Форум по медицинскому праву

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум по медицинскому праву » Гос. служба. Правоохранительная, военная » Военная травма. Вред здоровью. Военнослужащие. Суд


Военная травма. Вред здоровью. Военнослужащие. Суд

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

РЕШЕНИЕ

город Черкесск                                                                      26 октября 2010 года
Именем Российской Федерации
Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики
в составе председательствующего судьи Коцубина Ю.М.,
при секретаре судебного заседания Пшиазовой Е.О., с участием:
представителя истца (Серикова В.А.) - Саркитова Р.Б.,
представителей ответчиков: от Федерального государственного учреждения
здравоохранения «Медико-санитарная часть» Министерства внутренних дел
о Карачаево-Черкесской Республике - Темрезова Р.К., от Министерства
внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике - Бугаёвой О.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в здании суда
гражданское дело № 2-92/10 по иску Серикова ФИО1
к Федеральному государственному учреждению здравоохранения
«Медико-санитарная часть» Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике и к Министерству внутренних дел по Карачаево-
Черкесской Республике о признании недействительными протокола
заседания и заключения Военно-врачебной комиссии Медико-санитарной
части Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской
Республике, о взыскании задолженности по единовременному пособию
в размере пятилетнего денежного содержания с индексацией, о взыскании
задолженности по ежемесячным суммам возмещения вреда здоровью
с индексацией, о назначении и выплате ежемесячной денежной
компенсации в возмещение вреда здоровью,
установил:
Сериков В.А. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике (МВД по КЧР) и к Федеральному государственному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике» (МСЧ МВД по КЧР) о признании недействительными протокола заседания и заключения Военно-врачебной комиссии Медико-санитарной части Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике, о взыскании задолженности по единовременному пособию в размере пятилетнего денежного содержания с индексацией, о взыскании задолженности по ежемесячным суммам возмещения вреда здоровью с индексацией, о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации        в возмещение вреда здоровью.
В своём исковом заявлении от 20 января 2009 года истец указал, что он уволен из органов внутренних дел Российской Федерации 21 января 2005 года по п.«з» ст.19 Закона РФ «О милиции» - по ограниченному состоянию здоровья. Он является инвалидом второй группы, причина инвалидности - военная травма. Вред его здоровью причинён при исполнении служебных обязанностей в связи с прохождением службы в отделении ГИБДД МОБ УВД г.Черкесска. В соответствии со ст.29 Закона РФ «О милиции» при получении сотрудниками милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц. Единовременное пособие должно выплачиваться с момента увольнения (21 января 2005 года). Однако до настоящего времени указанная выплата не произведена. В октябре 2008 года от МВД КЧР им было получено письмо, в котором указано, что свидетельство о болезни ВВК КЧР № 1859 от 9 декабря 2004 года и справка № 1859 от 9 декабря 2004 года отменены. Основаниями явились указание № 22/29 ЦВ-2344 от 7 июня 2008 года ЦВВК МСЦ МВД России и протокол заседания Военно-врачебной комиссии МСЧ МВД по КЧР № 130 от 2 сентября 2008 года, которые ему не выданы. Отказ в выдаче единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания он считает незаконным. Согласно денежному аттестату по состоянию на день увольнения его должностной оклад составлял 1 864 руб 80 коп, оклад по воинскому (специальному) званию - 899 руб 10 коп, итого - 2 763 руб 90 коп. Размер пятилетнего денежного содержания составил 165 834 руб (2763,90 х 60). Истец просил суд взыскать с МВД по КЧР единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания в сумме 165 834 руб.
Заявлением от 4 марта 2009 года истец увеличил состав своих требований и указал, что согласно свидетельству о болезни № 1859 от 9 декабря 2004 года, выданному ВВК МВД КЧР, его заболевание получено в период военной службы. В соответствии со ст.29 Закона РФ «О милиции» при получении сотрудниками милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц. Единовременное пособие должно выплачиваться с момента увольнения, однако до настоящего времени указанная выплата не произведена. В октябре 2008 года от МВД КЧР им было получено письмо, в котором указано, что свидетельство о болезни ВВК КЧР № 1859 от 9 декабря 2004 года и справка № 1859 от 9 декабря 2004 года отменены. Основанием явилось Указание № 22/29 ЦВ - 2344 от 7 июня 2008 года ЦВВК МСЦ МВД России и Протокол заседания Военно-врачебной комиссии МСЧ МВД по КЧР № 130 от 2 сентября 2008 года. В процессе судебного разбирательства он получил протокол № 130 Военно-врачебной комиссии МСЧ МВД по КЧР от 2 сентября 2008 года и заключение ВВК МСЧ МВД по КЧР, и ознакомился с их содержанием. Как следует из вышеуказанных документов, свидетельство о болезни ВВК МВД КЧР № 1859 от 9 декабря 2004 года отменено. Он полагает, что оснований для вышеуказанных действий не имелось. 28 ноября 2003 года при исполнении служебных обязанностей он попал в дорожно-транспортное происшествие, и ему был поставлен диагноз закрытая черепно-мозговая травма. Как следует из заключения по материалам служебной проверки по факту получения травмы от 17 мая 2004 года, травму он получил 28 ноября 2003 года при исполнении служебных обязанностей. Согласно свидетельству о болезни № 1859 от 9 декабря 2004 года, выданному ВВК МВД КЧР, заболевание получено в период военной службы. В соответствии Инструкцией о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах МВД РФ, утверждённой приказом МВД РФ № 440 от 14 июля 2004 года, ВВК МВД КЧР имеет право: пересматривать собственные заключения или заключения нижестоящих ВВК о категории годности к службе в органах внутренних дел, военной службе по результатам повторного освидетельствования, если в состоянии здоровья освидетельствуемого произошли изменения, дающие основания для пересмотра ранее вынесенного заключения; пересматривать или отменять собственные заключения, заключения нижестоящих ВВК о причинной связи увечий, заболеваний у граждан, проходящих (проходивших) службу в органах внутренних дел, военную службу, военные сборы при наличии вновь открывшихся обстоятельств получения увечья, заболевания и их связи с исполнением служебных обязанностей, обязанностей военной службы; пересматривать или отменять собственные заключения, заключения нижестоящих ВВК (ВЛК) о тяжести увечья при наличии вновь открывшихся обстоятельств, характеризующих