Форум по медицинскому праву

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум по медицинскому праву » Гос. служба. Правоохранительная, военная » Достижение предельного возраста. Служба в МВД. Увольнение. Суд


Достижение предельного возраста. Служба в МВД. Увольнение. Суд

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Верховный суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ: Определение ВС РФ

от 26 декабря 2005 года N 78-Г05-72

Увольнение сотрудника органов внутренних дел по достижении им предельного возраста при наличии причин, подтверждающих невозможность дальнейшего прохождения им службы, признано законным
(Извлечение)

     
     
     М. обратилась в суд с иском к Северо-Западному управлению внутренних дел на транспорте (далее - Управление) о восстановлении на службе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на следующее. С 25 марта 1981 года она проходила службу в данном Управлении, в последнее время в должности начальника отделения криминальной милиции. Приказом начальника Управления от 12 июля 2005 года она была уволена по п."б" ст.19 Закона Российской Федерации "О милиции" по достижении предельного возраста нахождения на службе.
     
     Истица считала свое увольнение незаконным, мотивируя это тем, что сразу после достижения 45-летнего возраста (22 января 2005 года) она уволена не была, продолжала работать до 12 июля 2005 года, в связи с чем полагала, что на основании ст.58 ТК РФ с ней был заключен трудовой договор (контракт) на неопределенный срок. М. указывала также на то, что в нарушение порядка увольнения, установленного ст.60 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, она была уведомлена о предстоящем увольнении с опозданием: не 22 ноября 2004 года - за два месяца до достижения предельного возраста либо ранее, а 8 февраля 2005 года, т.е. спустя два месяца шестнадцать дней после исполнения ей 45 лет; рапорта об увольнении с 12 июля 2005 года она не подавала, поскольку имела намерение продолжить службу, в связи с чем и обращалась к начальнику Управления с соответствующим рапортом. В нарушение установленного порядка, как считала истица, до представления к увольнению она не направлялась ни для освидетельствования на военно-врачебную комиссию, ни на аттестацию, медицинских или каких-либо других противопоказаний для дальнейшего прохождения службы не имеет.
     
     Решением Санкт-Петербургского городского суда от 17 ноября 2005 года в иске было отказано.
     
     В кассационной жалобе М. ставился вопрос об отмене решения как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.
     
     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 декабря 2005 года в удовлетворении жалобы М. отказала, указав следующее.
     
     При рассмотрении дела суд дал правильное толкование норм материального права и правильно их применил.
     

     Служба сотрудников органов внутренних дел регулируется специальными нормативными актами - Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года (далее - Положение). Законодательство Российской Федерации о труде применяется к правоотношениям, возникшим в связи с прохождением службы в органах внутренних дел, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, либо тогда, когда эти правоотношения не урегулированы ими и требуется применение норм Трудового кодекса Российской Федерации по аналогии.
     
     Согласно ст.1 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 177-ФЗ "О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О милиции" до принятия федерального закона, регулирующего порядок и условия прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел, указанные вопросы регулируются Положением в части, не противоречащей Закону Российской Федерации "О милиции".
     
     В ст.19 Закона Российской Федерации "О милиции" содержится перечень оснований увольнения сотрудников милиции со службы, в который входит и такое основание, как достижение сотрудником предельного возраста, установленного Положением (п."б").
     
     В соответствии с п."б" ст.58 Положения сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы по достижении предельного возраста, установленного ст.59 Положения. Сотрудники, имеющие специальные звания от младших лейтенантов милиции, младших лейтенантов внутренней службы, младших лейтенантов юстиции до подполковников милиции, подполковников внутренней службы, подполковников юстиции включительно, могут состоять на службе в органах внутренних дел до достижения возраста 45 лет (п."а" ст.59); сотрудники органов внутренних дел, достигшие предельного возраста, установленного данной статьей для службы в органах внутренних дел, подлежат увольнению, за исключением случаев, предусмотренных законом и Положением. В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет начальниками, которым предоставлено право назначения на должности этих сотрудников. В исключительных случаях срок оставления на службе сотрудников органов внутренних дел из числа лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава может быть продлен в таком же порядке повторно на пять лет.
     
