Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 мая 2014 г. N 48-КГ14-5 Суд отменил решение, принятое по делу об оспаривании решения государственного учреждения, указав, что прекращение компенсационных выплат за уход за ребенком-инвалидом неправомерен, поскольку осуществление деятельности по воспитанию приёмных детей нельзя считать оплачиваемой работой заявителя

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А., Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании 30 мая 2014 г. гражданское дело по иску Царевой Л.М. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Магнитогорске Челябинской области об оспаривании решения о прекращении выплаты компенсации за уход на решение Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 6 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 8 октября 2013 г., которыми в удовлетворении иска отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Царева Л.М. обратилась в суд с иском к ответчику о признании незаконным решения Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Магнитогорске Челябинской области от 26 марта 2013 г. о прекращении выплаты компенсации за уход за ребёнком-инвалидом и взыскании излишне выплаченной суммы компенсации за период с 1 марта 2008 г. по 31 марта 2013 г. в размере руб., образовавшейся в  связи с несообщением истцом сведений о получении вознаграждения за воспитание приёмных детей. В обоснование требований истец указала, что постановлением администрации г. Магнитогорска она и её супруг назначены приёмными родителями, в 2008 г. с ними заключён договор о передаче детей в приёмную семью. На основании указанного договора на счёт истца перечисляются соответствующие денежные выплаты. Истец указала, что она также осуществляет уход за ребёнком-инвалидом, в связи с чем ей назначена компенсационная выплата как неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за ребёнком-инвалидом. Оспариваемым решением ответчика указанная компенсационная выплата признана необоснованной в связи с тем, что Царева Л.М. в период её выплаты также получала вознаграждение по договору о передаче детей в приёмную семью, о чём не сообщила в пенсионный орган. По мнению истца, оспариваемое решение пенсионного органа является незаконным, поскольку осуществление деятельности по воспитанию приёмных детей не является оплачиваемой работой. По указанным основаниям истец просила признать решение пенсионного органа незаконным, обязать ответчика возобновить ежемесячные компенсационные выплаты как лицу, осуществляющему уход за нетрудоспособным ребёнком-инвалидом с момента прекращения данной выплаты.

Решением Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 6 августа 2013 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 8 октября 2013 г. указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2014 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2014 г. кассационная жалоба Царевой Л.М. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В кассационной жалобе Царевой Л.М. содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений со ссылкой на то, что судом первой и апелляционной инстанции при его рассмотрении допущены существенные нарушения норм материального права.

Стороны, надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии не явились, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судом первой и апелляционной инстанции были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с пунктом 1 Правил осуществления ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июня 2007 года № 343, настоящие Правила определяют в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 26 декабря 2006 года № 1455 «О компенсационных выплатах лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами» порядок назначения и осуществления ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами.

Согласно подпункту "д" пункта 9 указных Правил осуществление компенсационной выплаты прекращается в случае выполнения лицом, осуществляющим уход, оплачиваемой работы.

Судом установлено, что в 2006 г. решением Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Магнитогорске Челябинской области Царевой Л.М. назначена ежемесячная компенсационная выплата за осуществление ухода за ребёнком- инвалидом.

На основании постановления администрации г. Магнитогорска Челябинской области от 29 января 2008 г. Царева Л.А. и её супруг назначены приёмными родителями несовершеннолетнего ребёнка и им предоставлены денежные выплаты и льготы, предусмотренные действующим законодательством для приёмных семей, заключены договор и дополнительные соглашения о передаче детей в приёмную семью, на основании которых истцу на счёт перечисляются соответствующие денежные выплаты.

Из материалов дела усматривается, что решением Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Магнитогорске Челябинской области от 26 марта 2013 г. установлен факт переплаты ежемесячной денежной компенсации, осуществляемой в связи с уходом за ребёнком-инвалидом, за период с 1 августа 2008 г. по 31 марта 2013 г. в размере руб. и Царевой Л.М. предложено возвратить в  пенсионный орган излишне выплаченные денежные средства. Основанием для принятия указанного решения явилось то обстоятельство, что истец является получателем вознаграждения по договору о передаче детей в приёмную семью.

