Верховный Суд РФ
Бюллетень № 4 2014 года

Пенсионные органы не вправе пересматривать обоснованность выдачи граждан правоустанавливающих документов, на основании которых у них возникло право на получение мер социальной поддержки и пенсионного обеспечения

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ
               от 27 сентября 2013 г. N 78-КГПР13-25

                           (Извлечение)

     Прокурор Калининского района г. Санкт-Петербурга  обратился  в
суд в защиту интересов Б. с требованием  к  Управлению  Пенсионного
фонда РФ  в  Калининском  районе  г. Санкт-Петербурга  об  обязании
возобновить выплаты, предусмотренные действующим  законодательством
для лиц, награжденных  знаком  "Жителю  блокадного  Ленинграда",  и
произвести  перерасчет в связи с возобновлением указанных выплат  с
1 апреля 2010 г.
     В обоснование своих требований прокурор ссылался на то, что  в
соответствии  с  решением  Исполкома   Ленсовета   от   23   января
1989 г. N 5 "Об учреждении знака "Жителю блокадного Ленинграда" Б.,
1943 года  рождения,  было  выдано  удостоверение  и  знак  "Жителю
блокадного Ленинграда". С 1 января 2005 г. Б. являлась  получателем
ежемесячной  денежной  выплаты  по  категории  "лица,  награжденные
знаком "Жителю блокадного Ленинграда" и получателем дополнительного
ежемесячного обеспечения по категории  "лица,  награжденные  знаком
"Жителю блокадного Ленинграда" в соответствии с  Указом  Президента
Российской  Федерации  от  30  марта  2005 г. N 363   "О мерах   по
улучшению  материального  положения  некоторых  категорий   граждан
Российской  Федерации  в  связи  с  60-летием  Победы   в   Великой
Отечественной войне 1941-1945 годов". С 10 декабря 2006 г. Б.  была
назначена  государственная  пенсия  по   инвалидности   как   лицу,
награжденному знаком "Жителю блокадного Ленинграда".
     С 1 апреля 2010 г. Управлением Пенсионного фонда в Калининском
районе г. Санкт-Петербурга все выплаты, предусмотренные действующим
законодательством для лиц, награжденных знаком  "Жителю  блокадного
Ленинграда", в отношении Б. были  прекращены  на  основании  письма
администрации Калининского района г. Санкт-Петербурга от  15  марта
2010 г., в котором  указывалось,  что  Б.  в  блокадном  Ленинграде
проживала менее 4-х месяцев, что следует из даты ее рождения.
     По мнению прокурора Калининского  района  г. Санкт-Петербурга,
данные  действия   пенсионного   органа   требованиям   закона   не
соответствуют, поскольку удостоверение и  знак  "Жителю  блокадного
Ленинграда"   были   вручены   Б.   в   феврале   1996 г.    мэрией
г. Санкт-Петербурга, до  настоящего  времени  официальным  решением
органа исполнительной власти г. Санкт-Петербурга ни  удостоверение,
ни  знак  не  отозваны,  не  признаны  недействительными.   Решение
ответчика о лишении Б. льгот не основано на положениях действующего
законодательства, регулирующего порядок  и  условия  предоставления
мер социальной поддержки указанной категории граждан.
     Решением  Калининского  районного  суда г. Санкт-Петербурга от
25  апреля  2012  г.  требования   удовлетворены.   На   Управление
Пенсионного  фонда  РФ  в  Калининском  районе  г. Санкт-Петербурга
возложена  обязанность  возобновить  Б.  выплаты,   предусмотренные
действующим законодательством для лиц, награжденных знаком  "Жителю
блокадного Ленинграда", и произвести с 1 апреля 2010 г.  перерасчет
в связи с возобновлением указанных выплат.
     Апелляционным  определением  Санкт-Петербургского   городского
суда от 12 июля 2012 г. указанное решение суда  отменено;  по  делу
принято новое  решение -  об  отказе  в  удовлетворении  заявленных
требований.
     В  кассационном  представлении  ставился  вопрос   об   отмене
определения  суда  апелляционной  инстанции  и  оставлении  в  силе
решения  Калининского  районного   суда   г.  Санкт-Петербурга   от
25 апреля 2012 г.
