Бюллетень № 12 2012 года

         2. Решение суда о прекращении принудительной меры
    медицинского характера принято на основании противоречивых
                           доказательств

                   Определение Судебной коллегии
               по уголовным делам Верховного Суда РФ
                 от 17 апреля 2012 г. N 88-О12-15

                           (Извлечение)

     Томским областным судом  30  июня  2000 г.  Р.  освобожден  от
уголовной ответственности  за  совершенное  им  общественно-опасное
деяние, предусмотренное п. "а" ч. 2 ст. 105 УК  РФ.  Ему  назначена
принудительная мера медицинского характера в  виде  принудительного
лечения в психиатрическом  стационаре  специализированного  типа  с
интенсивным наблюдением.
     Постановлением  Судиславского   районного   суда   Костромской
области от  28  апреля  2003 г.  Р.  изменена  принудительная  мера
медицинского характера на принудительное лечение в  психиатрическом
стационаре общего типа.
     Указанные меры неоднократно продлевались.
     Главный психиатр Томской области 14 декабря 2011 г.  обратился
в  суд  с   представлением,   в   котором   поддержал   ходатайство
врачей-психиатров  о  прекращении   в   отношении   Р.   применения
принудительной меры медицинского характера.
     Постановлением Томского областного суда от 11  января  2012 г.
принудительная мера медицинского характера в  виде  принудительного
лечения в психиатрическом стационаре общего  типа  в  отношении  Р.
прекращена.
     В кассационном  представлении  прокурор  просил  постановление
суда  отменить  и  материалы  дела  направить  на  новое   судебное
рассмотрение.  Указывал,   что   согласно   акту   психиатрического
освидетельствования  излечения  Р.  не   произошло,   он   страдает
хроническим душевным заболеванием. Несмотря  на  то,  что  согласно
заключению  врачей  он  "утратил  особую   социальную   опасность",
социальная опасность его для окружающих сохраняется. Не дано  судом
оценки тому, что  болезненное  состояние  было  вызвано  длительным
употреблением     Р.      спиртных      напитков,      а      также
индивидуально-психологическими     особенностями,     необходимость
дальнейшего медикаментозного лечения  не  отпала,  Р.  нуждается  в
продолжении такого лечения и не  исключена  возможность  обострения
его заболевания.
     Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
17 апреля   2012 г.   постановление  суда   отменила  по  следующим
основаниям.
     Согласно   акту   психиатрического    освидетельствования   от
25 ноября 2011 г. Р. страдает  хроническим  душевным  заболеванием.
В    результате     продолжительного     лечения     сформировалась
медикаментозная ремиссия, он утратил  особую  социальную  опасность
для окружающих, отпала необходимость его дальнейшего пребывания  на
принудительном  лечении.  Его  дальнейшее  лечение  с   расширением
программ социально-трудовой  реабилитации  может  осуществляться  в
стационаре на общих основаниях.
     В судебном заседании лечащий врач-психиатр  объяснила,  что  в
настоящее время  Р.  находится  в  хорошем  психическом  состоянии,
социальной опасности не представляет, режим не нарушает, и указание
в  акте  на  то,  что  он  утратил  особую   социальную   опасность
сформулировано  неправильно.  В  то  же  время  пояснила,  что   он
нуждается в продолжении лечения в стационаре на общих условиях,  но
нет гарантии того, что он не совершит преступление,  если  окажется
на свободе.
     Указанные  показания  врача   свидетельствуют   о   том,   что
необходимость дальнейшего медикаментозного лечения  не  отпала,  Р.
нуждается  в  продолжении  лечения  с   учетом   его   психического
заболевания, возможность обострения которого не исключена.
     В  соответствии  с  ч. 2  ст. 97  УК  РФ  и   ст. 98   УК   РФ
принудительные  меры  медицинского  характера  назначаются,   когда
психические расстройства связаны с  возможностью  причинения  этими
лицами иного существенного вреда либо с  опасностью  для  себя  или
других лиц, и целями применения данных принудительных мер, наряду с
излечением  этих  лиц  и  улучшением  их  психического   состояния,
является  также  предупреждение  совершения   ими   новых   деяний,
предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.
     Судом не исследован вопрос о том, имеет ли Р. право отказаться
от  добровольного  предлагаемого  лечения,  прекратить  его,  и  не
вызовет ли попытка  адаптации  Р.  к  новой  жизни  обострения  его
заболевания, в чем это может  проявиться.  Между  тем  рассмотрение
данных  вопросов  имеет  существенное  значение   для   правильного
разрешения дела.
     Учитывая изложенное, а также противоречивые показания лечащего
врача относительно социальной опасности Р., чему судом не было дано
оценки, выводы суда об отсутствии "каких-либо оснований сомневаться
в правильности  результатов  психиатрического  освидетельствования,
исходя из пояснений лечащего врача",  и  необходимости  прекращения
принудительного лечения Р. являются необоснованными.
     Судебная  коллегия  по  уголовным  делам  Верховного  Суда  РФ
постановление суда отменила и материалы  дела  направила  на  новое
судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.