его тяжесть. Таким образом, законодатель, предусматривает следующие основания для отмены состоявшегося заключения ВВК: если в состоянии здоровья освидетельствуемого произошли изменения, дающие основания для пересмотра ранее вынесенного заключения; наличие вновь открывшихся обстоятельств получения увечья, заболевания и их связи с исполнением служебных обязанностей, обязанностей военной службы; наличие вновь открывшихся обстоятельств, характеризующих его тяжесть. В его случае основанием для отмены уже состоявшегося заключения является единственное основание - необходимость дополнительных исследований. Однако такого основания вышеуказанный подзаконный акт не предусматривает. Диагноз «церебральный арахноидит, астеновегетативные нарушения, эктопия миндалин мозжечка» ему был поставлен после получения травмы при исполнении служебных обязанностей. Таким образом, оспариваемое решение не соответствует требованиям нормативного правового акта, регулирующего данные правоотношения. Согласно п.9 Положения о военно-врачебной экспертизе, утверждённого Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года № 123, гражданин может обжаловать вынесенное военно-врачебной комиссией в отношении его заключение в вышестоящую военно-врачебную комиссию или в суд. Истец просил суд:              1) признать недействительным протокол № 130 заседания военно-врачебной комиссии МСЧ МВД КЧР от 2 сентября 2008 года об отмене свидетельства о болезни ВВК МВД КЧР № 1859 от 9 декабря 2004 года и справки № 1859 от 9 декабря 2004 года для оформления документов на выплату единовременного пособия; 2) признать недействительным заключение военно-врачебной комиссии МСЧ МВД КЧР от 2 сентября 2008 года № 821 об отмене свидетельства о болезни ВВК МВД КЧР № 1859 от 9 декабря 2004 года и справки № 1859 от 9 декабря 2004 года для оформления документов на выплату единовременного пособия. В дополнении к исковому заявлению от 30 августа 2010 года истец указал, что согласно приказу № 32 от 14 января 2005 года он был уволен из органов внутренних дел по п.«з» ч.7 ст.19 (по ограниченному состоянию здоровья) Закона РФ «О милиции», является инвалидом второй группы с причиной инвалидности «военная травма». Таким образом, вред его здоровью причинён при исполнении служебных обязанностей в связи с прохождением службы в органах внутренних дел. Как следует из заключения независимой военно-врачебной экспертизы от 9 ноября 2009 года, его заболевание получено в период и при исполнении обязанностей военной службы. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы ему установлено 100 % утраты трудоспособности. Предусмотренное абз.3 ст.29 Закона Российской Федерации «О милиции» единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания ему не выплачено. Его оклад на момент увольнения составлял 2 763 руб 9 коп, единовременное пособие составляет 165 834 руб, а с учётом индексации - 307 638 руб (165 834 х 1,8551). Согласно Приказу МВД РФ от 15 октября 1999 года № 805 «Об утверждении Инструкции о прядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причинённого имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких» (п.21). При назначении пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей), и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» ст.58 Положения) сотруднику ежемесячно выплачивается сумма в возмещение вреда, причинённого его здоровью (п.24). В случае изменения размера месячного денежного содержания сотрудников, состоящих на службе, размер возмещения вреда его здоровью подлежит соответствующему перерасчёту. Согласно ст.1086 ГК РФ, размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности. Согласно Приказу МВД РФ от 30 сентября 1999 года № 750 «Об утверждении Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел», денежное довольствие сотрудников органов внутренних дел включает в себя оклад по занимаемой штатной должности (должностной оклад), оклад по присвоенному специальному званию, которые составляют оклад денежного содержания или денежное содержание; процентную надбавку за выслугу лет; процентные надбавки за учёную степень и учёное звание; стоимость продовольственного пайка (если он не выдан в натуральном виде); другие денежные выплаты, устанавливаемые законодательством Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. Согласно Указу Президента РФ от 18 февраля 2005 года № 177 сотрудникам внутренних выплачивается ежемесячное денежное содержание в размере одного должностного оклада. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 13 декабря 2006 года № 759 с 1 января 2006 года должностные оклады и оклады по специальным званиям сотрудников органов внутренних дел увеличились в 1,15 раз; Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2006 года № 857 с 1 января 2007 года должностные оклады и оклады по специальным званиям сотрудников органов внутренних дел увеличились в 1,1 раза; Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2007 года № 837 с 1 декабря 2007 года должностные оклады и оклады по воинским званиям увеличены в 1, 15 раз и компенсация за продовольственный паёк в сумме 608 руб 33 коп включена в оклад по специальному званию. Постановлением Правительства РФ от 31 января 2008 года с 1 февраля 2008 года и с 1 октября 2008 года должностные оклады и оклады по воинским званиям увеличены 1,09 раза; Постановлением Правительства РФ от 23 июля 2009 года № 603 «О повышении в 2009 году денежного довольствия военнослужащих и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти» размеры окладов по штатным должностям и окладов по специальным званиям сотрудников внутренних дел РФ с 1 августа 2009 года увеличены в 1,085 раз. В связи с рассмотрением дела им были понесены некоторые расходы, которые в силу ч.1 ст.98 ГПК подлежат взысканию с ответчика: стоимость проведённой экспертизы - 62 000 руб, стоимость проведйнного МРТ головного мозга - 2 600 руб, стоимость авиабилетов в г.Новосибирск и обратно - 18 240 руб, стоимость гостиницы - 1850 руб, оплата судебно-медицинской услуги по определению процента утраты трудоспособности 3 000 руб, а всего 87 690 руб. Наряду с требованиями, касающимися обжалования действий ВВК МСЧ КЧР, истец просил: 1) взыскать с МВД по КЧР задолженность по ежемесячным денежным компенсациям в возмещение вреда здоровью с учётом ИПЦ в размере 1 203 916 руб 96 коп; 2) взыскать с МВД по КЧР задолженность по единовременному пособию в виде пятилетнего денежного содержания с учётом ИПЦ в размере 307 638 руб; 3) обязать МВД по КЧР назначить и выплачивать ему с 1 июня 2010 года ежемесячно денежную компенсацию в возмещение вреда здоровью в размере 18 634 руб 03 коп с последующей индексацией согласно действующему законодательству; 4) взыскать с МВД по КЧР понесённые по делу судебные расходы в размере 87 690 руб.
