Посмертные судебно-психологические экспертизы по гражданским делам: ТЕКСТ СТАТЬИ

Е. Н. Холопова.
Холопова, Е. Н.
2005 Аннотация: Опубликовано : Сибирский Юридический Вестник. - 2005. - № 1. Полный текст документа:

Холопова, Е. Н.

Посмертные судебно-психологические экспертизы по гражданским делам

Судебно-психологическая практика настоящего времени свидетельствует о росте посмертных судебно-психологических экспертиз по гражданским делам.

Посмертная судебно-психологическая экспертиза по гражданским делам назначается судом в тех случаях, когда лица, совершившие тот или иной оспариваемый акт, являются умершими, и у суда возникают вопросы, требующие для своего разъяснения знаний психологии.

Предметом посмертной судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе является оценка психологического состояния умершего лица, не страдающего психическим заболеванием, при совершении того или иного юридически значимого действия и его способности понимать значение своих действий и руководить ими в том случае. Следует отметить, что до последнего времени в отношении таких оспариваемых гражданских актов назначалась только судебно-психиатрическая экспертиза, так как у суда обычно возникали сомнения в психической полноценности завещателя или другого лица. Анализ материалов гражданских дел позволяет утверждать, что на принятие умершим лицом того или иного решения влияние могут оказывать:

во-первых, психологические особенности личности, ее эмоциональное состояние в момент действия, характер воздействовавшего на личность раздражителя (воздействие ситуации на принятие решения);

во-вторых, особенности течения психических процессов личности, которые обусловлены психологическими законами и закономерностями. Их деформация не обязательно связана с патологий психики и далеко не всегда является следствием психопатологических изменений;

в-третьих, различные психологические феномены (страх смерти, одиночества, стресс и т. д.), в том числе и особые психические состояния в момент совершения юридически значимого действия.

Таким образом, существует много состояний, которые не являются болезненными и могут быть описаны с помощью психологических категорий, а не психиатрического исследования.

Следует также обратить внимание на то, что человек, достигая зрелости, постепенно начинает увядать, стареть, а затем и умирает. Старение и старость – нормальное, естественное физиологическое явление, это определенный отрезок онтогенеза. Существуют несколько подходов, описывающих старость (биологический, психологический, медико-психологический). Для судебно-психологической экспертизы значимость этих подходов очевидна.

Но немаловажное значение для обозначения многих аспектов имеет именно психологический подход к старости. Он описывает собственно психические изменения, наблюдающиеся в процессе старения, которые связаны с процессами инволюции в центральной нервной системе. На скорость их возникновения и особенности проявлений существенное влияние оказывает вся биологическая и психосоциальная история предшествующих периодов жизни – врожденные особенности, приобретенные личностные качества, психические и социальные характеристики, составляющие жизненный опыт данного человека, перенесенные заболевания, травмы и т. д. Поэтому, наряду со свойственными старению общими, облигатными изменениями психических функций, психическое старение у каждого человека имеет свои индивидуальные проявления – каждый старится по-своему[1].

Анализ гражданских дел, по которым проводилась судебно-психологическая экспертиза, позволяет выделить следующие основания назначения:

    * выводы судебно-психиатрической экспертизы противоречили собранным доказательствам по гражданскому делу – 45,5 % случаев;
    * определение содержания и иерархии основных мотивационных линий личности при переписывании завещания – 1,8 % случаев;
    * предположения о психическом насилии или психологическом воздействии при составлении того или иного правового акта – 1,4 % случаев;
    * сведения о некоторых индивидуально-психологических особенностях личности (психофизические и сенсорные особенности личности, особенности познавательной сферы истца или ответчика и специфика их функционирования в данной ситуации действия) – 24,4 % случаев;
    * информация о психологических факторах, могущих повлиять на волеизъявление участников сделки – 12,5 % случаев;
    * медицинские заболевания (истца или ответчика) – 12,5 % случаев;
    * принципиальные противоречия объяснений одной стороны объяснениям другой стороны по поводу характера, содержания и иных существенных элементов сделки (когда такие противоречия не могут быть устранены при помощи традиционных средств доказывания) – 4,8 % случаев;
    * физическая немощь (нотариус удостоверял правовой акт у постели больного) – 2,2 % случаев.

Наиболее часто обжалованию подлежат такие правовые акты, как составление завещания в пользу тех или иных лиц, оформление дарственной, купля-продажа жилой площади, договора пожизненного содержания с иждивением. Процедура назначения такой экспертизы проводится в соответствии с положениями Гражданского и Гражданско-процессуального кодексов РФ. Причем в ГК РФ отсутствует понятие завещательной дееспособности, поэтому оценка психического состояния завещателя проводится применительно к положениям ст. 177 ГК РФ как односторонняя сделка.

