %.

Установить Герасимову ФИО12 с 01.12.2000 г. по 04.12.2002 г. вторую группу инвалидности с ограничением способности к трудовой деятельности 2-3 степени.

Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд в течение 10 дней со дня получения решения в окончательном виде с подачей жалобы через суд, вынесший решение.

источник: ссылка

18

Дело № 2-522/2009
            Р Е Ш Е Н И Е
И М Е Н Е М  Р О С С И Й С К О Й  Ф Е Д Е Р А Ц И И
28 мая 2009  года                                                                                      Г.Шебекино                                                                                             
Шебекинский районный суд Белгородской области в составе :
Председательствующего судьи Подрейко С.В.,
При секретаре Грайворонской И.А.,
С участием истца Б-на В.Е., представителя ответчика по доверенности Б-вой Т.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Б Владимира  Ефимовича к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Белгородской области» о признании решений незаконными,

у с т а н о в и л :

7 мая 2003 году Б-ну В.Е. решением Шебекинского бюро медико-социальной экспертизы установлена 3 группа инвалидности для рационального трудоустройства.
При очередных переосвидетельствованиях в 2004, 2005, 2006, 2007 г.г. Б-ну В.Е. оставлена та же группа инвалидности.
С 20.03.2008 года по 1.04.2008 года истец прошел освидетельствование в филиале № 19 ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Белгородской области». Экспертное решение: группа инвалидности не установлена, т.к. имеются незначительные нарушения, которые не приводят к ограничению основных категорий жизнедеятельности.
В связи с несогласием с данным решением  30.04.2008 года  Б-н В.Е. прошел освидетельствование в экспертно-реабилитационном составе № 2 ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Белгородской области». Решение  первичного бюро подтверждено - группа инвалидности не установлена, так как имеются незначительные функциональные нарушения, которые не требуют мер социальной защиты.
Оспаривая в иске указанные решения, Б-н В.Е. просит признать их недействительными и обязать поручить проведение повторной медико-социальной экспертизы другому составу специалистов главного бюро.
Указал, что его состояние здоровья не улучшилось, он вынужден неоднократно обращаться за медицинской помощью в лечебные учреждения, находился на стационарном лечении. По состоянию здоровья не может продолжать работу по основной профессии.
Считает, что обжалуемые решения приняты без надлежащей оценки состояния его здоровья на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, по недостаточно исследованным нарушениям его здоровья.
В судебном заседании Б-н В.Е. поддержал исковые требования по изложенным в заявлении основаниям. Уточнил, что иск был им подан в связи с тем, что в ответе руководителя филиала № 19 указано на незначительность нарушений опорно-двигательных функций, но ему и ранее не устанавливалась группа инвалидности в связи с заболеваниями опорно-двигательной системы. Кроме того, при заполнении посыльного листа врач, которая ранее не занималась его лечением, не произвела его осмотр и не ознакомилась с его меддокументацией, что повлияло на экспертные решения.
Представитель ответчика по доверенности Б-ва Т.В., руководитель Шебекинского филиала № 19,  исковые требования Б-на В.Е. не признала. Пояснила, что   указанный в посыльном листе диагноз- дисциркуляторная энцефалопатия (ДЭП) II стадии смешанного генеза со стойкой цефалгией и вестибуло-атактическим синдромом нашел подтверждение при освидетельствовании Б-на, как и сопутствующий диагноз  - гипертоническая болезнь. Критерием для определения 3 группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями. О степени выраженности расстройства функций организма, которые с 2003 года явились  основанием  для установления Б-ну группы инвалидности, свидетельствовали меньеро-подобные приступы и с 2005 года - ликворно-гипертензионные кризы. В посыльном листе и   меддокументации    за  истекший после последнего освидетельствования год данные о них отсутствуют. Вывод о незначительности нарушений опорно-двигательной функции - способности передвигаться, удерживать равновесие, сделан на основании обследования Б-на, и не связан с нарушениями опорно-двигательной системы - костно-мышечной системы.
Согласно возражений, представленных в суд, представитель ответчика по доверенности Г.  Н. просит в удовлетворении иска Б-ну отказать ввиду пропуска им установленного ст.256 ГПК РФ 3-месячного срока обращения в суд с заявлением об оспаривании решения бюро МСЭ.
Выслушав участников процесса, исследовав представленные ими доказательства, акт освидетельствования во МСЭК Б-на В.Е., суд находит исковые требования Б-на В.Е. не подлежащими удовлетворению.
Согласно  части первой статьи 50 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года N 5487-1  медико-социальная экспертиза производится федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
В соответствии со статьей 1 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" инвалид - лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.
Во исполнение данных норм  Правительство Российской Федерации приняло Постановление от 20 февраля 2006 года N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом", которым утверждены Правила признания лица инвалидом. В соответствии с данными Правилами условиями признания гражданина инвалидом являются: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. Наличие одного из указанных выше условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.
В судебном заседании нашли подтверждение доводы ответчика об отсутствии в период с 2007 года по март 2008 году у истца меньеро-подобных приступов либо ликворно-гипертензионных кризов, которые с 2003 года являлись основаниями для установления ему группы инвалидности, как свидетельствующие о стойком расстройстве функций организма.
Об отсутствии приступов и кризов свидетельствуют не только записи в направлении на медико-социальную экспертизу ШМУ «Б.-Троицкая районная больница» Б-на В.Е., но и его медицинская документация - амбулаторная карта, выписки из карт стационарного больного.
Поэтому доводы Б-на В.Е. о том, что состояние его здоровья не изменилось, не основаны на доказательствах.
Что касается доводов истца о необоснованности анализа состояния его опорно-двигательной системы, то из акта освидетельствования, письма руководителя филиала № 19 от 1.07.2008 года видно, что в ходе переосвидетельствования давалась оценка степени нарушения опорно-двигательной функции и психических функций, что соответствует диагнозу заболевания Б-на.
Именно нарушение опорно-двигательной функции - способности к передвижению первой степени, то есть способности к передвижению, удержанию равновесия, является в  соответствии с п.15 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 г. N 535 "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы" критерием для определения третьей группы инвалидности.
При освидетельствовании как в филиале № 19, так и в главном бюро МСЭ Б-н В.Е. осматривался врачами-экспертами -  неврологом, хирургом, терапевтом. По результатам личного осмотра установлено, что он передвигается самостоятельно, в позе Ромберга - устойчив, выполняет пальце-носовую пробу.
Иных доводов о несогласии с заключениями бюро МСЭ истцом не приведено.
Оснований для удовлетворения иска нет.
Основанием для отказа в иске не может служить пропуск установленного ст.256 ГПК РФ 3-месячного срока обращения в суд с заявлением об оспаривании решения бюро МСЭ, так как решения бюро  МСЭ оспариваются Б-ным в исковом порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199  ГПК РФ,
Р е ш и л :

  В удовлетворении исковых требований Б Владимира Ефимовича  к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Белгородской области» о признании решений незаконными   – отказать.
Решение может быть обжаловано в Белгородский областной суд через Шебекинский райсуд в течение 10 дней со дня его изготовления в окончательной форме, то есть со 2 июня 2009 года.
В суд надзорной инстанции решение может быть обжаловано в течение шести месяцев со дня вступления его в законную силу при условии, что участниками процесса было использовано право на кассационное обжалование решения.

Судья                                                                                             Подрейко С.В.

источник: ссылка

19

Судья: Овчаренко О.А. Дело № 33-1058

Докладчик: Строганова Г.В.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

08 февраля 2012 года Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе

председательствующего: Строгановой Г.В.,

судей: Рыжониной Т.Н., Раужина Е.Н.

при секретаре Алтынбаевой Л.Н.

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Строгановой Г.В. гражданское дело

по кассационной жалобе ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области», кассационной жалобе Шихова А. М. на решение Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 08 ноября 2011г.

по частной жалобе ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» на определение Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 01 декабря 2011г.

по иску Шихова А. М. к Федеральному государственному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» (далее - ФГУ «ГБ МСЭ по КО»), филиалу бюро МСЭ № 12 г. Прокопьевска о признании незаконными решений ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области», филиала бюро МСЭ № 12 г. Прокопьевска об отказе в проведении медико-социальной экспертизы незаконными, признании производственной травмы тяжелой и обязании провести медико-социальную экспертизу для установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности,

установила:

Шихов А.М. обратился в суд с иском к ответчикам о признании незаконными решений ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области», филиала бюро МСЭ № 12 г. Прокопьевска об отказе в проведении медико-социальной экспертизы незаконными, признании производственной травмы тяжелой и обязании провести медико-социальную экспертизу для установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности.

Требования мотивировала тем, что с ДД.ММ.ГГГГ состоит в трудовых отношениях с ООО «<данные изъяты>» в должности горнорабочий подземный. 01.08.2010 г. с ним произошел несчастный случай на производстве, о чем 04.08.2010 г. был составлен акт №, в котором указано, что ему причинена рвано-ушибленная рана левого коленного сустава. Определена категория травмы -легкая. Его вины в несчастном случае не установлено. С августа 2010 г. он проходит лечение в ЛПУ по поводу полученной производственной травмы.

В настоящее время ему установлен диагноз: <данные изъяты> (справка № от ДД.ММ.ГГГГ). А также <данные изъяты> (заключение МРТ от ДД.ММ.ГГГГ).

По последствиям полученная им травма относится к категории тяжких.

Учитывая тяжесть полученной травмы, ДД.ММ.ГГГГ МЛПУ «Городская больница № амбулаторно-поликлиническое травматологическое отделение» выдало ему направление на МСЭ для определения степени утраты трудоспособности.

ДД.ММ.ГГГГ Филиал бюро МСЭ № 12 г. Прокопьевска был выдан обратный талон, на основании которого в установлении степени утраты трудоспособности ему было отказано, так как «направление необоснованно по последствиям производственной травмы 2010 г., ограничения трудовой деятельности нет».

На данное решение он подал жалобу в ФГУ «ГБ МСЭ по КО», 22.03.XXXX г.руководитель ЭС № ФГУ «ГБ МСЭ по КО» ФИО5 отказала ему в проведении МСЭ по следующим основаниям: 1) при осуществлении МСЭ для определения степени утраты профессиональной трудоспособности по последствиям производственной травмы принимались повреждения, указанные в акте формы Н-1; 2) по последствиям рвано-ушибленной раны в виде рубца оснований для определения степени утраты профессиональной трудоспособности нет; 3) диагноз в акте о несчастном случае на производстве указан не полно; 4) после приведения в соответствие акта формы Н-1 необходимо заполнить направление на МСЭ.

Отказ в проведении ему МСЭ является незаконным, так как степень тяжести повреждения здоровья устанавливается учреждением МСЭ в соответствии со схемой определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве. Схема определяет квалифицирующие признаки тяжести повреждения здоровья: характер полученных повреждений и осложнения, связанные с этими повреждениями, а также развитие и усугубление имеющихся заболеваний в связи с получением повреждения. Ответчики незаконно разделили полученную им травму на основную и сопутствующие повреждения, в обратном талоне от 31.01.2011 г. не указаны виды нарушений функций организма и степень их выраженности, не указаны причины отказа в установлении степени утраты трудоспособности и инвалидности. Экспертиза незаконно проведена только на основании медицинского документа, указанного в акте формы Н-1 без учета всех имеющихся медицинских документов. Полученная травма влечет необратимые процессы, требующие неоднократного хирургического вмешательства и длительного периода восстановительного лечения. Считает, что ответчиками незаконно отказано в проведении МСЭ по установленному диагнозу последствия производственной травмы 2010 г.

Отказ в проведении МСЭ нарушил права истца на полное возмещение вреда здоровью, на реабилитацию в связи с полученной производственной травмой.

Просит признать решение филиала МСЭ № <адрес> от 31.01.2011 г. об отказе в установлении степени утраты трудоспособности незаконным; признать решение ФГУ ГБ МСЭ по КО от 22.03.2011 г. об отказе в проведении МСЭ незаконным; признать травму, полученную 01.08.2010 г. на производстве, тяжелой; обязать филиал МСЭ № 12 г. Прокопьевска провести освидетельствование Шихову A.M. с установлением 2 группы инвалидности (трудовое увечье) 3 степени ограничения способности к трудовой деятельности, 100% утрату профессиональной трудоспособности в связи с полученной травмой на производстве от 01.08.2010 г.

Решением Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 08 ноября 2011г. постановлено:

Признать незаконными решение Филиала № 12 г. Прокопьевска Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» от 31.01.2011 г. и решение Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» от 22.03.2011 г. об отказе Шихову А.М. в установлении степени утраты профессиональной трудоспособности.

Обязать Филиал № 12 г. Прокопьевска Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» на основании заключения Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» № 8 от 11.10.2011 г. принять решение об установлении Шихову А.М., ДД.ММ.ГГГГ г.р., 40% (сорока процентов) утраты профессиональной трудоспособности в связи с полученной травмой на производстве от 01.08.2010 г. с 26.01.2011 г., сроком на 1 (один) год, до 02.02.2011 г., а также, в установленном законом порядке решить вопрос об установлении группы инвалидности, определении степени ограничения способности к трудовой деятельности в отношении Шихова A.M.

Отказать Шихову А.М. в удовлетворении требований о признании травмы, полученной ДД.ММ.ГГГГ на производстве, тяжелой; о возложении на Филиал № 12 г. Прокопьевска Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» обязанности установить Шихову A.M. 2 группы инвалидности 3 степени ограничения способности к трудовой деятельности и 100 % утраты профессиональной трудоспособности в связи с полученной травмой на производство ООО «<данные изъяты>» 01.08.2010 г.

В кассационной жалобе представитель ФГУ «ГБ МСЭ по Кемеровской области» Соловенко И.Р., действующая на основании доверенности от 07.05.2011г., просит решение суда отменить в удовлетворения требований Шихова А.М.

Указывает, что согласно п. 1 «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве и профессиональных заболеваний», от 18.07.2001г., степень утраты профессиональной трудоспособности определяется исходя из последствий повреждения здоровья вследствие несчастного случая на производстве.

Таким образом, Шихову A.M. степень утраты профессиональной трудоспособности могла быть установлена исходя из последствий только тех повреждений здоровья, которые указаны в акте о несчастном случае на производстве произошедшим с Шиховым A.M. 01.08.2011г., а именно: Рвано-ушибленная рана левого коленного сустава.

Считает, что Шихову необходимо было обратиться в Государственную инспекцию труда по Кемеровской области с заявлением об обязании работодателя внести соответствующие изменения в акт о несчастном случае на производстве либо в суд с заявлением об установлении юридического факта повреждения здоровья в результате несчастного случая на производстве. Однако Шихов А.В. этого не сделал.

Суд не применил ст. 60 ГПК РФ, которая предписывает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Согласно действующему законодательство тот юридический факт, что повреждение получено вследствие несчастного случая на производстве может быть установлен либо внесением соответствующей записи в пункте 8.2 акта о несчастном случае на производстве либо при невозможности внесения такой записи, судебным решением об установлении юридического факта, что данное повреждение является последствием несчастного случая на производстве.

Вся процедура освидетельствования Шихова A.M. была проведена в полном объеме с соблюдением всех норм закона.

Кассатор не согласен с заключением ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области» от 11.10.2011г. №, считает его не обоснованным, необъективным и противоречивым.

Указывает, что ФГУ «ГБ МСЭ по Кемеровской области» и ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области» являются абсолютно одинаковыми организациями по своему статусу и значимости. Однако данные ими заключения существенно отличаются друг от друга. Поэтому считает, что суд должен был назначить медико-социальную экспертизу в ФМБА ФБ МСЭ г. Москвы.

В кассационной жалобе Шихов А.М. просит решение суда отменить в части отказа ему в удовлетворении требований о признании травмы, полученной 01.08.2010 г. на производстве, тяжелой; о возложении на Филиал № 12 г. Прокопьевска Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» обязанности установить Шихову A.M. 2 группы инвалидности 3 степени ограничения способности к трудовой деятельности и 100 % утраты профессиональной трудоспособности в связи с полученной травмой на производство ООО «<данные изъяты>» 01.08.2010 г.

Указывает, что суд не рассмотрел его требование по установлению степени тяжести полученной им травмы на производстве.

Суд не применил приказ № по определению степени тяжести повреждения здоровья при несчастном случае на производстве, согласно которого его травма изначально относится к тяжелым.

Суд нарушил его право на назначение экспертизы по установлению степени тяжести полученного повреждения.

Судом были нарушены нормы процессуального права, а именно ст. 195, 196 ГПК РФ.

Суд не принял его уточненные исковые требования, отказал ему в привлечении в качестве ответчика ООО «шахта Зиминка».

Он уточнял исковое заявление в полном объеме, и при этом не просил об уточнении требований в какой-либо части.

Также просил отменить определения суда от 07.11.2011г. об отказе в назначении судебно-медицинской экспертизы, и об отказе в принятии к рассмотрению уточненных исковых требований в полном объеме, об отказе в привлечении ответчиком по делу ООО «<данные изъяты>».

Определением Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 01 декабря 2011г. постановлено:

Внести исправление в решение Центрального районного суда г. Прокопьевска от 08 ноября 2011 г. по иску Шихова А.М. к Федеральному государственному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области», филиалу бюро МСЭ № 12 г. Прокопьевска о признании незаконными решений ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области», филиала бюро МСЭ № 12 г. Прокопьевска об отказе в проведении медико-социальной экспертизы незаконными, признании производственной травмы тяжелой и обязании провести медико-социальную экспертизу для установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности, а именно: в мотивировочной части и в абзаце 2 резолютивной части решения указать: «сроком на 1 год, до 02.02.2012 г.».

В частной жалобе представитель ФГУ «ГБ МСЭ по Кемеровской области» Демчук П.Н. просит определение суда отменить.

Указывает, что данные исправления не являются опиской, а по сути являются изменением решения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной и частной жалоб, заслушав представителя ФКУ ««ГБ МСЭ по Кемеровской области» Сергеева М.Н, просившего решение суда отменить в части удовлетворения требвоаний Шихова А.М., судебная коллегия не находит оснований для отмены судебных постановлений по делу.

В силу ст. 8 ФЗ от 24.11.1995 г. № 181 -ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» право устанавливать гражданам инвалидность возложено только на федеральные учреждения медико-социальной экспертизы.

Согласно п.3 ст. 11 ФЗ от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» учреждения медико-социальной экспертизы устанавливают застрахованным степень утраты профессиональной трудоспособности.

В соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 г. № 789 пунктом 1 установлено, что настоящие Правила определяют порядок установления учреждениями медико-социальной экспертизы степени утраты профессиональной трудоспособности лицами, получившими повреждение здоровья в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее именуются пострадавшие). Пункт 6 Правил устанавливает, что гражданам, получившим увечье не при исполнении трудовых обязанностей, степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается учреждениями судебно-медицинской экспертизы. Согласно п. 33 Правил решение учреждения медико-социальной экспертизы может быть обжаловано в суд в порядке, установленном законодательством РФ.

Согласно п. 1 «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», утв. Постановлением Минтруда РФ № 56 от 18.07.2001 г. степень утраты профессиональной трудоспособности определяется исходя из последствий повреждения здоровья вследствие несчастного случая на производстве.

В соответствии с п.7 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на произволстве и профессиональных заболеваний», утв. Постановлением Правительства РФ № 789 от 16.10.2000 г. освидетельствование пострадавшего в учреждении МСЭ проводится на основании обращения работодателя, по определению судьи либо по самостоятельному обращению пострадавшего или его представителя при предоставлении акта о несчастном случае на производстве или акта о профессиональном заболевании.

Из материалов дела усматривается и судом первой инстанции установлено, что Шихов A.M. был принят на ООО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГГГ горнорабочим подземным на участке ШТ, и по настоящее время трудовой договор не расторгнут.

Согласно акта № о несчастном случае на производстве от 04.08.2010 г., 01.08.2010 г. с Шиховым А.М., работавшим горнорабочим подземным 3 разряда на участке ШТ ООО «<данные изъяты>», произошел несчастный случай, а именно: ДД.ММ.ГГГГ во время движения вагонов произошло их самопроизвольное движение из-за наклона рельсов к стыку. Затем вагоны остановились, и произошло резкое натяжение и обрыв каната маневровой лебедки, концом которого Шихова ударило по левой ноге в области колена. Под действием силы натяжения и последующего разрыва каната, обмотавшегося вокруг левой ноги, Шихова подбросило вверх, и он упал, получив травму. Затем Шихов был доставлен в здравпункт шахты, где ему была оказана первая медицинская помощь, после чего Шихов был доставлен в ОКОХБВЛ <адрес> для проведения необходимых обследований и оказания квалифицированной медицинской помощи.

В графе характер полученных повреждений, медицинское заключение о тяжести повреждений здоровья Шихову A.M. указан диагноз: Рвано-ушибленная рана левого коленного сустава. Травма по степени тяжести относится к легкой (т.1 л.д. 15-18).

Согласно медицинскому заключению № от ДД.ММ.ГГГГ о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести (т.1 л.д.21) травма, полученная Шиховым на производстве ДД.ММ.ГГГГ относится к категории легкой

Согласно медицинскому заключению и карте стационарного больного Шихов A.M. ДД.ММ.ГГГГ после несчастного случая был доставлен в ГУЗ «ОКОХБВЛ» г. Прокопьевска, где находился на лечении в отделении травматологии с 01.08.2010 г. по 13.08.2010 г. по поводу производственной травмы с диагнозом: рвано-ушибленная рана левого коленного сустава, подкожная гематома левой голени, после чего выписан на амбулаторное лечение (л.д. 22-30).

Амбулаторное лечение по поводу полученной травмы Шихов A.M. проходил (т.1 л.д. 35-38) после выписки из ОКОХБВЛ до 26.01.2011 г.

26.01.2011 г. Шихову A.M. была выдана врачами амбулаторно-поликлинического отделения горбольницы № г. Прокопьевска справка № о заключительном диагнозе пострадавшего от несчастного случая на производстве, согласно которой он проходил лечение с 01.08.2010 г. по 26.01.2011 г. по поводу последствий производственной травмы 2010 г. в виде <данные изъяты> (т. 1 л.д.47).

По результатам длительного лечения Шихов A.M. ДД.ММ.ГГГГ был направлен ВКК МУЗ ГБ № Прокопьевска на МСЭ (т.1 л.д.39-41), однако из решения комиссии ФГУ ГБ МСЭ Филиал № 12 г. Прокопьевска от ДД.ММ.ГГГГ, следует, что оснований для определения % утраты профтрудоспособности нет, так как комиссия посчитала направление на МСЭ необоснованным по последствиям производственной травмы 2010 г., ограничений трудовой деятельности нет.

Шихов A.M. не согласился с данными выводами МСЭ и обжаловал решение Филиала № 12 Прокопьевска от 31.01.2011 г. в ФГУ Главное бюро МСЭ по Кемеровской области, однако данное решение было оставлено в силе решением ФГУ ГБ МСЭ по КО.

Оспаривая соответствующие решения МСЭ, Шихов А.M. обратился с соответствующими требованиями в суд.

Разрешая заявленные требования, судом была назначена судебная медико-социальная экспертиза, производство которой поручено экспертам ФГУ ГБ МСЭ по Томской области.

Согласно заключения № ФГУ ГБ Медико-социальной экспертизы по Томской области от 11.10.2011г., экспертная комиссия пришла к выводу, что у Шихова A.M. имелась утрата профессиональной трудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве 01.08.2010 г. на момент освидетельствования во МСЭ. В соответствии с п.п.25 в), 26 б) Постановления Минтруда РФ от 18.07.2001 г. № 56 «Об утверждении временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания» установить Шихову A.M. 40% утраты профессиональной трудоспособности с 26.01.2011 г. сроком на 1 год, до 02.02.2012 г. Установление степени тяжести повреждения здоровья в связи с несчастным случаем на производстве, развитие и усугубление имеющихся хронических заболеваний в связи с получением повреждений согласно ст. 8 ФЗ от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ» и п. 5 Приложения к Приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17.11.2009 г. № 906н не является функцией федеральных государственных учреждений МСЭ. Шихов A.M. не мог выполнять тяжелый физический труд с учетом его профессии, характеристики условий труда в прежнем объеме, в тех же условиях и в том же режиме, что выполнял до получения травмы, ее последствий и осложнений на момент освидетельствования во МСЭ (л.д.3-4 т.2).

Доводы кассационной жалобы ФГУ «ГБ МСЭ по Кемеровской области» о том, что заключение ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области» от 11.10.2011г. является не обоснованным, необъективным и противоречивым не заслуживают внимания.

Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В соответствии с ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 ГПК РФ.

Данные требования закона судом при рассмотрении дела и вынесении решения нарушены не были.

Из материалов дела видно, что медико-социальная экспертиза назначена определением суда от 17 июня 2011 года в соответствии со ст. 79 ГПК РФ, заключение дано в письменной форме, содержит исследовательскую часть, выводы и ответы на поставленные вопросы.

Эксперты об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ предупреждались.

Отводы экспертам в установленном законом порядке сторонами по делу не заявлялись.

В мотивировочной части решения суда указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах. При этом суд основывал свои выводы, как на заключении экспертизы, так и на других доказательствах по делу в их взаимосвязи и совокупности.

Указанные доказательства заключению экспертизы не противоречат и подтверждают выводы, изложенные в нем.

Учитывая, что заключением № от 11.10.2011 г. ФГУ ГБ МСЭ по Томской области подтверждается утрата профессиональной трудоспособности истца в размере 40%, Суд первой инстанции обосновано признал незаконными решение Филиала № 12 г. Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» от 31.01.2011 г. и решение Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» от 22.03.2011 г. об отказе Шихову А.М. в установлении степени утраты профессиональной трудоспособности, и возложил на ответчика филиал № 12 г. Прокопьевска ФГУ ГБ МСЭ по КО обязанность на основании заключения ФГУ «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» № 8 от 11.10.2011 г. принять решение об установлении Шихову А.М. 40% утраты профессиональной трудоспособности в связи с полученной травмой на производстве от 01.08.2010 г. с 26.01.2011 г., сроком на 1 год, до 02.02.2011 г., и в установленном законом порядке решить вопрос об установлении группы инвалидности, определении степени ограничения способности к трудовой деятельности в отношении Шихова A.M.

Доводы кассационной жалобы Шихова А.М. о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении исковых требований о признании травмы, полученной 01.08.2010 г. на производстве, тяжелой; о возложении на Филиал № 12 г. Прокопьевска Федерального государственного учреждения «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» обязанности установить Шихову A.M. 2 группы инвалидности 3 степени ограничения способности к трудовой деятельности и 100 % утраты профессиональной трудоспособности в связи с полученной травмой на производство ООО «Шахта «<данные изъяты>» 01.08.2010 г., не заслуживают внимания, поскольку истец не представил доказательств в подтверждение законности и обоснованности своих исковых требований в данной части.

Кроме того, решение вопроса «признания травмы, полученной 01.08.2010 г. на производстве, тяжелой», не входит в компетенцию федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы согласно ст. 8 ФЗ от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов» и п. 5 Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17.11.2009 г. № 906 н.

Определение степени утраты профессиональной трудоспособности является исключительно прерогативой федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы.

Истец не представил допустимых и относимых доказательств наличия у него 100% утраты профессиональной трудоспособности.