Ответчик - МСЧ МВД по КЧР - представил в суд письменные возражения на иск, в которых указал, что изначально Серикову В.А. по диагнозу и причинной связи заболевания оформление справки на выплату единовременного пособия было не положено. Во исполнение Приказа МВД России от 21 ноября 2006 года № 952 медицинские и экспертные документы Серикова В.А. были рассмотрены Центральной военно-врачебной комиссией Медико-санитарного центра МВД России. При этом было установлено, что заключение по свидетельству о болезни ВВК МВД КЧР № 1859 от 9 декабря 2004 года вынесено с нарушениями действующих нормативных правовых актов по военно-врачебной экспертизе, в связи с чем руководству МСЧ МВД по КЧР было предложено поручить ВВК пересмотреть указанное заключение.
По результатам повторного рассмотрения документов Серикова В.А. с учётом замечаний, изложенных в справке ЦВВК МСЦ МВД России от 7 июня 2008 года № 22/29 ЦВ-2344, ВВК МСЧ МВД по КЧР было вынесено заключение от 2 сентября 2008 года № 821 о том, что заболевание и травма Серикова В.А.: гипертоническая болезнь 2 степени, средний риск осложнений. ИБС, стенокардия напряжения, ФК 2, Н 2А, атеросклероз аорты. Шейный остеохондроз. Слабая гиперметропия, ангиопатия сетчатки обоих глаз. Двусторонняя нейросенсорная тугоухость 1 степени. Эритематозная гастропатия. Хронический холецистопанкреатит, неполная ремиссия Жировая дистрофия печени. Эктопия миндалин мозжечка (по МРТ). Алиментарное ожирение 2 степени (ИМТ 32,5) - Заболевание получено в период военной службы. Последствия перенесенной черепно-мозговой травмы (от 28 ноября 2003 года) в виде церебрального арахноидита, астено-вегетативных нарушений» - военная травма. На основании статей 43«б», 44«б», 25«в», 59«в», 66«г», 13«д» графы II Расписания болезней (и ТДТ) (приложения 1 к Инструкции, утверждённой приказом МВД России от 14 июля 2004 года № 440) - ограниченно годен к военной службе. Свидетельство о болезни ВВК МВД КЧР № 1859 от 9 декабря 2004 года - отменить. Справку № 1859 от 9 декабря 2004 года для оформления документов на выплату единовременного пособия - отменить. Основание: Указание № 22/29 ЦВ-2344 от 7 июня 2008 года ЦВВК МСЦ МВД России. В соответствии с пунктом 94 Инструкции освидетельствование проводится в соответствии с требованиями к состоянию здоровья граждан, изложенными в Расписании. Даже учитывая вынесенный диагноз Серикову В.А. по свидетельству о болезни № 1859 от 9 декабря 2004 года в причинной связи по военной травме «последствия перенесенной черепно-мозговой травмы (от 28 ноября 2003 года) в виде церебрального арахноидита, астено-вегетативные нарушения, эктопия миндалин мозжечка (по МРТ)» никоим образом не подпадает под статью 256 графы II Расписания болезней и (ТДТ) приложение 1 к Инструкции, утверждённой Приказом МВД России от 14 июля 2004 года № 440, а подпадает по статью 25в. Таким образом, при медицинском освидетельствовании Серикова В.А. статья 256 Расписания по диагнозу «Последствия перенесенной черепно-мозговой травмы (от 28 ноября 2003 года) в виде церебрального арахноидита, астено-вегетативные нарушения, эктопия миндалин мозжечка (по МРТ)» была применена не обосновано. Согласно пункту 25.1 Инструкции ЦВВК МСЦ МВД России имеет право контролировать, утверждать (не утверждать), пересматривать заключение любой ВВК системы МВД России. В соответствии с указанным пунктом Инструкции в связи с ошибками, допущенными ВВК МВД КЧР при освидетельствовании Серикова В.А., руководству МСЧ МВД по КЧР было поручено пересмотреть заключение по свидетельству о болезни Серикова В.А. Освидетельствование граждан Российской Федерации, проходящих службу в органах внутренних дел, с целью определения годности граждан по состоянию здоровья к службе в органах внутренних дел на момент их увольнения из органов внутренних дел предусмотрено пунктом 93.13 Инструкции. Представитель истца по доверенности адвокат Яценко Л.С. в ходатайстве от 2 июля 2009 года просил суд назначить независимую военно-врачебную экспертизу экспертам военно-врачебной комиссии МСЧ ГУВД по Ставропольскому краю. Однако по неизвестной причине и без уведомления представителей МСЧ МВД по КЧР и МВД по КЧР на экспертизу был отправлен сам Сериков В.А. в г. Новосибирск, которую прошёл за половину светового дня. Военно-врачебная комиссия МСЧ МВД по КЧР с заключением независимой военно-врачебной экспертизы ООО «Медэксперт» от 9 ноября 2009 года не согласна и считает его вынесенным с грубейшими нарушениями норм документов, регламентирующих работу военно-врачебной комиссии: постановления Правительства Российской Федерации № 123 от 25 февраля 2003 года «Положение о военно-врачебной экспертизе»; Приказа МВД России № 440 от 14 июля 2004 года «Об утверждении Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел РФ и внутренних войсках МВД РФ»; постановления Правительства Российской Федерации № 574 от 28 июля 2008 года «Об утверждении положения о независимой военно-врачебной экспертизе и о внесении изменений в Положение о военно-врачебной экспертизе». На поставленные вопросы ООО «Медэксперт» ответы не дал, а вынес диагнозы и категорию годности на данный момент по проведённым исследованиям, чем вышло за рамки определения Черкесского городского суда от 9 октября 2009 года, в связи с чем и вынесло ложное заключение. Неправильно применены и истолкованы нормы материального права при вызове и проведении очного освидетельствования Серикова В.