Принципиальным отличием посмертных судебно-психологических экспертиз, обуславливающих их особую сложность, является необходимость вынесения экспертного заключения лишь на основании изучения материалов гражданского дела и различных материалов, характеризующих личность умершего, без его личного обследования.

Вместе с тем, подходы к диагностике при очной и при посмертной экспертизе идентичны. Они слагаются:

    * во-первых, из сбора информации об умершем человеке (характеристик, показаний свидетелей и т. д.);
    * во-вторых, из анализа актов экспертиз, имеющихся в гражданском деле (психиатрической, наркологической, медицинской);
    * в-третьих, изучение медицинской документации из психиатрических, соматических и неврологических стационаров (если таковые имеются);
    * в-четвертых, из анализа ситуации заключения гражданского акта и состояния умершего лица в этой ситуации по показаниям свидетелей, нотариуса.

Таким образом, в распоряжение эксперта-психолога представляется лишь ограниченный объем информации, представленные материалы зачастую недостаточно информативны и противоречивы, что не может быть устранено повторными судебными заседаниями.

Все это нередко определяет экспертные заключения о невозможности ответа на поставленные судом вопросы. Возможен и другой вариант, при котором в заключении эксперта-психолога отмечается невозможность оценить психофизическое состояние лица и его способность понимать значение своих действий и руководить ими в период совершения юридически значимого действия. Отказ экспертов-психологов от вынесения заключения в таких ситуациях расценивается судом как возможность лица понимать значение своих действий и руководить ими, т. е. в том смысле, что в материалах гражданского дела и документации различного характера (медицинская, продукты деятельности и т. д.) не содержится данных о том, что лицо при совершении правового акта находилось в состоянии, лишавшем его способности понимать значение своих действий и руководить ими.

Анализ анкетирования гражданских дел, по которым проводилась заочная или посмертная экспертиза (из 300 проанкетированных гражданских дел в 12,5 % проводилась заочная или посмертная) показывает, что в 40,4 % заключений экспертов-психологов содержатся предположительные выводы (или вероятностные). Возможность применения вероятностных выводов экспертов уже давно обсуждается в юридической литературе. Подобную позицию разделяли и разделяют такие юристы, как А. И. Винберг[2],

Н. А. Селиванов[3], Ю. А. Шлепов[4]. В исследовании Ю. К. Орлова указывается, что для вынесения вероятностных выводов имеются объективные основания – недостаточность или некачественность представленных на исследование материалов[5]. Аргументируя логику вероятностных выводов, автор подчеркивает, что их роль в процессе доказывания аналогична роли косвенных доказательств. Ю. К. Орлов считает, что косвенное доказательство подтверждает обосновываемый тезис лишь с некоторой долей вероятности, и только определяемая совокупность таких доказательств позволяет сделать категорический вывод. При этом подчеркивается, что вероятностный вывод должен быть сделан при сравнительно высокой степени вероятности, но не достаточной для формулирования категорического вывода и он должен быть обоснован не менее, чем категорический. Необходимо, чтобы вероятностный вывод базировался на достаточной совокупности достоверно установленных данных и был предметом критической оценки со стороны суда. Кроме того, следует учитывать, что доказательная ценность вероятного вывода в любом случае значительно ниже, чем категорического. Поэтому он должен подтверждаться достаточной совокупностью других собранных по делу доказательств и может использоваться только в такой совокупности.

Вынесение вероятностного заключения возможно при проведении посмертных или заочных психологических экспертиз, так как в этих случаях не всегда возможно собрать характеризующий материал, позволяющий в полной мере диагностировать состояние лица в период совершения оспариваемого правового акта, исключить противоречия, имеющиеся в показаниях свидетелей и документации в гражданском деле. В то же время предоставленные в распоряжение эксперта-психолога данные дают возможность с незначительной долей вероятности предположить наличие определенного психологического состояния, оказавшего влияние на его поведение в исследуемой ситуации. С учетом вышесказанного вынесение вероятностного заключения при проведении посмертных судебно-психологических экспертиз в случае невозможности дать однозначное заключение будет для суда более информативным, чем отказ от дачи заключения, и может использоваться судом как косвенное доказательство. Важно отметить, что любое экспертное заключение в гражданском процессе может иметь большое значение для судебного решения.

