Производственная травма. Уклонение работодателя от регистрации в ФСС.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 апреля 2016 г. N 26-КГ15-68

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова В.С. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 апреля 2016 года гражданское дело по иску Мальсагова Т.С. к Государственному учреждению - региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия о взыскании задолженности по страховым выплатам в возмещение вреда, причиненного здоровью,

по кассационной жалобе управляющего Государственным учреждением - региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия Белхороева Я.К. на решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 22 июля 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 23 октября 2014 года, которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С., выслушав объяснения представителя Государственного учреждения - регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия Мархиева Р.М. и представителя Фонда социального страхования Российской Федерации Маслаковой О.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Мальсагов Т.С. обратился в суд с иском к Государственному учреждению - региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Ингушетия (далее - ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия, региональное отделение Фонда) о взыскании задолженности по единовременной страховой выплате с учетом начисленной пени и по ежемесячным страховым выплатам с учетом начисленной пени.

В обоснование иска Мальсагов Т.С. ссылался на то, что он в соответствии с трудовым договором от 5 июня 2007 года был принят с 1 июня 2007 года на работу в должности механика-бульдозериста в Управление Республики Ингушетия по Гражданской обороне, пожарной безопасности, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. 3 июня 2007 года во время исполнения своих трудовых обязанностей при ремонте двигателя бульдозера им была получена травма. По данному факту 5 июня 2007 года комиссией работодателя был составлен акт о несчастном случае на производстве, которым подтверждено получение им производственной травмы. В связи с трудовым увечьем ему установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 80%.

21 мая 2009 года и 2 апреля 2013 года Мальсагов Т.С. обращался в ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия с заявлениями о назначении ему страховых выплат в счет возмещения вреда здоровью, причиненного трудовым увечьем, однако в назначении страховых выплат ему было отказано на том основании, что он не является застрахованным лицом и не состоит на учете как получатель страховых выплат.

Считая, что отказ в назначении страховых выплат является незаконным, Мальсагов Т.С. просил взыскать с ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия задолженность по единовременной страховой выплате за период с 19 июня 2009 года по 30 июня 2014 года в сумме 46 800 руб. и пени в соответствии с частью 8 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в сумме 430 092 руб., а также задолженность по ежемесячным страховым выплатам в сумме 505 864,84 руб. и пени в сумме 2 253 645,85 руб.

Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 22 июля 2014 года исковые требования Мальсагова Т.С. удовлетворены в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 23 октября 2014 года решение суда первой инстанции изменено. С ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия в пользу Мальсагова Т.С. взыскана задолженность по единовременной страховой выплате на 30 июня 2014 года в сумме 196 800 руб., а также задолженность по ежемесячным страховым выплатам с учетом начисленной пени на 30 июня 2014 года в сумме 619 779 руб.

Определением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 29 июня 2015 года, вступившим в законную силу 14 июля 2015 года, ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия восстановлен процессуальный срок для подачи кассационной жалобы на решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 22 июля 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 23 октября 2014 года.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе управляющего ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия Белхороева Я.К. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы управляющего ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия судьёй Верховного Суда Российской Федерации Кирилловым В.С. 24 сентября 2015 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 29 февраля 2016 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации истец Мальсагов Т.С., надлежаще извещённый о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явился, о причинах неявки не сообщил. От представителя Мальсагова Т.С. по доверенности Пожидаева С.А. поступили письменные возражения на доводы кассационной жалобы. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и усматривается из материалов дела, что Мальсагов Т.С. на основании трудового договора от 5 июня 2007 года был принят с 1 июня 2007 года на работу в должности механика-бульдозериста в Управление Республики Ингушетия по Гражданской обороне, пожарной безопасности, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

3 июня 2007 года во время исполнения своих трудовых обязанностей при ремонте двигателя бульдозера Мальсагов Т.С. получил травму глаза, повлекшую потерю зрения. По данному факту 5 июня 2007 года комиссией Управления Республики Ингушетия по Гражданской обороне, пожарной безопасности, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций был составлен акт о несчастном случае на производстве, которым подтверждено получение Мальсаговым Т.С. производственной травмы.

Приказом Управления Республики Ингушетия по Гражданской обороне, пожарной безопасности, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций от 31 августа 2007 года N 62 Мальсагов Т.С. уволен с работы на основании пункта 2 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с окончанием срока действия трудового договора.

Приказом Управления Республики Ингушетия по Гражданской обороне, пожарной безопасности, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций от 30 ноября 2007 года N 78 в приказ от 31 августа 2007 года N 62 были внесены изменения, в соответствии с которыми изменена дата увольнения Мальсагова Т.С. на 27 ноября 2007 года.

