ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 марта 2015 г. N 80-КГ14-15
 
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Кириллова В.С. и Фролкиной С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании 23 марта 2015 г. дело по иску Арслановой Д.А. к Управлению Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району о признании незаконным решения от 10 декабря 2013 г. об отказе в предоставлении ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной частью 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и о возложении обязанности назначить указанную денежную выплату
по кассационной жалобе Арслановой Д.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 3 июня 2014 г., которым в иске отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей доводы кассационной жалобы обоснованными, а апелляционное определение подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
 
установила:
 
Арсланова Д.А. обратилась в суд с иском к Управлению Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району, в котором просила признать незаконным решение ответчика от 10 декабря 2013 г. N 4 об отказе в предоставлении ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", возложить на ответчика обязанность по назначению указанной денежной выплаты с 22 августа 2013 г.
В обоснование заявленных требований Арсланова Д.А. ссылалась на то, что ее сын Арсланов Р.А. с 24 ноября 1999 г. проходил военную службу и 12 июля 2000 г. во время исполнения обязанностей военной службы умер.
26 ноября 2013 г. Арсланова Д.А. обратилась в Управление Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району с письменным заявлением о предоставлении ей ежемесячной денежной выплаты к пенсии, предусмотренной ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ. В удовлетворении заявления ответчиком было отказано со ссылкой на то, что смерть ее сына не связана с военной травмой. По мнению истца, такой отказ является незаконным.
Представитель ответчика в суде иск не признал.
Решением Барышского городского суда Ульяновской области от 13 марта 2014 г. иск удовлетворен. Суд признал незаконным решение Управления Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району от 10 декабря 2013 г. N 4 об отказе в предоставлении ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", и обязал Управление Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району назначить Арслановой Д.А. с 22 августа 2013 г. названную ежемесячную денежную компенсацию как родителю военнослужащего умершего при исполнении им обязанностей военной службы.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 3 июня 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Арслановой Д.А. отказано.
Арсланова Д.А. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставила вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 3 июня 2014 г., как незаконного, и оставлении в силе решения Барышского городского суда Ульяновской области от 13 марта 2014 г.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 6 ноября 2014 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 5 февраля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились истец Арсланова Д.А. и представитель ответчика Управления Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району, о причинах неявки не сообщили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного постановления.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции, которые выразились в следующем.
В соответствии с ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" (далее - Федеральный закон от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ) в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, каждому члену его семьи выплачивается ежемесячная денежная компенсация, которая рассчитывается путем деления ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 настоящей статьи для инвалида I группы, на количество членов семьи (включая погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, проходившего военные сборы).
Членами семьи военнослужащего, гражданина, призванного на военные сборы, или инвалида вследствие военной травмы, имеющими право на получение ежемесячной денежной компенсации, установленной ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, независимо от нахождения на иждивении погибшего (умершего) кормильца или трудоспособности считаются лица, указанные в ч. 11 ст. 3 данного Федерального закона, в том числе родители военнослужащего, гражданина, призванного на военные сборы, или инвалида вследствие военной травмы. При этом право на ежемесячную денежную компенсацию, установленную ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, имеют родители, достигшие возраста 50 и 55 лет (соответственно женщина и мужчина) или являющиеся инвалидами (п. 2 ч. 11 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ).
Федеральный закон от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ вступил в силу с 1 января 2012 г. (ст. 7).
Согласно пп. "б" п. 4 Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, и членам их семей, пенсионное обеспечение которых осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2012 г. N 142, (далее - Правила выплаты ежемесячной денежной компенсации), члены семьи военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, погибших (умерших) при исполнении обязанностей военной службы, для назначения ежемесячной денежной компенсации подают в уполномоченный орган по месту жительства заявление с указанием места жительства либо реквизитов счета, открытого в организации (филиале, структурном подразделении) Сберегательного банка Российской Федерации, а также копию документа, удостоверяющего личность; копию документа, подтверждающего гибель (смерть) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, при исполнении ими обязанностей военной службы, либо копию заключения военно-врачебной комиссии, подтверждающего, что смерть военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступила вследствие военной травмы; документы, подтверждающие право членов семьи на ежемесячную денежную компенсацию (копия свидетельств о рождении детей); справку, подтверждающую факт получения членом семьи пенсии в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации.