     Судебная  коллегия  по  гражданским  делам Верховного Суда  РФ
27 сентября  2013 г.  представление   удовлетворила,   так  как при
рассмотрении  дела  судом  апелляционной  инстанции  были  допущены
существенные  нарушения  норм   материального   права,   являющиеся
согласно ст. 387  ГПК  РФ  основаниями  для  отмены  или  изменения
судебных постановлений в кассационном порядке.
     В  соответствии  с  Положением  о  знаке  "Жителю   блокадного
Ленинграда",   утвержденным   решением   Исполкома   Ленинградского
городского Совета народных депутатов от 23 января 1989 г. N 5, знак
"Жителю  блокадного  Ленинграда"  вручается  проживавшим  не  менее
4-х месяцев в Ленинграде в период  блокады (с 8 сентября 1941 г. по
27 января 1944 г.)  детям  до семи  лет, школьникам, учащимся  школ
ФЗО, ремесленных училищ и техникумов, студентам и другим гражданам,
не награжденным медалью "За оборону Ленинграда".
     Согласно  п. 2   названного   Положения   вручение   знака   и
удостоверения  к  нему  производится   исполкомами   райсоветов   и
Исполкомом Ленсовета на  основании  справки  о  прописке  в  период
блокады.
     Судом установлено, что 26 февраля 1996 г. Б. был  вручен  знак
"Жителю блокадного  Ленинграда"  и  выдано  удостоверение  к  этому
знаку. 3 февраля  2003 г.  выдано  удостоверение  ветерана  Великой
Отечественной  войны,  на  основании  которого   Б.   производились
дополнительные      выплаты,      предусмотренные       действующим
законодательством для лиц, награжденных знаком  "Жителю  блокадного
Ленинграда".
     В  ходе   проведенной   администрацией   Калининского   района
г. Санкт-Петербурга проверки было установлено, что  Б.,  3  октября
1943  года  рождения,  проживала  в  блокадном   Ленинграде   менее
4-х месяцев, в связи с чем  пенсионным органом  все выплаты Б. были
прекращены с 1 апреля 2010 г.
     Судом первой инстанции также установлено, что при обращении  с
заявлением о  вручении  знака  "Жителю  блокадного  Ленинграда"  со
стороны   Б.   не   совершалось   действий,   свидетельствующих   о
недобросовестности либо о введении  органов  власти  в  заблуждение
относительно времени ее проживания в блокадном Ленинграде.
     Разрешая  спор,  суд  первой  инстанции   признал   требования
прокурора,  обратившегося  в  защиту  интересов  Б.,  законными   и
обоснованными.
     При этом суд правильно  исходил  из  того,  что  знак  "Жителю
блокадного  Ленинграда"  и   удостоверение   к   нему   выданы   Б.
уполномоченным органом власти г. Санкт-Петербурга несмотря  на  то,
что  период  фактического  проживании  Б.  в  блокадном  Ленинграде
составил менее срока, установленного  Положением  о  знаке  "Жителю
блокадного Ленинграда". До настоящего времени уполномоченными на то
органами   решения   о   признании   недействительными   знака    и
удостоверения  к  нему  не  принималось,   а   также   не   имеется
соответствующего    судебного    решения     о     признании     их
недействительными.  Данное   обстоятельство   является   юридически
значимым, поскольку основанием  для  назначения  Б.  дополнительных
выплат является именно награждение  ее  знаком  "Житель  блокадного
Ленинграда" и выдача ей соответствующего удостоверения.
     Отменяя  решение  суда  первой   инстанции   и   отказывая   в
удовлетворении требований, суд апелляционной  инстанции  указал  на
то, что Б. к категории граждан  "Житель  блокадного  Ленинграда"  и
ветеран "Великой Отечественной войны"  не  относится,  поскольку  с
момента  рождения  она  прожила  менее  4-х  месяцев  в   блокадном
Ленинграде, в связи с чем не имелось правовых оснований для  выдачи
Б. знака "Жителю  блокадного  Ленинграда",  удостоверения  к  нему,
выдачи удостоверения ветерана Великой Отечественной  войны  и,  как
следствие,  осуществления   выплат,   предусмотренных   действующим
законодательством для лиц, награжденных знаком  "Жителю  блокадного
Ленинграда".