При этом медико-социальной экспертизой ФГУ ГБ МСЭ по Томской области в отношении истца установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности.

Доводы кассационной жалобы Шихова А.М. о том, что суд незаконно отказал ему в привлечении в качестве ответчика ООО «<данные изъяты>», являются несостоятельными, поскольку истец обратился в суд с иском о признании решений ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области», Филиала-бюро медико-социальной экспертизы №12 г. Прокопьевска об отказе в проведении медико-социальной экспертизы незаконными, признании производственной травмой тяжелой и обязании провести медико-социальную экспертизу для установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности, указанные учреждения являются ответчиками и привлечены к участию в деле. Поскольку к ООО «<данные изъяты>» требований не заявлено, оно не может являться ответчиком по данному делу. При этом истец не лишен возможности обратиться в суд с отдельным иском к ООО «<данные изъяты>».

Доводы жалобы о том, что суд не принял его уточненные исковые требования не заслуживают внимания, так как согласно ст. 39 ГПК РФ истец вправе изменить основание или предмет иска. Одновременное изменение основания и предмета иска невозможно. Поэтому суд, установив, что ходатайство (заявление) Шихова А.М. было направлено на одновременное изменение предмета и основания иска, обосновано отказал ему в его удовлетворении, а именно в части касающейся исковых требований к ООО «<данные изъяты>».

Доводы жалобы Шихова А.М., что суд незаконно отказал ему в назначении судебно-медицинской экспертизы для определения, какова степень тяжести травмы, полученной им на производстве на момент получения - 01.08.2010 г., на момент освидетельствования во МСЭ- 26.01.2011 г., на момент проведения назначенной СМЭ, не заслуживают внимания, поскольку предметом рассмотрения данного гражданского дела являлась проверка законности решений учреждений МСЭ в отношении Шихова A.M., а установление степени тяжести травмы не входило в компетенцию данных учреждений, что было отражено в заключении № от 11.10.2011 г. ФГУ ГБ МСЭ по Томской области.

Судом первой инстанции правильно определены и установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам. Оснований для отмены решения суда первой инстанции не усматривается.

Доводы кассационных жалоб не влияют на законность принятого судом решения и не влекут его отмены.

Из материалов дела также усматривается, что определением Центрального районного суда г. Прокопьевска от 01 декабря 2011г. были внесены исправления в решение Центрального районного суда г. Прокопьевска от 08 ноября 2011 г. а именно: в мотивировочной части и в абзаце 2 резолютивной части решения указать: «сроком на 1 год, до 02.02.2012 г.».

Доводы частной жалобы ФГУ «ГБ МСЭ по Кемеровской области» о том, что данные исправления не являются опиской, а по сути являются изменением решения, не заслуживают внимания, поскольку судебной коллегией усматривается, что в мотивировочной и резолютивной части решения суда от 08.11.2011 г. судом была допущена описка в мотивировочной части решения и в абзаце 2 резолютивной части решении - указано «сроком на 1 год, до 02.02.2011г.». В связи с чем, Суд первой инстанции обосновано ее исправил и указал «сроком на 1 год, до 02.02.2012г.». Указанные исправления сделаны в соответствии с заключением № 8 от 11.10.2011 г. ФГУ ГБ МСЭ по Томской области.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что решение и определение суда являются законными и обоснованными, оснований для отмены указанных судебных актов не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361, 374 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 08 ноября 2011г. оставить без изменения, кассационную жалобу ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области», кассационную жалобу Шихова А. М. – без удовлетворения.

Определение Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 01 декабря 2011г. оставить без изменения, частную жалобу ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Кемеровской области» – без удовлетворения.

Председательствующий: Г.В. Строганова

Судьи: Т.Н. Рыжонина

Е.Н. Раужин

20

Дело № 2-1742/2012

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Вологда «02» февраля 2012 года

Вологодский городской суд Вологодской области в составе:

председательствующего судьи Кяргиевой Н.Н.,

при секретаре Трегуб Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Пыриной В. Р. к ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по <адрес> области» о признании незаконным заключения медико-социальной экспертизы и признании инвалидом,

установил:

Пырина В.Р. обратилась в суд с иском, мотивируя тем, что ДД.ММ.ГГГГ получила травму, поставлен диагноз: <данные изъяты> сроком на 1 год. Через год <данные изъяты> была снята. ДД.ММ.ГГГГ она прошла медико-социальную экспертизу в бюро №, которая инвалидом ее не признала. Данное решение она обжаловала. Вторая экспертиза ДД.ММ.ГГГГ была проведена экспертным составом №. Решением 1 состава ГБ МСЭ от ДД.ММ.ГГГГ № Пырина В.Р. инвалидом не признана. Третья экспертиза от ДД.ММ.ГГГГ экспертным составом № также не признала ее инвалидом. Четвертая экспертиза была проведена в Федеральном бюро медико-социальной экспертизы экспертным составом № ДД.ММ.ГГГГ, которая вновь не признала ее инвалидом. Считает решения экспертизы незаконными, так как она себя здоровой не считает, испытывает боль в спине, не может долго ходить, сидеть, стоять, спина не выдерживает нагрузок, поэтому ей необходимо постоянно лежать. В связи с чем, она не может работать, так как рабочий день не выдерживает. Просит признать результаты экспертизы ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области» незаконными, и обязать ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по <адрес> области» установить группу.

В судебном заседании истица Пырина В.Р. заявленные требования поддержала, просила удовлетворить. Суду пояснила, что ДД.ММ.ГГГГ получила травму. Месяц лежала в больнице, после выписки из больницы лечилась амбулаторно. Позже выяснилось, что ее лечили неправильно, врач не увидел смещение позвонка. Ее снова положили в больницу, предложили операцию, от которой она отказалась, так как никто ей не гарантировал, что станет лучше, а у нее маленький ребенок, и мама больная. В начале у нее была <данные изъяты>, но через год была снята. Больше 2-3 часов ходит не может, испытывает сильные боли в спине, из-за чего работать не может. Прошла 4 экспертизы, последняя проводилась в Москве. Экспертизы были очными, лично присутствовала на них.

Представитель ответчика ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по <адрес> области» в лице руководителя, главного эксперта по МСЭ Главного бюро медико-социальной экспертизы по <адрес> области, полномочия по должности с исковыми требованиями не согласен по основаниям, изложенным в письменной отзыве. В отзыве указал, что Пырина В.Р. ДД.ММ.ГГГГ получила бытовую травму – <данные изъяты>. ДД.ММ.ГГГГ прошла освидетельствование в бюро МСЭ №. Установлена <данные изъяты> «общее заболевание» сроком на 1 год. При очередном переосвидетельствовании в бюро МСЭ №, ДД.ММ.ГГГГ группа инвалидности не установлена. По результатам освидетельствования у истца выявлены стойкие незначительно выраженные нарушения статодинамической функции организма. Пырина В.Р. обжаловала решение бюро МСЭ № в главном бюро и ДД.ММ.ГГГГ прошла освидетельствование в экспертном составе № главного бюро, решение бюро МСЭ № не изменено, инвалидом не признана. В связи с несогласием с решением экспертного состава №, ДД.ММ.ГГГГ прошла освидетельствование в экспертном составе № главного бюро, инвалидом не признана. Пырина В.Р. в установленном порядке обжаловала экспертное решение главного бюро в Федеральном бюро медико-социальной экспертизы (<адрес>). ДД.ММ.ГГГГ в порядке обжалования прошла очное освидетельствование в Федеральном бюро МСЭ – группа инвалидности не определена. Основной диагноз: последствия трудовой травмы от 2010 года в виде <данные изъяты> Согласно данным медицинских документов, результатам личного осмотра выявленные стойкие незначительные нарушения статодинамической функции организма не приводят к ограничениям основных категорий жизнедеятельности, не вызывают необходимости в мерах социальной защиты, включая реабилитацию и поэтому, объективных оснований установления группы инвалидности Пыриной В.Р. не имеется. Просит в иске отказать.

Суд, заслушав участвующих в деле лиц, исследовав письменные материалы гражданского дела, приходит к следующему.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона РФ от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальнойэкспертизы.

Согласно статье 1 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24 ноября 1995 года № 181- ФЗ инвалидом признается лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.

Ограничение жизнедеятельности - полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.

В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности.

Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы.

Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаютсяПравительством Российской Федерации, то есть Правилами признания лицаинвалидом, утвержденными постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года № 95.

Признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованиемклассификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации (приказ Минздравсоцразвития РФот 22.08.2005 года № 535).

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ Пыриной В.Р. была получена бытовая травма.

В соответствии с выписным эпикризом № Пырина В.Р. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находилась на стационарном лечение в травматолого-ортопедическом отделении № МУЗ «<адрес> городская больница №» с диагнозом: <данные изъяты>

Согласно истории болезни № Пырина В.Р. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ вновь находилась на стационарном лечение в травматолого-ортопедическом отделении № МУЗ «<адрес> городская больница №» с диагнозом: <данные изъяты>

ДД.ММ.ГГГГ Пыриной В.Р. было выдано направление на медико-социальную экспертизу для повторного освидетельствования, ранее ей была установлена <данные изъяты>. Из направления следует, что травма на даче – падение с высоты 2 этажа. ДД.ММ.ГГГГ доставлена с городскую больницу № с диагнозом: <данные изъяты> Проводилось <данные изъяты> лечение. Выписана в удовлетворительном состоянии. Обследовано повторно в <данные изъяты> с ДД.ММ.ГГГГ по поводу подвывиха <данные изъяты>. Проводилась <данные изъяты>, консультирована в <данные изъяты>. Предложено оперативное лечение, от которого пациентка воздержалась. За год отрицательной динамики нет. Поясничный отдел стабилен. Патологии <данные изъяты> нет. Травматолог: <данные изъяты> Неврологически <данные изъяты> нет. <данные изъяты>

ДД.ММ.ГГГГ Пырина В.Р. была переосвидетельствована бюро МСЭ №. Диагноз: <данные изъяты>

В соответствии с п.п.2, 3, 14 Постановления Правительства РФ «О порядке и условиях признания лица инвалидом» от ДД.ММ.ГГГГ № признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина (в том числе степени ограничения способности к трудовой деятельности) и его реабилитационного потенциала.

В соответствии с п.п. 7, 16 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ № в зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, II или III группа инвалидности. Медико-социальная экспертиза проводится на основе результатов проведенных диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятий при наличии данных, подтверждающих стойкое нарушение функций организма, данных о состоянии здоровья гражданина, отражающие степень нарушения функций органов и систем, состояние компенсаторных возможностей организма.

Согласно п.п. 24, 25 указанных Правил медико-социальная экспертиза проводится по заявлению гражданина (его законного представителя).

Заявление подается в бюро в письменной форме с приложением направления на медико-социальную экспертизу, выданного организацией, оказывающей лечебно-профилактическую помощь (органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, органом социальной защиты населения), и медицинских документов, подтверждающих нарушение здоровья.

Медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро) путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.

Из п.п. 31, 33 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ № следует, что в случаях, требующих специальных видов обследования гражданина в целях установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности, реабилитационного потенциала, а также получения иных дополнительных сведений, может составляться программа дополнительного обследования, которая утверждается руководителем соответствующего бюро (главного бюро, Федерального бюро). Указанная программа доводится до сведения гражданина, проходящего медико-социальную экспертизу, в доступной для него форме.

В случае отказа гражданина (его законного представителя) от дополнительного обследования и предоставления требуемых документов решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается на основании имеющихся данных, о чем делается соответствующая запись в акте медико-социальной экспертизы гражданина.

Согласно п.п. 42, 43, 45, 46 Правил признания лица инвалидом гражданин (его законный представитель) может обжаловать решение бюро в главное бюро в месячный срок на основании письменного заявления, подаваемого в бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в главное бюро. Главное бюро не позднее 1 месяца со дня поступления заявления гражданина проводит его медико-социальную экспертизу и на основании полученных результатов выносит соответствующее решение. Решение главного бюро может быть обжаловано в месячный срок в Федеральное бюро на основании заявления, подаваемого гражданином (его законным представителем) в главное бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в Федеральное бюро. Федеральное бюро не позднее 1 месяца со дня поступления заявления гражданина проводит его медико-социальную экспертизу и на основании полученных результатов выносит соответствующее решение. Решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Не согласившись с решение бюро № ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по <адрес>», ДД.ММ.ГГГГ Пырина В.Р. была освидетельствована Первым составом Главного бюро медико-социальной экспертизы по <адрес> (акт № освидетельствования в бюро МСЭ). По результатам освидетельствования группа инвалидности установлена не была <данные изъяты>

ДД.ММ.ГГГГ Пырина В.Р. была освидетельствована экспертным составом № ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по <адрес>» (акт № освидетельствования в бюро МСЭ). По результатам освидетельствования группа инвалидности установлена не была (<данные изъяты>

ДД.ММ.ГГГГ Пырина В.Р. была освидетельствована Федеральным бюро медико-социальной экспертизы. Согласно выписке из акта № освидетельствования в Федеральном бюро МСЭ выявленные стойкие незначительные нарушения статодинамической функции организма не приводят к ограничениям основных категорий жизнедеятельности, не вызывают необходимости в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. Поэтому объективных оснований для установления группы инвалидности не имеется. Клинический и реабилитационный прогноз – относительно благоприятный.

Принимая такие решения, специалисты бюро № ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по <адрес>», Экспертных составов №, и № ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по <адрес>», Федерального бюро МСЭ руководствовались требованиями Критериев.

В настоящее время действуют Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденные приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ №н, в соответствии с пунктом 9 которых критерием для установления второй группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности или их сочетанию и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию второй степени; способности к передвижению второй степени; способности к ориентации второй степени; способности к общению второй степени; способности контролировать свое поведение второй степени; способности к обучению второй степени; способности к трудовой деятельности второй степени.

В соответствии с пунктом 10 критерием для определения третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности первой степени или ограничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию первой степени; способности к передвижению первой степени; способности к ориентации первой степени; способности к общению первой степени; способности контролировать свое поведение первой степени; способности к обучению первой степени.

В соответствии с приложением к приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «Об утверждении Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» при комплексной оценке различных показателей, характеризующих стойкие нарушения функций организма человека, выделяются четыре степени их выраженности:

1 степень - незначительные нарушения,

2 степень - умеренные нарушения,

3 степень - выраженные нарушения,

4 степень - значительно выраженные нарушения.

К основным категориям жизнедеятельности человека относятся: способность к самообслуживанию; способность к самостоятельному передвижению; способность к ориентации; способность к общению; способность контролировать свое поведение; способность к обучению; способность к трудовой деятельности.

При комплексной оценке различных показателей, характеризующих ограничения основных категорий жизнедеятельности человека, выделяются 3 степени их выраженности.

Степень ограничения основных категорий жизнедеятельности человека определяется исходя из оценки их отклонения от нормы, соответствующей определенному периоду (возрасту) биологического развития человека.

В соответствии с п.п. 5, 6 Правил признания инвалидом условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

Выявленные при освидетельствованиях у Пыриной В.Р. стойкие незначительно выраженные нарушения функций организма не приводят ни к одной из категорий ограничения жизнедеятельности, что согласно утвержденным приказом Минздрава Российской Федерации №-н от ДД.ММ.ГГГГ Классификациям и критериям, используемым при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, не дает оснований для установления ей группы инвалидности.

Порядок освидетельствования нарушен не был, в связи с чем, Суд считает, что решения Бюро медико-социальной экспертизы являются законными и обоснованными, оснований для назначения судебно-медицинской экспертизы у суда не имелось, так как всем предоставленным медицинским документам, состоянию здоровья Пыриной В.Р. при осмотре, диагностическим исследованиям была дана оценка несколькими составами органов медико-социальной экспертизы, иного предоставлено не было.

Экспертиза проводилась соответствующими специалистами, путем очного обследования истца, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных. Истец не ссылался на отсутствие каких-либо медицинских документов, которые не были представлены экспертным комиссиям для исследования.

Учитывая изложенное, а также тот факт, что вопрос признания лица инвалидом той или иной группы, а также установления степени ограничения способности к трудовой деятельности требует специальных познаний и может быть решен только специалистом в указанной области, что и было сделано специалистами бюро медико-социальной экспертизы, оснований для удовлетворения заявления не имеется.

Кроме того, при ухудшении состояния здоровья Пырина В.Р. может обратиться в учреждение здравоохранения по месту жительства, которое после проведения необходимых диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятий, при наличии оснований, оформит направление на медико-социальную экспертизу и повторно пройдет освидетельствование в бюро МСЭ.

Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

решил:

Пыриной В. Р. в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в апелляционной порядке в Вологодский областной суд через Вологодский городской суд в течение месяца со дня его изготовления в окончательной форме.

Судья Н.Н. Кяргиева

Мотивированное решение изготовлено 06.02.2012 года.

21

Дело №2-2/2012 года

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Печорский городской суд Республики Коми

В составе председательствующего судьи Бородулиной М.В.,

При секретаре Колбаскиной Е.С.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Печоре

2 февраля 2012 года дело по иску Гузь Е.И. к "Б" о признании незаконным и подлежащим отмене решения Филиала №... "Б" об установлении Гузь Е.И. ****% утраты профессиональной трудоспособности и непризнании его инвалидом; признании действий специалистов по исполнению государственных функций "Б" не отвечающим требованиям действующего законодательства,

установил:

Гузь Е.И.,**.**.** года рождения, обратился в суд с иском к "Б" о признании незаконным и подлежащим отмене решения Филиала №№... "Б" об установлении Гузь Е.И. ****% утраты профессиональной трудоспособности и непризнании его инвалидом; признании действий специалистов по исполнению государственных функций "Б" в лице Филиала №... не отвечающим требованиям действующего законодательства. В обоснование своих требований истец указал, что работал в "К" в должности ****. Решением "В" от **.**.** был освобожден от **** работы по состоянию здоровья, связанного с профессиональной деятельностью, и лишен права выполнения ****. В **.**.** был уволен приказом "К" с занимаемой должности, основание увольнения: в связи с признаем работника полностью нетрудоспособным к трудовой деятельности в соответствии с медицинским заключением, пункт 5 части первой статьи 83 ТК РФ. В процессе работы развилось профессиональное заболевание. Для установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве и профессиональных заболеваний в период с **.**.** по **.**.** проходил медико-социальную экспертизу в Филиале №..., заключение которого оспаривает.

В судебном заседании истец поддержал свои исковые требования и просил их удовлетворить. Оспаривает законность процента утраты профессиональной трудоспособности: претендует на ****%, не согласен с технологией проведения экспертизы, не согласен с действиями врачей- экспертов, проводивших экспертизу.

Представители ответчика "Б" Сварич В.А. и Бюро №... "Б" Крылова Е.С. исковые требования не признали.

Дело слушается в отсутствии представителя третьего лица-"Ф" в порядке ст.167ГПК РФ.

Представитель третьего лица "С" Ганичев В.А. исковые требования не поддержал.

Суд, заслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, считает исковые требования Гузь Е.И. не подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Ответчик обязан доказать законность своих действий. Истец со своей стороны вправе представить доказательства, по которым он считает вынесенное ответчиком заключение об установлении утраты профессиональной трудоспособности в размере 30% неправильным.

Медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма. Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что медико-социальная экспертиза была проведена истцу Филиалом №... **.**.**. Сначала была определена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере ****%,затем после согласования с "Б" процент утраты профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием был увеличен до ****%.Окончательное решение доведено до истца **.**.**.

Акт о профессиональном заболевании размещен на л.д.70-74.

Санитарно-гигиеническая характеристика условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания –л.д.75-87.

Наименование производства, где работал истец : ****. Общий стаж работы -****, стаж работы в данной профессии -**** лет.

В **.**.** истцу было отказано в выдаче медицинского заключения о годности к **** работе из-за несоответствия Требованиям ****(л.д.88).

Решением "Ц" от **.**.** истец был признан негодным к **** работе с диагнозом : «****». Вредный производственный фактор- ****.

Заключение МСЭ-д.л.94.

**.**.** истец был уволен с работы в связи с признанием работника полностью нетрудоспособным к трудовой деятельности в соответствии с медицинским заключением п.5 ч.1 ст.83 Трудового кодекса Российской Федерации. Профессиональное заболевание был выявлено при медицинском осмотре, при медицинском освидетельствовании во **** комиссии.

В судебном заседании **.**.** истец Гузь Е.И. показал, что должность **** занимал в течение **** лет. В соответствии с указанной должностью основными трудовыми функциями являлись:

- организация производства в летном подразделении;

- выполнение полетов. Поскольку истец не является рядовым летчиком, его полеты связаны с подготовкой летного состава, имеет инструкционный допуск на трех типах воздушного судна. При утрате функции пилота теряет сертификацию и не может выполнять организационные функции по руководству летным подразделением. Специалистами МСЭ нормы законодательства применены не правильно. При определении степени утраты профессиональной трудоспособности эксперты, по мнению истца, должны были установить утрату профессиональной трудоспособности в размере ****% только по формальному признаку. Истец претендует на утрату профессиональной трудоспособности в размере ****%.

В судебном заседании **.**.** представитель ответчика Сварич В.А. показала, что существует масса экспертных комиссий, которые занимаются допуском к определенным профессиям. Ни одна из этих комиссий не занимается медико-социальной экспертизой, и документами ни одной из этих комиссий "Б" не пользуется. Например, ВЛЭК определяет годность гражданина к определенной профессии. Если человек признан негодным и это заболевание связано с профессией, то его направляют на МСЭ и там определяется процент негодности. Поэтому если гражданин не может выполнять обязанность военной службы, и он не годен к выполнению трудовых функции именно в тех условиях труда, то это не означает, что гражданин утратил трудоспособность на ****%. Гражданин не годен именно к этой профессии, которая требует повышенных требований к той или иной функции организма. Классификаций нарушений **** очень много, только одна из классификаций является нормативным документом и допускается для проведения МСЭ. МСЭ оценивает ограничения жизнедеятельности гражданина в связи с тем или иным заболеванием. В соответствии с ФЗ-125 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» установление процессов утраты профессиональной трудоспособности –это компенсация тех функций, которые нарушены в связи с профессиональным заболеванием. "Б" смотрит на нарушение функций, выясняет насколько профессиональное заболевание повредило функцию гражданина. Существует четыре вида нарушения функции: незначительные(10-30%); умеренные(40-60%); выраженные(70-90%); значительно выраженные(100%). Истец указывает, что в Правилах №95 признания лица инвалидом нет такого вида нарушения функции – незначительная. Но в Правилах установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановление Правительства РФ от 16.10.2000г. №789, такая группа есть. Это диспансерная группа учета, данный вид нарушения функции не приводит к ограничению трудовой деятельности и не дает основания для установления утраты трудовой функции (инвалидности). Установление 100% утраты при незначительном нарушении функции невозможно, это будет противоречить правилам. Истец на протяжении **** лет имеет нарушения ****, но продолжает ****. У истца нет **** ему не рекомендовано. **** в речевом диапазоне нарушен незначительно. Негодность подразумевает, что при продолжении своей трудовой деятельности здоровье гражданина будет ухудшаться или другой вариант, когда он может представлять опасность для окружающих. Даже если посмотреть клинико- функциональные показатели, то 100% утрата **** не дает оснований для установления ****% утраты трудоспособности. ****% утрата профессиональной трудоспособности - это 3 степень ограничения трудовой деятельности и это основание для установления **** группы инвалидности. Таким образом, истец опосредованно просит установить ему **** группу инвалидности. В соответствии с должностной инструкцией истец может выполнять все организационные работы. Гузь Е.И. может работать без ****, так как это может ухудшить его здоровье. Здоровье истца нарушено незначительно, и денежная компенсация выплачивается в соответствии с нарушенной функцией организма. В первую очередь при проведении МСЭ были просмотрены клинико- функциональные нарушения, затем были просмотрены те рекомендации которые дала ВЛЭК. Рекомендации ВЛЭК о том, что истец должен работать в условиях шума, значит изменение условий труда, влекущих изменение заработка.

В судебном заседании **.**.** представитель ответчика Бюро №... "Б" Крылова Е.С. показала, что **.**.** была назначена медико- социальная экспертиза определения степени утраты профессиональной трудоспособности Гузь Е.И. Заседание проведения МСЭ открывается, ведется протокол, заполняется акт. В комиссию врачей МСЭ входил: ****. Предварительно изучается вся представленная документация. К назначенному времени приходит гражданин, в отношении которого назначена МСЭ. В ходе МСЭ проводится опрос гражданина и осмотр. Выясняются условия труда, в которых работает гражданин. Гражданин удаляется и происходит обсуждение. После оглашается результат. В ходе проведения осмотра и опроса Гузь Е.И. специалисты вслух проговорили, что необходимо посмотреть критерии утраты профессиональной трудоспособности от ****%.Было получено устное согласие гражданина, последовало обращение гражданина за консультацией в вышестоящую организацию. **.**.** было окончено освидетельствование с установление ****% утраты профессиональной трудоспособности.

По материалам гражданского дела была проведена медико-социальная экспертиза. Согласно экспертного заключения на 1 вопрос (л.д.194,том 1), государственная служба МСЭ при освидетельствовании Гузь Е.И. **.**.**-**.**.** должна была руководствоваться следующими нормативными актами:

-Классификации и критерии, используемые при осуществлении МСЭ граждан Федеральными государственными учреждениями МСЭ», утвержденные приказом МЗ и СР РФ от 23.12.2009года №1013н;

-«Правила признания лица инвалидом», утв. Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 года №95(в редакции Постановлений Правительства РФ от 07.04.2008 года №247, от 30.12.2009 года №1121);

-«Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», утв. Постановлением правительства РФ от 16.10.2000 года №789 ( в редакции Постановления Правительства РФ от 01.02.2005 года №49, с изм.,внесенными определением Верховного Суда РФ от 08.04.2003года №КАС 03-132,решением Верховного Суда РФ от 20.08.2007 года №ГКПИ07-627);

-«Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»,утв. Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 18.07.2001года №56 (в редакции Постановлений Минтруда РФ от 30.12.2003года№92, от 26.04.2004года №61,Приказов Минздравсоцразвития РФ от 13.05.2005года №329,от 18.04.2007 №280,от 24.09.2007 года №620,с изменениями, внесенными определением Верховного Суда РФ от 15.07.2003года №КАС 03-312,решениями Верховного Суда РФ).

Доводы истца о применении Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития РФ от 11 апреля 2011года №295Н, о распространении указанного нормативного акта на спорные правоотношения судом во внимание не принимаются, поскольку начало действия документа-14 августа 2011года. Медико-социальная экспертиза была проведена ранее, в период с **.**.** по **.**.**. Экспертная комиссия в своей работе не могла руководствоваться нормативным документов, не вступившим в законную силу. Поэтому ссылка истца на Административный регламент №295н не состоятельна.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 ноября 2007 г. N 733 "Об утверждении Административного регламента Федерального медико-биологического агентства по исполнению государственной функции по организации проведения медико-социальной экспертизы, по организации деятельности по установлению связи заболевания (смерти) с профессией, а также причинной связи заболевания, инвалидности или смерти с воздействием особо опасных факторов физической, химической и биологической природы" (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 29 декабря 2007 г. N 10844).