А. Согласно постановлению Правительства Российской Федерации № 123 от 25 февраля 2003 года «Положение о военно-врачебной экспертизе» граждане, признанные не годными к военной службе, в случае, если в результате их обследования в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения ранее установленный им диагноз заболевания изменен или они признаны здоровыми, могут быть освидетельствованы повторно. Граждане, уволенные с военной службы в запас или в отставку, уволенные со службы в органах без проведения медицинского освидетельствования или заявившие о несогласии с заключением военно-врачебной комиссии о категории годности на момент их увольнения с военной службы, службы в органах, могут быть освидетельствованы военно-врачебными комиссиями соответствующих федеральных органов исполнительной власти для определения категории их годности к военной службе (службе в органах) на момент увольнения независимо от причин и времени увольнения. Заключение о категории годности к службе гражданина, проходившего службу в органах внутренних дел, выносится военно-врачебной комиссией (ВВК) по имеющимся на момент его увольнения заболеваниям, последствиям увечья. Данное заключение выносится в соответствии со статьями Расписания болезней, действовавшего на период фактического увольнения. Заключение о категории годности к службе гражданина, проходившего службу в органах, выносится ВВК только по имеющимся на момент его увольнения (на день исключения гражданина из списков личного состава органа) заболеваниям, последствиям увечья. Данное заключение выносится в соответствии со статьями расписания болезней, действовавшего на период фактического увольнения. Причинная связь увечья, заболевания выносится ВВК в формулировках, предусмотренных действующим на момент освидетельствования Положением о ВВЭ. Обследования, вынесение диагнозов на настоящее время отношения к военно-врачебной экспертизе не имеет. Сотрудникам, уволенным из ОВД, экспертиза проводится заочно по документам. Оснований для вызова и освидетельствования Серикова В.А. очно у ООО «Медэксперт» не было. Очное освидетельствование ООО «Медэксперт» Серикова В.А. произведено в нарушение всех постановлений Правительства РФ и Инструкций МВД РФ. Очное освидетельствование проводится у граждан, несогласных с заключением медицинской экспертизы, только в рамках призывной комиссии или комиссии по постановке граждан на воинский учёт. Диагноз, выставленный ООО «Медэксперт»: «выраженный гипертензионно-гидроцефальный синдром» может быть выставлен только после проведения люмбальной пункции (спинномозговой), всех необходимых обследований, лечения, которые возможны только в стационарных условиях специализированного лечебного учреждения. По судебному поручению Черкесского городского суда в протоколе судебного заседания по делу № 13-77/10 от 4 марта 2010 года Железнодорожного суда г.Новосибирска ни на один вопрос, поставленный Черкесским городским судом в судебном поручении, ответов, дающих какую-либо ясность, нет. В Перечень услуг независимой военно-врачебной экспертизы в Новосибирске, не входит освидетельствование сотрудников, уволенных из органов внутренних дел. Повторное заключение ВВК МСЧ МВД по КЧР № 821 от 2 сентября 2008 года по диагнозу, категории годности, а также причинной связи заболевания, вынесено в строгом соответствии с требованиями нормативных документов по военно-врачебной экспертизе. Ответчик просил в удовлетворении исковых требований Серикова В.А. к МВД по КЧР и ВВК МСЧ МВД по КЧР отказать в полном объёме за необоснованностью.
Ответчик - МВД по КЧР - представил в суд письменные возражения на иск, в которых указал, что Сериков В.А. был уволен из органов внутренних дел приказом МВД КЧР от 14 января 2005 года №32 л/с в соответствии с п.«з» ст.19 Закона РФ «О милиции» (по ограниченному состоянию здоровья) с 21 января 2005 года. Основанием к увольнению послужило свидетельство о болезни ВВК МВД КЧР от 9 декабря 2004 года № 1859 и рапорт от 11 января 2005 года. В Постановлении Конституционного суда РФ от 6 июня 1995 года № 7-П указывается, что специфическая деятельность, которую осуществляют органы внутренних дел, предопределяет специальный правовой статус сотрудников милиции. Исходя из положения Конституции РФ о равном доступе к государственной службе, государство, регулируя отношения службы в органах внутренних дел, может устанавливать в этой сфере особые правила. Такие особые правила для сотрудников ОВД установлены Законом РФ «О милиции», Положением о службе в органах внутренних дел РФ, утверждённым постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 года № 4202-1; Инструкцией «О порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику ОВД, а также ущерба, причинённого имуществу сотрудника ОВД или его близких», утверждённой приказом МВД РФ от 15 января 1999 года № 805 и др. В данном случае выплаты сумм пятилетнего денежного содержания и ежемесячных сумм в возмещение вреда здоровью сотрудникам милиции имеют собственное правовое регулирование. Согласно п.2 приказа МВД РФ № 