Федеральным государственным учреждением "Главное бюро медикосоциальной экспертизы по Республике Ингушетия" 24 апреля 2009 года Мальсагову Т.С. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 80% по причине "трудовое увечье".

21 мая 2009 года Мальсагов Т.С. обратился в региональное отделение Фонда с заявлением о назначения ему страховых выплат в возмещение вреда здоровью, причиненного трудовым увечьем.

Письмом ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия от 1 июня 2009 года Мальсагову Т.С. в назначении страховых выплат в связи с трудовым увечьем было отказано, поскольку истец не является застрахованным лицом и не состоит на учете как получатель страховых выплат.

2 апреля 2013 года Мальсагов Т.С. повторно обратился в региональное отделение Фонда с заявлением о назначения ему страховых выплат в возмещение вреда здоровью, причиненного трудовым увечьем.

Письмом ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия от 12 апреля 2013 года Мальсагову Т.С. также было отказано в назначении страховых выплат, как незастрахованному работнику, в связи с тем, что начисление та страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве на заработную плату Мальсагова Т.С. и их уплата не предусматривались и не производились.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Мальсагова Т.С. о взыскании задолженности по единовременной страховой выплате и по ежемесячным страховым выплатам в возмещение вреда здоровью, суд первой инстанции исходил из того, что Мальсагов Т.С., находясь при исполнении трудовых обязанностей, получил производственную травму, повлекшую утрату профессиональной трудоспособности. Данные обстоятельства свидетельствуют о наступлении страхового случая и возникновении у Мальсагова Т.С. в силу пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" права на получение единовременной страховой выплаты и назначение ежемесячных страховых выплат в возмещение вреда здоровью, в связи с чем в его пользу подлежат взысканию задолженность по единовременной страховой выплате и по ежемесячным страховым выплатам в возмещение вреда здоровью. При этом суд первой инстанции не согласился с возражениями ответчика о том, что, поскольку в трудовом трудового не имеется условия об обязательном социальном страховании, отчисления по единому социальному налогу при заключении трудового договора не предусматривались и не перечислялись, следовательно, отсутствуют основания для выплаты Мальсагову Т.С. страхового возмещения.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований Мальсагова Т.С. в части взыскания пени за задержку выплаты единовременной страховой суммы и пени за задержку выплаты задолженности по ежемесячным страховым выплатам, суд первой инстанции сослался на то, что Мальсагов Т.С. обращался за назначением обеспечения по социальному страхованию, представив необходимый перечень документов, однако ответчик не исполнил возложенные на него обязанности по назначению ежемесячных страховых выплат и единовременной страховой выплаты в связи с трудовым увечьем, чем нарушил права Мальсагова Т.С. на получение возмещения вреда здоровью, что согласно части 8 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" является основанием для взыскания с ответчика пени в размере 0,5 процента от невыплаченной суммы страховых выплат за каждый день просрочки.

Суд апелляционной инстанции согласился с правовым обоснованием вывода суда первой инстанции в части взыскания с регионального отделения Фонда пени за задержку выплаты единовременной страховой суммы и пени за задержку выплаты задолженности по ежемесячным страховым выплатам. При этом с учетом положений пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для снижения суммы пени, подлежащей взысканию с ответчика, поскольку взысканная судом первой инстанции сумма пени явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания с регионального отделения Фонда пени за задержку выплаты единовременной страховой суммы и пени за задержку выплаты задолженности по ежемесячным страховым выплатам являются ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и обязательное социальное страхование в случаях, предусмотренных федеральными законами (абзацы четырнадцатый и пятнадцатый статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 16 июля 1999 года N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" отношения по обязательному социальному страхованию возникают у страхователя (работодателя) - по всем видам обязательного социального страхования с момента заключения с работником трудового договора, у страховщика - с момента регистрации страхователя, у застрахованных лиц - по всем видам обязательного социального страхования с момента заключения трудового договора с работодателем, если иное не установлено федеральными законами.

Отношения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в Российской Федерации регулируются вступившим в силу с 6 января 2000 года Федеральным законом от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ), которым определен порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных данным законом случаях.

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора, заключенного со страхователем, подлежат обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ).

Страховой случай - подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию (абзац девятый статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ).

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ к обеспечению по страхованию отнесены как единовременные, так и ежемесячные страховые выплаты.

Единовременные страховые выплаты и ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному, если по заключению учреждения медико-социальной экспертизы результатом наступления страхового случая стала утрата им профессиональной трудоспособности (пункт 1 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ).

В пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" разъяснено, что обеспечение по обязательному социальному страхованию в соответствии со статьями 3 и 5 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ должно предоставляться и в тех случаях, когда трудовые отношения между работником и работодателем возникли на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, но трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (статья 16 ТК РФ), а также в случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем (статья 11 ТК РФ). Несмотря на невыполнение работодателем обязанности по уплате страховых взносов за работника в региональное отделение Фонда социального страхования, взыскание страхового возмещения за причиненный вред здоровью в пользу работника следует производить с соответствующего отделения Фонда, поскольку неблагоприятные последствия за неисполнение работодателем (страхователем) своих обязанностей не должны распространяться на пострадавшего работника. Страховое возмещение производится и в том случае, когда работодатель уклонялся от обязанности в определенный срок зарегистрироваться в качестве страхователя в исполнительном органе страховщика в соответствии с требованиями статей 4 и 6 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ.

Из приведенных нормативных положений и разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", следует, что работник имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с исполнением трудовых обязанностей, и обязательное социальное страхование при наступлении страхового случая независимо от исполнения работодателем обязанности по уплате страховых взносов за работника в региональное отделение Фонда социального страхования, а также когда работодатель уклонялся от обязанности в определенный срок зарегистрироваться в качестве страхователя.

Не согласившись с возражениями ответчика относительно отсутствия оснований для выплаты Мальсагову Т.С. страхового возмещения, суды первой и второй инстанций, рассматривая дело, пришли к правильному выводу о том, что у Мальсагова Т.С. в силу пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ возникло право на получение единовременной выплаты и ежемесячных страховых выплат, поскольку истец, находясь при исполнении трудовых обязанностей, получил производственную травму (акт о несчастном случае на производстве от 5 июня 2007 года), которая повлекла утрату профессиональной трудоспособности в размере 80%, что свидетельствует о наступлении страхового случая применительно к абзацу девятому статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ.

Вместе с тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласится с выводами судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания с регионального отделения Фонда пени за задержку выплаты единовременной страховой суммы и пени за задержку выплаты задолженности по ежемесячным страховым выплатам.

В силу положений пункта 2 статьи 10 и пункта 7 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ единовременные страховые выплаты выплачиваются не позднее одного календарного месяца со дня назначения указанных выплат, а в случае смерти застрахованного - лицам, имеющим право на их получение, в двухдневный срок со дня представления страхователем страховщику всех документов, необходимых для назначения таких выплат. Ежемесячные страховые выплаты производятся страховщиком не позднее истечения месяца, за который они начислены.

Согласно пункту 8 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ при задержке страховых выплат в установленные сроки субъект страхования, который должен производить такие выплаты, обязан выплатить застрахованному и лицам, имеющим право на получение страховых выплат, пеню в размере 0,5 процента от невыплаченной суммы страховых выплат за каждый день просрочки.

Как разъяснено в пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", если при рассмотрении дела будет установлено, что страховщик незаконно отказал застрахованному лицу в назначении страхового возмещения либо назначил страховые выплаты в меньшем размере, суд восстанавливает нарушенное право застрахованного по его иску путем взыскания основной суммы долга по страховым выплатам. Взыскание предусмотренной пунктом 8 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ пени за период, предшествующий вступлению решения суда в законную силу, в указанном случае не производится, поскольку между сторонами возник спор по существу обязательства и только после его разрешения судом страховщику стало известно об обязанности в бесспорном порядке производить страховые выплаты в размере, определенном в решении.

Исходя из приведенных положений закона и разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 года N 2, в случае возникновения спора о праве на назначение страховых выплат (о размере страховых выплат), то есть по существу обязательства по возмещению вреда, причиненного здоровью работника, пеня может взыскиваться за просрочку выплаты страхового возмещения только с того момента, когда этот спор судом разрешен, выплаты назначены, но должником (ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия) не производятся.

Ввиду того, что между Мальсаговым Т.С. и ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия фактически возник спор о праве на назначение страховых выплат в связи с несчастным случаем на производстве, произошедшим 3 июня 2007 года, который разрешался судом, то пеня, предусмотренная положениями пункта 8 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ, может быть взыскана с ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия только с момента неисполнения им вступившего в законную силу решения суда о назначении страховых выплат и взыскании задолженности по страховым выплатам в возмещения вреда, причиненного здоровью. Между тем суд взыскал с ответчика ГУ - РО ФСС Российской Федерации по Республике Ингушетия пени за задержку выплаты страхового возмещения, не приняв во внимание наличие спора между сторонами о праве на страховое возмещение.

Следовательно, выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии оснований для взыскания в пользу Мальсагова Т.С. с ответчика пени за задержку выплаты единовременной страховой суммы и ежемесячных страховых выплат являются неправомерными.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть приведенные нормы материального права, их правовое толкование и разрешить требования Мальсагова Т.С. в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 22 июля 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республике Ингушетия от 23 октября 2014 года отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Магасский районный суд Республики Ингушетия.

Председательствующий Пчелинцева Л.М.
Судьи Кириллов В.С.
    Жубрин М.А.