Указанный регламент на спорные правоотношения также не распространяется. Согласно Административному регламенту №733 "Р" организует проведение медико-социальной экспертизы по организации деятельности по установлению связи заболевания (смерти) с профессией, а также причинной связи заболевания, инвалидности или смерти с воздействием особо опасных факторов физической, химической и биологической природы, а федеральное государственное учреждение "Р" (далее - ФГУ ""Р""), его филиалы-"Н" (далее - "Н") предоставляют государственную услугу по осуществлению медико-социальной экспертизы и по установлению связи заболевания (смерти) с профессией, а также причинной связи заболевания, инвалидности или смерти с воздействием особо опасных факторов физической, химической и биологической природы работникам обслуживаемых организаций и населению обслуживаемых территорий, при наличии лицензии на данный вид деятельности.

Исполнение государственной функции осуществляется в отношении работников обслуживаемых организаций и населения обслуживаемых территорий, перечень которых утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 августа 2006 года N 1156-р (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, N 35, ст. 3774; N 49 (ч. II), ст. 5267; N 52 (ч. III), ст. 5614).В данный Перечень ответчик не входил. В подтверждение вывода суда предъявлены в динамике уставные документы в отношении ответчика(л.д.36-37,25-26,18-19).

Согласно ответу на второй вопрос экспертного заключения: степень утраты профессиональной трудоспособности в размере **** процентов Гузь Е.И. установлена правильно, так как у истца диагностированное профессиональное заболевание сопровождается стойкими незначительными нарушениями сенсорных функций (органа ****), которое позволяет пострадавшему выполнять труд с использованием полученных знаний, навыков, умений при изменении условий, влекущих снижение заработка. Учитывая изложенное медико- социальная экспертная комиссия считает, то степень утраты профессиональной трудоспособности Гузь Е.И. соответствует ****% согласно пунктом 17,19 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 года №789(в редакции от **.**.**).

Согласно ответу 3 экспертного заключения Гузь Е.В. правильно отказано в установлении группы инвалидности при проведении медико-социальной экспертизы **.**.**-**.**.**, так как ретроспективный анализ представленных медицинских и медико- экспертных документов, результаты объективного осмотра **.**.** в "Б" показали, что у истца имеется профессиональное заболевание :**** которые не приводят к ограничению основных категорий жизнедеятельности, не вызывают необходимость в мерах социальной защиты, и не дают оснований для определения группы инвалидности в соответствии с действующими нормативными документами «Классификациями и критериями, используемыми при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан "Б"», утвержденными Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ №1013н от 23.12.2009 года и Правилами признания лица инвали д. XXX от 20.02.2006 года в редакции №1121 от 30.12.2009 года.

При вынесении экспертного решения от **.**.** -**.**.** Гузь Е.И. в филиале №... "Б" не было допущено упущений, приведших к ошибочным выводам. Экспертное заключение, филиала №... "Б" о непризнании Гузь Е.И. инвалидом и установлении ему ****% степени утраты профессиональной трудоспособности сроком на **** полагают обоснованным и вынесенным в строгом соответствии с требованиями вышеперечисленных нормативно-правовых актов по медико-социальной экспертизе

( ответ на 4 вопрос экспертного заключения – л.д.195,том 1).

Экспертной комиссией для суда предоставляются данные Международной классификации степени тугоухости: до 25дБ-норма;

1степень (26-40дБ) - легкое нарушение слуха;

П степень (41-55 дБ)-среднее нарушение слуха;

Ш степень (56-70дБ)-среднетяжелое нарушение слуха;

1У степень (71-90 дБ) - тяжелое нарушение слуха;

Более 90 дБ-глухота.

**** на основании Международной классификации степени ****, у Гузь Е.И. она составляет ****(аудиометрия №... от **.**.**).

Стороной ответчика представлены примеры( извлечения) клинико-функциональных критериев для установления ****% утраты профессиональной трудоспособности (л.д.53,том 2) применительно к нарушению органа ****; для установления ****% утраты профессиональной трудоспособности -л.д.54,том 2;для установления ****% утраты профессиональной трудоспособности –л.д.55,том 2.

В соответствии с пунктами 16-17 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний:

16. В случае если пострадавший вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 процентов.

17. В случае если пострадавший может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, либо с уменьшением объема выполняемой работы, либо при изменении условий труда, влекущих снижение заработка, или если выполнение его профессиональной деятельности требует большего напряжения, чем прежде, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 10 до 30 процентов.

Истец в качестве одного из нарушений действий врачей указывает отсутствие протокола заседания экспертной комиссии, аналогичного протоколу судебного заседания. Из показаний Сварич В.А. следует, что "Б" использовало форму протоколов ранее действовавшей ВТЭК, нормативным документом форма протокола не утверждена. Имеется локальный акт по данному вопросу (л.д.58,59, том 2).Однако в протоколах дискуссия между гражданином и экспертной комиссией не отражается. В книге протоколов перечисляются общие данные (л.д.63,том 2) на освидетельствуемого.

Из материалов гражданского дела следует, что пенсия по старости назначена Гузь Е.И. с **.**.** в размере **** рублей, что подтверждено справкой пенсионного органа (л.д.2,том 2).

Ежемесячная страховая сумма в связи с причинением профессионального заболевания с **.**.** назначена в размере **** рублей (л.д.7,том 2).

Из анализа материалов гражданского дела суд не усматривает законные основания для удовлетворения исковых требований Гузь Е.И. По мнению суда отсутствуют данные для установления истцу ****% утраты профессиональной трудоспособности. Медико-социальная экспертиза от **.**.** производилась в соответствии с нормами действующего законодательства.

Гузь Е.И. не является специалистом в области права, поэтому его детальный анализ каждой фразы, каждого слова в нормативных актах, регулирующих деятельность ответчика в части проведения медико-социальной экспертизы, судом не принимается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

решил:

Исковые требования Гузь Е.И. к "Б":о признании незаконным и подлежащим отмене решения Филиала №... "Б" об установлении Гузь Е.И. ****% утраты профессиональной трудоспособности (от **.**.**-**.**.**) и непризнании его инвалидом; признании действий специалистов по исполнению государственных функций "Б" не отвечающим требованиям действующего законодательства оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке Верховный суд Республики Коми через Печорский городской суд в течение месяца со дня изготовления решения судом в окончательной форме.

Председательствующий судья М.В.БОРОДУЛИНА

Мотивированное решение изготовлено на ПК 07.02.2012 года

22

РЕШЕНИЕ

И М Е Н Е М Р О С С И Й С К О Й Ф Е Д Е Р А Ц И И

01 февраля 2012 года Кировский районный суд г.Томска в составе:

председательствующего судьи Бариновой Н.В.

при секретаре Трифоновой Н.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Томске гражданское дело по иску 2-3095/11 по иску Семенихина В. И. к ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» о признании незаконным решения об отказе в признании инвалидом, установлении степени утраты трудоспособности в размере 20%,

с участием истца Семенихина В.И.,

представителя истца Савина Д.Н.,

представителя ответчика ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» Бочарова А.В., действующего на основании доверенности от № 19/2012 от 10.01.2012 сроком на один год,

установил:

Семенихин В.И. обратился в суд к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» с иском о признании незаконным решения. В обоснование иска указал, что он работал в должности начальника участка производства с 01.08.1991 в /________/. Согласно аттестации рабочих мест он осуществлял профессиональную деятельность в условиях повышенной опасности и подвергался воздействию следующих опасных и вредных производственных факторов: работа на высоте, работа с ПЭВМ, электромагнитное поле, общее охлаждение, зрительное напряжение. /________/ при выполнении трудовых обязанностей с ним произошел несчастный случай на производстве, был составлен акт по форме Н-1 о несчастном случае на производстве /________/ от /________/. После продолжительной болезни (около 5 месяцев), медицинского осмотра в /________/», он был допущен до выполнения своих обязанностей в полном объеме. По выходу на работу ему был предоставлен очередной отпуск с 25.10.2010 по 06.12.2010. С 07.12.2010 по 11.02.2011 им было отработано 38 рабочих дней. В процессе работы в холодный период времени и попытках выполнить свои обязанности в полном объеме, его состояние ухудшалось, в результате чего он был вынужден уйти на больничный с /________/. После 4-х месяцев болезни он был направлен на повторный медицинский осмотр в /________/», который им не был пройден по двум пунктам особых условий работ повышенной опасности: работе на высоте и общему охлаждению, был направлен на МСЭ.

02.06.2011 актом освидетельствования /________/ филиала №2 общего профиля ФГУ ГБ МСЭ по Томской области ему была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 20% на срок до /________/.

Приказом /________/ от /________/ он был допущен до работы без работы на высоте, общего переохлаждения, длительной ходьбы и физических нагрузок.

Согласно просьбе, изложенной в письме главному врачу /________/» руководителем предприятия от 23.06.2011 его направили на повторное медицинское освидетельствование на /________/. 06.07.2011 дорожная комиссия подтвердила ранее выданное заключение о негодности выполнять обязанности на высоте и общем охлаждении. 30.08.2011 он был уволен по п.8 ст.77 ТК РФ. Ввиду изменившихся обстоятельств работы он обратился к ответчику с просьбой о проведении досрочного переосвидетельствования в Бюро МСЭ.

Решением филиала №2 общего профиля ФГУ ГБ МСЭ по Томской области от 06.10.2011-11.10.2011 /________/ ему подтверждены 20% утраты профессиональной трудоспособности, инвалидность не установлена.

С указанным решением не согласен, так как комиссия не учла, что работа по профессии, предшествующей травме, связана с нахождением на открытом воздухе не менее 2,5 километров, подъем на краны и автотранспортную технику не менее 27 раз в месяц, перемещение деталей и запчастей весом более 5 килограммов при проведении ремонта техники, что противоречит медицинским показаниям. Просил суд признать указанное решение незаконным, установить степень утраты трудоспособности в размере 100%.

В судебном заседании истец Семенихин В.И., его представитель Савин Д.Н. заявленные требования уточнили, окончательно просили суд признать незаконным решение филиала№2 общего профиля ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области» от 06.10.2011-11.10.2011 /________/ об отказе в признании его инвалидом и установлении 20% утраты профессиональной трудоспособности; установить факт утраты Семенихиным В. И. профессиональной трудоспособности в результате трудового увечья, имевшего место /________/ в размере 40% с /________/.

Представитель ответчика Бочаров А.В. иск не признал, представил суду письменный отзыв, из которого следует, что согласно акту социальной диагностики от 10.10.2011, составленному специалистом по социальной работе экспертного состава /________/ смешанного профиля ФИО4, основная профессия истца- руководитель. На протяжении 20 лет Семенихин В.И. работал на руководящей должности, имеющиеся нарушения в состоянии здоровья, возникшие /________/ в результате несчастного случая на производстве, не препятствовали продолжению работы вплоть до 30.08.2011. Согласно п.5 Постановления Минтруда РФ от 18 июля 2001 года № 56 «Об утверждении Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания» при определении степени утраты профессиональной трудоспособности необходимо учитывать профессиональный фактор, в частности, способность пострадавшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии в обычных или специально созданных производственных или иных условиях труда. Профессиональная деятельность истца была прекращена в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимую ему в соответствии с медицинским заключением. На момент проведения МСЭ 11.10.2011 истец мог выполнять инженерно-технические виды труда, а также работать на руководящих должностях в небольших учреждениях. Рабочее место- кабинетные условия. Просил в иске отказать в полном объеме.

Заслушав истца, его представителя, представителя ответчика, изучив материалы дела, суд находит иск подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст.39 Конституции РФ каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

В соответствии со ст.7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» медико-социальная экспертиза - это определение в установленном порядке потребностей свидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных свидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Согласно ст.8 Федерального закона от 24 ноября 1995г. №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» на федеральные учреждения медико-социальной экспертизы возлагаются: установление инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты; разработка индивидуальных программ реабилитации инвалидов; определение степени утраты профессиональной трудоспособности.

Правительством Российской Федерации установлен порядок освидетельствования граждан в МСЭ на предмет установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденный постановлением №789 от 16.10.2000 (далее - Постановление №789), согласно которому степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности устанавливается учреждением медико-социальной экспертизы.

Согласно ст.3 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» профессиональная трудоспособность- способность к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества. Под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности устанавливается учреждением медико-социальной экспертизы. При этом порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством РФ. Так, постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 года № 789 утверждены Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. При этом эксперты дают оценку степени ограничения способности к трудовой деятельности, исходя из возможности свидетельствуемого выполнять трудовую деятельность с учетом имеющихся у него профессиональных знаний, умений, навыков.

Степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми постановлением Минтруда РФ от 18 июля 2001г. № 56 «Об утверждении Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания» (далее по тексту- Временные критерии).

В соответствии с п.4 Временных критериев при определении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывается выраженность нарушений функций организма пострадавшего, приводящих к ограничению способности к трудовой деятельности, и других категорий жизнедеятельности.

Согласно п.5 Временных критериев при определении степени утраты профессиональной трудоспособности необходимо учитывать профессиональный фактор, в частности, способность пострадавшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии (до несчастного случая или профессионального заболевания) в обычных или специально созданных производственных или иных условиях труда.

В силу п.27, п.п.б п.28 Временных критериев в случаях, когда пострадавший может в обычных производственных условиях выполнять профессиональный труд с умеренным или незначительным снижением квалификации, либо с уменьшением объема выполняемой работы, либо при изменении условий труда, влекущих снижение заработка пострадавшего, или если выполнение его профессиональной деятельности требует большего напряжения, чем прежде, устанавливается от 10 до 30 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

При этом степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим, имеющим незначительные нарушения функций организма вследствие производственных травм или профессиональных заболеваний, определяется в зависимости от уровня снижения квалификации, объема производственной деятельности или категории тяжести труда: 20 процентов утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в случае, если пострадавший может выполнять работу со снижением объема профессиональной деятельности на 1/5 часть прежней загрузки.

Пунктом 24 Временных критериев установлено, что в случаях, когда пострадавший может в обычных производственных условиях выполнять профессиональный труд с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается от 40 до 60 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

Согласно п.16 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 года № 789 в случае, если пострадавший вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 40 до 60 процентов.

Судом из материалов дела, пояснений лиц, участвующих в деле установлено, что Семенихин В.И., работая /________/, поднимался на кран и упал с высоты около 5 м, приземлился на ноги, был доставлен в стационар, где установлен диагноз: /________/

В отделении проведена /________/, наложено /________/, затем проводилась /________/, после чего проводилось восстановительное лечение.

С /________/ по /________/ находился в /________/ с диагнозом: /________/, проведено /________/ лечение. 26.10.2010 выписан к труду, но к работе не приступил, ушел отпуск. 06.12.2010 вышел на работу в своей должности, с трудом доработал до 10.02.2011, вынужден был обратиться к врачу, лечился, находился на листке нетрудоспособности с 11.02.11 по 02.06.11.

01.06.2011 - консультирован в клинике /________/, согласно врачебному заключению у Семенихина В.И.: /________/, рекомендовано /________/ лечение, в связи с наличием выраженных признаков нарушения функции опорно-двигательного аппарата трудоспособности показано освидетельствование на МСЭ, избегать нагрузок на ноги, работы на высоте, переноса тяжестей (л.д.48).

02.06.11 освидетельствован филиалом № 2 ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области», инвалидом не признан, установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности, что подтверждается актом /________/, разработана программа реабилитации пострадавшего /________/ от 02.06.2011 (л.д.46-47).

На основании справки КЭК /________/ (л.д.43) издан приказ /________// л от 22.06.2011 (л.д.31) /________/, допускающий Семенихина В.И. до работы /________/ с ограничением физических нагрузок, длительной ходьбы, общего переохлаждения, работы на высоте сроком на 1 год.

Из уведомления от 30 августа 2011 года (л.д.45) следует, что согласно заключения /________/ от 05.07.2011, заключения /________/ от 06.07.2011 (л.д.37), Семенихин В.И. признан негодным для работы в должности /________/ и ему предложено трудоустройство в должности товарного кассира. От предложенного трудоустройства Семенихин В.И. отказался и приказом /________/к с 30.08.2011, трудовой договор с ним прекращен (л.д.44).

06.10.2011 истец повторно освидетельствован филиалом № 2 ФГУ «ГБ МСЭ по Томской области» для определения группы инвалидности и усиления степени утраты профессиональной трудоспособности, инвалидом не признан, утрата профессиональной трудоспособности не увеличена. Данное решение истец обжаловал в главное бюро, освидетельствован 23.11.2011 экспертным составом № 1, по результатам обжалования решение оставлено без изменения.

Определением суда от 25.11.2011 по делу назначалась комплексная медико-социальная экспертиза.

Согласно заключению медико-социальной экспертизы ФГУ «ГБ МСЭ по Новосибирской области» /________/ от 19.01.2011 на момент 06.10.11 и 23.11.11 у Семенихина В.И. имелись последствия травмы на производстве /________/ в виде /________/, не позволяющей выполнять труд /________/, но он может продолжать профессиональную деятельность в обычных производственных условиях (кабинетная работа) со значительным уменьшением объема. Согласно п.16 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 № 789, утрата профессиональной трудоспособности у Семенихина В.И. на указанный пер д. XXX%.

На 06.10.2010 Семенихина В.И. имелись последствия травмы на производстве /________/ в виде /________/, приводящей к ограничению в основных категориях жизнедеятельности: способности к самостоятельному передвижению 1 ст., самообслуживанию 1 ст., трудовой деятельности 1 ст., и требующих мер социальной защиты, что согласно п.10 «Классификации и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», утвержденных приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.09 № 1013н позволяет определить третью группу инвалидности на год с причиной: «трудовое увечье» и 40% утраты профессиональной трудоспособности.

Допрошенные в судебном заседании специалисты ФИО5 и ФИО6 суду пояснили, что оснований для установления истцу степени утраты профессиональной трудоспособности в размере большем, чем 20%, не имеется.

Суд полагает, что данные специалистами консультации в соответствии со ст.188 ГПК РФ, ч.2 п.1 ст.55 ГПК РФ доказательствами по делу не являются. Кроме того, пояснения специалистов ФИО5 и ФИО6 опровергаются заключением медико-социальной экспертизы ФГУ «ГБ МСЭ по Новосибирской области» /________/ от 19.01.2011, а потому не может быть принято во внимание при принятии решения.

Анализируя все доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что решение филиала №2 общего профиля ФГУ «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» от 06-11 октября 2011 года (акт /________/) об установлении истцу степени утраты профессиональной трудоспособности в размере 20% является незаконным, а требования истца подлежат удовлетворению в полном объеме.

руководствуясь ст.ст. 193-199 ГПК РФ, суд

РЕ Ш ИЛ:

Иск Семенихина В. И. к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» удовлетворить.

Признать решение филиала №2 общего профиля ФБУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Томской области» от 06 октября 2011 года (акт /________/) незаконным.

Установить факт утраты Семенихиным В. И. профессиональной трудоспособности в результате трудового увечья, имевшего место /________/ в размере 40%.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Томский областной суд через Кировский районный суд г.Томска в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья: подпись

ВЕРНО: судья: /Н.В. Баринова/

Секретарь: /Н.В. Трифонова/

23

Дело № 2-5985/2011

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Сыктывкарский городской суд Республики Коми

в составе председательствующего судьи Смолевой И.В.

при секретаре Иевлевой Г.Б.

с участием истца Аладьина В. П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Сыктывкаре 19 декабря 2011 года гражданское дело по иску Аладьина В.П. к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» об отмене решений,

установил:

Аладьин В.П. обратился в суд с исковым заявлением к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» об отмене решения Филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, решения экспертного состава №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, решения экспертного состава общего профиля №... ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» от ** ** ** года, в обоснование которого указал, что медико-социальная экспертиза в отношении него проведена без оценки общего состояния его организма, динамики развития имеющихся у него заболеваний.

ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» в представленном письменном отзыве просит отказать в удовлетворении заявленных исковых требований в полном объёме, считая свои действия обоснованными и законными.

** ** ** года в адрес суда поступило дополнение к исковому заявлению Аладьина В.П., в котором он просит отменить акт ** ** ** освидетельствования во МСЭ от ** ** ** года, составленный Филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», решение ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», принятое в ** ** ** года, акт №... освидетельствования от ** ** ** года, составленный экспертным бюро №... ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы», акт №... освидетельствования во МСЭ от ** ** ** года, составленный Филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», решение ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», принятое в ** ** ** года, решение, принятое экспертным составом №... ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» в ** ** ** года.

В судебном заседании Аладьин В.П. поддержал исковые требования и доводы искового заявления.

Ответчик ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» и третье лицо ГУ РК «Кардиологический диспансер», надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание своих представителей не направили, представив письменные ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие.

Представитель третьего лица ФКЛПУ Б-18 ГУФСИН России по Республике Коми, надлежащего извещенного о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явился, о причинах неявки суд не уведомил.

В соответствии с положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ дело рассмотрено в отсутствие представителей ответчика, третьих лиц.

Заслушав объяснения истца, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Государственную политику в области социальной защиты инвалидов в Российской Федерации, целью которой является обеспечение инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, а также в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации определяет Федеральный закон от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

В названном Федеральном законе дано определение понятию «инвалид». Так, инвалидом признается лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты (ст. 1).

В соответствии со ст. 1 Федерального закона ограничение жизнедеятельности - полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.

В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория «ребенок-инвалид».

Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Во исполнение данного Федерального закона Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года № 95 утверждены Правила признания лица инвалидом.

Согласно п. 2 вышеназванных Правил, признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

В п. 5 Правил определены условия признания гражданина инвалидом, к которым относятся: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

В соответствии с п. 6 Правил наличие одного из указанных в п. 5 данных Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

Как следует из п. 7 Правил, в зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, II или III группа инвалидности, а гражданину в возрасте до 18 лет - категория «ребенок-инвалид».

В соответствии с требованиями нормативных документов по медико-социальной экспертизе и реабилитации инвалидов в Российской Федерации 23 августа 1999 года Министерством юстиции РФ утверждена Инструкция № 18/39-1010 о порядке освидетельствования подозреваемых, обвиняемых и осужденных в учреждениях медико-социальной экспертизы, которая определяет порядок направления подозреваемых, обвиняемых и осужденных на медико-социальную экспертизу, проведения освидетельствования и его документальное оформление, составления индивидуальной программы реабилитации инвалида, порядок обжалования решения учреждений медико-социальной экспертизы.

Инструкцией установлено, что освидетельствование лиц, содержащихся в учреждениях УИС, в бюро медико-социальной экспертизы проводится на общих основаниях в порядке, определяемом "Положением о признании лица инвалидом", утверждённым Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1996 года N 965, и в соответствии с Классификациями и временными критериями, используемыми при осуществлении медико-социальной экспертизы, утвержденными Постановлением Минтруда России и Минздрава России от 29 января 1997 года N 1/30 (п. 2).

Как предусмотрено п. 3 Инструкции, на медико-социальную экспертизу направляются лица, содержащиеся в учреждениях УИС, в случаях расстройства здоровья со стойкими нарушениями функций организма или последствиями травм, приведшими к ограничению жизнедеятельности, и нуждающиеся в мерах социальной защиты.

Согласно п. 4 Инструкции, лицо, нуждающееся в проведении медико-социальной экспертизы, подает на имя руководителя территориального бюро медико-социальной экспертизы через начальника учреждения УИС письменное заявление в произвольной форме.

В соответствии пунктами 5, 6 Инструкции начальник лечебно-профилактического учреждения УИС принимает меры к обследованию лица, содержащегося в учреждениях УИС, перед направлением на медико-социальную экспертизу в условиях лечебно-профилактических учреждений УИС, при необходимости в условиях медицинских учреждений территориальных органов здравоохранения для уточнения диагноза и степени выраженности функциональных нарушений. По результатам клинико-диагностического обследования, подтверждающего выраженные нарушения функций организма и ограничения жизнедеятельности, врачи ЛПУ оформляют направление на медико-социальную экспертизу (ф. 088/У-97), утвержденную Приказом Минздрава России от 14.05.1997 N 141.

Согласно п. 7 Инструкции, администрация учреждения УИС формирует и представляет в территориальное бюро медико-социальной экспертизы личное дело, характеристику, медицинскую карту (историю болезни), направление на медико-социальную экспертизу и заявление лица, содержащегося в учреждениях УИС, о проведении освидетельствования, одновременно решается вопрос о времени и месте проведения освидетельствования.

Пунктами 8 и 9 Инструкции установлено, что освидетельствование лица, содержащегося в учреждениях УИС, в зависимости от условий и имеющихся возможностей может проводиться непосредственно в учреждении УИС или в территориальном бюро медико-социальной экспертизы. При освидетельствовании лица, содержащегося в учреждениях УИС, в территориальном бюро медико-социальной экспертизы администрация учреждения УИС обеспечивает его доставку на освидетельствование, присутствие начальника или врача ЛПУ УИС, начальника отряда или воспитателя и надлежащую охрану в целях пресечения возможных эксцессов со стороны освидетельствуемого.

Территориальное бюро медико-социальной экспертизы рассматривает представленные документы, которые должны отражать клинико-функциональные, социально-бытовые, профессионально-трудовые, психологические и другие данные, проводит личный осмотр лица, содержащегося в учреждениях УИС, оценивает степень ограничения его жизнедеятельности и принимает решение о признании инвалидом либо об отказе в установлении инвалидности (п. 10 Инструкции).

Судом установлено, что Аладьин В.П. впервые был освидетельствован Филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» ** ** ** года ; по результатам освидетельствования Аладьину В.П. была установлена ... группа инвалидности по общему заболеванию.

** ** ** года Аладьин В.П. был переосвидетельствован Филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» с установлением ... группы инвалидности по общему заболеванию .

По причине несогласия с решением Филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года Аладьин В.П. был освидетельствован в ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» экспертным составом №..., по результатам которого оспариваемое решение было оставлено без изменения.

** ** ** года Аладьину В.П. филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» была вновь установлена ... группа инвалидности .

В связи с несогласием Аладьина В.П. с решением филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года он был освидетельствован экспертным составом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», принявшим решение о подтверждении Аладьину В.П. ... группы инвалидности .

** ** ** года в связи с оспариванием решения экспертного состава №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года Аладьин В.П. был заочно освидетельствован в ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы», решением которого было подтверждено наличие у Аладьина В.П. ... группы инвалидности.

На основании акта №... освидетельствования во МСЭ от ** ** ** года, составленного филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», Аладьину В.П. была установлена ... группа инвалидности.

** ** ** года в порядке обжалования Аладьин В.П. был освидетельствован в ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» , по результатам чего ему была подтверждена ... группа инвалидности.

** ** ** года при очередном переосвидетельствовании в Филиале №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» Аладьину В.П. была установлена бессрочно ... группа инвалидности .

** ** ** года Аладьину В.П. была разработана индивидуальная программа реабилитации №....

В связи с несогласием Аладьина В.П. с результатами освидетельствования от ** ** ** года в порядке обжалования экспертным составом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» ** ** ** года было проведено очное переосвидетельствование Аладьина В.П., по результатам которого решение Филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года об установлении Аладьину В.П. бессрочно ... группы инвалидности было оставлено без изменения .