805-99г. выплаты в возмещение вреда производятся в строгом соответствии с этим приказом. Основанием для возникновения обязанности по выплате сумм в возмещение вреда здоровью сотрудникам милиции, предусмотренных ст.29 Закона РФ «О милиции» и п.19 Инструкции «О порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику ОВД, а также ущерба, причинённого имуществу сотрудника ОВД или его близких», утверждённой приказом МВД РФ от 15 января 1999года № 805, является совокупность установленных ею условий, в частности, получение сотрудником милиции телесных повреждений; телесные повреждения должны быть получены в связи с осуществлением служебной деятельности; телесные повреждения должны исключать возможность дальнейшего прохождения службы при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке « ограниченно годен к военной службе» или « не годен к военной службе», установление причинной связи телесного повреждения в редакции « военная травма» и приказ об увольнении со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья. Каждое из вышеперечисленных условий подлежит в обязательном порядке документальному подтверждению соответствующим компетентным органом. Основанием для возникновения обязанности по выплате является только наличие всей совокупности условий, установленных ст.29 Закона РФ «О милиции» и п.19 Инструкции. Согласно п.9 приказа МВД РФ № 805-99г. заключение о причинной связи гибели (смерти),телесных повреждений, иных повреждений здоровья, заболеваний с осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) или с получением их в период прохождения службы выносится кадровым аппаратом соответствующего органа внутренних дел на основании результатов служебной проверки, а также судебно-медицинской экспертизы и медицинских документов лечебно-профилактических учреждений при участии ВВК. Согласно п.5 приказа МВД РФ № 805-99г. сбор и оформление документов на выплату единовременных пособий и сумм в возмещение ущерба осуществляют кадровые аппараты ОВД. Собранные документы рассматриваются специальной комиссией, создаваемой из числа сотрудников кадровых, юридических, медицинских и финансовых подразделений МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ. По результатам рассмотрения начальником ОВД издаётся приказ, который является основанием для проведения соответствующих выплат. В связи с указанием ЦВВК МВД России от 7 июня 2008 года № 22/29 ЦВ-2344 свидетельство о болезни ВВК МВД КЧР от 9 декабря 2004 года № 1859 и справка для оформления документов на выплату единовременного пособия от 9 декабря 2004 года № 1859, выданные Серикову В.А., были отменены. В справке ЦВВК МСЦ МВД России по проведению проверки медицинских и экспертных документов, заключений ВВК МСЧ МВД по КЧР для выплаты единовременного денежного пособия в размере пятилетнего денежного содержания врачами неврологами ЦВВК, Главного клинического госпиталя, Центральной поликлиники № 1, Центральной поликлиники №2 МВД России в отношении Серикова В.А. указано, что последствия перенесённой черепно-мозговой травмы (от 28 ноября 2003 года) в виде церебрального арахноидита, астено-вегетативные нарушения, эктопия миндалин мозжечка (по МРТ). Степень выраженности имеющихся нарушений соответствует пункту «в» ст.25 и категории годности «Б» - годен к военной службе с незначительными ограничениями. Эктопия миндалин мозжечка - общее заболевание. Дисциркуляторная энцефалопатия 2 стадии не подтверждена клиникой, дополнительными методами исследования». Согласно п.22 Инструкции « О порядке проведения военно-врачебной экспертизы в ОВД РФ и внутренних войсках МВД РФ», утверждённой приказом МВД РФ от 14 июля 2004 года № 440, ЦВВК МВД России является учреждением здравоохранения особого типа системы МВД РФ, предназначенным для обеспечения организации и проведения военно-врачебной экспертизы в ОВД, и осуществляет руководство военно-врачебной экспертизой. Согласно п.25, п.25.1, п.25.3, п.25.4 вышеуказанной Инструкции ЦВВК МВД России имеет право контролировать, утверждать (не утверждать), пересматривать заключение любой ВВК системы МВД России; пересматривать, при вновь открывшихся обстоятельствах, собственные заключения и заключения других ВВК о причинной связи увечий, заболеваний у граждан, проходивших службу в ОВД и уволенных из ОВД; выносить и (или) пересматривать, при вновь открывшихся обстоятельствах, заключения ВВК о категории годности к службе в ОВД.Согласно п.28 гл.5 Инструкции указания ЦВВК по вопросам военно-врачебной экспертизы во внутренних войсках, врачебно-летной экспертизы в системе МВД РФ, являются обязательными для нижестоящих ВВК (ВЛК). В соответствии с п.19.4 штатные ВВК имеют право пересматривать или отменять собственные заключения, заключения нижестоящих ВВК о причинной связи увечий, заболеваний у граждан, проходящих (проходивших) службу в ОВД, при наличии вновь открывшихся обстоятельств получения увечья, заболевания и их связи с исполнением служебных обязанностей, а также в соответствии с п.19.11 имеют право в необходимых случаях направлять сотрудников на освидетельствование. Сторона, не согласная с имеющимся заключением ВВК, должна представить в суд документы, подтверждающие неправильность или ошибки в проведении военно-врачебной экспертизы.