     В решении суда правильно указано на то, что Закон Российской Федерации "О милиции" и Положение устанавливают ограничение права сотрудника милиции на службу сверх установленного предельного возраста и предусматривают увольнение сотрудников в звании подполковника милиции по достижении 45 лет. В интересах службы при наличии определенных условий (положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний) начальнику, который обладает правом назначения сотрудников на должности, предоставлено право решать вопрос об оставлении сотрудников на службе сверх установленного срока до пяти лет либо об увольнении.
     
     Из материалов дела видно, что М. проходила службу в Управлении с 25 марта 1981 года, в последнее время - в должности начальника отделения криминальной милиции оперативно-поискового управления, являющегося структурным подразделением Управления, имеет специальное звание подполковника милиции.
     
     22 января 2005 года ей исполнилось 45 лет.
     
     3 февраля 2005 года М. обратилась с рапортом к начальнику Управления о продлении срока службы в связи с достижением предельного возраста. По данному рапорту 7 февраля 2005 года принято решение, согласно которому продление срока службы М. признано нецелесообразным в связи с наличием у нее нареканий по службе и дисциплинарных взысканий: строгого выговора от 9 июля 2004 года за неисполнение приказа начальника Управления и замечания от 3 февраля 2005 года за отсутствие надлежащего контроля за своевременной сдачей служебного удостоверения при увольнении сотрудника, а также строгого предупреждения от 23 ноября 2004 года за грубое нарушение в работе режимной комиссии по секретному делопроизводству.
     
     8 февраля 2005 года М. была уведомлена о предстоящем увольнении и приказом начальника Управления от 12 июля 2005 года уволена со службы по п."б" ст.19 Закона Российской Федерации "О милиции". При этом также было учтено состояние ее здоровья: М. ежегодно проходила курсы лечения в санаториях МВД России и 8 февраля 2005 года в установленный п.17.10 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утвержденной приказом МВД России от 14 декабря 1999 года N 1038) срок - до 1 марта 2005 года ей было вручено уведомление об увольнении из органов внутренних дел по п."б " ст.19 Закона Российской Федерации "О милиции", а также выдано направление на военно-врачебную комиссию ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области в связи с увольнением из органов внутренних дел.
     
     Довод М. в кассационной жалобе о том, что уведомление о предстоящем увольнении ей должны были вручить 22 ноября 2004 года, т.е. за два месяца до исполнения ей 45 лет, правильно признан необоснованным.
     
     В соответствии со ст.60 Положения сотрудники органов внутренних дел ставятся в известность о предстоящем увольнении непосредственными начальниками не позднее чем за два месяца до увольнения.
     
     Однако ни в Законе Российской Федерации "О милиции", ни в других нормативных правовых актах нет нормы, закрепляющей, что днем увольнения по п."б" ст.19 Закона Российской Федерации "О милиции" является день достижения сотрудником предельного возраста нахождения на службе.
     
     Вывод суда о том, что при наличии у истицы двух дисциплинарных взысканий и нареканий по службе у начальника Управления имелись основания признать оставление М. на службе нецелесообразным, является правильным.
     
     Довод М. о том, что до увольнения она подлежала аттестации и должна была быть направлена для освидетельствования на военно-врачебную комиссию, также является необоснованным. Проведение аттестации при увольнении сотрудника по п."б" ст.58 Положения не предусмотрено и никакого смысла не имеет, а направление на военно-врачебную комиссию может согласно п.17.13 упомянутой Инструкции при увольнении по данному основанию не выдаваться. К тому же, как правильно отметил в решении суд, из уведомления об увольнении истицы видно, что М. была направлена для прохождения комиссии.
     
     Поскольку увольнение по достижении предельного возраста в силу ч.2 ст.58 Положения может быть инициировано как сотрудником, так и начальником соответствующего органа внутренних дел, подача рапорта об увольнении лицом, достигшим предельного возраста, также не является обязательным условием для увольнения со службы по этому основанию.
     
     Порядок увольнения, предусмотренный ст.60 Положения, ответчиком был соблюден: о предстоящем увольнении истица была надлежащим образом уведомлена в установленные сроки - 8 февраля 2005 года, не менее чем за два месяца до увольнения.
     
     Обязанность предупредить сотрудника об увольнении за два месяца до достижения предельного возраста Положением не предусмотрена.
     