** ** ** года в связи с обжалованием Аладьин В.П. был переосвидетельствован заочно экспертным составом общего профиля №... ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы», которым решение ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года было оставлено без изменения .

На основании акта №... освидетельствования во МСЭК от ** ** ** года, составленного экспертным составом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», Аладьину В.П. была разработана новая индивидуальная программа реабилитации №... в связи с техническими ошибками в предыдущей индивидуальной программе реабилитации .

Судом с целью разрешения вопроса об обоснованности принятых бюро медико-социальной экспертизы решений, по делу была назначена медико-социальная экспертиза.

Согласно выводам заключения эксперта от ** ** ** года, Аладьин В.П. на момент его освидетельствования ** ** ** года страдал следующими заболеваниями: ....

Аладьину В.П. с учетом предъявляемых им жалоб диагнозы были установлены правильно. Все необходимые исследования и диагностические мероприятия до направления Аладьина В.П. на освидетельствование были проведены в полном объеме.

Принятое филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» экспертное решение от ** ** ** года было обоснованным. В соответствии с п. 1, абз. 3 Постановления Правительства РФ от 07 апреля 2008 года № 247 «О внесении изменений в правила признания лица инвалидом» гражданам устанавливается группа инвалидности без указания срока переосвидетельствования не позднее 4 лет после первичного признания гражданина инвалидом в случае выявления невозможности устранения или уменьшения в ходе осуществления реабилитационных мероприятий степени ограничения жизнедеятельности гражданина, вызванного стойкими необратимыми морфологическими изменениями, дефектами и нарушениями функций органов и систем организма.

В медико-экспертных документах Аладьина В.П. содержится индивидуальная программа реабилитации №... от ** ** ** года к Акту освидетельствования №..., подписанная Аладьиным В.П. и руководителем ФГУ МСЭ B.C., которая содержит рекомендации по медицинской реабилитации (наблюдение ... в течение года), рекомендации по противопоказанным условиям труда (тяжелый физический труд), рекомендации по социальной реабилитации (социально-средовая реабилитация, социально-психологическая реабилитация, социокультурная реабилитация, социально-бытовая адаптация, физкультурно-оздоровительные мероприятия и спорт - в течение года, исполнитель КЦСОН); рекомендации по техническим средствам реабилитации (...). Индивидуальная программа реабилитации №... от ** ** ** года, разработанная Аладьину В.П., содержит ряд недостатков: - программа медицинской реабилитации должна быть расширена за счет мероприятий восстановительной терапии (в том числе ...), лекарственного обеспечения, периодического стационарного лечения, амбулаторного лечения у ... (...), ..., ..., ..., ...; - программа профессиональной реабилитации должна содержать рекомендации о доступных условиях и видах труда; - программа социальной реабилитации должна содержать рекомендации о мероприятиях, которые реально можно осуществить в учреждениях уголовно-исполнительной системы (социально-психологическая реабилитация, социокультурная реабилитация).

В Акте освидетельствования №... от ** ** ** года экспертным составом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» указано, что Аладьину В.П. разработана новая индивидуальная программа реабилитации №... от ** ** ** года. В п. 30.1 Акта освидетельствования дано заключение об условиях и характере труда: противопоказан тяжелый физический труд, труд, связанный с длительной ходьбой и стоянием на ногах, в вынужденной позе, в неблагоприятных метеоусловиях, может работать в оптимальных и допустимых условиях труда с ограничением объема производственной деятельности. В п. 30.3 Акта освидетельствования даны рекомендации по медицинской реабилитации: наблюдение .... Разработанная Аладьину В.П. индивидуальная программа реабилитации №... от ** ** ** года содержит обоснованные рекомендации.

Акт №... освидетельствования во МСЭ от ** ** ** года, составленный филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», составлен обоснованно, с учетом данных стационарного обследования в РБ УФСИН России по Республике Коми в сентябре, октябре, ноябре и декабре 2008 года. В ходе проведения медико-социальной экспертизы были проанализированы медицинские документы, характеризующие состояние здоровья Аладьина В.П., результаты обследования и заключения специалистов, данные инструментальной и лабораторной диагностики, выписные эпикризы из стационара, а также данные, представленные в форме №... от ** ** ** года. В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 года № 535 "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы" признание гражданина инвалидов осуществляется исходя из комплексной оценки состояния и степени нарушений функций организма. Комплекс имеющихся на момент ** ** ** года у Аладьина В.П. заболеваний и функциональных нарушений привел к ограничению способности к самообслуживанию ... степени, передвижению ** ** ** степени, трудовой деятельности ... степени, что является основанием для установления ... группы инвалидности.

Решение ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» по заявлению Аладьина В.П. о несогласии с решением об установлении инвалидности, принятое Актом №... от ** ** ** года, было обоснованным, так как было принято на основании подробного анализа медико-экспертных документов, результатов клинико-функциональной диагностики, данных стационарного обследования и базировалось на действующих нормативно-правовых документах (Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 года № 535 "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы").

Акт №... освидетельствования от ** ** ** года, составленный экспертным бюро №... ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы», является обоснованным, так как медико-экспертное решение принято на основании проведенного заочного освидетельствования, анализа представленных медико-экспертных документов: актов освидетельствования филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» и состава №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», выявлены стойкие умеренно выраженные нарушения: ...: способность к самообслуживанию ... степени, способность к передвижению ... степени, способность к трудовой деятельности ... степени, что, согласно разделу 4 п. 10 и разделу 5 п. 15 «Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы», утвержденных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 года № 535, и разделу 2 п. 5 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года № 95, являются основанием для установления ... группы инвалидности, с причиной «общее заболевание», ограничением способности к трудовой деятельности ... степени до ** ** ** года.

Акт №... от ** ** ** года, составленный филиалом №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», является обоснованным, так как в ходе проведения медико-социальной экспертизы Аладьина В.П. были проанализированы медицинские документы, характеризующие состояние его здоровья, результаты обследования и заключения специалистов, данные инструментальной и лабораторной диагностики, выписные эпикризы из стационара, данные направления на МСЭ от ** ** ** года, а также данные объективного обследования специалистами бюро МСЭ, что позволило установить наличие у Аладьина В.П. стойких умеренных нарушений ....

Решение ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми», принятое в ** ** ** года, является обоснованным, так как больной регулярно наблюдался амбулаторно и стационарно в лечебно-профилактических учреждениях, был полностью обследован, клинико-функциональная картина была стабильной; выявленные нарушения ... носили умеренный характер, а нарушения функции ..., функции ..., ... функций - ... и функций ... - незначительный характер.

Медико-социальная экспертиза Аладьина В.П., проведенная в мае 2010 года экспертным составом №... ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы», осуществлялась на основании комплексного анализа медицинских, медико-экспертных документов. Было установлено, что имеющиеся у Аладьина В.П. заболевания сопровождаются стойкими умеренными нарушениями ..., что в соответствии с п. 10, раздела IV Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 декабря 2009 года № 1013н, вызывают ограничение основных категорий жизнедеятельности: способности к самообслуживанию ... степени, способности к передвижению ... степени, способности к трудовой деятельности ... степени и являются основанием для установления ... группы инвалидности с причиной инвалидности «общее заболевание» бессрочно.

Оснований не доверять выводам экспертного заключения у суда не имеется. Экспертиза проведена специалистом, обладающим специальными познаниями в исследуемой области, имеющим значительный стаж экспертной работы. Перед началом проведения экспертизы эксперт был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.

Учитывая вышеприведенные правовые нормы и установленные по делу обстоятельства, суд приходит к выводу, что оснований для отмены решений филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, экспертного состава №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» от ** ** ** года, филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, Филиала №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, экспертного состава №... ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, экспертного состава общего профиля №... ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» от ** ** ** года, экспертного состава № 4 ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» от ** ** ** года, которыми Аладьину В.П. устанавливалась и подтверждалась ... группа инвалидности, не имеется, поскольку освидетельствования были проведены с учётом требований законодательства о проведении медико-социальной экспертизы, с изучением документов, в полном объёме отражающих состояние здоровья В.П. Аладьина. Перед направлением Аладьина В.П. на освидетельствование для установления инвалидности в отношении него были проведены все необходимые диагностические мероприятия, исследования.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ,

решил:

Отказать Аладьину В.П. в удовлетворении иска к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Коми» об отмене решений.

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Республики Коми через Сыктывкарский городской суд Республики Коми в течение десяти дней со дня составления мотивированного решения .

Председательствующий И.В. Смолева

24

Судья Балашова Е.В.                                                                                   Дело №33 - 1739

                                       КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

                                                    «31» октября 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

председательствующего Гусевой Н.А.,

судей Ильиной И.Н., Муравьевой Е.А.,

при секретаре Строговой М.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Снеговой Елены Николаевны на решение Галичского районного суда Костромской области от 05 сентября 2011 года, которым отказано в иске Снеговой Елены Николаевны к филиалу-бюро №4 Федерального государственного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Костромской области» и Федеральному государственному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Костромской области» об отмене решения об установлении третьей группы инвалидности и первой степени ограничения способности к трудовой деятельности.

             Заслушав доклад судьи Муравьевой Е.А., выслушав объяснения Снеговой Е.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

                                                          у с т а н о в и л а:

          Снегова Е.Н. обратилась в суд с иском к филиалу-бюро №4 федерального государственного учреждения»ГБ СМЭ по Костромской области» об отмене решения от 22 декабря 2010 года об установлении ей третьей группы инвалидности и первой степени ограничения способности к трудовой деятельности.

         Свои требования обосновала тем, что является инвалидом с детства, ей определена третья группа инвалидности бессрочно. При переосвидетельствовании ее 22 декабря 2010 года в филиале-бюро №4 ГБ СМЭ по Костромской области ей вновь определена третья группа инвалидности. С таким определением группы инвалидности она не согласна, поскольку с 2000 года ее состояние здоровья резко ухудшилось, что не позволяет ей работать и выполнять необходимые дела по дому. Чувствует систематическую усталость, слабость, утомляемость, не проходящие боли во всех суставах, боли в области сердца и головные боли. По ее мнению филиалом-бюро №4 ГБ МСЭ по Костромской области указанные ею обстоятельства при переосвидетельствовании учтены не были и, как следствие, необъективно определена степень основных категорий ее жизнедеятельности. Определенная ей третья группа инвалидности бессрочно и первая степень ограничения способности к трудовой деятельности не соответствуют Приказу Минздарвсоцразвития РФ от 23.12.2009 №1013н.

          Определением суда в качестве соответчика по делу привлечено Федеральное государственное учреждение «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Костромской области».

         Судом по делу постановлено указанное выше решение.

         В кассационной жалобе Снегова Е.Н. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, дело направить на новое рассмотрение. Считает, что филиалом-бюро №; ГБ СМЭ по Костромской области не была проведена в полной мере комплексная оценка ее состояния здоровья на основе клинико-функциональных, социально-бытовых, профессиональных и трудовых данных. Полагает, что имеются противоречию критериев 1 степени ограничения способности к трудовой деятельности в обычных условиях и фактических противопоказаний условий и видов труда согласно патологиям ее организма. Судебная медико-социальная экспертиза, по ее мнению, не была независимой и объективной, поскольку проведена без ее непосредственного участия; в ее основу положены анализ данных и документов нижестоящей в подчиненности организации. Кроме того, на объективность заключения могло повлиять то, что с обжалованием решения филиала-бюро обратилась не в вышестоящую организацию, а подала иск непосредственно в суд.

         Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены не имеется.

          Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что обжалованное истицей решение филиала-бюро №4 «ГБ СМЭ по Костромской области» от 22 декабря 2010 года принималось в порядке, предусмотренном действующим законодательством, исходя из комплексной оценки состояния организма Снеговой Е.Н., при очном освидетельствовании, изучении представленных ею документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных.

         Судебная коллегия соглашается с указанным выводом, основания для признания его неправильным отсутствуют.

         Согласно ст.1 Федерального закона от 24.11.1995 №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

         В соответствии с нормами ст.7 Федерального закона от 24.11.1995 года № 181-ФЗ медико-социальная экспертиза - это определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

         Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

         Аналогичные положения содержатся в ст. 50 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.

         Как видно из материалов дела, Снегова Е.Н. впервые была освидетельствована в 2000 году в МСЭ г. Костромы с диагнозом: ревматизм, активная фаза, активность 1 ст., вялотекущий ревмокардит, митральный порок с преобладанием недостаточности и признана инвалидом третьей группы с причиной «общее заболевание», с ежегодным освидетельствованием. При переосвидетельствовании с 2001 по 2004 годы истице также устанавливалась третья группа инвалидности.

        При освидетельствовании Снеговой Е.Н. в сентябре 2005 года в ГБ СМЭ по Костромской области ей подтверждена третья группа инвалидности. Установлена первая степень ограничения способности к трудовой деятельности. В 2006, 2007, 2008 годах Снеговой Е.Н. была подтверждена при переосвидетельствовании третья группа инвалидности и первая степень ограничения способности к трудовой деятельности.

         07 декабря 2010 года МУЗ «Галичская городская больница» выдало истице направление на медико-социальную экспертизу. 22 декабря 2010 года Снегова Е.Н. была освидетельствована с целью определения инвалидности в филиале-бюро №4 ФГУ «ГБ СМЭ по Костромской области». По результатам освидетельствования ей выставлен диагноз: хроническая ревматическая болезнь сердца, не активная фаза; митрально-аортальный порок сердца, ХСН 11а 2ФК; хронический гломерулонефрит, латентное течение; ХПН о; идиопатический остеоартроз, умеренный болевой синдром, рентген стадия 11, НФС 1 ст. Указанные нарушения были расценены как умеренные.

           В соответствии с положениями пунктов 1,2,5,6,25 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.02.2006 года № 95 (далее Правила) настоящие Правила определяют в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» порядок и условия признания лица инвалидом. Признание лица инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями: ФБ МСЭ, ГБ СМЭ, а также бюро МСЭ в городах и районах, являющихся филиалами главных бюро.

          Признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы, исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных с использованием классификаций и критериев, утвержденных Министерством здравоохранения и социального развития РФ.

         Условиями признания гражданина инвалидом являются: а).нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б). ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в). необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

         Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

         Медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.

          В соответствии с положениями пункта 10 Классификации и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23.12.2009 года №1013н, которые действуют с апреля 2010 года, критерием для определения третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умерено выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности 1 степени или ограничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию первой степени; способности к передвижению первой степени; способности к ориентации первой степени; способности к общению первой степени; способности контролировать свое поведение первой степени; способности к обучению первой степени.

          При таких обстоятельствах, исходя из положений Классификации и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, критерием установления третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функции организма, обусловленные заболеваниями, последствиями травм и дефектами, приводящие к ограничению способности трудовой деятельности первой степени или категории жизнедеятельности в различных сочетаниях первой степени, филиал-бюро №4 ФГУ «ГБ СМЭ по Костромской области» пришло к выводу, что отсутствовали основания для определения Снеговой Е.Н. второй группы инвалидности, поскольку нарушения ее здоровья приводило к ограничению способности к трудовой деятельности первой степени.

         Истицей не представлено суду каких-либо доказательств, как того требует статья 56 ГПК РФ, наличия обстоятельств, влекущих установления ей 2 группы инвалидности и 2 степени ограничения ее способности к трудовой деятельности.

         Исследованные судом дело освидетельствования в БСМЭ Снеговой Е.Н., акты освидетельствования ее с 2000 по 2010 год, медицинские документы не подтверждают критерии, изложенные в Приказе Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22.08.2005 года №535 для установления 2 группы инвалидности.

       

         Кроме того, судом по ходатайству истицы была назначена судебная медико-социальная экспертиза в ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» для определения соответствует ли установленная Снеговой Е.Н. 22.12.2010 года третья группа инвалидности и 1 степень ограничения способности к труду диагнозу и имеющейся патологии. Согласно заключению экспертизы на период 22.12.2010 года у Снеговой Е.Н. имелись стойкие умеренные нарушения кровообращения, незначительные нарушения статодиномической функции, приводящие к ограничению основных категорий жизнедеятельности в виде ограничения способности к трудовой деятельности первой степени, способности к самостоятельному передвижению первой степени, способности к самообслуживанию первой степени, вызывающие необходимость в мерах социальной защиты и являющиеся основанием для признания ее инвалидом третьей группы. В соответствии с выводами экспертов, решение специалистов филиала-бюро №4 ФГУ «ГБ СМЭ по Костромской области» от 22.12.2010 года вынесено обоснованно, в строгом соответствии с требованиями нормативно-правовых документов, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы.

         Судебная медико-социальная экспертиза проведена в соответствии с требованиями статей 84-86 ГПК РФ, оснований сомневаться в обоснованности и правильности экспертизы у суда не имелось.

         Таким образом, суд обоснованно посчитал, что истица не представила суду достоверные и допустимые доказательства, подтверждающие ее доводы о незаконности решения филиала-бюро №4 ФГУ «ГБ СМЭ по Костромской области», отказав в удовлетворении ее требований.

      Довод кассационной жалобы о том, что судебная экспертиза не была независимой, объективной, проведена без ее участия, не может служить основанием для отмены решения суда. Судебная медико-социальная экспертиза была назначена в рамках гражданского дела в соответствии с требованиями ст.ст.79-80 ГПК РФ; возражений от истицы о проведении ее в Федеральном государственном учреждении «Федеральное бюро МСЭ» в г. Москва не поступило; сомневаться в объективности заключения экспертов, предупрежденных судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, у суда не было оснований.

Исходя из нормы ч. 3 ст. 84 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, вправе присутствовать при проведении экспертизы, за исключением случаев, если такое присутствие может помешать исследованию, совещанию экспертов и составлению заключения.

Однако в материалах дела не имеется ходатайства Снеговой Е.Н. о ее желании присутствовать при проведении экспертизы. Таким образом, данным обстоятельством не были нарушены права истицы.

Иные доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения суда, поскольку по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки судом первой инстанции и не могут быть приняты во внимание.

Поскольку обстоятельства по делу судом установлены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, применен закон, подлежащий применению, решение суда является законным и обоснованным и подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

                                         о п р е д е л и л а :

Решение Галичского районного суда Костромской области от 05 сентября 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу Снеговой Елены Николаевны - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

25

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

01 декабря 2010 года город Павловск

Павловский районный суд Воронежской области в составе:

председательствующего - судьи Петренко Л.И.,

с участием: истца – Карпенко Н.В., представителя по доверенности Медведева В.С.,

ответчиков – представителей ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» Стуковой Е.А., Швецовой Л.М.,

при секретаре - Полуниной О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Карпенко Натальи Владимировны к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области», ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы о признании незаконными решений,

установил:

Карпенко Н.В. обратилась в суд с иском о признании незаконными решений Павловского филиал-бюро №32 ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» от 22.06.2010г. о признании ее инвалидом 3 группы сроком на 1 год; ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» от 09.07.2010г. о снятии с нее инвалидности; ФГУ «ФБ МСЭ» от 28.09.2010г. о подтверждении решения Главного Бюро МСЭ по Воронежской области от 09.07.2010г.; просит восстановить ей инвалидность 2 группы без переосвидетельствования.

Мотивирует тем, что с 2000 года болеет сахарным диабетом 1 типа (инсулинозависимый), была признана инвалидом детства, до достижения возраста 18 лет. В 2006г. при прохождении комиссии в Павловском филиале №32 ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» ей была установлена 2 группа инвалидности, которая подтверждалась в 2007г. в ГБ МСЭ по Воронежской области, в 2008 и 2009гг. в Калачеевском филиале №27 ФГУ «ГБ МСЭ по ВО»; 22 июня 2010г. при прохождении комиссии в Павловском филиал-бюро №32 ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» её признали инвалидом 3 группы сроком на 1 год. Будучи несогласна с данным решением, обжаловала его в Главное бюро МСЭ по Воронежской области, где была освидетельствована 09.07.2010г., после чего комиссией ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» вынесено решение об отсутствии у нее оснований для установления группы инвалидности, и установленная 22.06.2010г. 3 группа инвалидности была снята. Не согласившись с решением ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» от 09.07.2010г., она обжаловала его в ФГУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы». Комиссией ФГУ «ФБ МСЭ» она была освидетельствована 28.09.2010г., по результатам освидетельствования было вынесено решение об оставлении без изменения решения ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» от 09.07.2010г. Указанные решения полагает вынесенными в нарушение действующего законодательства и подлежащими отмене по следующим основаниям. Постановлением Правительства РФ №95 от 20.02.2006г. «О порядке и условиях признания лица инвалидом» утверждены Правила признания лица инвалидом, согласно абз.1,3 п.13 Правил гражданам устанавливается группа инвалидности без указания срока переосвидетельствования не позднее 4 лет после первичного признания гражданина инвалидом (установления категории "ребенок-инвалид") в случае выявления невозможности устранения или уменьшения в ходе осуществления реабилитационных мероприятий степени ограничения жизнедеятельности гражданина, вызванного стойкими необратимыми морфологическими изменениями, дефектами и нарушениями функций органов и систем организма. Граждане, которым установлена категория «ребенок-инвалид» по достижении возраста 18 лет подлежат переосвидетельствованию в порядке, установленном Правилами, исчисление сроков, предусмотренных абз. 2 и 3 п.13 Правил, осуществляется со дня установления группы инвалидности впервые после достижения возраста 18 лет. Ввиду того, что она родилась ДД.ММ.ГГГГ, возраста 18 лет достигла ДД.ММ.ГГГГ, после достижения указанного возраста ей была установления инвалидность ДД.ММ.ГГГГ, и так как с данного момента прошли 4 года, 2 группа инвалидности должна быть установлена ДД.ММ.ГГГГ без указания срока переосвидетельствования.

В судебном заседании Карпенко Н.В. суду пояснила, что она имеет среднее специальное образование, закончила юридический техникум, учится заочно на 4 курсе социального университета, замужем, не работает по состоянию здоровья: немеют конечности, болят ноги, болит голова, тошнота, 4 раза в день делает инъекцию инсулина.

Ответчик ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» иск не признает, представитель Швецова Л.М. суду пояснила, что филиал-бюро №32, находящееся в г.Павловске, является структурным подразделением ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» на основании п.1.10 Устава.

Карпенко Н.В. д. XXX лет являлась ребенком-инвалидом, с 20.06.2007г. по июнь 2010г. являлась инвалидом 2 группы. По результатам обследования 22.06.2010г. филиал-бюро №32 Карпенко была признана инвалидом 3 группы, но так как она не согласилась с данным решением, то по ее заявлению была обследована экспертным составом №4 ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области», по результатам обследования 09.07.2010г. экспертный состав не признал Карпенко инвалидом. Данное решение было обжаловано ею в ФГУ «Федеральное бюро МСЭ», которое не нашло оснований к отмене решения ФГУ «ГБ МСЭ по ВО». В Постановлении Правительства РФ №95 от 20.02.2006г. установлены условия признания гражданина инвалидом: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. При этом наличие одного из указанных в п. 5 Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом (п.6 Правил).

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ №1013н от 23.12.2009г. утверждены Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями МСЭ. Согласно п.10 критерием для определения 3 гр.инвалидности является нарушение здоровья со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности 1 степени или ограничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию 1 ст.; способности к передвижению 1 ст.; способности к ориентации 1 ст.; способности к общению 1 ст.; способности контролировать свое поведение 1 ст.; способности к обучению 1 ст.

У Карпенко Н.В. имеется хроническое заболевание, не поддающееся излечению, характеризующееся абсолютной инсулиновой недостаточностью, однако уровень сахара в крови можно нормализовать путем соблюдения диеты и инъекций инсулина продленного и короткого действия в подобранной адекватной дозе. При длительном поддержании нормального уровня сахара крови при помощи заместительной терапии инсулином развитие инвалидизирующих осложнений диабета, как правило, будет отсрочено. На момент освидетельствования Карпенко Н.В. в 2010г. у нее были выявлены стойкие незначительные нарушения функции внутренней секреции, которые не ограничивают жизнедеятельности и не требуют мер социальной защиты, в т.ч. нуждаемости в реабилитации, что и было подтверждено экспертным составом №4 ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» и экспертным составом №14 ФГУ «ФБ МСЭ», о чем Карпенко были даны письменные разъяснения. При проведении обследования комиссией тщательно проверяются представленные медицинские, экспертно--медицинские документы, а также проводится личный осмотр заявителя. Истец в 2010г. закончила обучение по специальности «юрист», может работать по специальности, в течение рабочего дня ей нужен только дополнительный 15-минутный перерыв для питания, который не ограничивает возможности ее трудовой деятельности. У Карпенко также имеется диабетическая непролиферативная ангиоретинопатия, миокардиодистрофия Н1, диабетическая сенсорная полинейтропатия нижних конечностей незначительно выраженная и диабетическая ангиопатия нижних конечностей ХПН 0-1, передвижения. Однако Карпенко может самостоятельно себя обслуживать, контролировать свое поведение, ориентироваться в пространстве и времени, передвигаться в полном объеме без специальных технических средств, при этом при 2 группе инвалидности лицо может передвигаться только с регулярной помощью других лиц с использованием при необходимости вспомогательных средств.

Признание Карпенко Н.В. в течение нескольких лет инвалидом было обусловлено тем, что в тот период действовали другие нормативные акты, регулирующие признание лица инвалидом, а в июне 2010 года комиссией были применены классификация и критерии, утвержденные Приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009г. №1013н, которые были опубликованы 26.03.2010г. Согласно ранее действующим нормативным актам у Карпенко Н.В. стойкие выраженные функции внутренней секреции соответствовали 2 группе инвалидности, кроме того с 2008г. по 2010г. ей нужно было получить образование юриста и специальный режим питания, что относится к видам реабилитации.

Ответчик Федеральное государственное учреждение «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Федерального медико-биологического агентства о дате, времени, месте проведения судебного заседания извещено надлежащим образом, исковые требования не признает, просит в удовлетворении исковых требований к ФГУ «ФБ МСЭ» ФМБА России отказать, дело рассмотреть в отсутствие их представителя.

В отзыве на исковое заявление ответчик указал, что документы Карпенко Н.В. были направлены в ФГУ «ФБ МСЭ» в связи с ее несогласием с решением ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» о снятии с Карпенко 3 группы инвалидности. 29 сентября 2010г. экспертным составом смешанного профиля №14 заявитель была обследована очно, а также проведен тщательный комплексный анализ представленных медицинских и экспертно-медицинских документов (медакты, 2 амбулаторные карты), результатов дополнительного обследования Карпенко в ФГУ «ФБ МСЭ» 14.12.2009г. (РВГ, РЭГ). На момент освидетельствования в ФГУ «ФБ МСЭ» стаж диабета у Карпенко был 10 лет, имеет место субкомпенсация углеводного обмена, течение сахарного диабета характеризуется как среднетяжелое с немногочисленными начальными осложнениями со стороны органов-мишеней (диабетическая ангиопатия сетчатки обоих глаз, дистальная полинейропатия, незначительно выраженная, ангиопатия нижних конечностей, ХАН 0-1ст.), отсутствовали тяжелые сосудистые осложнения сахарного диабета. Было установлено, что у заявительницы имеется заболевание органов внутренней секреции, сопровождающееся стойкими незначительно выраженными функциональными нарушениями, которые не вызывают ограничений основных категорий жизнедеятельности, нуждаемости в мерах социальной защиты. Поэтому в соответствии с положениями п.п. 5 и 6 Правил признания лица инвалидом, отсутствовали основания к признанию Карпенко Н.В. инвалидом, и отмены решения ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» от 09.07.2010г.