Согласно п.39 Положения о военно-врачебной экспертизе, утверждённого Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 года № 123, граждане, уволенные с военной службы в запас или в отставку, уволенные со службы в органах без проведения медицинского освидетельствования или заявившие о несогласии с заключением ВВК о категории годности на момент их увольнения с военной службы, службы в органах, могут быть освидетельствованы ВВК соответствующих федеральных органов исполнительной власти для определения категории их годности к военной службе (службе в органах) на момент увольнения независимо от причин и времени увольнения. Таким образом, у Министерства внутренних дел по КЧР законных оснований для выплаты Серикову В.А. единовременного денежного пособия в размере пятилетнего денежного содержания нет. Одним из исковых требований истца является назначение и выплата с 1 июня 2010 года ежемесячной денежной компенсации в счёт возмещения вреда здоровью в размере 18 634 руб, с последующей индексацией. Указанный пункт требований противоречит ст.10 Конституции Российской Федерации, согласно которой органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. В соответствии с данным конституционным принципом суд не вправе выносить решения, обязывающие органы законодательной и исполнительной власти совершать либо не совершать какие-либо действия. Возможность обжалования заключения военно-врачебной экспертизы предусмотрена п.5 ст.51 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Этим же пунктом установлено, что обжалование проводится в порядке, установленном законодательством. Действующим гражданско-процессуальным законодательством предусмотрено оспаривание решений и действий должностных лиц в порядке гл.25 ГПК РФ, а не в исковом порядке. Таким образом, по нормам процессуального права обжалование заключения ВВК можно реализовать только в рамках производства по делам, возникшим из административно-правовых отношений. В таком же порядке должны были рассмотрены требования истца о признании неправомерным бездействие МВД по КЧР по не назначению ему выплат в счет возмещения вреда здоровью. Учитывая требования 256 ГПК РФ, истцом пропущен срок для обращения с заявлением в суд. Независимая экспертиза проведена ООО «Медэксперт» на очень низком профессиональном уровне, с нарушениями требований действующих нормативных правовых актов, регламентирующих проведение военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел. При проведении экспертизы 9 ноября 2009 года Серикову В.А. была проведена магнитно- резонансная томография головного мозга. Протокол исследования № 14009 приобщён к заключению независимой военно-врачебной экспертизы. При этом в само заключение также включены результаты исследования, проведённого 9 ноября 2009 года, то есть, на момент обследования. Однако в соответствии с требованиями п.237 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел и внутренних войсках МВД России заключение о категории годности к службе гражданина, проходившего службу в органах внутренних дел, выносится военно-врачебной комиссии (ВВК) по имеющимся на момент увольнения заболеваниям, последствиям, увечьям. Данное заключение выносится в соответствии со статьями Расписания болезней, действовавшего на период фактического увольнения. Таким образом, использование при составлении заключения МРТ, проведённого 9 ноября 2009 года (по истечении четырёх лет с момента увольнения), неправомерно, так как правомочно использование только медицинских документов, имеющихся на момент увольнения. ВВК МВД по КЧР не должно было проводить повторное обследование, заключение ВВК было правомерно вынесено на основании документов, которые имелись у истца на момент увольнения из ОВД. В ходе судебного разбирательства было направлено судебное поручение в Железнодорожный районный суд г.Новосибирска с целью опроса врачей, проводивших независимую экспертизу. Судебное заседание по судебному поручению проведено с нарушением требований ст.63 ГПК РФ, о его проведении не были надлежащим образом извещены стороны. Необоснованно включена в расчёт выплат сумма, рассчитанная на основании Указа президента РФ от 18 февраля 2005 года № 177 «О ежемесячном денежном поощрении отдельных категорий военнослужащих и сотрудников, имеющих специальные звания». В соответствии с этим Указом сотрудникам ОВД производится выплата ежемесячного денежного поощрения в размере одного оклада по должности с 1 марта 2005 года. Согласно ч.2 ст.1086 ГК РФ в состав утраченного заработка (дохода) включаются все виды оплаты по трудовым и гражданско-правовым договорам облагаемые подоходным налогом. Однако, Серикову В.А. на момент увольнения (21 января 2005 года) указанная выплата ежемесячного денежного поощрения не производилась. Так как увольнение со службы в органах внутренних дел имело место до 1 марта 2005 года (до начала выплат ежемесячного денежного поощрения), ежемесячное денежное поощрение в состав утраченного заработка Серикова В.А. не включается. Таким образом, сумма в размере 179 631 руб 60 коп включена в расчёт неправомерно. МВД по КЧР не согласно и с предъявленными истцом требованиям по оплате его проживания в гостинице «Сибирь» г.Новосибирска. Как видно из счёта № 3176629, истец проживал в двухместном номере, но МВД по КЧР не должно оплачивать проживание другого лица. При определении периода, за который истец хочет взыскать возмещение вреда здоровью, им не учтены требования ст.208 ГК РФ. Вины МВД по КЧР в образовавшейся, по мнению истца, задолженности нет. Ответчик просил суд в удовлетворении иска Серикова В.А. к МВД по КЧР отказать в полном объёме.
В судебном заседании представитель истца - Саркитов Р.Б. поддержал требования истца, просил удовлетворить иск. При этом в виду сложностей обоснования применения к суммам задолженности по ежемесячным суммам возмещения вреда здоровью индексов потребительских цен просил не применять эти индексы и взыскать с МВД по КЧР задолженность по ежемесячным платежам в возмещение вреда здоровью за период с 21 января 2005 года до 1 сентября 2010 года без индексации - в сумме 929 773 руб 24 коп, с сохранением за истцом права на последующую индексацию этих сумм. В остальной части исковые требования поддержал в полном объёме, просил суд: 1) признать недействительными оспоренные истцом протокол заседания и заключение ВВК МСЧ МВД по КЧР от 2 сентября 2008 года; 2) обязать МВД по КЧР назначить и выплачивать истцу ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью в сумме 18 634 руб 03 коп, начиная с 1 сентября 2010 года, с последующей индексацией этой суммы в соответствии с действующим законодательством. Просил также взыскать с ответчиков солидарно 87 690 руб в возмещение понесённых истцом судебных расходов.
Представитель ответчика - МВД по КЧР - Бугаёва О.В. в судебном заседании просила в иске отказать по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск.
Представитель ответчика - МСЧ МВД по КЧР - Темрезов Р.К. в судебном заседании просил в иске отказать по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск.
Выслушав объяснения представителей сторон, исследовав имеющиеся в деле документы, суд пришёл к выводу об обоснованности заявленных требований и необходимости их частичного удовлетворения.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст.2). Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (ст.7). Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (ст.39). Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст.41). Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (ст.45). Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст.46). Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина (ст.55).
В соответствии с Основами законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года № 5487-1 гражданам Российской Федерации гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и международными нормами и международными договорами Российской Федерации, Конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации (ст.1). В числе основных принципов охраны здоровья граждан указаны социальная защищённость граждан в случае утраты здоровья и ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья (ст.2).
В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации от 30 декабря 2001 года № 197-ФЗ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника. Виды, объёмы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами (ст.184). В случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом (ст.220).
В силу ст.1084 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) вред, причинённый жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным гл.59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.