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
признала этот вывод  суда  апелляционной  инстанции  основанным  на
неправильном толковании и применении  норм  материального  права  и
противоречащим установленным по делу обстоятельствам.
     Прекращая  выплаты  Б.,  пенсионный   орган   руководствовался
положениями   ст. 22   Федерального   закона    от    17    декабря
2001 г. N 173-ФЗ  "О трудовых  пенсиях  в  Российской   Федерации",
согласно которым выплата трудовой пенсии  (части  трудовой  пенсии)
прекращается в связи с утратой пенсионером права на назначенную ему
трудовую пенсию (часть трудовой пенсии по старости)  с  1-го  числа
месяца, следующего за месяцем, в котором обнаружены  обстоятельства
или документы, опровергающие достоверность сведений, представленных
в подтверждение права на указанную пенсию.
     Вместе с тем, как установлено судом  первой  инстанции,  право
лиц,  награжденных  знаком  "Жителю  блокадного   Ленинграда",   на
получение   дополнительных   выплат   и   пенсионное    обеспечение
приобретено Б. в установленном порядке;  документы,  представленные
истцом  уполномоченному  органу,   существовали   как   на   момент
назначения этих выплат, так и  на  момент  их  прекращения  и  были
признаны достаточными для принятия решения о  награждении  почетным
знаком истца, прожившую в блокадном Ленинграде 3  месяца  25  дней,
т. е. с момента рождения.
     Право на получение Б. соответствующих  выплат,  подтвержденное
знаком   и   удостоверением   "Жителю    блокадного    Ленинграда",
признавалось государством более 14 лет, ни  уполномоченным  органом
власти г. Санкт-Петербурга,  ни  судом  не  принималось  решение  о
признании   необоснованным   вручения   Б.   указанного   знака   и
удостоверения  к  нему.  Таким  образом,  на   момент   прекращения
ответчиком указанных выплат истец не была лишена  приобретенного  в
установленном порядке статуса лица, награжденного почетным знаком и
имеющего право на получение предусмотренных законом мер  социальной
поддержки и пенсионного обеспечения.
     При  таких  обстоятельствах  решение  пенсионного   органа   о
прекращении  дополнительных  выплат  Б.   принято   с   превышением
полномочий  этого  органа,   не   имеющего   права   пересматривать
обоснованность выдачи гражданам правоустанавливающих документов, на
основании которых эти выплаты были назначены.
     В  Российской  Федерации  всеми  должен  соблюдаться   принцип
поддержания доверия  граждан  к  закону  и  действиям  государства,
предполагающий  правовую  определенность,  с  тем  чтобы  участники
соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть
последствия своего  поведения  и  быть  уверенными  в  неизменности
своего  официально   признанного   статуса,   приобретенных   прав,
действенности  их  государственной  защиты,   т. е.  в   том,   что
приобретенное ими на  основе  действующего  законодательства  право
будет уважаться властями и будет реализовано.
     Согласно действующему пенсионному законодательству  разрешение
вопросов о прекращении пенсионных  выплат  отнесено  к  компетенции
территориальных органов  Пенсионного  фонда  РФ,  однако  указанное
решение  не  может  приниматься  произвольно,  без  предусмотренных
законом оснований, спустя 14 лет, в  течение  которых  государством
признавались  статус  Б.  и   ее   право   на   получение   выплат,
предусмотренных для лиц,  награжденных  знаком  "Жителю  блокадного
Ленинграда".  Иное  означало   бы   нарушение   принципа   правовой
определенности и противоречило бы  положениям  Конвенции  о  защите
прав человека и основных свобод.
     При таких обстоятельствах прекращение ответчиком выплат  лицу,
награжденному  знаком  "Жителю   блокадного   Ленинграда",   нельзя
признать  соответствующим  регулирующим  возникшие   правоотношения
сторон нормам права.
     Судебная коллегия по  гражданским  делам  Верховного  Суда  РФ
апелляционное определение судебной коллегии  по  гражданским  делам
Санкт-Петербургского городского суда от 12 июля  2012 г.  отменила;
оставила   в   силе    решение    Калининского    районного    суда
г. Санкт-Петербурга от 25 апреля 2012 г.