Выслушав стороны, изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Постановлением Правительства РФ №95 от 20.02.2006г. «О порядке и условиях признания лица инвалидом» утверждены Правила признания лица инвалидом, согласно п.13 которых гражданам устанавливается группа инвалидности без указания срока переосвидетельствования не позднее 4 лет после первичного признания гражданина инвалидом (установления категории "ребенок-инвалид") в случае выявления невозможности устранения или уменьшения в ходе осуществления реабилитационных мероприятий степени ограничения жизнедеятельности гражданина, вызванного стойкими необратимыми морфологическими изменениями, дефектами и нарушениями функций органов и систем организма. Установление группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования может быть осуществлено при первичном признании гражданина инвалидом по основаниям, указанным в абз. 2 и 3 п.13, при отсутствии положительных результатов реабилитационных мероприятий, проведенных гражданину до его направления на медико-социальную экспертизу. При этом необходимо, чтобы в направлении на МСЭ, выданном гражданину организацией, оказывающей ему лечебно-профилактическую помощь и направившей его на МСЭ, либо в медицинских документах в случае направления гражданина на МСЭ в соответствии с п.17 Правил содержались данные об отсутствии положительных результатов таких реабилитационных мероприятий.

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 1013н от 23.12.2009г. утверждены «Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан ФГУ МСЭ».

Критерием для установления 2 группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности или их сочетанию и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию 2 степени; способности к передвижению 2 степени; способности к ориентации 2 степени; способности к общению 2 степени; способности контролировать свое поведение 2 степени; способности к обучению 2 степени; способности к трудовой деятельности 2 степени (п.9.).

Критерием для определения 3 группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности первой степени или ограничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию 1 степени; способности к передвижению 1 степени; способности к ориентации 1 степени; способности к общению 1 степени; способности контролировать свое поведение 1 степени; способности к обучению 1 степени (п.10.).

Согласно Устава Федерального государственного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области» (ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области») оно находится в ведении Федерального медико-биологического агентства (ФМБА России), является юридическим лицом (п.1.6.), имеет в своем составе структурные подразделения, в т.ч. Филиал-бюро №32, местонахождение которого <адрес>»а», филиал-бюро не является юридическим лицом (п.1.10). Основными задачами деятельности ФГУ являются: 1) проведение реабилитационно-экспертной диагностики с целью определения реабилитационного потенциала, ограничений жизнедеятельности, потребности в мерах социальной защиты; 2) изучение причин, факторов и условий, влияющих на возникновение, развитие и исход инвалидности, анализ распространенности и структуры инвалидности (п.2.1.), для чего, в т.ч.: проводит освидетельствование граждан на территории Воронежской области для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности (в т.ч. степени ограничения способности к трудовой деятельности) и их реабилитационного потенциала; устанавливает факт наличия инвалидности, группу, причины, срок и время наступления инвалидности, степень ограничения способности к трудовой деятельности исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Минздравсоцразвития РФ; рассматривает жалобы граждан, проходящих освидетельствование, на решения бюро и в случае признания их обоснованными изменяет либо отменяет решения бюро; проводит освидетельствование граждан, обжаловавших решения бюро (п.2.2.).

Медведева Н.В. родилась ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ заключила брак с Карпенко М.С., после заключения брака фамилия жене присвоена «Карпенко».

МУЗ «Богучарская центральная районная больница», являясь организацией, оказывающей лечебную, лечебно-профилактическую помощь, дано 28 марта 2010г. направление №377 на медико-социальную экспертизу Карпенко Н.В., ДД.ММ.ГГГГг.р., являющейся инвалидом 2 группы, степень ограничения способности к трудовой деятельности вторая, история болезни – считает себя больной на протяжении 10 лет, когда впервые был выявлен сахарный диабет (п.19 направления), результаты проведенных мероприятий по медицинской реабилитации в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида: 02.12.09-11.12.09- МУЗ «Богучарская ЦРБ», 08.02.10-12.02.10 эндокриническое отделение ОКБ, 07.05.10-17.05.10-МУЗ «Богучарская ЦРБ» (п.22 направления), клинический прогноз-сомнительный (п.30), реабилитационный потенциал – низкий (п.31), реабилитиционный прогноз-сомнительный (п.32), цель направления на МСЭ – степень ограничения способности к трудовой деятельности, степень утраты профессиональной трудоспособности в % (п.33).

Учреждения МСЭ руководствовались следующими результатами обследований состояния здоровья Карпенко Н.В.:

-заключение по данным психологического обследования от ДД.ММ.ГГГГ;

-Ультразвуковое исследование внутренних органов № от ДД.ММ.ГГГГ;

-Эхо КГ отделения функциональной диагностики Воронежской ОКБ от ДД.ММ.ГГГГ;

-Ультразвуковое исследование № от ДД.ММ.ГГГГ отделения Ультразвуковой диагностики ГУЗ «ОКБ №1»;

-Лист диспансерного наблюдения за больным с синдромом «диабетическая стопа»;

-Электронейромиография отделения функциональной диагностики МУЗ «Богучарская ЦРБ», протокол обследования от ДД.ММ.ГГГГ;

-Реоэнцефалография № от ДД.ММ.ГГГГ, реоанализатор ЗАО «Диамант»;

-Выписной эпикриз № МУЗ «Богучарская ЦРБ» от ДД.ММ.ГГГГ;

-Выписной эпикриз № МУЗ «Богучарская ЦРБ» от ДД.ММ.ГГГГ;

-Выписка из истории болезни № от ДД.ММ.ГГГГ;

-справка МУЗ «Богучарская ЦРБ» об обращении за неотложной помощью ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ;

-графическое изображение (компьютерное заключение) от ДД.ММ.ГГГГ1mV 50 мм/с № Карпенко Н.А. 212, ДД.ММ.ГГГГ.р., МУЗ Богучарская ЦРБ».

ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» Филиал-бюро №32 составлен Акт №956 освидетельствования Карпенко Н.В., ДД.ММ.ГГГГ.р., в БМСЭ, дата начала экспертизы ДД.ММ.ГГГГ, дата освидетельствования ДД.ММ.ГГГГ, дата окончания экспертизы ДД.ММ.ГГГГ Переосвидетельствование-очередное; освидетельствование–очное; определение инвалидности, служащая, образование среднее профессиональное-Воронежский юридический техникум, трудового стажа не имеет, не работает по состоянию здоровья, считает, что работать не может. Клинико-трудовой анамнез: страдает сахарный диабетом с 2000г., за истекший год состояние без положительной динамики, постоянно получает инсулин 50-52 ед.в сутки.

Экспертное решение: противопоказан тяжелый физический труд, с психоэмоциональным напряжением, в неблагоприятных метеоусловиях. Может выполнять канцелярские работы, делопроизводителя, диспетчера с соблюдением режима питания и принятия медикаментов (п.30.1.); рекомендации по социально-трудовой реабилитации – Реабилитационный потенциал удовлетворительный, реабилитационный прогноз относительно благоприятный (п.30.2); группа инвалидности – третья (п.30.4.); инвалидность установлена на срок 1 год д. XXX июля 2011 года (п.30.6.); краткое обоснование экспертного решения – наличие стойких умеренных нарушений внутренней секреции, обусловленных основным заболеванием, приводящих к ограничению жизнедеятельности и способности к трудовой деятельности 1 ст., к передвижению 1 ст., обусловленных социальной недостаточностью, вызывающих необходимость социальной защиты и помощи, учитывая удовлетворительный реабилитационный потенциал, является основанием для определения третьей группы.

К Акту освидетельствования №956 от 22.06.2010г. составлена карта № «Индивидуальная программа реабилитации инвалида», выдаваемая ФГУ МСЭ, согласно которой установлена: способность к передвижению – 1 степень ограничения; способность к трудовой деятельности – 1 степень ограничения. С содержанием ИПР согласен Н.В. Карпенко (подпись).

Главным бюро МСЭ Воронежской области, состав №4, составлен ДД.ММ.ГГГГ акт № освидетельствования в БМСЭ Карпенко Н.В., профессиональное образование «юрист», по специальности не работает, работать не собирается. Данные объективного обследования службы МСЭ - основной диагноз: Сахарный диабет тип 1 средней степени тяжести субкомпенсация Диабетическая непролиферативная ангиоретинопатия. Врожденный порок сердца. Открыток овальное окно Дистрофия миокарда Н-1. П.29.2. Сопутствующий диагноз: Диабетическая сенсорная полинейропатия нижних конечностей незначительно выраженная Диабетическая ангиопатия нижних конечностей ХПН 0-1 (п.29.1.). Экспертное решение - Заключение об условиях и характере труда – решение филиала № от ДД.ММ.ГГГГ в порядке обжалования составом №4 ГБ отменено – снята третья группа инвалидности (п.30.1.); группа инвалидности не установлена (п.30.4.); нуждаемость в дополнительных видах помощи – С правилами обжалования в ФБ ознакомлен. Реабилитационный прогноз благоприятный. Реабилитационный потенциал высокий (п.32); поведение больной установочно агрессивно (п.33); на основании анализа медицинских и медико-экспертных документов, данных личного осмотра установлено, что стойкие незначительные нарушения функции внутренней секреции, не приведшие к ограничению жизнедеятельности не требуют принятия мер соц.защиты и установления группы инвалидности в соответствии с Правилами признания лица инвалидом, утвержденными постановлением правительства РФ от 20.02.06г. №95, р.2, п.5 и на основании «Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями МСЭ», р.2, п.4 утвержденных приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.09г. №1013н. Бесплатное медицинское обслуживание гарантировано в рамках ФОМС (п.34).

Федеральным бюро медико-социальной экспертизы (экспертный состав №14) ФМБА России ДД.ММ.ГГГГ составлен Акт № освидетельствования в Федеральном бюро МСЭ в порядке обжалования, очно Карпенко Н.В., ДД.ММ.ГГГГг.р., основная профессия юрист. Основной диагноз: сахарный диабет 1 типа средней тяжести в стадии субкомпенсации углеводного обмена. Диабетическая ангиопатия сетчатки OU, дистальная полинейропатия, незначительно выраженная; ангиопатия нижних конечностей, ХАН 0-1ст. Сопутствующие заболевания: миопический астигматизм OU; пролапс митрального клапана 1 ст., НК 0 ст.; хронический двусторонний сальпингит; правосторонний нефроптоз, ХПН 0 ст. Результат проведённого обследования: РВГ нижних конечностей – ИПК на голенях и стопах умеренно снижена, РИ голени справа и слева 0,4, стопы-справа0,6, слева-0,6, тонус сосудов умеренно повышен, венозный отток затруднен. РЭГ-бассейн внутренних сонных артерий: ИПК умеренно снижена, РИ справа-0,6 и слева-0,6, тонус сосудов умеренно повышен, венозный отток затруднен; бассейн позвоночных артерий – ИПК не снижена, РИ справа 1,4 и слева 1,4, тонус сосудов умеренно повышен, венозный отток затруднен. Пробы с поворотами головы умеренно положительные. Виды нарушения функций- обмена веществ и энергии, внутренней секреции, видов чувствительности, зрения, кровообращения, выделения. Степень выраженности нарушения функций – незначительные нарушения функций. Категория и степень ограничения видов жизнедеятельности: способности к труду--, самообслуживанию--, передвижению--, ориентации--, общению--, контролю за своим поведением--, обучению--. Клинический и реабилитационный прогноз: относительно благоприятный. Группа инвалидности: не установлена. Обоснование медико-экспертного решения: по результатам экспертизы и комплексного анализа представленных медицинских, экспертно-медицинских документов (медакты, 2 амбулаторные карты), данных личного осмотра, результатов дополнительного обследования установлено, что у гражданки имеется заболевание органов внутренней секреции, сопровождающееся стойкими незначительно выраженными функциональными нарушениями, которые не вызывают ограничений основных категорий жизнедеятельности, нуждаемости в мерах социальной защиты и реабилитации и не являются основанием для признания инвалидом. Оснований для изменения экспертного решения ФГУ «ГБ МСЭ по Воронежской области» не найдено.

Таким образом, Судом установлено, что Карпенко Н.В. имеет заболевание сахарный диабет инсулинозависимый, однако течение заболевания с сопутствующими осложнениями не вызывают ограничений основных категорий жизнедеятельности и нуждаемости в мерах социальной защиты, не имеется оснований к установлению истце группы инвалидности, решения, принятые органами медико-социальной экспертизы 09.07.2010г., 28.09.2010г. являются законными и обоснованными.

На основании вышеизложенного, суд не находит оснований к удовлетворению исковых требований Карпенко Н.В.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

В иске Карпенко Натальи Владимировны к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Воронежской области», ФГУ «Федеральному бюро Медико-социальной экспертизы» о признании незаконными решений МСЭ - отказать.

Решение может быть обжаловано в Воронежский областной суд через Павловский районный суд в течение 10 дней.

Судья Л.И. Петренко

26

К делу № 2-606/11

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

15 июня 2011г. Советский районный суд г. Краснодара в составе:

председательствующего: Канаревой М.Е.

при секретаре: Ешуговой С.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Сидорова А.А. к ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» о признании незаконным решения филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г., обязании установления 100% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно,

установил:

Сидоров А.А. обратился в суд с иском о признании незаконным решение филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г. об установление 30% утраты профессиональной трудоспособности, обязании установления 100% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно (л.д. 131) в обоснование заявленных требований указал, что 28.02.2008 г. ему установлен диагноз профессионального заболевания в результате работы во вредных условиях, что подтверждается заключением краевой профпатологической клинико-экспертной комиссии (протокол № 4), в настоящее время согласно медицинскому заключению Краевого центра радиационной и профессиональной патологии ГУЗ «Краснодарской краевой клинической больницы им. С.В. Очаповского» № 1 от 21.10.2010 г., у него имеется профессиональное заболевание: «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость умеренной степени»; 22.11.2010 г. филиалом-бюро № 4 ФГУ ГБ МСЭ по Краснодарскому краю ему установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности с 01.12.2010 г. - бессрочно, в данном заключении указано, что он может выполнять работу по профессии с незначительным снижением объема профессиональной деятельности, с указанными выводами он не согласен, поскольку в соответствии с данными Акта о случае профессионального заболевания от 21.03.2008 г. установлено, что он имеет высшее образование, профессию второй пилот ВС ТУ-154, трудовой стаж в данной профессии составляет 29 лет, причиной профессионального заболевания послужило многократное длительное воздействие на организм вредных производственных факторов; Санитарно-гигиенической характеристикой условий труда от 07.12.2007 г. выявлено, что он является вторым пилотом самолета, его рабочее место находится в кабине воздушного судна, он управляет воздушным судном во время полета, воспринимает и оценивает окружающую ситуацию и показания приборов, корректирует полет, а также ведет радиообмен с наземными службами. Центральной Врачебно-летной экспертной комиссией ГА ему отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером, пилотом из-за не соответствия требованиям ФАП МО ГА 2002, повторное переосвидетельствование не рекомендовано, приказом № 2086/л от 21.11.2008 г. ОАО «<данные изъяты>» прекращено действие трудового договора, в связи с увольнением по причине отказа в выдаче медицинского заключения о годности к летной работе ЦВЛЭК ГА № 2060/215 от 12.11.2008 г. и отсутствия у работодателя соответствующей работы, таким образом, выводы экспертов филиала-бюро № 4 ФГУ ГБ МСЭ по Краснодарскому краю о том, что он может выполнять работу по профессии с незначительным снижением профессиональной деятельности незаконны, поскольку его профессиональной деятельностью является деятельность пилота и нигде, кроме как, выполняя полеты, находясь в кабине самолета, он работать не сможет. Кроме того, согласно п. 5 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний от 18.07.001 № 56, при определении степени утраты профессиональной

трудоспособности необходимо учитывать профессиональный фактор, в частности способность пострадавшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии (до несчастного случая или профессионального заболевания) в обычных или специально созданных производственных или иных условиях труда. Истец также указал, что не может выполнять в обычных производственных условиях (при проведении полетов) профессиональную деятельность более низкой квалификации, т.к. его специальность подразумевает полеты в кабине самолета, а прохождение летной медицинской комиссии для допуска к летной работе после проведенного лечения ему не рекомендовали, т.к. полученное профессиональное заболевание лечению не поддается, что подтверждается данными медицинской документации, в связи с чем, наступившее необратимое профессиональное заболевание, послужившее причиной увольнения и потерей профессии в полном объеме, что является основанием для установления 100% утраты профессиональной трудоспособности - бессрочно.

В судебном заседании представитель Сидорова А.А. по доверенности Баум А.Р. в судебном заседании доводы, изложенные в исковом заявлении поддержал, исковые требований просил удовлетворить. Просил учесть заключение судебной медико-социальной экспертизы.

Сидоров А.А. в судебном заседании доводы своего представителя поддержал, на удовлетворении исковых требований настаивал.

Представитель ФГУ «Главного бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» по доверенности Катушонок В.В. в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражала, пояснила, что экспертные решения вынесены в полном соответствии с нормативными правовыми актами РФ, нарушений в порядке проведения медико-социальной экспертизы не допущено; возражала против выводов судебной медико-социальной экспертизы, просила назначить повторную судебно-медицинскую экспертизу, проведение которой просила поручить Главному бюро МСЭ любого субъекта РФ.

Представитель третьего лица ГУ «Хабаровское региональное отделение Фонда социального страхования России» в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом, представил суду заявление, в котором против удовлетворения исковых требований возражал.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что 21.03.2008 г. Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Хабаровскому краю в отношении Сидорова А.А. составлен Акт о случае профессионального заболевания, установлен диагноз: «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с легкой степенью снижения слуха»; причиной профессионального заболевания послужило длительное воздействие на организм вредных производственных факторов: длительная работа в условиях комбинированного воздействия вредных и опасных факторов производственной среды и трудового процесса с классом опасности 3,3 (л.д. 7-9).

Установлено, что Заключением Центральной врачебно-летной экспертной комиссии Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г № 2060/215 Сидорову А.А. отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером УВД, пилотом АОН из-за не соответствия Требованиям ФАП МО ГА-2002 (л.д. 11, 12).

Согласно трудовой книжке, выданной на имя Сидорова А.А., 02.04.1990 г зачислен на должность второго пилота воздушного судна ТУ-154 второго летного отряда в порядке перевода из Второго ХОАО (приказ № 267/л от 05.04.1990 г); 24.11.2008 г уволен в связи с отсутствием работы, необходимой в соответствии с медицинским заключением пункт 8 части первой статьи 77 трудового кодекса РФ (приказ № 2086/л от 21.11.2008 г) (л.д. 33 - 35).

В судебном заседании судом обозревалось подлинное Дело освидетельствования в Бюро МСЭ на Сидорова А.А.

Актом № 2435 от 15.12.2008 г освидетельствования в филиале № 13 Бюро МСЭ по Хабаровскому краю Сидорову А.А. установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может выполнять труд с учетом проф.навыков; диагноз «Н.90 Кондуктивная и нейросенсорная потеря слуха; Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с умеренной степенью снижения служа - хрон. акутравма».

Актом № 284 от 02.02.2009 г освидетельствования в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может продолжать проф. деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации при изменении условий труда, влекущих

снижение заработка; диагноз «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость справа умеренной, слева легкой степени. Незначительные нарушения сенсорной функции».

Ввиду несогласия Сидорова А.А. с экспертным решением филиала № 4 он был направлен на консультацию в Главное Бюро МСЭ по Краснодарскому краю; решение филиала № 4 признано обоснованным.

Актом № 29 от 18.02.2010 г освидетельствования в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может продолжать проф. деятельность при изменении условий труда, влекущих снижение заработка; диагноз «Н.90.3. Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с незначительным нарушением сенсорных функций; заболевание профессиональное».

Ввиду несогласия Сидорова А.А. с экспертным решением филиала № 4 он был направлен на освидетельствование в порядке обжалования в Главное Бюро МСЭ по Краснодарскому краю.

Актом № 43 от 10.03.2010 г освидетельствования в Главном Бюро МСЭ по Краснодарскому краю в порядке обжалования Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год - может продолжать трудовую деятельность при изменении условий труда (без воздействия шума и вибрации); диагноз «Н.90.3. Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с незначительным снижением сенсорных функций (заболевание профессиональное)».

Ввиду несогласия Сидорова А.А. с экспертным решением главного Бюро МСЭ по Краснодарскому краю он был направлен на освидетельствование в порядке обжалования в Федеральное учреждение медико-социальной экспертизы (г. Москва).

Согласно выписке из Акта освидетельствования № 118 от 11.05.2010 г в Федеральном учреждении медико-социальной экспертизы (г. Москва) в порядке обжалования - решение Главного Бюро МСЭ по Краснодарскому краю не изменено; установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности - может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда, влекущих снижение заработка. Рекомендовано установить степень утраты профессиональной трудоспособности бессрочно.

Актом №3033 от 22.11.2010 г освидетельствования в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю Сидорову А.А. установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности сроком бессрочно - может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда, влекущих снижение заработка; диагноз «Двусторонняя нейросенсорная тугоухость с незначительным нарушением сенсорной функции».

Суд отмечает, что в оспариваемом Акте освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г указано, что Сидоров А.А. может продолжать профессиональную деятельность с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда, влекущих снижение заработка.

В соответствии с преамбулой Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" данный Закон устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных этим Федеральным законом случаях.

Согласно абзацам 17 и 18 статьи 3 названного Закона под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, а под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Суд учитывает позицию Верховного Суда РФ по конкретному делу (Решение Верховного Суда РФ от 16.10.2003 N ГКПИ03-702), в мотивировочной части Решения Верховный Суд РФ указал: «законодатель определяет "профессиональную трудоспособность" человека как способность к выполнению не любой работы, а именно работы определенной квалификации, объема и качества.

Поскольку под термином "квалификация" понимается уровень подготовленности, мастерства, степень годности к выполнению труда по определенной специальности или должности, определяемый разрядом, классом, званием и другими квалификационными категориями, то и степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из его способности выполнять работу по прежней специальности или должности.

Такой вывод подтверждается и содержанием абзаца 18 статьи 3 Закона, из которого следует, что степень утраты профессиональной трудоспособности определяется способностью застрахованного осуществлять не любую трудовую деятельность, а только профессиональную деятельность, причем такую, которая имела место до наступления страхового случая.

Профессиональная же деятельность требует наличия специальных знаний, умений и навыков, полученных путем образования и обучения.

Неправомерность определения степени утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего, утратившего профессию, с учетом его способности выполнять неквалифицированные виды труда подтверждается и тем, что в силу статьи 57 трудового кодекса Российской Федерации наименование должности, специальности, профессии или конкретной трудовой функции относится к существенным условиям трудового договора, которые могут быть изменены только по соглашению сторон в письменной форме.

Поскольку, как уже отмечалось, Закон определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту), то и степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от его способности выполнять профессиональную деятельность, которая являлась существенным условием трудового договора.

В противном случае нарушается право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору» (Решение Верховного Суда РФ от 16.10.2003 N ГКПИ03-702 «О признании недействующим абзаца 2 пп. "а" п. 25 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56»).

Учитывая позицию Верховного Суда РФ, суд обращает внимание на то обстоятельство, что до установления профессионального заболевания Сидоров А.А. работал в должности пилота воздушного судна ТУ-154. в связи с чем «степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от его способности выполнять профессиональную деятельность, которая являлась существенным условием трудового договора».

Согласно ст. 57 ТК РФ обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: …

трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы).

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г., эксперты установили, что согласно Санитарно-гигиенической характеристике условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания (отравления) от 07.12.2007 г № 34, обычными производственными условиями при выполнении профессиональных обязанностей второго пилота для Сидорова А.А. являются: управляет воздушным судном во время полета, воспринимает и оценивает окружающую ситуацию и показания приборов, корректирует полет, а также ведет радиообмен с наземными службами; рабочее место второго пилота находится в кабине воздушного судна (л.д. 15).

Обсуждая выводы Акта освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности с умеренным или незначительным снижением квалификации, суд учитывает следующее.

В соответствии с п. 7 «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания", утвержденных постановление Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56 (ред. от 24.09.2007) (далее по тексту «Временные критерии …») критерии оценки возможности выполнения профессиональной деятельности связаны с различием тарифно-квалификационных разрядов в рамках соответствующей профессии.

Исходя из смысла п. 13 и п. 16 «Временных критериев …» рабочие физического труда разделяются на «рабочих квалифицированного физического труда» и «рабочих неквалифицированного физического труда».

Согласно п. 13 «Временных критериев …» профессии рабочих квалифицированного физического труда классифицируются шестью тарифно-квалификационными разрядами. Тарифно-квалификационный разряд указывает на соответствие квалификации рабочего сложности выполняемой работы, а также уровню его знаний, умений и трудовых навыков (абз. 1 п. 13).

Квалифицированные профессии рабочих могут иметь различный диапазон разрядов (1 - 6, 4 - 6, 3 - 5 и т.п.) (абз. 2 п. 13).

Согласно п. 15 «Временных критериев …» при этом степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации с учетом уменьшения коэффициента сложности работ. Например, перевод рабочего 6 разряда на 2 разряд приводит к снижению квалификации с потерей четырех разрядов и с уменьшением (на 60 процентов) коэффициента сложности работ.

Согласно п. 16 «Временных критериев …» степень утраты профессиональной трудоспособности рабочего неквалифицированного физического труда устанавливается в зависимости от его психофизиологического состояния, физической способности выполнять простой физический труд и связана с оценкой классов условий труда по показателю тяжести труда (абз. 1 п. 16).

Утрата профессиональной трудоспособности у данного контингента рабочих определяется с учетом степени снижения категории (класса) тяжести труда, например, при переводе рабочего тяжелого физического труда 4 категории тяжести (подъем и перенос груза весом более 35 кг) на показанную работу 1 категории тяжести с легким физическим напряжением (разовый подъем груза весом не более 2 кг) с выраженным снижением категории (класса) тяжести трудового процесса (абз. 2 п. 16).

Согласно п. 17 «Временных критериев…» при определении степени утраты профессиональной трудоспособности необходимо учитывать классы условий труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса.

Итак, для рабочих квалифицированного физического труда степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации в рамках соответствующей профессии, а для рабочих неквалифицированного физического труда степень утраты профессиональной трудоспособности определяется с учетом степени снижения категории (класса) тяжести труда.

Принимая во внимание, что Сидоров А.А. работал в должности второго пилота воздушного судна, то в соответствии с «Квалификационным справочником должностей руководителей и специалистов организаций гражданской авиации", утвержденных Постановлением Минтруда РФ от 05.03.2004 N 29 (ред. от 12.04.2007), действовавшим на момент установления профессионального заболевания Сидорову А.А., должность второго пилота воздушного судна относится к специалистам организаций гражданской авиации, т.е. данная должность не относится к «рабочим квалифицированного физического труда» и «рабочим неквалифицированного физического труда», следовательно, для должности «второй пилот воздушного судна» не могут быть применены критерии степени утраты профессиональной трудоспособности, которые в соответствии с п.п. 15 и 16 «Временных критериев …» предусмотрены для рабочих квалифицированного физического труда и рабочих неквалифицированного физического труда, т.е. критерии « снижение квалификации» и «снижение категории (класса) тяжести труда» не применимы к Сидорову А.А., как ко второму пилоту воздушного судна.

