ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
№46-АПГ13-18
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
г. Москва 05 февраля 2014 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе:
председательствующего В.Н. Пи рож ко в а
судей Т.И. Ерёменко, ЕВ. Горчаковой
при секретаре М.И. Паршиной
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению
Аношкина И В о признании противоречащим
федеральному законодательству и недействующим (в части) Приказа №
2102 от 01.11. 2010 года «О совершенствовании деятельности
учреждений здравоохранения Самарской области по выявлению
несовершеннолетних, употребляющих алкогольную или иную
спиртосодержащую продукцию, потребляющих наркотические средства,
психотропные или одурманивающие психоактивные вещества», по
апелляционной жалобе Аношкина И.В. на решение Самарского
областного суда от 03 октября 2013 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Т.И. Еременко, объяснения представителя заявителя по доверенности
Д.А. Мануковской, поддержавшего доводы апелляционной жалобы,
заключение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской
Федерации Н.Я. Селяниной, полагавшей решение подлежащим
оставлению без изменения, Судебная коллегия по административным
делам Верховного Суда Российской Федерации
установила: 
Аношкин И.В. обратился в суд с заявлением, в котором оспаривал
Приказ Министерства здравоохранения и социального развития
Самарской области от 01.11.2010 года № 2102 «О совершенствовании
деятельности учреждений здравоохранения Самарской области по
выявлению несовершеннолетних, употребляющих алкогольную или иную
спиртосодержащую продукцию, потребляющих наркотические средства,
психотропные или одурманивающие психоактивные вещества».
По мнению заявителя, оспариваемые положения приказа нарушают
его права и законные интересы в сфере неприкосновенности частной
жизни и защиты сведений, составляющих врачебную тайну, поскольку не
соответствует требованиям Федерального закона № 323-ФЗ от 21.11.2011
года «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»,
т.е. статьям 9 и 13, в соответствии с которыми разглашение сведений,
составляющих врачебную тайну, допускается только в случаях,
предусмотренных частями 3 и 4 ст. 13 этого закона.
Случаи, при которых главные врачи государственных учреждений
здравоохранения, подведомственных Министерству здравоохранения
обязаны разглашать врачебную тайну, не входят в перечень,
установленный частями 3 и 4 ст. 13 №ФЗ-323 «Об основах охраны
здоровья граждан в Российской Федерации», а также противоречит ст.7
Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных».
Заявитель указал, что, находясь в состоянии ремиссии, состоит на
учете и регулярно обращается за помощью в наркологический диспансер,
у него есть несовершеннолетний ребенок, обучающийся в
общеобразовательном учреждении и к нему стали применяться меры
профилактического воздействия, считает, что это осуществляется в
рамках исполнения оспариваемого им приказа, поэтому он усматривает
нарушение прав ребенка. Считает, что применение таких мер
неправомерно, так как ребенок воспитывается в семье, в которой
обязанности родителей по воспитанию ребенка исполняются на высоком
уровне.
В судебном заседании заявитель и его представители требования
поддержали в полном объеме, просил признать недействующими
перечисленные выше положения приказа и приложения к нему.
Представители Министерства здравоохранения Самарской области
заявленные требования не признали.
По делу постановлено решение Самарским областным судом 03
октября 2013 года, которым в удовлетворении заявленных требований
отказано.
В апелляционной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене
постановленного по делу решения и принятии нового решения об
удовлетворении заявленных требований.
Изучив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела.
Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда
Российской Федерации пришла к следующему.
Федеральный закон №120-ФЗ от 24.06.1999 года «Об основах
системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних» (далее ФЗ № 120-ФЗ) устанавливает основы
правового регулирования отношений, возникающих в связи с
деятельностью по профилактике безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних.