Отказывая в удовлетворении требований Царевой Л.М., суд первой инстанции исходил из того, что Указ Президента Российской Федерации от 26 декабря 2006 г. № 1455 «О компенсационных выплатах лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами», предусматривающий ежемесячные компенсационные выплаты неработающим трудоспособным лицам, принят в целях установления социальной защищённости неработающих граждан способных к труду, но оставивших работу ввиду необходимости осуществления ухода за нетрудоспособными гражданами. При этом суд указал, что согласно договору от 1 февраля 2008 г. и дополнительному соглашению о передаче детей на воспитание в приёмную семью, Царева Л.М. выполняет оплачиваемую работу, является получателем ежемесячного вознаграждения, в связи с чем, по мнению суда, не имеет право на получение компенсационной выплаты за осуществление ухода за ребёнком-инвалидом.

С указанным выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с приведённой позицией согласиться не может, поскольку судом при вынесении решения допущены существенные нарушения норм материального права, без устранения которых невозможно восстановление прав истца.

Часть 2 статьи 152 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает, что к отношениям, возникающим из договора о приёмной семье, в части, не урегулированной настоящим Кодексом, применяются правила гражданского законодательства о возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит существу таких отношений.

Размер вознаграждения, причитающегося приёмным родителям, размер денежных средств на содержание каждого ребенка, а также меры социальной поддержки, предоставляемые приёмной семье в зависимости от количества принятых на воспитание детей, определяются договором о приёмной семье в соответствии с законами субъектов Российской Федерации (пункт 2 статьи 153.1 Семейного кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьёй 16 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» орган опеки и попечительства, исходя из интересов подопечного, вправе заключить с опекуном или попечителем договор об осуществлении опеки или попечительства на возмездных условиях. Вознаграждение опекуну или попечителю может выплачиваться за счёт доходов от имущества подопечного, средств третьих лиц, а также средств бюджета субъекта Российской Федерации.

Из приведённых выше норм следует, что вознаграждение приёмным родителям является мерой социальной поддержки лицам, осуществляющим воспитание приёмных детей, в связи с чем осуществление обязанностей приёмного родителя на возмездной основе на основании заключённого договора о приёмной семье нельзя считать выполнением оплачиваемой работы.

Таким образом, вывод суда о том, что приёмный родитель является лицом, выполняющим оплачиваемую работу в смысле, придаваемом этому понятию законодательством об осуществлении опеки на возмездной основе на основании заключённого договора о передаче детей на воспитание в приёмную семью, ограничивает право Царевой Л.М. на реализацию соответствующих прав и гарантий по возмещению дополнительных материальных затрат как лицу, осуществляющему уход за нетрудоспособным гражданином, что в свою очередь ограничивает её в реализации прав и исполнении обязанностей в отношении приёмных детей.

Учитывая изложенное, в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судебными инстанциями в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признаёт решение Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 6 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 8 октября 2013 г. подлежащими отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым заявленные Царевой Л.М. требования удовлетворить.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 6 августа 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 8 октября 2013 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым исковые требования Царевой Л.М. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Магнитогорске Челябинской области об оспаривании решения о прекращении выплаты компенсации удовлетворить.

Признать незаконным решение Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Магнитогорске Челябинской области от 26 марта 2013 г. о прекращении выплаты компенсации за уход за ребёнком-инвалидом и взыскании излишне выплаченной суммы компенсации за период с 1 марта 2008 г. по 31 марта 2013 г. в размере ... руб. Обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Магнитогорске Челябинской области возобновить ежемесячные компенсационные выплаты Царевой Л.М. как лицу, осуществляющему уход за ребёнком-инвалидом, с момента прекращения выплат.

Председательствующий Горохов Б.А.
Судьи Гуляева Г.А.
    Корчашкина Т.Е.