Таким образом, суд приходит к выводу, что решение филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г. в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности с умеренным или незначительным снижением квалификации (Акт освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г) является не обоснованным.

Обсуждая выводы Акта освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности при изменении условий труда, суд учитывает следующее.

Согласно п. 19 «Временных критериев …» утрата профессиональной трудоспособности служащих (инженеры, руководители различных уровней, лица творческих профессий и др.), к деятельности которых применимо нормирование труда, определяется с учетом уменьшения объема выполняемой работы, ее сложности и напряженности, должностных обязанностей.

Суд считает, что исходя из смысла п. 19 «Временных критериев …» профессия «второй пилот воздушного судна» относится к работникам инженерно-технического труда и критериями утраты профессиональной трудоспособности являются «уменьшение объема выполняемой работы, ее сложности и напряженности, должностных обязанностей».

В соответствии с «Квалификационным справочником должностей руководителей и специалистов организаций гражданской авиации", утвержденных Постановлением Минтруда РФ от 05.03.2004 N 29 (ред. от 12.04.2007), действовавшим на момент установления профессионального заболевания Сидорову А.А., второй пилот воздушного

судна обязан выполнять следующие должностные обязанности: «осуществляет подготовку к полетам с учетом особенностей полетного задания, метеоусловий и орнитологической обстановки в районах взлета, посадки воздушных судов и маршрута их полетов. Получает разрешение на пролет над территорией иностранных государств. Осуществляет подбор и изучение полетной документации, ознакомление с ограничениями полета по трассе. Информирует членов экипажа обо всех ограничениях, касающихся предстоящего полета. Изучает план полета или чартерный график, стандартные маршруты входа и выхода на второй круг, схемы захода на посадку, правила полетов в зоне ожидания, безопасные высоты в районе аэродрома. Осуществляет проверку исправности пилотажно-навигационного оборудования, выбор и расчет "трека". Докладывает командиру воздушного судна о готовности к выполнению полета. Выполняет: полет с автоматическим приземлением и уходом на второй круг воздушных судов на аэродромах с курсоглиссадной системой; уходы на второй круг в автоматическом или ручном режиме при различных отказах автоматической системы; своевременное обнаружение отказов автоматической системы и обеспечивает правильную последовательность действий при их появлении на различных этапах захода на посадку. Своевременно принимает решения о посадке, устранении бокового отклонения, уходе на второй круг в сложных метеоусловиях, при отклонениях параметров полета от нормативного процесса. При отсутствии в составе летного отряда штурмана осуществляет: прослушивание эфира, настройку и прослушивание позывных радиотехнических средств; контроль соблюдения режима выполнения полета (курс, высота полета, скорость); контроль за расходом топлива; текущее программирование маршрута полета воздушного судна; комплексное применение инерциальных, спутниковых навигационных систем и наземных радиотехнических систем навигации для выполнения полета по заданной траектории с требуемой точностью и в заданное время; определение ошибок бортовых навигационных систем, выявление их неисправностей и выполнение соответствующих процедур при полной или частичной потере навигационной способности воздушных судов; контроль порядка и последовательности комплексного использования бортового навигационного комплекса, бортового вычислителя; определение и применение соответствующего порядка действий при частичной неисправности навигационного оборудования воздушных судов, не позволяющей выполнять полет по "треку"; обеспечение полета по измененному маршруту. Участвует в проведении поисково-спасательных и аварийно-спасательных работ.

Должен знать: законодательство Российской Федерации о труде; Воздушный кодекс Российской Федерации; законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации по вопросам развития воздушного транспорта, регламентирующие летную и учебно-тренировочную работу; материальную часть эксплуатируемого типа воздушного судна; теорию и технику самолетовождения; методы повышения квалификации и совершенствования мастерства летного состава; устройства и правила использования наземных средств обеспечения полетов; руководство по поиску и спасанию; наставления, регламентирующие организацию поискового и аварийно-спасательного обеспечения полетов; правила по охране труда, производственной санитарии и противопожарной защите».

Суд отмечает, что представителем ответчика не представлены суду доказательства, свидетельствующие о том, что Сидоров А.А. как работник инженерно-технического труда может выполнять обязанности второго пилота воздушного судна с учетом уменьшения объема должностных обязанностей, уменьшения сложности и напряженности работы.

Согласно абз. 2 п. 12 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденных Постановление Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 (ред. от 01.02.2005, с изм. от 20.08.2007) (далее по тексту - Правила) под специально созданными производственными условиями понимается организация работы, при которой

пострадавшему устанавливаются сокращенный рабочий день, индивидуальные нормы выработки, дополнительные перерывы в работе, создаются соответствующие санитарно-гигиенические условия, рабочее место оснащается специальными техническими средствами, проводятся систематическое медицинское наблюдение и другие мероприятия.

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г., эксперты пришли к выводу о том, что специфика профессиональной деятельности Сидорова А.А. - второго пилота воздушного судна такова, что профессиональная деятельность не может осуществляться при сокращенном рабочем дне, индивидуальных нормах выработки, дополнительных перерывах в работе, создании соответствующих санитарно-гигиенических условиях, оснащения рабочего места специальными техническими средствами, т.к. профессиональная деятельность во время полета в кабине воздушного судна не может входить в противоречие с соблюдением требований безопасности полетов.

Согласно Заключению внеочередной ВЛЭК ГА от 05.11.2008 г Сидоров по ст. 63.2; 55.2 графе II ФАП МО ГА-2002 - негоден к летной работе пилотом.

Заключением Центральной врачебно-летной экспертной комиссии Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г № 2060/215 Сидорову А.А. отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером УВД, пилотом АОН из-за не соответствия Требованиям ФАП МО ГА-2002 (л.д. 11, 12).

В соответствии с выводами Заключения судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. Сидоров А.А. продолжать выполнять свою профессиональную деятельность второго пилота с учетом снижения квалификации, уменьшения объема выполняемой работы и тяжести труда в обычных, специально созданных производственных или иных условиях, предшествующую профессиональному заболеванию, с учетом имеющихся у него профессиональных способностей, психофизических возможностей и профессионально значимых качеств не может (л.д. 182 - 183).

Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что Сидоров А.А. не может выполнять должностные обязанности второго пилота воздушного судна, как в обычных, так и в специально созданных условиях, поскольку признан негодным к летной работе, то суд приходит к выводу, что решение филиала № 4 ФГУ «Главное бюро МСЭ по Краснодарскому краю» от 22.11.2010 г. в части возможности выполнения Сидоровым А.А. профессиональной деятельности при изменении условий труда (Акт освидетельствования №3033 от 22.11.2010 г) является не обоснованным.

В письменных возражениях от 02.02.2011 г ответчика указано: «Подпункт «е» п. 21, «ж» п. 23, «и» п. 26, «з» п. 29 Временных критериев содержат примеры клинико-функциональных критериев установления соответствующей степени утраты профессиональной трудоспособности. В частности, в них приведены примеры сенсорных нарушений (слуха) пострадавшего: к незначительным сенсорным нарушениям при которых устанавливается от 10 д. XXX% утраты профессиональной трудоспособности относятся нарушения слуха - восприятие разговорной речи д. XXX-5 м, шепотной речи - д. XXX,5-2 м, средний слуховой порог 20-40дцб, порог разборчивой речи - 30-40 дцб. Эти критерии были учтены при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности Сидорову А.А. … Вывод экспертов о незначительных нарушениях сенсорных функций подтверждается данными аудиометрических исследований, заключением врачей лечебно-профилактических исследований, заключением врачей лечебно-профилактических учреждений и комиссионному обследованию пострадавшего в бюро медико-социальной экспертизы (л.д. 56 абз. 2-4).

Обсуждая вышеуказанные возражения ответчика, суд учитывает позицию Верховного Суда РФ по конкретному делу (Определение Верховного Суда РФ от 13.01.2009 N КАС08-675), в мотивировочной части которого указано: «В соответствии с

пунктом 2 Временных критериев основным методологическим принципом экспертизы профессиональной трудоспособности пострадавшего является совокупный анализ следующих критериев: клинико-функциональных; характера профессиональной деятельности (квалификации, качества и объема труда, способности к его выполнению); категории и степени ограничений жизнедеятельности.

При определении степени утраты профессиональной трудоспособности в рамках клинико-функционального критерия проводится совокупный анализ характера и тяжести травмы, профессионального заболевания; особенности течения патологического процесса, обусловленного несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием; характер (вид) нарушений функций организма; степень нарушений функций организма; клинический и реабилитационный прогноз; психофизиологические способности; клинико-трудовой прогноз (пункт 3 Временных критериев).

Следовательно, при определении степени утраты профессиональной трудоспособности потерпевшего учреждения медико-социальной экспертизы во всех случаях должны учитывать не только клинико-функциональные критерии нарушений функций организма, но и иные критерии, влияющие на возможность пострадавшего продолжать профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Примеры клинико-функциональных критериев установления степени утраты профессиональной трудоспособности даны в пунктах 21, 23, 26 и 29 Временных критериев» (Определение Верховного Суда РФ от 13.01.2009 N КАС08-675 «Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 31.10.2008 N ГКПИ08-1595, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующими отдельных положений Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56»).

Суд обращает внимание, что ни в письменных возражениях ответчика, ни в ходе судебного разбирательства, ответчик не пояснил суду о том, каким образом Сидоров А.А. может продолжать профессиональную деятельность, которая имела место до наступления страхового случая, а именно, обязанности второго пилота воздушного судна с умеренным или незначительным снижением квалификации, при изменении условий труда.

Обсуждая письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что не учтены требования п. 14 Правил, суд исходит из следующего.

Согласно п. 14 «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденных постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 (ред. от 01.02.2005, с изм. от 20.08.2007), в случае если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов.

Суд учитывает позицию Верховного Суда РФ по конкретному делу (Решение Верховного Суда РФ от 27.04.2007 N ГКПИ07-369), в мотивировочной части которого указано: «Поскольку способность застрахованного осуществлять профессиональную деятельность характеризуется его способностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то и степень утраты пострадавшим профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве (профессионального заболевания) должна определяться исходя из тех же критериев, то есть способности выполнять работу той же квалификации, объема и качества, что и до наступления страхового случая.

Следовательно, квалификация, как и другие признаки, учитываемые при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности (объем, качество работы), носит оценочный характер и в рамках одной профессиональной деятельности в зависимости от разряда, класса и других квалификационных категорий виды профессиональной деятельности могут различаться, быть более или менее квалифицированными.

В связи с этим Правительство Российской Федерации вправе было указать в п. 14 Правил о том, что в случае, если у пострадавшего наступила полная утрата профессиональной трудоспособности вследствие резко выраженного нарушения функций организма при наличии абсолютных противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях, устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов.

Пункт 20 Временных критериев полностью соответствует п. 14 Правил и не искажает ни смысл, ни содержание этой нормы.

Нельзя согласиться с доводами заявителя о том, что оспариваемые положения предполагают учитывать способность пострадавшего к выполнению работы по многим видам профессиональной деятельности, поскольку по смыслу и содержанию оспариваемых норм под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности» (Решение Верховного Суда РФ от 27.04.2007 N ГКПИ07-369 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующими пункта 14 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 N 789, и пункта 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности. .., утв. Постановлением Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56»).

Суд обращает внимание, что Верховный Суд РФ в своем Решении указал на то обстоятельство, что в оспариваемых положениях «под иными видами профессиональной деятельности следует понимать виды деятельности в рамках одной профессиональной деятельности».

Установлено, что у Сидоров А.А. работал по профессии «пилот» в должности второго пилота воздушного судна».

Суд учитывает, что Заключением Центральной врачебно-летной экспертной комиссии Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г № 2060/215 Сидорову А.А. отказано в выдаче Медицинского заключения о годности к летной работе, работе бортоператором, бортпроводником, диспетчером УВД, пилотом АОН, т.е. в рамках указанной профессии Сидоров А.А. не может выполнять обязанности.

В ходе судебного разбирательства ответчиками не представлены доказательства, свидетельствующие о том, какие виды деятельности в рамках профессии «пилот» может выполнять Сидоров А.А.

Обсуждая исковые требования в части установления 100% утраты профессиональной трудоспособности, суд исходит из следующего.

Согласно Акту № 3033 освидетельствования в бюро медико-социальной экспертизы в филиале - бюро № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Краснодарскому краю» с 03.11.2010 г. по 22.11.2010 г. освидетельствование проводится применительно к основной его профессии пилот, т.е. экспертный состав подтверждает, что оценка степени утраты профессиональной трудоспособности должна производится применительно именно к названной профессии.

Согласно рекомендациям по профессиональной реабилитации:

1) программы реабилитации пострадавшего № 116 к акту освидетельствования № 2435 от 26.11.2008 г в виде «противопоказан труд на высоте, в условиях повышенного шума»,

2) программы реабилитации пострадавшего № 7 к акту освидетельствования № 284 от 01.12.2009 г в виде «может выполнять работу по профессии с незначительным снижением объема профессиональной деятельности».

В соответствии с п. 19 «Временных критериев …» при повторном освидетельствовании пострадавшего после проведения реабилитационных мероприятий специалисты учреждения медико-социальной экспертизы при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывают повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, возможность выполнять работу по профессии, полученной в результате обучения или переобучения, способность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю на производстве и профессиональному заболеванию, с учетом имеющихся у него профессиональных знаний и умений.

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. установлено, что в рамках возможной профессиональной реабилитации Сидоров А.А. не приобрел новую профессию, поэтому в данном случае к нему не применим п. 19 «Временных критериев …» (л.д. 186).

Суд принимает во внимание, что п. 19 абз. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" разъяснено, что степень утраты профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от способности пострадавшего осуществлять не любую профессиональную деятельность, а только ту профессиональную деятельность, которую он фактически осуществлял до наступления страхового случая по трудовому договору. В связи с этим, если застрахованный не способен полностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то его способность осуществлять профессиональную деятельность следует считать утраченной полностью.

В соответствии с Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. установлено, что на момент освидетельствования в филиале - бюро № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Краснодарскому краю» с 03.11.2010 г. по 22.11.2010 г. Сидоров А.А. в результате профессионального заболевания имеет стойкие незначительно выраженные нарушения сенсорных функций (слуха). Но данные стойкие нарушения сенсорных функций (слуха), несмотря на то, что они незначительно выраженные, полностью препятствуют выполнению профессиональной деятельности по профессии пилот (согласно Заключению внеочередной ВЛЭК ГА от 05.11.2008 г.: по ст. 63,2; 55,2 графе II ФАП МО ГА - 2002 негоден к летной работе пилотом (подтверждено Центральной врачебно-летной экспертной комиссией Гражданской Авиации РФ от 12.11.2008 г. № 2060) (л.д. 186).

Эксперты пришли к выводу, что степень утраты профессиональной трудоспособности в результате профессионального заболевания при освидетельствовании в филиале - бюро № 4 ФГУ «ГБ МСЭ по Краснодарскому краю» с 03.11.2010 г. по 22.11.2010 г. по профессии «второй пилот» должна составлять 100%.

Обсуждая ходатайство ответчика о назначении повторной судебной медико-социальной экспертизы, суд исходит из следующего.

В соответствии с ч. 2 ст. 87 ГПК РФ в связи с возникшими сомнениями и правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. не учтены требования п. 17 Правил, Суд считает необоснованными, поскольку на листе № 30 заключения (л.д. 179) экспертами учтены требования п. 17 Правил.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что Заключением судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. сделан вывод о том, что всем пилотам независимо от тяжести вреда здоровью следует устанавливать 100% утраты профессиональной трудоспособности, Суд считает необоснованными, поскольку такой вывод экспертами не сделан.

Суд считает необходимым отметить, что степень утраты профессиональной трудоспособности определяется индивидуально, а не по названию профессии, специальности.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что в Заключении судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г. не обосновано сделана ссылка на Федеральные авиационные правила (ФАП МО ГА-2002) как на документ, послуживший основаниям для установления степени утраты профессиональной трудоспособности, Суд считает не состоятельными, поскольку экспертами сделана ссылка на указанный документ, явившийся основанием для отказа Сидорову А.А. в выдаче медицинского заключения о годности к летной службе и не более.

С учетом изложенных обстоятельств, суд не находит оснований для назначения повторной судебной медико-социальной экспертизы.

Письменные возражения ответчика (ходатайство о назначении повторном медико-социальной экспертизы) в той части, что суд не вправе поручать проведение судебной медико-социальной экспертизы не органам МСЭ, а вправе был поручить ее проведение Главному Бюро МСЭ в другом субъекте РФ, суд исходит из следующего.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ (ред. от 09.12.2010) "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации. Порядок организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Суд обращает внимание, что Сидоров А.А. обратился в суд с заявлением не об установлении ему степени утраты профессиональной трудоспособности, а об оспаривании решения филиала № 4 Главного Бюро МСЭ по Краснодарскому краю.

Согласно п. 1 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" к федеральным государственным учреждениям медико-социальной экспертизы относятся находящиеся в ведении Федерального медико-биологического агентства Федеральное бюро медико-социальной экспертизы (далее - Федеральное бюро), главные бюро медико-социальной экспертизы по соответствующему субъекту Российской Федерации, главное бюро, осуществляющее медико-социальную экспертизу работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий (далее - главные бюро), имеющие филиалы - бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах (далее - бюро).

В соответствии с п. 10 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н, структуру и штатное расписание Федерального бюро, главных бюро, а также смету расходов на их содержание определяет Федеральное медико-биологическое агентство в пределах лимитов, утвержденных Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Согласно п. 11 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н Федеральное бюро возглавляет руководитель - главный федеральный эксперт по медико-социальной экспертизе (абз. 1).

Главное бюро по субъекту Российской Федерации возглавляет руководитель - главный эксперт по медико-социальной экспертизе по субъекту Российской Федерации, главное бюро, осуществляющее медико-социальную экспертизу работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий, - руководитель - главный эксперт по медико-социальной экспертизе работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий (абз. 2).

Назначение на должность и освобождение от должности руководителя - главного федерального эксперта по медико-социальной экспертизе, руководителя - главного эксперта по медико-социальной экспертизе по соответствующему субъекту Российской Федерации и руководителя - главного эксперта по медико-социальной экспертизе работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий, а также заключение, изменение и расторжение с ними трудового договора осуществляются руководителем Федерального медико-биологического агентства (абз. 3).

Таким образом, исходя из норм действующего законодательства, Главные бюро по медико-социальной экспертизе субъектов Российской Федерации непосредственно подчиняются Федеральному бюро по медико-социальной экспертизе.

Суд обращает внимание, что в силу требований абз. 2 ч. 1 ст. 18 ГПК РФ эксперт, не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей.

При назначении судебной медико-социальной экспертизы, суд пришел к выводу о том, что поручение ее проведения Главному Бюро МСЭ другого субъекта РФ может вызвать сомнение в объективности и беспристрастности, поскольку все Главные бюро по медико-социальной экспертизе субъектов Российской Федерации находятся в структурном подчинении Федерального бюро по медико-социальной экспертизе.

При решении вопроса о поручении судебной медико-социальной экспертизы экспертам, не являющимися экспертами Бюро МСЭ, не являющимся государственными судебными экспертами, но обладающими специальными знаниями, суд учитывал следующее.

Согласно ст. 41 федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 28.06.2009) "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами (ч. 1).

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2,4,6 - 8,16 и 17, части второй статьи 18,статей 24 и 25 настоящего Федерального закона (ч. 2).

Суд обращает внимание, что эксперты, состоящие в штате Бюро медико-социальной экспертизы не являются судебными экспертами, также как и иные специалисты, которым суд вправе поручить проведение судебной экспертизы.

Суд принимает во внимание, что п. 19 абз. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" разъяснено, что в случае несогласия истца с определенной ему степенью утраты профессиональной трудоспособности суд в соответствии со статьей 79 ГПК РФ и с учетом положений Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 17 ноября 2009 г. N 906н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" вправе назначить медико-социальную экспертизу.

В соответствии с ч. 1 ст. 7 федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ (ред. от 09.12.2010) "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Согласно абз. 2 п. 4 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н "Об утверждении Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" в состав специалистов бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) входят не менее трех врачей - специалистов по медико-социальной экспертизе, психолог (медицинский психолог), специалист по реабилитации (врач-специалист по медико-социальной экспертизе), специалист по социальной работе.

Суд обращает внимание, что при освидетельствовании в филиале № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю (Акт № 29 от 18.02.2010 г) в состав комиссии были включены: специалист по медико-социальной экспертизе, невропатолог, специалист по реабилитации, терапевт, хирург.

При освидетельствовании в Федеральном учреждении медико-социальной экспертизы (г. Москва) (Акт № 118 от 11.05.2010 г) в состав комиссии были включены:

специалист по медико-социальной экспертизе, два врача невролога, врач отоларинголог, врач ортопед, врач терапевт.

Принимая во внимание требования абз. 2 п. 4 Приказа Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 N 906н, а также учитывая составы комиссий филиала № 4 Бюро МСЭ по Краснодарскому краю и Федерального учреждения медико-социальной экспертизы (г. Москва), то суд нашел основания для включения в состав комиссии: специалиста по медико-социальной экспертизе, психолога, врача невролога, врача отоларинголога, врача терапевта, профпатолога.

Оценивая Заключение судебной медико-социальной экспертизы от 16.04.2011 г, суд полагает, что данное заключение является полным, мотивированным, последовательным и соответствующим положениям указанных выше нормативно-правовых актов, в связи с чем, оно может быть положено в основу решения суда.

С учетом изложенных обстоятельств, суд находит основания для удовлетворения исковых требований Сидорова А.А. в полном объеме.

На основании изложенного, Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", «Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденных Постановление Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 (ред. от 01.02.2005, с изм. от 20.08.2007), «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания", утвержденных постановление Минтруда РФ от 18.07.2001 N 56 (ред. от 24.09.2007) и руководствуясь ст.ст. 194 - 199, 209 ГПК РФ, суд

решил:

Признать решение филиала-бюро № 4 ФГУ «Главное Бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» от 22 ноября 2010 г (Акт № 3033 освидетельствования в Главном бюро медико-социальной экспертизы) в части установления Сидорову А.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения утраты 30%

профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием с 01.12.2010 г бессрочно незаконным.

Обязать филиал-бюро № 4 ФГУ «Главное Бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю» установить Сидорову А.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, степень утраты 100% профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием с 01.12.2010 г бессрочно.

Решение может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд через Советский районный суд г. Краснодара в течение 10 дней со дня изготовления мотивированного решения.

Судья:

Мотивированное решение

изготовлено 20.06.2011 г.

Судья:

27

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД
 
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 августа 2013 г. по делу N 33-7214
 
Судья Сидоренко Е.В.
 
Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:
председательствующего Емельянова В.А.
судей Михайлинского О.Н., Данцевой Т.Н.
при секретаре С.
рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Емельянова В.А. дело по иску Ц. <данные изъяты> к ФКУ "ГБ МСЭ по Красноярскому краю" Минтруда России об оспаривании решения об отказе в признании инвалидом
по апелляционной жалобе Ц.
на решение Центрального районного суда г. Красноярска от 30 мая 2013 года, которым постановлено:
"В удовлетворении предъявленных Ц. требований отказать".
Заслушав докладчика, судебная коллегия
 
установила:
 