     Продление срока службы за пределы срока уведомления в связи с предоставлением отпуска и возникшей во время отпуска временной нетрудоспособностью соответствует закону и прав истицы не нарушает, и тем более не дает ей права требовать продолжения службы после достижения предельного возраста.
     
     Таким образом, решение суда является законным и обоснованным.
     
     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Санкт-Петербургского городского суда оставила без изменения, кассационную жалобу М. - без удовлетворения.

2

4. Работник милиции может быть уволен по достижении предельного возраста, если продолжение срока службы невозможно по состоянию его здоровья либо вследствие отрицательной аттестации его деловых качеств

(Извлечение)

Б. обратилась в суд с иском к управлению внутренних дел Северо-Восточного административного округа г. Москвы о восстановлении на работе инспектором первого межмуниципального отдела виз и разрешений. По ее мнению, увольнение по п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с достижением предельного возраста, предусмотренного ст. 59 этого Положения, произведено с нарушением установленного порядка, претензий по службе к ней не предъявлялось, просьба об оставлении на работе необоснованно отклонена.

Решением Бутырского межмуниципального суда Северо-Восточного административного округа г. Москвы (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда, президиумом Московского городского суда, Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ) в иске отказано.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права и направлении дела на новое рассмотрение.

Президиум Верховного Суда РФ 3 февраля 1999 г. судебные решения оставил без изменения, а протест прокурора - без удовлетворения, указав следующее.

Как видно из материалов дела, старший лейтенант милиции Б. уволена с занимаемой должности приказом начальника управления внутренних дел Северо-Восточного административного округа г. Москвы в связи с достижением возраста (п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г.), до наступления которого согласно ст. 59 названного Положения допускается состояние на службе в органах внутренних дел лиц среднего начальствующего состава (45 лет).

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте сослался на то, что в ч. 2 ст. 58 названного Положения закреплено правило об увольнении по п. "б" ст. 58 по инициативе сотрудника либо по инициативе начальника соответствующего органа внутренних дел, которое является дополнительной льготой для сотрудников милиции. По его мнению, увольнение по инициативе руководителя без согласия сотрудника милиции и без обоснования причин, подтверждающих невозможность дальнейшего прохождения службы, которые могут быть проверены судом, не соответствует Конституции Российской Федерации. В приказе об увольнении Б. не указаны основания, послужившие поводом для освобождения от занимаемой должности в связи с достижением предельного возраста. При рассмотрении же дела суд не исследовал обстоятельства, связанные с согласием истицы на увольнение и невозможностью продолжения ею службы.

Изложенный в протесте довод прокурора о том, что достижение предельного возраста сотрудником милиции само по себе не является безусловным основанием для увольнения без обоснования руководителем причин невозможности продолжения сотрудником милиции службы, правильный и соответствует требованиям ст.ст. 58, 59 Положения.

Согласно п. 4 ст. 59 Положения в интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет.

Упомянутая норма, регулирующая порядок увольнения со службы по п. "б" ст. 58 Положения, по существу является гарантией прав сотрудника милиции на продолжение службы в случае пригодности по состоянию здоровья и добросовестного исполнения в прошлом своих должностных обязанностей.

Подобное применение ст.ст. 58, 59 Положения не противоречит ст. 19 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. "О милиции", в которой не предусмотрена обязанность руководителя внутренних дел уволить сотрудника по достижении им предельного возраста.

Более того, увольнение сотрудников по п. "б" ст. 58 Положения (с учетом требований ст. 59) обязывает администрацию обосновать невозможность продолжения сотрудником службы, устраняет вероятность произвольных действий со стороны руководителя, не основанных на интересах службы, препятствует преследованию за критику.

Мнение прокурора в протесте сообразуется с положениями ст.ст. 2, 32, 37 Конституции Российской Федерации о высшей ценности прав и свобод гражданина, а также о праве каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, о равном доступе к государственной службе. Такая позиция прокурора не противоречит специфике деятельности, которую осуществляют органы внутренних дел, особенностям правового статуса сотрудника милиции и по существу соответствует (как это видно из дела) практике увольнения сотрудников по достижении предельного возраста.

Вместе с тем в данном случае оснований для отмены судебных постановлений нет, поскольку в деле имеются материалы, свидетельствующие о невозможности оставления Б. на службе, которые суд первой инстанции исследовал в судебном заседании и оценил в решении в соответствии с требованиями ст. 197 ГПК РСФСР.