Согласно ст.1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определённо мог иметь, а также дополнительно понесённые расходы, вызванные повреждением здоровья. При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счёт возмещения вреда). В счёт возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.
Служба сотрудников органов внутренних дел регулируется специальными нормативными актами - Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года «О милиции» (с последующими изменениями и дополнениями), Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года (с последующими изменениями и дополнениями) и подзаконными (ведомственными) нормативными актами.
В соответствии со ст.29 Закона Российской Федерации «О милиции» при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания. Кроме того, в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии.
В судебном заседании установлено, что истец - Сериков В.А. с августа 1993 года по январь 2005 года проходил службу в органах внутренних дел. Последняя занимаемая им должность - старший инспектор Отделения государственной инспекции безопасности дорожного движения (ОГИБДД) милиции общественной безопасности (МОБ) Управления внутренних дел (УВД) г.Черкесска. Находясь на дежурстве, 28 ноября 2003 года истец попал в дорожно-транспортное происшествие, в котором получил травму головы. Заключением по материалам служебной проверки от 17 мая 2004 года было установлено, что истец получил травму в период прохождения службы при исполнении служебных обязанностей.
По результатам проведённого освидетельствования Военно-врачебной комиссией Медико-санитарной части (ВВК МСЧ) МВД по КЧР истцу было выдано свидетельство о болезни от 9 декабря 2004 года № 1859, согласно которому имевшиеся у него последствия перенесённой черепно-мозговой травмы (от 28 ноября 2003 года) в виде церебрального арахноидита, астено-вегетативных нарушений и эктопии миндалин мозжечка были признаны военной травмой, а сам истец был признан ограниченно годным к военной службе. Истцу также была выдана справка от 9 декабря 2004 года № 1859 для оформления документов на выплату единовременного денежного пособия.
Приказом МВД по КЧР от 19 января 2005 года № 32 л/с капитан милиции Сериков В.А. был уволен из органов внутренних дел по п.«з» ч.7 ст.19 закона «О милиции» (по ограниченному состоянию здоровья) с 21 января 2005 года. Основанием для увольнения истца по ограниченному состоянию здоровья послужили свидетельство о болезни от 9 декабря 2004 года № 1859, выданное ВВК МСЧ МВД по КЧР, и рапорт самого истца от 11 января 2005 года.
При увольнении истца в январе 2005 года ни единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания, ни ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью ему назначены и выплачены не были.
Спустя 2 года 8 месяцев после увольнения истца из органов внутренних дел Военно-врачебная комиссия МСЧ МВД по КЧР вынесла заключение от 2 сентября 2008 года № 821, которым отменила ранее выданные истцу свидетельство о болезни от 9 декабря 2004 года № 1859 и справку от 9 декабря 2004 года № 1859 для оформления документов на выплату единовре-менного денежного пособия. Основанием для вынесения заключения от 2 сентября 2008 года послужили указание ЦВВК МСЦ МВД России от 7 июня 2008 года № 22/29 ЦВ-2344 и протокол заседания ВВК МСЧ МВД по КЧР от 2 сентября 2008 года № 130. Приказом МВД по КЧР от 25 сентября 2008 года № 555 (п.8) истцу было отказано в выплате единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания со ссылкой на заключение ВВК МСЧ МВД по КЧР от 2 сентября 2008 года № 130 и протокол заседания комиссии МВД по КЧР от 11 сентября 2008 года № 9.     
Суд считает, что оснований для вынесения Военно-врачебной комиссией МСЧ МВД по КЧР заключения от 2 сентября 2008 года № 821 об отмене ранее выданных истцу свидетельства о болезни и справки для оформления документов на выплату единовременного денежного пособия от 9 декабря 2004 года № 1859 не имелось.
В соответствии с ч.1 ст.55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) доказательствами по гражданскому делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов.
В данном случае из объяснений самого истца следует, что черепно-мозговую травму 28 ноября 2003 года он получил при исполнении им своих служебных обязанностей. Данные объяснения истца никакими доказатель-ствами, представленными ответчиками, не опровергаются и являются допустимыми доказательствами. Обстоятельства получения истцом закрытой черепно-мозговой травмы 28 ноября 2003 года достоверно подтверждаются иными доказательствами, включая заключение по материалам служебной проверки от 17 мая 2004 года. Тот факт, что 28 ноября 2003 года истец получил травму головы, находясь на дежурстве, при исполнении своих служебных обязанностей ответчиками не оспорен и фактически признан, поскольку и в заключении служебной проверки от 17 мая 2004 года, и в заключениях ВВК МСЧ МВД по КЧР от 9 декабря 2004 года № 1859 и от 2 сентября 2008 года № 821 прямо указано на то, что 28 ноября 2003 года истец получил черепно-мозговую травму, которая признана военной травмой, то есть, травмой, полученной при исполнении служебных обязанностей.
В соответствии со ст.51 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан любой гражданин имеет право на независимую военно-врачебную экспертизу. Согласно ст.53 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан при несогласии граждан с заключением медицинской экспертизы по их заявлению производится независимая медицинская экспертиза соответствующего вида. Экспертиза признается независимой, если производящие её эксперт либо члены комиссии не находятся в служебной или иной зависимости от учреждения или комиссии, производивших медицинскую экспертизу, а также от органов, учреждений, должностных лиц и граждан, заинтересованных в результатах независимой экспертизы. Положение о независимой медицинской экспертизе утверждается Правительством Российской Федерации. При производстве независимой медицинской экспертизы гражданам предоставляется право выбора экспертного учреждения и экспертов. В конфликтных случаях окончательное решение по заключению медицинской экспертизы выносится судом.