По результатам освидетельствования в Бюро N 42 ФКУ "ГБ МСЭ по Красноярскому краю" на основании справки N 322 от 14.12.2012 г., Ц. отказано в установлении группы инвалидности. Данное решение признано обоснованным решением ФКУ "ГБ МСЭ по Красноярскому краю" от 11.01.2013 г.
Не согласившись с указанным решением, Ц. обратилась в суд с иском к ФКУ "ГБ МСЭ по Красноярскому краю" Минтруда России об его оспаривании.
Требование мотивировала тем, что выписки из истории ее болезни свидетельствуют о нарушении у нее функций дыхания, в связи с чем регулярно проходит лечение без улучшения состояния здоровья. Ей даны медицинские рекомендации по ограничению физических нагрузок, соблюдению диет, ношению корсета на шее и пояснице. В таком состоянии не имеет возможности работать. Полагает, что имеет право на установление третьей группы инвалидности в связи со своими заболеваниями.
Просила признать результат освидетельствования от 11.01.2013 г. незаконным и установить третью группу инвалидности.
Судом в удовлетворении исковых требований отказано.
В апелляционной жалобе Ц. просит об отмене судебного решения, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела.
Проверив материалы дела, выслушав Ц., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.
Согласно ст. 60 Федерального закона от 21.11.2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", медико-социальная экспертиза проводится в целях определения потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.
На основании п. 5 Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы, утвержденного Приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 11.10.2012 г. N 310н, именно на бюро медико-социальной экспертизы возложено выполнение функций освидетельствования граждан на предмет установления факта наличия инвалидности, группы, причины, срока и времени ее наступления, степени ограничения способности к трудовой деятельности, определения степени утраты профессиональной трудоспособности (в процентах).
Исходя из п. 1, 2 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 г. N 95, признание гражданина инвалидом осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.
Согласно п. 5, 6 Правил, условиями признания гражданина инвалидом являются: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. Наличие одного из перечисленных условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.
В зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, I или III группа инвалидности, а гражданину в возрасте до 18 лет - категория "ребенок-инвалид (п. 7 Правил).
В силу п. 16 Правил, организация, оказывающая лечебно-профилактическую помощь, направляет гражданина на медико-социальную экспертизу после проведения необходимых диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятий при наличии данных, подтверждающих стойкое нарушение функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами. При этом в направлении на медико-социальную экспертизу, указываются данные о состоянии здоровья гражданина, отражающие степень нарушения функций органов и систем, состояние компенсаторных возможностей организма, а также результаты проведенных реабилитационных мероприятий.
Пунктом 24 Правил установлено, что медико-социальная экспертиза проводится по заявлению гражданина (его законного представителя). Заявление подается в бюро в письменной форме с приложением направления на медико-социальную экспертизу, выданного организацией, оказывающей лечебно-профилактическую помощь и медицинских документов, подтверждающих нарушение здоровья.
Согласно п. 25 Правил, медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.
Исходя из п. 5, 6 Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 г. N 1013н, к основным категориям жизнедеятельности человека относятся: способность к самообслуживанию; способность к самостоятельному передвижению; способность к ориентации; способность к общению; способность контролировать свое поведение; способность к обучению; способность к трудовой деятельности.
При комплексной оценке различных показателей, характеризующих ограничения основных категорий жизнедеятельности человека, выделяются 3 степени их выраженности. При этом, Разделом IV Классификаций и критериев установлено, что для определения группы инвалидности необходимо наличие умеренных (для третьей группы), выраженных (для второй группы), значительно выраженных (для первой группы) нарушении функции организма, приводящих к ограничению жизнедеятельности и нуждаемости в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.
Как следует из материалов дела, Ц. обратилась в бюро N 42 ответчика с заявлением от 04.12.2012 г. о проведении в отношении нее медико-социальной экспертизы с целью установления группы инвалидности и разработки индивидуальной программы реабилитации инвалида, в котором имеется подпись гражданина о том, что она ознакомлена с нормативно-правовыми актами по медико-социальной экспертизе, а также с порядком обжалования решения бюро, Главного бюро.
Истицей на освидетельствование было представлено направление на медико-социальную экспертизу от 29.11.2012 г. из МБУЗ Емельяновская центральная районная больница с указанием основного диагноза: ВПС. Аневризма МПП. ООО с минимальным сбросом. Недостаточность ТК II ст. Миксоматоз передней створки МК. Высокая легочная гипертензия с СДЛА 40 мм рт. ст. ПМК 1 ст. СН 2 А (2 ф. кл. по NYHA).
Сопутствующие заболевания: СРК с запорами. Распространенный остеохондроз с преимущественным поражением ш/о и п/кр. отделов позвоночника с умеренно-выраженным цервикокраниалгическим и люмбалгическим синдромом, хроническое ремитирующее прогредиентное течение. Бронхиальная астма смешанного генеза, средней степени тяжести неконтролируемое течение. ВН 0 ст. Аллергический персистирующий ринит средней степени тяжести. Непереносимость НПВП. Миопия II ст. Ангиопатия сетчатки.
Кроме того, истицей на освидетельствование также были представлены медицинская карта, выписки из стационаров, данные лабораторных и инструментальных обследований (холтеровское мониторирование, ЭХОКГ), заключения кардиохирурга, трудовая книжка и ее копия, что отражено в п. 6.6 Акта освидетельствования от 04.12.2012 г. N 1481.
По результатам освидетельствования, в соответствии с абз. 2 п. 4, п. 5 и п. 6 Классификаций и критериев, специалисты пришли к выводам о наличии у истицы стойких незначительных нарушений функции кровообращения, не приводящих к ограничению жизнедеятельности, что не является основанием для установления группы инвалидности. Истице выдана справка от 14.12.2012 г. N 322 о результатах медико-социальной экспертизы.
Данное экспертное решение бюро N 42, которым она инвалидом не признана, истица обжаловала в Главное бюро в установленный законом месячный срок.
11.01.2013 г. Ц. на основании заявления от 17.12.2012 г. освидетельствована в экспертном составе N 2 ответчика. Специалистами учреждения, при проведении медико-социальной экспертизы, рассмотрены представленные истицей медицинские документы (направление на медико-социальную экспертизу от 29.11.2012 г.), уточнена история заболевания, раздел VI, п. 48 - 49 протокола от 11.01.2013 г. N 3.
В п. 19 направления на МСЭ указано, что истица страдает врожденным пороком сердца с детства. Ухудшение состояния в 4 года. Перечислены субъективные жалобы, но объективных данных подтверждающих отрицательную динамику заболеваний не представлено. Врожденный порок сердца выявлен в 26 лет. Миксоматоз передней стенки митрального клапана выявлен 13.01.2011 г. при проведении эхокардиографического обследования. Протоколы эхокардиографического обследования подтверждают наличие заболевания сердца без отрицательной динамики за период наблюдения с 2010 года по 2012 год (от 12.07.2010 г., 13.01.2011 г., 06.04.2011 г., 07.12.2012 г.).
Истица консультирована кардиологом и кардиохирургом Краевой клинической больницы г. Красноярска - 12.01.2011 г., 04.06.2012 г., 13.12.2012 г. По заключению кардиохирурга оперативное лечение порока сердца не показано, рекомендовано динамическое наблюдение через 6 - 8 месяцев, 1 - 2 раза в год. При этом медицинская документации не содержит сведений об обращении в лечебные учреждения по поводу данного заболевания результаты лечебных, профилактических, реабилитационных мероприятий.
В 2001 году истице установлен диагноз: бронхиальная астма, для лечения которой назначена терапия (ингаляционные ГКС, бронходилятаторы по требованию).
Истица также консультирована аллергологом Краевой клинической больницы по поводу бронхиальной астмы смешанного генеза средней степени тяжести, вентиляционной недостаточности нулевой степени, с назначением и подбором базисной терапии (19.03.2010 г., 06.08.2010 г., 16.12.2010 г., 17.11.2011 г., 10.01.2012 г., 24.04.2012 г.). Консультирована неврологом Краевой клинической больницы с диагнозом: остеохондроз шейного отдела позвоночника. Пояснично-крестцовый остеохондроз 2 период по ОСНА с умеренным цервикобрахиалгическим, торакалгическим и люмбоишиалгическим синдромом, хроническое прогредиентное течение. Рекомендована курсовая терапия (16.03.2011 г., 31.01.2012 г.).
Показаний для стационарного лечения по основному заболеванию, с которым истица направлена на МСЭ, как было выше указано, за 4 года наблюдения в лечебном учреждении, не имелось, лечилась в стационарах по поводу других заболеваний:
- в гастроэнтерологическом отделении краевой клинической больницы с 07.05.2010 г. по 20.05.2010 г. по поводу обострения хронического рецидивирующего панкреатита;
- с 12.08.2010 г. по 24.08.2010 г. находилась на обследовании и лечении в отделении взрослой аллергологии краевой клинической больницы с диагнозом бронхиальная астма, смешанного генеза, средней степени тяжести, обострение средней степени тяжести. ВН 1-0 ст.;
- с 04.04.2011 г. по 12.04.2011 г. стационарное лечение в Красноярском краевом госпитале для ветеранов войн с диагнозом: соматоформное расстройство. Бронхиальная астма смешанного генеза, контролируемая, средней степени тяжести. Хронический гастрит, хронический панкреатит, хронический холецистит паразитарного генеза. Дисгормональная кардиопатия. Миксоматоз передней стенки МК, ПМК 1 ст. с регургитацией. Функционирующее овальное окно с мин. сбросом. Аневризма МПП. Обострение хронического цистита;
- с 27.07.2011 г. по 05.08.2011 г. находилась на обследовании и лечении в отделении взрослой аллергологии краевой клинической больницы с диагнозом - бронхиальная астма, смешанного генеза, средне - тяжелое течение, обострение средней степени тяжести. ВН 1 ст. Соп. Миксоматоз передней створки митрального клапана. ПМК 1 ст. Легочная гипертензия. СН 2А. НЦД. Аневризма МПП;
- с 07.03.2012 г. по 13.03.2012 г. стационарное лечение в Устюжской участковой больнице с диагнозом - аллергический дерматит на фоне непереносимости группы пенициллина.
Протоколы эхокардиографического обследования подтверждают наличие заболевания сердца без отрицательной динамики за период наблюдения с 2010 года по 2013 год.
Специалистами состава проведен также анализ представленных амбулаторных карт из лечебных учреждений:
До 18 лет обращения к окулисту - по поводу миопии сложной степени, в период с 1981 по 1987 годы не наблюдалась.
В 1990 году лечение у невролога по поводу остеохондроза, у проктолога по поводу колита. В 1993 году лечение у невролога по поводу остаточных явлений перенесенной нейроинфекции от 1991 года.
За период наблюдения с 1980 года по 1993 год обращений к кардиологу нет, данных о пороке сердца не указано. В период 1993 - 2008 годов амбулаторная карта не представлена. В 2008 году лечение у терапевта по поводу респираторной инфекции. 2009 год респираторная инфекция, ларинготрахеит.
В 2010 году лечение по поводу бронхита. Стационарное и амбулаторное лечение бронхиальной астмы. В 2011 году обращения по поводу хронического бронхита, бронхиальной астмы. В 2012 году регулярное обращение к терапевту для выписки лекарственных препаратов по бронхиальной астме. Принимает лекарственные препараты - сальбутамол по требованию, симбикорт, пользуется корвалолом, валокордином, периодически принимает но-шпу, панкреатин, слабительные. Терапия по заболеванию сердца не назначалась, рекомендовано динамическое наблюдение.
Постановлением Правительства РФ от 30.07.1994 г. N 890 "О государственной поддержке развития медицинской промышленности и улучшении обеспечения населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения" утвержден Перечень групп населения и категорий заболеваний, при амбулаторном лечении которых лекарственные средства и изделия медицинского назначения отпускаются по рецептам врачей бесплатно.
Для лечения, внесенного в данный перечень заболевания - бронхиальной астмы, лекарственные средства для его лечения отпускаются по рецептам врачей бесплатно.
Врачами лечебного учреждения, истице для лечения этого заболевания рецепты для получения лекарственных средств выписываются бесплатно, что было подтверждено ею в суде первой инстанции.
При проведении медико-социальной экспертизы истица была осмотрена специалистами экспертного состава N 2 (п. 51 протокола от 11.01.2013 г. N 3). Статусами специалистов подтверждено наличие у нее стойких незначительных нарушений функции кровообращения, дыхания, статодинамической функции организма.
Специалистом по социальной работе проведено социальное обследование: социально-бытовой, социально-средовые статусы не нарушены. Истица имеет высшее образование по специальности инженер-экономист почтовой связи. Согласно трудовому маршруту по представленной трудовой книжке в 1998 - 1999 годах - начальник отделения связи, в 1999 - 2001 годах - бухгалтер, в 2001 - 2005 годах - кассир-бухгалтер, уволена по собственному желанию, с 2009 года по 01.08.2010 г. - кассир, уволена по сокращению штатов. С 2010 года истица не работает.
Имеющиеся заболевания с незначительными нарушениями функций организма позволяют выполнять работу, которую истица выполняла до 2010 года, доказательств обратного ею не представлено.
Психологом экспертного состава проведено экспериментально-психологическое обследование, которое не выявило у истицы нарушений психических функций.
В ходе освидетельствования специалистами медико-социальной экспертизы ограничений жизнедеятельности по основным категориям не установлено: передвигается самостоятельно в обычном темпе, самообслуживание не нарушено, сознание ясное, ориентирована верно, речь внятная, понятна окружающим, общение не нарушено, способность к трудовой деятельности не нарушена.
Диагноз по протоколу освидетельствования (п. 54): Врожденный порок сердца. Аневризма межпредсердной перегородки. Функционирующее овальное окно с минимальным лево-правым сбросом. Трикуспидальная регургитация 1 - 2 ст. Миксоматоз передней створки митрального клапана. Незначительная легочная гипертензия (26 мм рт. ст.). Пролапс митрального клапана 1 степени с регургитацией 1 - 2 степени. СП 2 функционального класса. Стойкие незначительные нарушения функции кровообращения.
Сопутствующие заболевания: Бронхиальная астма смешанного генеза, средней степени тяжести. ВН 0 ст. Аллергический персистирующий ринит, средней степени тяжести. Непереносимость НПВП. Распространенный остеохондроз позвоночника с преимущественным поражением шейного и пояснично-грудного отделов позвоночника, умеренная цервикокраниалгия. Люмбалгия, хроническое ремитирующее течение. Миопия 1 ст. Ангиопатия сетчатки ОИ. Синдром раздраженного кишечника с запорами. Стойкие незначительные нарушения функции дыхания. Стойкие незначительные нарушения статодинамической функции организма.
На основании представленных медико-экспертных документов, результатов реабилитационно-экспертной диагностики, личного осмотра, специалистами экспертного состава N 2 было вынесено решение: стойкие незначительные нарушения функции кровообращения, функции дыхания, статодинамической функции организма не привели к ограничению жизнедеятельности ни по одной из категорий, не требуют мер социальной защиты - группа инвалидности не установлена.
Дав оценку указанным обстоятельствам дела и правильно применив нормы материального права, суд пришел к обоснованному выводу о том, что заключения медико-социальной экспертизы об отсутствии оснований для установления истице группы инвалидности вынесены в соответствии с действующими критериями проведения медико-социальной экспертизы.
Принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, а также учитывая, что в функции суда не входит установление группы инвалидности, вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований истицы об установлении инвалидности, является правильным.
Доводы апелляционной жалобы о том, что наличие значительной совокупности заболеваний, дает истице право на признание ее инвалидом, в силу выше приведенных правовых норм, не могут быть приняты во внимание.
Выводы суда первой инстанции судебная коллегия находит правильными и не принимает во внимание доводы апелляционной жалобы о наличии, предусмотренных законом оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку они основаны на неправильном толковании норм материального и процессуального права, проверялись судом и обоснованно не приняты им во внимание.
Процессуальных нарушений, влекущих отмену судебного решения, судом не допущено.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия
 
определила:
 
Решение Центрального районного суда г. Красноярска от 30 мая 2013 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ц. - без удовлетворения.
 
 

28

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

30 января 2012 года г.Ханты-Мансийск

Тюменской области

Ханты-Мансийский районный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, Тюменской области в составе председательствующего судьи Литвиновой А.А.,

при секретаре Краевой Е.С.,

с участием заявителя, представителей ФКУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по ХМАО-Югре" ФИО4, действующего по доверенности № от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО5, действующего по доверенности № от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Ханты-Мансийского районного суда гражданское дело № 2-133/12 по заявлению Яковлева ФИО12 об обжаловании экспертного решения от ДД.ММ.ГГГГ Бюро МСЭ № 9 смешанного профиля ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>", заключения от ДД.ММ.ГГГГ ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>",

установил:

Яковлев О.В. обратился в суд с заявлением об обжаловании экспертного решения от ДД.ММ.ГГГГ Бюро МСЭ № 9 смешанного профиля ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>", заключения от ДД.ММ.ГГГГ ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>", мотивировав своих требования тем, что ДД.ММ.ГГГГ при повторном освидетельствовании в связи с окончанием срока инвалидности экспертным решением бюро МСЭ № 9 <адрес> инвалидом не признан. Данное решение подтверждено заключением медико-социальной экспертном комиссии ФГУ «ГБ МСЭ <адрес>». Решение и заключение являются необоснованными, поскольку истец до настоящего времени состоит на "Д" учете у врача гематолога, в экспертном составе ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>" отсутствовал врач гематолог, выявленное заболевание и проводимое лечение способствовали стойкому расстройству некоторых функций организма, ограничивающих жизнедеятельность, трудовую деятельность в должности следователя. Поскольку основание для признания истца инвалидом не изменилось, а именно: заключение ВВК УВД <адрес> № от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого истцу установлена инвалидность, оставлено в силе, - истец просит признать незаконными и необоснованными экспертное решение от ДД.ММ.ГГГГ Бюро МСЭ № 9 смешанного профиля ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>", заключение от ДД.ММ.ГГГГ ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>".

В судебном заседании заявитель Яковлев О.В. требования поддержал в полном объеме, суду дополнительно пояснил, что обжалуемые экспертное решение от ДД.ММ.ГГГГ, заключение от ДД.ММ.ГГГГ лишают его конституционного права получения пенсии, в связи с увольнением по состоянию здоровья эксперты не вправе изменять причину заболевания, установленную военно-врачебной комиссией. Письмо Главного Бюро МСЭ по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, выполненное на основании определения Ханты-Мансийского районного суда, не является экспертным заключением, поскольку не соответствует требованиям, установленным ФЗ № от ДД.ММ.ГГГГ, не соблюден порядок проведения комиссионной экспертизы: в заключении отсутствует мнение каждого эксперта относительно поставленных судом вопросов - дана лишь общая оценка; не отражены место, время проведения экспертизы, основания, сведения об учреждении, экспертах (стаж работы, образование, специальность), в связи с чем экспертное заключение не может являться доказательством.

Представители заинтересованного лица МСЭ ФГУ «ГБ МСЭ <адрес>» заявленные требования не признали, суду пояснили, что экспертное заключение от ДД.ММ.ГГГГ выполнено в соответствии с требованиями нормативно-правовыми актами, устанавливающими порядок проведения заочной судебно-социально-медицинской экспертизы, в том числе постановлением Правительства РФ № 95 от 20.02.2006 г., постановлением Правительства РФ № 247 от 07.04.2008 г. и др.

Заслушав заявителя, представителей органа, чьи решения обжалуются, проанализировав и исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что ДД.ММ.ГГГГ Яковлев О.В. переосвидетельствован Бюро МСЭ № 9 смешанного профиля ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>" по окончанию срока инвалидности. В результате освидетельствования Яковлев О.В. инвалидом не признан, что подтверждает справка из акта освидетельствования № (л.д. 6).

ДД.ММ.ГГГГ заявитель обжаловал вышеуказанное экспертное решение в ФГУ «Главное управление МСЭ <адрес>» в связи с несогласием с тем, что ему не установлена инвалидность.

По итогам очного обследования Яковлева О.В. медико-социальная экспертная комиссия ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>" подтвердила решение Бюро МСЭ № 9 смешанного профиля ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>", заявитель инвалидом не признан.

Яковлев О.В. с экспертным решением от ДД.ММ.ГГГГ, заключением от ДД.ММ.ГГГГ не согласен в связи с тем, что изначально на основании заключения военно-врачебной комиссии УВД <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ он был признан негодным к продолжению службы в должности <данные изъяты> <адрес>, ему была установлена группа инвалидности. В результате обжалуемых актов он лишается своего конституционного права на получение пенсии, получаемой в связи с увольнением по состоянию здоровья.

Согласно ст.39 Конституции РФ, каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.

В соответствии со ст.39 Конституции РФ право заявителя на получение пенсии регламентировано Законом РФ от 12.02.1993 N 4468-1 (ред. от 10.12.2010) "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", которым определен орган, устанавливающий инвалидность, его сроки.

Согласно ст. 19 Закона РФ от 12.02.1993 N 4468-1 (ред. от 10.12.2010), право на пенсию по инвалидности имеют лица, указанные в статье 1 настоящего Закона, ставшие инвалидами, если инвалидность наступила в период прохождения ими службы или не позднее трех месяцев после увольнения со службы либо если инвалидность наступила позднее этого срока, но вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных в период прохождения службы.

Пенсия по инвалидности лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, назначается на период инвалидности, установленной федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы (ст.25 Закона).

Как следует из ст. 20 Закона группа и причины инвалидности, время наступления и период инвалидности устанавливаются федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы.

Деятельность федеральных учреждений медико-социальной экспертизы регулируется Постановлением Правительства Российской Федерации "О порядке организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы" от 16 декабря 2004 г. N 805.

Представителем заинтересованного лица ФБУ «ГБ МСЭ по ХМАО-Югре», не согласному с заявленными требованиями, в силу требований ст.249 ГПК РФ заявлено проведение судебной медико-социальной экспертизы.

На основании определения Ханты-Мансийского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ для выяснения возникших при рассмотрении дела вопросов требуются специальные познания в области медицины, судом была назначена заочная судебно-медицинская экспертиза с привлечением специалиста врача – гематолога.

В распоряжение экспертов были предоставлены материалы гражданского дела, а именно: акт освидетельствования № от ДД.ММ.ГГГГ, акт освидетельствования № от ДД.ММ.ГГГГ, выписка из акта освидетельствования № от ДД.ММ.ГГГГ, направление на МСЭ организацией, оказывающей лечебно-профилактическую помощь на 7 листах (надлежаще заверенные копии), карта № на имя Яковлева О.В. филиала № 5 ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>" (подлинник).

Экспертной комиссией ФКУ «ГБ МСЭ по <адрес>» в расширенном составе врача по медико-социальной экспертизе-терапевта, врача по медико-социальной экспертизе-невролога, врача онколога высшей категории, специалиста по реабилитации-врача по медико-социальной экспертизе-гигиениста, врача гематолога высшей категории была проведена заочная судебная медико-социальная экспертиза.

Заключение экспертов составлено по итогам проведенной экспертизы с учетом данных ретроспективного анализа, представленных медицинских и медико-экспертных документов.

Согласно экспертному заключению от ДД.ММ.ГГГГ медицинских показаний, являющихся основанием для установления группы инвалидности Яковлеву О.В. по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ не имелось; свидетельство о болезни, в том числе и свидетельство № не является основанием (причиной) для установления инвалидности вообще и в частности при освидетельствовании ДД.ММ.ГГГГ.

Заявитель со ссылкой на Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" утверждает о том, что данное экспертное заключение от ДД.ММ.ГГГГ не может являться надлежащим доказательством по делу в силу допущенных в нем нарушений законодательных требований, касающихся порядка оформления такого заключения, а именно: отсутствует указание на специальность, стаж работы, образование экспертов; в исследовательской части заключения не представлено мнения каждого члена комиссии.

Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» определяет заключение эксперта как письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом.

Статья 25 ФЗ от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ устанавливает содержание заключение эксперта или комиссии экспертов.

Так, на основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью государственного судебно-экспертного учреждения.

В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены: время и место производства судебной экспертизы; основания производства судебной экспертизы; сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу; сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методов и так далее.

Данный федеральный закон регламентирует деятельность и оформление результатов заключений государственных судебно-экспертных учреждений.

Между тем проведение медико-социальной экспертизы регулируется специальными нормами, закрепленными Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в РФ» от 24.05.1995 года № 181-ФЗ, постановлением правительства РФ № 95 от 20.02.2006 года «О порядке и условиях признания лица инвалидом», приказом Минздравсоцразвития РФ от 17.11.2009 г. № 906н «Об утверждении порядка организаций и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы», приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 г. № 1013н «Об утверждении классификации и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан …» и другими.

В соответствии с вышеуказанными правовыми актами устанавливаются следующие требования к оформлению экспертного заключения.

В соответствии с Порядком организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы, утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 ноября 2009 г. N 906н медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро).

В состав специалистов бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) входят не менее трех врачей - специалистов по медико-социальной экспертизе, психолог (медицинский психолог), специалист по реабилитации (врач - специалист по медико-социальной экспертизе), специалист по социальной работе (п. 4).

Так, в экспертном заключении от ДД.ММ.ГГГГ, выполненном экспертной комиссией ФКУ «ГБ МСЭ по <адрес>», указана специальность экспертов: ФИО6 - <данные изъяты>, ФИО7 - <данные изъяты>, ФИО8 - <данные изъяты>, ФИО9 - <данные изъяты>, ФИО10 - <данные изъяты>).

Таким образом, экспертное заключение от ДД.ММ.ГГГГ отвечает требованиям законодательства. Отсутствие ссылки на указание стажа специалистов-экспертов не влечет недействительность самого экспертного заключения, выполненного с соблюдением законом установленных требований к его оформлению.

Довод заявителя о недопустимости изменения причины инвалидности, установленной военно-врачебной комиссией не имеет отношение к рассматриваемому спору, поскольку оспариваемыми решениями заявителю не установлена инвалидность, соответственно не указана какая-либо причина.

При таких обстоятельствах, экспертное решение от ДД.ММ.ГГГГ Бюро МСЭ № 9 смешанного профиля ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>", заключение от ДД.ММ.ГГГГ ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>" являются законными и обоснованными, отмене не подлежат, в связи с чем суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований Яковлева О.В.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 56, 194 – 199, 258 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении заявления Яковлева ФИО13 об обжаловании экспертного решения от ДД.ММ.ГГГГ Бюро МСЭ № 9 смешанного профиля ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>", заключения от ДД.ММ.ГГГГ ФГУ "ГБ МСЭ <адрес>" – отказать.

Настоящее решение может быть обжаловано в суд Ханты-Мансийского автономного округа-Югры в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Ханты-Мансийский районный суд.

Мотивированное решение суда изготовлено 3 февраля 2012 года.

Судья Ханты-Мансийского

районного суда А.А. Литвинова

<данные изъяты>

<данные изъяты>

29

Дело № 2-357/12

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 марта 2012 года г. Елизово Камчатского края

Елизовский районный суд Камчатского края в составе: председательствующего судьи Сутуловой М.А.,

при секретаре Дорофеевой Е.В.,

с участием:

представителя заявителя Лемаева А.Г.- Степаненко Петра Стаховича, действующего на основании доверенности № 1-263 от 30 января 2012 года с полным объемом полномочий, предоставленных стороне в процессе, сроком на три года,

должностного лица – и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой Анжелины Александровны, действующей на основании приказа о назначении на должность № 164-Л/С от 23 декабря 2011 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Лемаева Андрея Геннадьевича о признании незаконными действий и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой Анжелины Александровны,

установил:

Лемаев А.Г. обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий руководителя Елизовского Филиала-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой А.А., выразившихся в отказе в выдаче Лемаеву А.Г. заверенной копии решения комиссии Елизовского Филиала-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю по результатам медико-социальной экспертизы от 01 декабря 2011 года, о снятии с Лемаева А.Г. третьей группы инвалидности.

Кроме того Лемаев А.Г. просил суд обязать и.о. руководителя Елизовского Филиала-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю выдать заверенную копию решения комиссии Елизовского Филиала-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю по результатам медико-социальной экспертизы от 01 декабря 2011 года, о снятии с Лемаева А.Г. 3 группы инвалидности.

В обоснование заявленных требований Лемаев А.Г. указывает, что ему была установлена третья группа инвалидности с 12 ноября 2007 года, он ежегодно проходил переосвидетельствование.

Очередное переосвидетельствование было назначено на 01 декабря 2011 года в Елизовском Филиале-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю, по результатам которого вынесено решение о снятии с Лемаева А.Г. третьей группы инвалидности. Не согласившись с указанным решением комиссии, Лемаев А.Г. попросил и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершову А.А., выдать ему заверенную копию решения комиссии бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю по результатам медико-социальной экспертизы от 01 декабря 2011 года, в чем ему было оказано.

В этот же день 01 декабря 2011 года, Лемаев А.Г. подал и.о. руководителя бюро Ершовой А.А. заявление о своём несогласии с решением от 01 декабря 2011 года, вынесенным бюро МСЭ № 3, для рассмотрения в Главном бюро МСЭ.

Как указывает Лемаев А.Г., на день обращения в суд с заявлением, указанный документ ему не выдан.

В судебном заседании заявитель Лемаев А.Г. не участвовал, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом, в заявлении от 21 марта 2012 года ходатайствовал о рассмотрении дела без его участия с участием его представителя Степаненко П.С.

Представитель заявителя Степаненко П.С., воспользовавшись правом, предоставленным ст. 39 ГПК РФ, заявленные требования уточнил, просил суд признать незаконными действия и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой А.А., выразившиеся в отказе в выдаче Лемаеву А.Г. заверенной копии решения комиссии бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю по результатам медико-социальной экспертизы от 01 декабря 2011 года, оформленного в форме медицинского акта № 1933 о снятии с Лемаева А.Г. третьей группы инвалидности и обязать указанное должностное лицо Ершову А.А. выдать заявителю заверенную копию решения указанной комиссии, заявленные требования поддержал, по основаниям, изложенным в заявлении.

Как пояснил суду представитель заявителя Степаненко П.С., его доверитель Лемаев А.Г. был освидетельствован в бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю 01 декабря 2011 года, комиссией в составе 3 экспертов: терапевтом Ершовой А.А., хирургом Тищенко В.И. и неврологом Горбачевым В.Ф. По результатам проведения медико-социальной экспертизы ему было оглашено решение комиссии о снятии с него 3 группы инвалидности.

Желая обжаловать указанное решение комиссии в суде, Лемаев А.Г. подал заявление от 12 декабря 2011 года на имя и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой А.А., в котором просил выдать копию именно этого решения (акта) о непризнании его инвалидом третьей группы, оформленное в соответствии с требованиями п.29 Постановления Правительства РФ от 20.02.2006 N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом", которым предусмотрено, что по результатам медико-социальной экспертизы гражданина выносится решение, которое оформляется в виде акта, подписывается руководителем соответствующего бюро (главного бюро, Федерального бюро) и специалистами, принимавшими решение, а затем заверяется печатью.