Оспариваемым в настоящем деле Приказом установлено, что
главным врачам государственных учреждений здравоохранения,
подведомственных министерству здравоохранения и социального
развития Самарской области поручено «при поступлении
несовершеннолетних с признаками отравления (опьянения) алкоголем
или другими психоактивными веществами обеспечить:
информирование о них в течение 24 часов органы внутренних дел,
определив лиц, персонально ответственных за передачу данной
информации. Записи о передаче данных в ОВД по месту жительства
несовершеннолетних производить в графе "Примечание" журнала учета
приема больных и отказов в госпитализации с указанием даты, времени,
фамилии, имени, отчества и должности сотрудника ОВД, принявшего
сообщение;
информирование подразделений по делам несовершеннолетних
ОВД, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав о
выявленных случаях дискриминации, оскорбления, физического или
психического насилия в отношении несовершеннолетних, несоблюдения
их прав на воспитание, обучение и содержание лицами, страдающими
алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией;
передачу сведений о несовершеннолетних с токсическим или
алкогольным отравлением в наркологический диспансер для
осуществления учета в установленном порядке;
взаимодействие с субъектами профилактики безнадзорности и
правонарушений несовершеннолетних Самарской области по выявлению
несовершеннолетних, употребляющих алкогольную или иную
спиртосодержащую продукцию, потребляющих наркотические средства,
психотропные или одурманивающие психоактивные вещества, согласно
Рекомендациям межведомственной комиссии по делам
несовершеннолетних и защите их прав при Правительстве Самарской
области от 10.09.2009 года (приложение к настоящему Приказу);
представление ежемесячно до 10-го числа сведений о
несовершеннолетних с признаками отравления (опьянения) алкоголем
или другими психоактивными веществами в управление министерства
организации медицинской помощи женщинам и детям».
Приложением к данному приказу являются Рекомендации по
взаимодействию субъектов профилактики безнадзорности и
правонарушений несовершеннолетних Самарской области, по выявлению
несовершеннолетних, употребляющих алкогольную и иную
спиртосодержащую продукцию, потребляющих наркотические средства,
психотропные или одурманивающие психоактивные вещества.
В соответствии с п. 1.8 данных рекомендаций «лечебно-
профилактические учреждения при доставлении несовершеннолетних с
токсическим или алкогольным отравлением:
передают информацию о них в органы внутренних дел по месту
жительства несовершеннолетних в течение 24 часов с момента их
поступления, передают сведения о них в наркологические учреждения».
В соответствии с п.3.2 «субъекты профилактики безнадзорности и
правонарушений несовершеннолетних представляют в подразделения по
делам несовершеннолетних ОВД, учреждения службы семьи
информацию о несовершеннолетних, воспитывающихся в семьях лиц,
страдающих алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией».
В соответствии с п.3.3 «подразделения по делам
несовершеннолетних ОВД, учреждения службы семьи организуют
проведение социальных патронажей (не реже одного раза в месяц)
несовершеннолетних, воспитывающихся в семьях лиц, страдающих
алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, а также проводят
необходимые мероприятия по мотивации данных граждан на
добровольное лечение от алкоголизма, наркомании, токсикомании,
ведение здорового образа жизни».
Разрешая заявленные требования, суд пришел к выводу о том, что
данный приказ направлен на координацию действий руководителей
учреждений здравоохранения Самарской области в области
правоотношений, которые в свою очередь регулируются Федеральным
законом от 24.06.1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы
профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».
При этом Федеральный закон № 120-ФЗ установил основные
направления деятельности органов и учреждений системы профилактики
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, в том числе и
органов управления здравоохранения субъекта.
Так, в ст. 18 говорится, что органы управления здравоохранением в
пределах своей компетенции организуют, в том числе: оказание
консультативной помощи работникам органов и учреждений системы
профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а
также родителям или иным законным представителям
несовершеннолетних; выявление, учет, обследование при наличии
показаний медицинского характера и лечение несовершеннолетних,
употребляющих алкогольную и спиртосодержащую продукцию, пиво и
напитки, изготавливаемые на его основе, наркотические средства, 
психотропные или одурманивающие вещества, а также осуществление
других входящих в их компетенцию мер по профилактике алкоголизма,
наркомании и токсикомании несовершеннолетних и связанных с этим
нарушений в их поведении (ч.1).