Судом установлено, что Арсланова Д.А. является матерью военнослужащего Арсланова Р.А., проходившего военную службу по призыву в войсковой части <...> в звании рядового и погибшего 12 июля 2000 г. при исполнении служебных обязанностей. Причиной смерти Арсланова Р.А. явилась острая коронарная недостаточность, что подтверждается свидетельством о смерти.
26 ноября 2013 г. Арсланова Д.А. обратилась в Управление Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району с заявлением о назначении ей как члену семьи погибшего военнослужащего ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ.
Решением начальника Управления Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району от 10 декабря 2013 г. N 4 в предоставлении указанной ежемесячной денежной компенсации Арслановой Д.А. отказано со ссылкой на то, что она не имеет права на получение такой выплаты, поскольку смерть ее сына наступила не по причине военной травмы и не при исполнении обязанностей военной службы.
Разрешая спор, суд первой инстанции, ссылаясь на положения п. 1 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе", согласно которым военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы, в том числе при нахождении его на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени, исходя из установленных по делу обстоятельств, пришел к выводу о том, что поскольку смерть военнослужащего по призыву Арсланова Р.А. наступила на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени, следовательно, она связана с исполнением им обязанностей военной службы.
В связи с этим суд, руководствуясь положениями ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ и Правилами выплаты ежемесячной денежной компенсации, признал за Арслановой Д.А., достигшей возраста 50 лет, право на получение ежемесячной денежной компенсации как за членом семьи военнослужащего, погибшего при исполнении обязанностей военной службы, обязав ответчика назначить ей данную выплату.
Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе Арслановой Д.А. в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции исходил из того, что право на получение ежемесячной денежной компенсации возникает у членов семьи военнослужащего только при наличии причинно-следственной связи смерти военнослужащего с исполнением им обязанностей военной службы. Поскольку доказательства, подтверждающие причинно-следственную связь смерти Арсланова Р.А. с исполнением им обязанностей военной службы, военной травмой, в материалах дела отсутствовали, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что правовых оснований для удовлетворения иска не имеется.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы суда апелляционной инстанции ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.
Из содержания ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ следует, что гибель (смерть) военнослужащего признается основанием для получения членами его семьи ежемесячной денежной компенсации лишь в том случае, если она наступила при исполнении им обязанностей военной службы либо вследствие военной травмы.
По смыслу пункта "а" ст. 21 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" военной травмой признается ранение, контузия, увечье или заболевание, полученные военнослужащим при исполнении обязанностей военной службы.
Пунктом 1 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" (далее - Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ) определен перечень случаев, когда военнослужащий признается исполняющим обязанности военной службы.
Так, в соответствии с пп. "е" п. 1 ст. 37 данного Федерального закона военнослужащий, гражданин, проходящий военные сборы, и гражданин, пребывающий в мобилизационном людском резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы в случае нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью.
В пункте 2 названной статьи приводится исчерпывающий перечень случаев, когда военнослужащий не признается погибшим (умершим), получившим увечье (ранение, травму, контузию) или заболевание при исполнении обязанностей воинской службы, к которым отнесены случаи: а) самовольного нахождения вне расположения воинской части или установленного за пределами воинской части места военной службы, за исключением случаев, предусмотренных подпунктами "л", "м", "н", "о", "п" и "р" пункта 1 настоящей статьи (нахождения в плену (за исключением случаев добровольной сдачи в плен), в положении заложника или интернированного; безвестного отсутствия - до признания военнослужащего в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; защиты жизни, здоровья, чести и достоинства личности; оказания помощи органам внутренних дел, другим правоохранительным органам по защите прав и свобод человека и гражданина, охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности; участия в предотвращении и ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф; совершения иных действий, признанных судом совершенными в интересах личности, общества и государства); б) добровольного приведения себя в состояние опьянения; в) совершения им деяния, признанного в установленном порядке общественно опасным.