Довод прокурора в протесте о том, что суд эти обстоятельства не проверял, не соответствует содержанию решения суда и материалам дела.

Как видно из материалов дела, в частности представления руководства об увольнении Б., она неудовлетворительно относилась к своим служебным обязанностям, была переведена в связи с этим на менее ответственный участок работы, но заинтересованность в работе не проявила.

Более того, в рапорте начальника первого отдела виз и разрешений на имя начальника управления внутренних дел округа указывалось на то, что Б. в 1993-1994 гг. объявлялись дисциплинарные взыскания за недобросовестное отношение к исполнению обязанностей и у нее сложились напряженные взаимоотношения с коллективом.

Свидетели К., Г., П. показали, что истица недобросовестно исполняла свои обязанности, конфликтовала с сотрудниками отдела, отрицательно характеризовалась по месту службы.

Представленные суду доказательства, в том числе письменные, подробно исследованы судом и оценены в соответствии со ст. 65 ГПК РСФСР.

В деле имеются многочисленные письма, справки, протоколы органов внутренних дел г. Москвы и общественных организаций, из которых следует, что именно ненадлежащее исполнение обязанностей стало причиной невозможности продолжения с Б. трудовых отношений.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о законности увольнения Б.

Довод прокурора в протесте о том, что увольнение по п. "б" ст. 58 Положения возможно лишь с согласия сотрудника милиции, ошибочен.

Как указано в ч. 4 п. 59 Положения, в интересах службы при положительной аттестации сотрудники с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста.

По смыслу этой нормы, согласие сотрудника на продолжение работы требуется лишь в тех случаях, когда имеются основания для оставления его на службе (в частности, положительная характеристика по месту работы).

При наличии данных о том, что сотрудник милиции характеризуется отрицательно и в интересах службы нецелесообразно оставление его на службе, он может быть уволен по п. 8 ст. 58 Положения без его согласия.

3

Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по гражданским делам Архангельского областного суда за третий квартал 2008 года (извлечение): Информационный бюллетень

    Увольнение сотрудника органов внутренних дел по достижении предельного возраста пребывания на службе по инициативе работодателя без согласия сотрудника и без указания причин, подтверждающих невозможность его дальнейшего прохождения службы, не соответствует Конституции РФ

Отменяя решение районного суда об отказе П. в удовлетворении требований о восстановлении на службе, суд кассационной инстанции указал следующее.

Сотрудники органов внутренних дел согласно п. «б» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации могут быть уволены со службы по достижении предельного возраста, установленного ст. 59 Положения.

Согласно ст. 59 Положения сотрудники органов внутренних дел, имеющие специальные звания от младших лейтенантов до подполковников внутренней службы, могут состоять на службе до достижения ими 45-летнего возраста. В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет начальниками, которым предоставлено право назначения на должности этих сотрудников.

По достижении в декабре 2007 году майором внутренней службы П. 45-летнего возраста, он обратился с рапортом к работодателю об оставлении на службе сверх установленного предельного возраста, но был уволен со службы 14 марта 2008 года по п. «б» ст. 58 Положения – по достижении предельного возраста.

Отказывая в иске П. о восстановлении на службе, суд первой инстанции сослался на то, что процедура увольнения истца была соблюдена, он своевременно предупреждался о предстоящем увольнении, к моменту увольнения достиг предельного возраста пребывания на службе, решение об увольнении принято соответствующим должностным лицом.

Однако судом не было учтено, что увольнение П. по п. «б» ст. 58 Положения по инициативе ответчика без согласия сотрудника и без указания причин, подтверждающих невозможность его дальнейшего прохождения службы, не соответствует Конституции РФ. Норма об увольнении со службы по достижении предельного возраста, по существу, является гарантией прав сотрудника на продолжение службы на срок до пяти лет в случае пригодности по состоянию здоровья и добросовестного исполнения своих обязанностей. Однако, суд первой инстанции данные юридически значимые обстоятельства не проверил и не предложил ответчику представить доказательства невозможности оставления П. на службе на срок до пяти лет (№ 33-1886/08).


Вы здесь » Форум по медицинскому праву » Гос. служба. Правоохранительная, военная » Достижение предельного возраста. Служба в МВД. Увольнение. Суд