В соответствии с ч.З названной нормы должностные лица органов
управления здравоохранением и учреждений здравоохранения,
осуществляющие функции, указанные в части 1 настоящей статьи,
пользуются правами, предусмотренными пунктом 3 статьи 12 настоящего
Федерального закона: в установленном порядке посещать
несовершеннолетних, проводить беседы с ними, их родителями или
иными законными представителями и иными лицами; запрашивать
информацию у государственных органов и иных учреждений по
вопросам, входящим в их компетенцию, приглашать для выяснения
указанных вопросов несовершеннолетних, их родителей или иных
законных представителей и иных лиц.
При этом, в указанном Федеральном законе установлены
приоритеты: охраны здоровья детей (ст.7) и профилактики в сфере
охраны здоровья. В обеспечение названных приоритетных областей,
законодатель определил в ст. 12, что приоритет профилактики в сфере
охраны здоровья обеспечивается путем: разработки и реализации
программ формирования здорового образа жизни, в том числе программ
снижения потребления алкоголя и табака, предупреждения и борьбы с
немедицинским потреблением наркотических средств и психотропных
веществ; осуществления мероприятий по предупреждению и раннему
выявлению заболеваний, в том числе предупреждению социально-
значимых заболеваний и борьбе с ними.
В статье 9 Федерального закона № 120-ФЗ законодатель установил,
что органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и
правонарушений несовершеннолетних в пределах своей компетенции
обязаны обеспечивать соблюдение прав и законных интересов
несовершеннолетних, осуществлять их защиту от всех форм
дискриминации, физического или психического насилия, оскорбления,
грубого обращения, сексуальной и иной эксплуатации, выявлять
несовершеннолетних и семьи, находящиеся в социально опасном
положении, а также незамедлительно информировать:
комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав - о
выявленных случаях нарушения прав несовершеннолетних;
орган внутренних дел - о выявлении родителей
несовершеннолетних или иных их законных представителей и иных лиц,
вовлекающих их в совершение преступления или антиобщественных
действий или совершающих по отношению к ним другие противоправные
деяния, а также о несовершеннолетних, совершивших правонарушение
или антиобщественные действия;
орган управления здравоохранением - о выявлении
несовершеннолетних, нуждающихся в обследовании, наблюдении или
лечении в связи с употреблением алкогольной и спиртосодержащей
продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе,
наркотических средств, психотропных или одурманивающих веществ.
Анализируя требования действующего законодательства, суд
пришел к выводу, что оспариваемый приказ был принят Министерством
здравоохранения Самарской области в пределах полномочий,
определенных законом. При этом суд не усматривает противоречие
оспариваемых положений данного приказа положениям федерального
законодательства.
Не соглашаясь с доводами заявителя о нарушении его прав в
отношении разглашения врачебной тайны, суд посчитал их основанными
на неправильном толковании норм права.
В соответствии с ч.4 ст. 13 Федерального закона № 323-ФЗ
предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия
гражданина или его законного представителя допускается в целях
информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в
отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред
его здоровью причинен в результате противоправных действий (п.5), суд
в решении исходил из того, что именно о таких случаях информирования
говорится в оспариваемых нормах приказа и приложения к нему, т.к. сам
факт пребывания несовершеннолетнего в состоянии какого-либо
опьянения может указывать на совершение в отношении него, либо им
самим противоправных или антиобщественных (ст.1 Федерального
закона № 120-ФЗ) действий.

Кроме того, предоставление сведений, составляющих врачебную
тайну, без согласия гражданина или его законного представителя в силу
п.8 ст. 13 Федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья
граждан в Российской Федерации» допускается также при обмене
информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в
медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской
помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о
персональных данных.
Суд также не нашел противоречия между оспариваемыми
положениями приказа нормам Федерального закона от 27.07.2006 года №
152-ФЗ «О персональных данных», поскольку в силу положений данного
закона, в частности ч.2 ст. 10, допускается обработка данных, о которых
идет речь в оспариваемом приказе.
Доводы в апелляционной жалобе по существу сводятся к доводам,
которые были предметом рассмотрения суда 1 инстанции и несогласие с
выводами суда не свидетельствует о неправильности постановленного по
делу решения.
Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по
административным делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
Решение Самарского областного суда от 3 октября 2013 года
оставить без изменения, а апелляционную жалобу Аношкина И.В. - без
удовлетворения.
Председательствующий
Судьи