В пункте 31 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" разъяснено, что исходя из положений пунктов 8 и 9 ст. 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, членам его семьи выплачиваются установленные этим Законом пособия и компенсации. Разрешая споры, связанные с предоставлением членам семьи указанных лиц социальных гарантий и компенсаций, судам следует проверять, наступила ли гибель (смерть) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, при исполнении ими обязанностей военной службы, принимая во внимание то, что при обстоятельствах, перечисленных в пункте 2 ст. 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" (например, совершение ими деяния, признанного в установленном порядке общественно опасным), военнослужащие или граждане, призванные на военные сборы, не признаются погибшими (умершими), получившими увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы.
В настоящем деле обстоятельств, предусмотренных п. 2 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ, исключающих возможность признания смерти военнослужащего Арсланова Р.А. наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, судом апелляционной инстанции не установлено, тогда как суд первой инстанции с учетом положений п. 1 ст. 37 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ и представленных истцом доказательств в обоснование заявленных требований пришел к правомерному выводу о том, что смерть Арсланова Р.А., проходившего военную службу по призыву, произошедшая на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени, следует признать наступившей при исполнении обязанностей военной службы.
Судом апелляционной инстанции не принято во внимание, что согласно п. 2 Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации доказательством, подтверждающим гибель (смерть) военнослужащего при исполнении им обязанностей военной службы, является копия документа, подтверждающего такую гибель, а копия заключения военно-врачебной комиссии представляется для подтверждения смерти военнослужащего вследствие военной травмы.
В данном случае основанием исковых требований Арслановой Д.А. о признании незаконным решения ответчика об отказе в предоставлении ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной Федеральным законом от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, и обязании ответчика предоставить такую выплату была названа смерть сына-военнослужащего при исполнении им обязанностей военной службы, а не вследствие военной травмы. Следовательно, судом апелляционной инстанции неправильно определены правоотношения сторон и, соответственно, обстоятельства, имеющие значение для дела.
Между тем в материалах дела имеются документы, которые были приняты судом первой инстанции в качестве допустимых доказательств, подтверждающих гибель Арсланова Р.А. при исполнении обязанностей военной службы, а именно: выписка из приказа командира войсковой части <...> от 26 июля 2000 г. N 159, справка отдела военного комиссариата Ульяновской области по г. Барышу, Барышскому и Кузоватовскому районам от 5 марта 2014 г. N 2/387, извещение командира войсковой части <...>, извещение объединенного военного комиссариата г. Барыша от 11 июля 2001 г. N 47.
При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что Арсланова Д.А. не имеет права на получение ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, нельзя признать законным. Данный вывод основан на неправильном применении и толковании норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям.
Судебная коллегия считает также необходимым указать на допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм процессуального права.
Согласно ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Частью 2 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части. Суд апелляционной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.
Из текста апелляционной жалобы представителя Управления Министерства здравоохранения, социального развития и спорта Ульяновской области по Барышскому району на решение Барышского городского суда Ульяновской области от 13 марта 2014 г. усматривается, что данное решение суда обжаловалось только в части взыскания с Управления как с ответчика государственной пошлины в размере <...> руб., иных оснований к отмене решения суда в апелляционной жалобе не приведено (л.д. 111 - 112), тогда как суд апелляционной инстанции проверил решение суда первой инстанции в полном объеме и принял по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Арслановой Д.А.
В пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" разъяснено, что в случае, если суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости проверить обжалуемое судебное постановление суда первой инстанции в полном объеме, апелляционное определение в соответствии с пунктом 6 части 2 статьи 329 ГПК РФ должно содержать мотивы, по которым суд апелляционной инстанции пришел к такому выводу.
Суд апелляционной инстанции в нарушение приведенных выше норм гражданского процессуального законодательства не указал в определении, по каким основаниям он вышел за пределы доводов апелляционной жалобы, и не привел мотивы, по которым пришел к выводу о необходимости проверки судебного решения в полном объеме, что привело, как правильно указывает заявитель кассационной жалобы, к искажению смысла и задач гражданского судопроизводства.
На основании изложенного определение суда апелляционной инстанции, которым отказано в признании за Арслановой Д.А. права на ежемесячную денежную компенсацию, установленную ч. 9 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 306-ФЗ, как за матерью военнослужащего, умершего при исполнении обязанностей военной службы, Судебная коллегия признает незаконным. Оно принято с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлиявшим на исход дела, что согласно ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в силе решения Барышского городского суда Ульяновской области от 13 марта 2014 г., при вынесении которого судом правильно применены нормы материального права к спорным отношениям.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
 
определила:
 
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 3 июня 2014 г. отменить, оставить в силе решение Барышского городского суда Ульяновской области от 13 марта 2014 г.