Посмертные судебно-психологические экспертизы традиционно относятся к наиболее сложным видам экспертиз в гражданском процессе. Предметом таких экспертиз является ретроспективная оценка состояния лица на период совершения им различных правовых актов. При этом в данный период на состояние лица могут влиять факторы различного характера: социально-психологические, психогенные, сомогенные, психиатрические и т. д. Особая сложность подобных экспертиз связана с невозможностью обследования лица, заключившего сделку. Анализ экспертной практики в области производства посмертных судебно-психологических экспертиз позволяет выделить следующие группы источников необходимой информации для дачи экспертного заключения:

1-я группа источников информации: медицинская документация из психиатрических, наркологических и соматических стационаров, в особенности в период непосредственно предшествующему юридически-правовому акту, заключения судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз. К этой группе можно также отнести показания врачей различного профиля, наблюдавших умершего. Сведения об особенностях протекания заболевания бывают очень важны для установления психологического состояния.

2-я группа источников: характеристики личности, полученные из официальных запросов (с места трудовой деятельности, с места жительства, по возможности с места учебы).

3-я группа источников: показания свидетелей.

Показания свидетелей должны характеризовать:

во-первых, индивидуально-психологические особенности умершего (эти свойства личности определяются отношением субъекта к различным явлениям окружающей действительности, например, отношение испытуемого к окружающим людям, родственникам, с кем поддерживает знакомство, разборчивость в установлении межличностных контактов, эмоциональные реакции на неприятности в семье, на работе, эмоциональное реагирование, отношение к себе, к здоровью, к жизненным планам и т. д.);

во-вторых, особенности ситуации имеющей значение для заключения правового акта (сделки, дарственной, завещания и т. д.), факторы, которые могли повлиять на развитие этой ситуации, длительность нахождения лица в той или иной ситуации;

в-третьих, эмоциональное состояние лица до момента юридически значимого события, в момент его и после него;

в-четвертых, показания нотариуса о психологическом состоянии лица, его поведении в момент подписания юридического документа. Следует обратить внимание, что нотариус – это тот человек, который имеет непосредственную возможность оценить свободу волеизъявления лица, особенности его поведения. Вместе с тем, при допросах в судах ответы нотариусов заключаются обычно в следующих фразах: «Странностей в поведении замечено не было», «Был в нормальном состоянии» и т. д.

Обратим внимание на то, что большую часть информации приходится собирать в процессе судопроизводства, поскольку в отличие от уголовного процесса стадия предварительного расследования отсутствует, что может в определенной мере затруднить получение сведений. Указанные материалы должны быть собраны в порядке досудебной подготовки и в процессе судебных заседаний представлены в распоряжение эксперта.

Часто информация, содержащаяся в материалах гражданского дела, противоречива, несмотря на то, что в судебных заседаниях собраны сведения, полученные из всех групп источников информации, при этом необходимо тщательное сопоставление всех данных.

Следует отметить, что эксперты-психологи на данный момент испытывают большие трудности в производстве посмертных судебно-психологических экспертиз. Это объясняется следующими причинами:

    * отсутствием достаточной практики в производстве посмертных экспертиз;
    * сложностью в разработке экспертных технологий по данному виду экспертиз;
    * отсутствием специальных исследований о возможных психологических состояниях лиц в предстарческом (пожилом) и старческом возрастах при подписании правовых актов.

Анализ экспертной практики может свидетельствовать об актуальности развития следующих направлений посмертных судебно-психологических экспертиз:

    * посмертная судебно-психологическая экспертиза состояний лиц при составлении завещания, оформлении дарственной, купли-продажи жилой площади, заключении или расторжении договора приватизации жилого помещения;
    * посмертная судебно-психологическая экспертиза способности по своему психическому состоянию в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий и руководить своими действиями при составлении завещания, оформлении дарственной, купле-продаже жилой площади и т. д.;
    * посмертная судебно-психологическая экспертиза психологического воздействия или психического насилия в отношении лица, совершающего то или иное юридически значимое действие.

[1] Сидоров П. И., Парняков А. В. Введение в клиническую психологию. Т. 2: учебник для студентов медицинских вузов. М.; Екатеринбург. С. 147.

[2] Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза в советском процессе. М., 1956. С. 127–134.

[3] Селиванов Н.А. Основания и формы применения специальных познаний при расследовании преступлений. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 7. М., 1968. С. 132–134.

[4] Шлепов Ю. А. Случаи использования вероятных заключений в доказывании: рефераты науч. сообщ. на теоретическом семинаре – криминалистических чтениях. Вып. 19. М., 1977. С. 27–30.

[5] Орлов Ю. К. О допустимости вероятностных выводов эксперта // Государство и право. 1981. № 7. С. 56–61.
Источник информации:
Юридический институт ИГУ. Сибирский Юридический Вестник. ( http://www.lawinstitut.ru/ru/science/ve … opova.html )