Более того, как пояснил суду представитель заявителя Степаненко П.С., его доверитель Лемаев А.Г. не просил должностное лицо Ершову А.А. о выдаче какой-либо справки, именно потому, что был намерен оспорить решение в судебном порядке, а справка в суде не обжалуется. Однако, и.о. руководителя бюро МСЭ Ершова А.А. отказала Лемаеву А.Г. в предоставлении указанного документа, сказала, что никакого решения он не получит, что послужило поводом для обращения заявителя в прокуратуру и в вышестоящую инстанцию.

Как пояснил суду Степаненко П.С., решение о непризнании Лемаева А.Г. инвалидом вынесено комиссией именно 01 декабря 2011 года, так как в этот день Лемаеву А.Г. объявили, что с него будет снята третья группа инвалидности, а не 13 декабря 2011 года, как утверждает Ершова А.А., и как указано в представленном суду подлиннике медицинского акта № 1933, поскольку постановлением Правительства РФ № 95 от 20 февраля 2006 года «О порядке и условиях признания лица инвалидом» и Административным регламентов не предусмотрена возможность вынесения предварительного решения. В нем четко сказано, что по результатам медико-социальной экспертизы составляется акт, который подписывается руководителем соответствующего бюро (главного бюро, Федерального бюро) и специалистами, принимавшими решение, а затем заверяется печатью.

Кроме того, из представленных должностных лицом документов усматривается, что первоначально в акте была указана дата проведения медико-социальной экспертизы Лемаеву А.Г. - 01 декабря 2011 года, которая впоследствии переправлена на дату – 13 декабря 2011 года. Указанные подчистки видны невооруженным глазом, они не согласуются с другими документами, представленными суду, в том числе с пояснениями Ершовой А.А. в ходе прокурорской проверки.

Должностное лицо и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершова А.А. полагала, что требования Лемаева А.Г. не обоснованны и не подлежат удовлетворению, суду пояснила, что по заявлению Лемаева А.Г. от 29 ноября 2011 года о согласии на проведение медико-социальной экспертизы, была проведена медико-социальная экспертиза в соответствии с п.п.20.-24 «Правил признания лица инвалидом», утвержденных постановлением Правительства РФ от 06 февраля 2006 года. Согласно м/а № 1933, дата начала экспертизы – 01 декабря 2011 года, дата окончания экспертизы – 13 декабря 2011 года. Ершова А.А. не отрицала, что 01 декабря 2011 года Лемаев А.Г. проходил медико-социальную экспертизу на основании формы № 88 и всех представленных медицинских документов. В этот же день, как поясняла суду Ершова А.А., на основании предварительных медицинских документов заявителю было объявлено только предварительное решение комиссии о снятии третьей группы инвалидности.

После того, как Лемаев А.Г. выразил своё несогласие с решением комиссии и подал об этом заявление в Главное бюро, были проведены консультации с руководством Главного бюро МСЭ по Камчатскому краю, которое рекомендовало Ершовой А.А. провести социально-бытовое обследование жилищных условий Лемаева А.Г.

Как пояснила суду Ершова А.А., из-за отсутствия собственного автотранспорта, сотрудник бюро смог выехать по месту жительства заявителя только 13 декабря 2011 года, в квартире Лемаева А.Г. было проведено дополнительное социально-бытовое обследование. Она не посчитала необходимым известить Лемаева А.Г. о проведении дополнительного социально-бытового обследования, сотрудник бюро выезжал по месту жительства Лемаева А.Г. 13 декабря 2011 года и провела обследование жилищных условий в отсутствие заявителя и совершеннолетних членов его семьи.

Как полагала и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершова А.А., она не обязана была выдавать Лемаеву А.Г. указанное решение, поскольку в соответствии с требованиями ст. 12 Федерального закона № 59 от 02 мая 2006 года «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» Лемаеву А.Г. было выдано решение о снятии с него третьей группы инвалидности в форме справки № 52. Указанная справка была выдана лично Лемаеву А.Г. 28 декабря 2011 года, то есть не позднее 30 дней с момента подачи заявления, что не нарушило его прав.

Кроме того, как полагала Ершова А.А., экспертное решение – это и есть справка о непризнании лица инвалидом, которую бюро обязано выдать Лемаеву А.Г. Предварительное экспертное решение было принято 01 декабря 2011 года, окончательное – 13 декабря 2011 года, в форме медицинского акта № 1933. Поскольку Лемаев А.Г. написал заявление в Главное бюро в г. Петропавловске-Камчатском о своем несогласии, медицинский акт №1933 был направлен в Главное бюро, куда заявителя вызывали и неоднократно осматривали.

В период с 14 декабря по 28 декабря 2011 года Лемаеву А.Г. проводилась экспертиза в Главном бюро, которое своим решением от 28 декабря 2011 года, подтвердило правильность решения бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю о непризнании Лемаева А.Г. инвалидом, документы были возвращены в бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю.

Как пояснила суду Ершова А.А., когда Лемаев А.Г. подал заявление от 12 декабря 2011 года и попросил выдать решение, экспертиза еще не была закончена, поэтому справка о непризнании лица инвалидом была выдана заявителю только 28 декабря 2011 года. Поскольку заявитель не просил выдать ему копию медицинского акта №1933, а решение комиссии оформляется справкой, то именно этот документ и был выдан Лемаеву А.Г.

Заслушав представителя заявителя, должностное лицо, исследовав материалы гражданского дела, материалы надзорного производства Елизовской городской прокуратуры № 1417 т-2011 от 14 декабря 2011 года, суд приходит к следующему.

В силу ст.2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

В соответствии со ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии с п.2 Постановления Правительства РФ № 95 от 20 февраля 2006 года «О порядке и условиях признания лица инвалидом» (далее Постановление №95), признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

В силу п. 29 Постановления № 95, по результатам медико-социальной экспертизы составляется акт, который подписывается руководителем соответствующего бюро (главного бюро, Федерального бюро) и специалистами, принимавшими решение, а затем заверяется печатью.

Согласно п.36 Постановления № 95, гражданину, не признанному инвалидом, по его желанию, выдается справка о результатах медико-социальной экспертизы.

В соответствии с п. 46 Постановления № 95, решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Как следует из п.п.4-5, 8 Административного регламента по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы, утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 295н от 11 апреля 2011 года (далее Административный регламент), государственной услугой является проведение медико-социальной экспертизы. Заявителями государственной услуги являются граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, находящиеся на территории Российской Федерации. Должностные лица, участвующие в предоставлении государственной услуги, руководствуются положениями настоящего Административного регламента и несут персональную ответственность за предоставление административных процедур и соблюдение сроков, установленных настоящим Административным регламентом.

В соответствии с п.9 Административного регламента, результатом предоставления государственной услуги, при отказе в установлении инвалидности – является выдача (по желанию получателя государственной услуги) справки о результатах медико-социальной экспертизы.

Согласно п.55 Административного регламента, специалисты бюро, принимающие решение, изучают представленные документы, проводят анализ клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных, проводят обследование получателя государственной услуги и на основе полученных документов и сведений, данных обследования получателя государственной услуги, принимают решение об установлении инвалидности либо об отказе в установлении инвалидности.

В соответствии с п.п. 60, 61 Административного регламента, при проведении медико-социальной экспертизы получателя государственной услуги составляется акт медико-социальной экспертизы получателя государственной услуги и ведется протокол заседания бюро (главного бюро, Федерального бюро).

При этом, заключения консультантов, привлекаемых к проведению медико-социальной экспертизы, медицинские документы, основные сведения, послужившие основанием для принятия решения, заносятся в акт медико-социальной экспертизы получателя государственной услуги или приобщаются к нему.

Оформленный акт медико-социальной экспертизы получателя государственной услуги и протокол заседания бюро (главного бюро, Федерального бюро) подписываются руководителем бюро (главного бюро, Федерального бюро), специалистами, принимавшими решение, и заверяются печатью бюро (главного бюро, Федерального бюро).

Акт медико-социальной экспертизы получателя государственной услуги и протокол заседания бюро (главного бюро, Федерального бюро) оформляются в виде бумажного и/или электронного документов.

Получателю государственной услуги (его законному представителю) по заявлению в день его подачи выдается копия разделов акта медико-социальной экспертизы, отражающих состояние здоровья гражданина, по его желанию в виде бумажного и/или электронного документов, который должен быть подписан руководителем бюро (главного бюро, Федерального бюро), заверен печатью и может быть выдан на руки получателю государственной услуги (его законному представителю) или направлен почтовой связью.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что в ходе судебного разбирательства установлен факт необоснованного отказа в выдаче Лемаеву А.Г. акта медицинского освидетельствования №1933 от 01 декабря 2011 года, что подтверждается материалами дела и сомнения не вызывает.

Так, как установлено судом, Лемаев А.Г. являлся инвалидом третьей группы с 12 ноября 2007 года, в соответствии с требованиями действующего законодательства, ежегодно проходил переосвидетельствование, инвалидность устанавливалась ежегодно по заболеванию – хирургическая патология, перелом нижней конечности (л.д.6, 28 гражданского дела).

На основании личного заявления от 29 ноября 2011 года Лемаев А.Г. прошел очередное освидетельствование в Елизовском Филиале-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю, которое проведено 01 декабря 2011 года специалистами Елизовского Филиала-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю комиссией в составе трех экспертов: Ершова А.А. – терапевт высшей категории; Тищенко В.И. – хирург; Горбачев В.Ф. – невролог первой категории.

По результатам переосвидетельствования, комиссия пришла к заключению о необходимости снятия с Лемаева А..Г. третьей группы инвалидности в связи с отсутствием ограничений жизнедеятельности (л.д.29 гражданского дела). Не согласившись с указанным решением Лемаев А.Г. обратился с соответствующим заявлением от 01 декабря 2011 года в ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю (л.д.103 гражданского дела).

Желая оспорить указанное решение в суде, 12 декабря 2011 года Лемаев А.Г. обратился с заявлением к и.о.руководителя Елизовского Филиала-Бюро № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой А.А. о выдаче заверенной копии решения о снятии третьей группы инвалидности (л.д.7 гражданского дела), в чем ему было отказано, рекомендовано обратиться в прокуратуру.

28 декабря 2011 года Лемаеву А.Г. была выдана справка № 52 о непризнании лица инвалидом (л.д.36 гражданского дела).

Учитывая изложенное, суд не может согласиться с доводами должностного лица и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой А.А. о том, что выданная заявителю справка, является решением комиссии по результатам медико-социального обследования заявителя, поскольку в силу п. 29 постановление Правительства РФ № 95 от 20 февраля 2006 года «О порядке и условиях признания лица инвалидом» по результатам медико-социальной экспертизы составляется акт (решение), который подписывается руководителем соответствующего бюро (главного бюро, Федерального бюро) и специалистами, принимавшими решение, а затем заверяется печатью.

Более того, согласно п.36 указанного нормативного правового акта, гражданину, не признанному инвалидом, справка о результатах медико-социальной экспертизы выдается только по желанию указанного лица, однако доказательств того, что Лемаев А.Г., вместо копии решения комиссии, просил выдать ему справку, должностное лицо не представило.

Действительно, в соответствии с п.п.9, 55 Административного регламента, результатом предоставления государственной услуги при отказе в установлении инвалидности является выдача справки о результатах медико-социальной экспертизы, однако её выдача возможна только по желанию получателя государственной услуги. Специалисты бюро, принимающие решение, принимают решение об установлении инвалидности либо об отказе в установлении инвалидности.

Таким образом, законодатель разграничивает понятия «акта по результатам медико-социальной экспертизы» и «справки о результатах медико-социальной экспертизы». Как пояснил в судебном заседании представитель заявителя Степаненко П.С., его доверитель заявления о получении какой-либо справки не писал, а обращался с просьбой выдать ему решение о снятии с него третьей группы инвалидности для дальнейшего обжалования указанного решения в суд, однако, до настоящего времени, указанное решение Лемаеву А.Г. не выдано.

Также не могут быть приняты во внимание доводы и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой А.А. о том, что 01 декабря 2011 года было принято только предварительное экспертное решение о снятии с Лемаева А.Г. третьей группы инвалидности, а окончательное решение, в форме медицинского акта № 1933, было принято только 13 декабря 2011 года, что препятствовало в его выдаче заявителю в день обращения 12 декабря 2011 года, поскольку вышеприведенные нормы действующего законодательства не предусматривают такого понятия, как предварительное решение.

Более того, указанные обстоятельства не нашли своего подтверждения в суде, поскольку опровергаются как личными пояснениями и.о. руководителя бюро МСЭ Ершовой А.А., данными ею в ходе прокурорской проверки 16 декабря 2011 года, так и письмом руководителя Главного эксперта по медико-социальной экспертизе по Камчатскому краю Михеевой Л.А., на имя заместителя прокурора Елизовской городской прокуратуры от 22 декабря 2012 года исх.№403, из которых следует, что медико-социальная экспертиза Лемаеву А.Г. была проведена 01 декабря 2011 года.

Статьёй 249 ГПК РФ предусмотрено, что обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

В соответствии с требованиями ст. 258 ГПК РФ, суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод.

Решение суда направляется для устранения допущенного нарушения закона должностному лицу, государственному или муниципальному служащему, решения, действия (бездействие) которых были оспорены, либо в вышестоящий в порядке подчиненности орган, должностному лицу, государственному или муниципальному служащему в течение трех дней со дня вступления решения суда в законную силу.

Поскольку, Судом установлено, что и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершова А.А., в нарушение указанных норм Постановления Правительства РФ № 95 от 20 февраля 2006 года «О порядке и условиях признания лица инвалидом» и положений Административного регламента, на день рассмотрения заявления не выдала Лемаеву А.Г. копию решения комиссии бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю по результатам медико-социальной экспертизы от 01 декабря 2011 года, не представила суду доказательств законности своих действий, суд находит требования Лемаева А.Г. обоснованными и подлежащими удовлетворению и возлагает на должностное лицо обязанность устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод.

Руководствуясь ст.ст.254-258, 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

заявление Лемаева Андрея Геннадьевича удовлетворить.

Признать незаконными действия и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершовой Анжелины Александровны, выразившиеся в отказе в выдаче Лемаеву А.Г. заверенной копии решения комиссии бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю по результатам медико-социальной экспертизы от 01 декабря 2011 года, оформленного в форме медицинского акта № 1933 о снятии с Лемаева А.Г. третьей группы инвалидности.

Обязать и.о. руководителя бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю Ершову Анжелину Александровну выдать Лемаеву А.Г. заверенную копию решения комиссии бюро МСЭ общего профиля № 3 ФГУ ГБ МСЭ по Камчатскому краю по результатам медико-социальной экспертизы от 01 декабря 2011 года, оформленного в форме медицинского акта № 1933 от 01 декабря 2011 года о снятии с Лемаева А.Г. 3 группы инвалидности, в течение трех дней со дня вступления решения суда в законную силу.

В соответствии с требованиями ч.3 ст.258 ГПК РФ, в суд и гражданину должно быть сообщено об исполнении решения суда не позднее чем в течение месяца со дня получения решения.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Камчатский краевой суд в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме – 27 марта 2012 года.

Судья М.А.Сутулова

30

АЛТАЙСКИЙ КРАЕВОЙ СУД
 
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 сентября 2013 г. по делу N 33-7570-13
 
Судья: Панина Е.Ю.
 
Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:
председательствующего Лобовой О.А.,
судей Бусиной Н.В., Новоселовой Е.Г.,
при секретаре Е.,
рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу истицы Г.С.А. на решение Центрального районного суда города Барнаула Алтайского края от 07 мая 2013 года по делу
по иску Г.С.А., действующей в интересах несовершеннолетнего Н.Р.Н., к ФКУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Алтайскому краю", ФГБУ "Федеральное бюро Медико-социальной экспертизы" об оспаривании решений, признании инвалидом.
Заслушав доклад судьи Новоселовой Е.Г., судебная коллегия
 
установила:
 
Г.С.А., действуя в интересах несовершеннолетнего сына Н.Р.Н., (дата) года рождения, обратилась в суд с иском с учетом уточнений об отмене решения бюро Медико-социальной экспертизы *** от (дата), решения главного бюро Медико-социальной экспертизы по Алтайскому краю от (дата); решения ФГБУ "Федеральное бюро Медико-социальной экспертизы" от (дата) об отказе в установлении инвалидности.
В обоснование требований указала, что Н.Р.Н. является с рождения ребенком-инвалидом, до (дата) имел такой статус. При переосвидетельствовании в (дата) году не был признан ребенком-инвалидом. Полагает, что соответствующие выводы учреждений медико-социальной экспертизы являются незаконными, поскольку улучшение состояния здоровья ребенка не произошло, у него дополнительно возникли несколько заболеваний.
В судебном заседании истица дополнительно в качестве оснований иска указала, что у ребенка имеются нарушения <данные изъяты>. Ребенку рекомендовано провести пластическую операцию на лице. Полагает, что совокупность указанных заболеваний дает право на присвоение статуса инвалида. Кроме того, ребенку рекомендовано надомное обучение в соответствии с утвержденным перечнем заболеваний. У ребенка имеется 4 заболевания из утвержденного списка заболеваний, дающих право на признание инвалидности.
Решением Центрального районного суда города Барнаула Алтайского края от 07 мая 2013 года в удовлетворении исковых требований истице Г.С.А. отказано за необоснованностью.
В апелляционной жалобе истица Г.С.А. просит решение суда первой инстанции отменить и принять решение об удовлетворении ее исковых требований.
В качестве доводов несогласия с принятым решением указала, что состояние здоровья ее сына Н.Р.Н. не изменилось, ни одного диагноза заболевания не исключено, наоборот добавились еще заболевания.
Суд не принял данные обстоятельства во внимание, не учел медицинское заключение КГБУЗ "Алтайский краевой психоневрологический диспансер для детей", которым установлено увеличение противосудорожных медикаментов для лечения <данные изъяты>. Данное заключение было получено в период проведения экспертизы и не было принято во внимание при проведении судебной экспертизы.
С (дата) года ребенок переведен на надомное обучение, что также не было принято во внимание. Медико-социальная экспертиза проведена без участия психиатра. Заболевания, которыми страдает ее сын, имеют признаки ограничения жизнедеятельности и нуждаемости в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.
Со снятием с ребенка инвалидности, он пошел в общий класс, его поведение стало неадекватным, дети не принимают Н.Р.Н., обижают, вследствие чего он подрался в школе и поставлен на учет в полицию.
В письменных возражениях ФКУ "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Алтайскому краю Минтруда России" просит решение суда оставить без изменения.
В апелляционную инстанцию представители ответчиков не явились, о времени и месте рассмотрения гражданского дела извещены надлежаще.
Заслушав истицу, третье лицо, изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, проверив законность и обоснованность судебного акта в соответствии со ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит основания для отмены решения суда первой инстанции.
В соответствии со ст. 39 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленным законом.
Согласно ст. 1 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в РФ" от 24.11.1995 N 181-ФЗ инвалид - лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.
Ограничение жизнедеятельности - полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.
В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория "ребенок-инвалид".
Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.02.2006 N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом" утверждены Правила признания лица инвалидом, которые определяют в соответствии с Федеральным законом "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" порядок и условия признания лица инвалидом. Признание лица (далее - гражданин) инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы (далее - Федеральное бюро), главными бюро медико-социальной экспертизы (далее - главные бюро), а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах (далее - бюро), являющимися филиалами главных бюро.
Согласно п. 2 указанных Правил, признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.
Медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала (п. 3 Правил).
На основании п. п. 20, 25 Правил, медико-социальная экспертиза гражданина проводится в бюро по месту жительства (по месту пребывания, по месту нахождения пенсионного дела инвалида, выехавшего на постоянное жительство за пределы Российской Федерации) путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.
Решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается простым большинством голосов специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, на основе обсуждения результатов его медико-социальной экспертизы (п. 28). По результатам медико-социальной экспертизы гражданина составляется акт, который подписывается руководителем соответствующего бюро (главного бюро, Федерального бюро) и специалистами, принимавшими решение, а затем заверяется печатью (п. 29). Заключения консультантов, привлекаемых к проведению медико-социальной экспертизы, перечень документов и основные сведения, послужившие основанием для принятия решения, заносятся в акт медико-социальной экспертизы гражданина или приобщаются к нему.
В соответствии с п. 46 Правил решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
Пунктом 5 раздела 2 Правил определены условия признания лица инвалидом, которыми являются: нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию. Наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом (п. 6).
В зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, II или III группа инвалидности, а гражданину в возрасте до 18 лет - категория "ребенок-инвалид" (п. 7). Инвалидность I группы устанавливается на 2 года, II и III групп - на 1 год (пункт 9). В случае признания гражданина инвалидом датой установления инвалидности считается день поступления в бюро заявления гражданина о проведении медико-социальной экспертизы (п. 11). Инвалидность устанавливается до 1-го числа месяца, следующего за месяцем, на который назначено проведение очередной медико-социальной экспертизы гражданина (переосвидетельствования) (п. 12).
Согласно п. 3 Классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных Приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 23.12.2009 N 1013н, к основным видам нарушений функций организма человека относятся:
нарушения психических функций (восприятия, внимания, памяти, мышления, интеллекта, эмоций, воли, сознания, поведения, психомоторных функций);
нарушения языковых и речевых функций (нарушения устной (ринолалия, дизартрия, заикание, алалия, афазия) и письменной (дисграфия, дислексия), вербальной и невербальной речи, нарушения голосообразования и пр.);
нарушения сенсорных функций (зрения, слуха, обоняния, осязания, тактильной, болевой, температурной и других видов чувствительности);
нарушения статодинамических функций (двигательных функций головы, туловища, конечностей, статики, координации движений);
нарушения функций кровообращения, дыхания, пищеварения, выделения, кроветворения, обмена веществ и энергии, внутренней секреции, иммунитета;
нарушения, обусловленные физическим уродством (деформации лица, головы, туловища, конечностей, приводящие к внешнему уродству, аномальные отверстия пищеварительного, мочевыделительного, дыхательного трактов, нарушение размеров тела).
При комплексной оценке различных показателей, характеризующих стойкие нарушения функций организма человека, выделяются четыре степени их выраженности:
1 степень - незначительные нарушения;
2 степень - умеренные нарушения;
3 степень - выраженные нарушения;
4 степень - значительно выраженные нарушения (пункт 4 Классификаций и критериев).
Пунктами 5 и 6 Классификаций и критериев определены основные критерии жизнедеятельности человека и степени выраженности ограничений этих категорий.
К основным категориям жизнедеятельности человека отнесены: способность к самообслуживанию; способность к самостоятельному передвижению; способность к ориентации; способность к общению; способность контролировать свое поведение; способность к обучению; способность к трудовой деятельности.
Степень ограничения категорий жизнедеятельности человека определяется исходя из оценки их отклонения от нормы, соответствующей определенному периоду (возрасту) биологического развития человека (пункт 7 Классификаций и критериев).
Категория "ребенок-инвалид" в соответствии с п. 11 Классификаций и критериев определяется при наличии ограничений жизнедеятельности любой категории и любой из трех степеней выраженности (которые оцениваются в соответствии с возрастной нормой), вызывающих необходимость социальной защиты.
Судом установлено, что сыну истицы Н.Р.Н. инвалидность устанавливалась с (дата) до (дата) с диагнозом: "<данные изъяты>".
С (дата) до (дата) категория "ребенок-инвалид" устанавливалась с диагнозом: "<данные изъяты>".
В (дата) году на очередном освидетельствовании в бюро *** ФКУ МСЭ по Алтайскому краю категория "ребенок-инвалид" не установлена.
Решение ФКУ бюро *** "ГБ МСЭ по Алтайскому краю" Г.С.А. обжаловано в ГБ МСЭ по Алтайскому краю в экспертном составе *** с консультацией в экспертном составе *** ГБ МСЭ по Алтайскому краю. Диагноз: "<данные изъяты>". Решением ФКУ МСЭ по Алтайскому краю от (дата) решение бюро МСЭ *** подтверждено, категория "ребенок-инвалид" не установлена.
Истица обжаловала решение ГБ МСЭ по Алтайскому краю в ФГБУ ФБ МСЭ. Заочная медико-социальная экспертиза в экспертном составе *** специализированного профиля Федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральное бюро медико-социальной экспертизы Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации" (в дальнейшем ФГБУ ФБ МСЭ Минтруда России) была проведена (дата) в соответствии п. 23 "Правилами признания лица инвалидом", утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.02.2006 N 95 в порядке обжалования решения ФКУ "ГБ МСЭ по Алтайскому краю".
По результатам проведенной заочной медико-социальной экспертизы по представленным медико-экспертным, медицинским документам, имеющееся у Н.Р.Н., (дата) г.р. заболевание центральной нервной системы ("<данные изъяты>", сопутствующий диагноз: "<данные изъяты>".) в настоящее время сопровождается стойкими незначительными нарушениями психических функций, не приводящими к ограничению основных категорий жизнедеятельности, что не являлось основанием для установления категории "ребенок-инвалид".
Определением суда от (дата) при рассмотрении настоящего гражданского дела назначена медико-социальная экспертиза, производство которой поручено ФКУ "ГБ МСЭ по <адрес> Минтруда России".
Согласно заключению медико-социальной экспертизы у Н.Р.Н. были выявлены заболевания, которые отражены в вышеуказанных заключениях, которые привели к незначительным нарушениям психических функций и незначительным нарушениям функции пищеварения, которые не привели к ограничению основных категорий жизнедеятельности больного ребенка. Данные нарушения функций организма и отсутствие ограничений жизнедеятельности не являются основанием для признания Н.Р.Н. ребенком-инвалидом.
При данных обстоятельствах у суда не было законных оснований для удовлетворения исковых требований истицы.
Отсутствие в экспертной комиссии при освидетельствовании Н.Р.Н. врача психиатра само по себе не влечет неправильность выводов экспертизы, поскольку наряду с освидетельствованием ребенка комиссией были изучены все представленные медицинские документы, на основании которых Н.Р.Н. было отказано в установлении инвалидности, более того при проведении экспертизы присутствовали психолог, невролог.
Изменение состояния ребенка в (дата) году, указанное в апелляционной жалобе истицы Г.С.А., не может повлечь отмену решения суда, поскольку предметом спора по иску Г.С.А. были решения бюро и главного бюро, проводивших медико-социальную экспертизу в (дата) году без учета данных изменений. Более того, данные изменения состояния Н.Р.Н. предоставляют в настоящее время право для освидетельствования ребенка учреждениями медико-социальной экспертизы.
Судебная коллегия считает, что при разрешении возникшего спора суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на верной оценке совокупности представленных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.
Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
 
определила:
 
Решение Центрального районного суда города Барнаула Алтайского края от 07 мая 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истицы Г.С.А. - без удовлетворения.
 


Вы здесь » Форум по медицинскому праву » Инвалидность » Обжалование решений бюро МСЭ. Суд