см. продолжение

2

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2008 года № 574 было Утверждено Положение о независимой военно-врачебной экспертизе, которое в соответствии со с.53 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан определило порядок производства независимой военно-врачебной экспертизы по заявлению гражданина при его несогласии с заключением военно-врачебной комиссии. Согласно этому Положению независимая экспертиза основывается на принципах законности, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности, полноты исследований и предусматривает проведение медицинского обследования и медицинского освидетельствования. Независимая экспертиза производится в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности, предусматривающей в том числе выполнение работ (услуг) по военно-врачебной экспертизе (далее - экспертное учреждение). Независимая экспертиза осуществляется с учётом требований к состоянию здоровья граждан, установленных приложением к Положению о военно-врачебной экспертизе, утверждённому Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года № 123, а также требований к состоянию здоровья граждан, определяемых в установленном порядке соответствующими федеральными органами исполнительной власти. Независимая экспертиза производится врачами-специалистами (далее - эксперты), входящими в состав комиссии по производству независимой экспертизы (далее - комиссия). Гражданин при производстве независимой экспертизы имеет право выбора экспертного учреждения и экспертов. Экспертиза признается независимой, если производящие ее эксперты не находятся в служебной или иной зависимости от учреждения или военно-врачебной комиссии, производивших медицинскую экспертизу, а также от органов, организаций, должностных лиц и граждан, заинтересованных в результатах независимой экспертизы. Независимая экспертиза производится за счёт средств гражданина в соответствии с договором о производстве независимой экспертизы, заключаемым в соответствии с законодательством Российской Федерации между экспертным учреждением и гражданином. Независимая экспертиза производится по заявлению, которое подаётся гражданином в выбранное им экспертное учреждение в письменной форме с указанием его паспортных данных и причин, послуживших основанием для обращения, что не исключает возможность назначения этой экспертизы судом при рассмотрении гражданского дела на основании соответствующего заявления заинтересованного гражданина (истца по делу).
Определением суда от 9 октября 2009 года по ходатайству истца по настоящему делу была назначена независимая военно-врачебная экспертиза, производство которой было поручено экспертам ООО «Медэксперт», расположенного в г.Новосибирске. В соответствии с поступившим в суд заключением независимой военно-врачебной экспертизы ООО «Медэксперт» от 12 ноября 2009 года последствия перенесённой истцом черепно-мозговой травмы (от 28 ноября 2003 года) в виде выраженного гипертензионно-гидроцефального синдрома, нарушений ликвородинамики, микроочагов деструкции подкорковых образований теменных долей мозга, кисты эпифиза, выраженных астено-вегетативных нарушений получены при исполнении им служебных обязанностей в органах внутренних дел и являются военной травмой. На основании статьи 25-6, 23-в, 43-6, 44-6, 24-6, 59-в, 66-г, 13-д графы 2 Расписания болезней (и ТДТ) (приложения 1 к Инструкции, утверждённой приказом МВД России от 14 июля 2004 года № 440) испытуемый ограниченно годен к военной службе.
Заключением Федерального государственного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы» по Карачаево-Черкесской Республике от 3 марта 2008 года истец повторно признан инвалидом второй группы с причиной инвалидности «военная травма» с определением второй степени ограничения к трудовой деятельности. По заключению Бюро судебно-медицинской экспертизы Карачаево-Черкесской Республики от 29 июля 2010 года при комиссионной экспертизе у Серикова В.А. установлены последствия закрытой черепно-мозговой травмы в виде посттравматического церебрального арахноидита с выраженными нарушениями ликворообра-щения, выраженными астеническими, вегетативными и невротическими расстройствами, на фоне заболеваний сердечно-сосудистой системы, костно-суставной системы, пищеварительной системы, органов чувств, нарушения обмена веществ, которые вызвали значительно выраженные нарушения функций организма и по совокупности клинико-функциональных и профессиональных критериев влекут за собой утрату профессиональной трудоспособности в размере 100 % на момент увольнения из органов МВД.
При таких обстоятельствах суд приходит к выводам о том, что: 1) истец получил травму головы 28 ноября 2003 года при исполнении служебных обязанностей, и эта травма является военной травмой; 2) признанная ответчиками и подтверждённая экспертами ограниченная годность истца к военной службе обусловлена полученной им 28 ноября 2003 года военной травмой и её последствиями; 3) при увольнении из органов внутренних дел с формулировкой «по ограниченному состоянию здоровья» истец имел право на получение единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания; 4) будучи уволенным из органов внутренних дел по ограниченному состоянию здоровья, став инвалидом и полностью утратив профессиональную трудоспособность, истец имел и имеет право на получение ежемесячных денежных выплат в возмещение вреда здоровью.
Согласно ст.2 ГПК РФ одной из основных целей гражданского судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан. В данном случае нарушенные права истца подлежат восстановлению путём удовлетворения заявленных им исковых требований.
Истец просил суд признать недействительными протокол заседания ВВК МСЧ МВД по КЧР от 2 сентября 2008 года № 130 и заключение ВВК МСЧ МВД по КЧР от 2 сентября 2008 года № 821 об отмене свидетельства о болезни от 9 декабря 2004 года № 1859 и справки для оформления документов на выплату единовременного пособия от 9 декабря 2004 года № 1859. Данные требования являются правомерными и подлежат удовлетворению в полном объёме, поскольку оснований для отмены ранее выданных истцу свидетельства о болезни и справки для оформления документов на выплату единовременного пособия от 9 декабря 2004 года у ВВК МСЧ МВД по КЧР не имелось.
В соответствии с п.12 Положения о военно-врачебной экспертизе, утверждённого Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года № 123, порядок организации и проведения медицинского освидетельствования в органах внутренних дел определяются соответствующими федеральными органами исполнительной власти. Согласно п.45 этого же Положения порядок вынесения заключения о причинной связи увечий, заболеваний, пересмотра ранее вынесенного заключения о причинной связи увечий, заболеваний и его отмены при наличии вновь открывшихся обстоятельств получения увечья, заболевания и их связи с исполнением обязанностей военной службы (службы в органах) устанавливается федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба (служба в органах).
В соответствии с п.19 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, утверждённой Приказом МВД России от 14 июля 2004 года № 440 (зарегистрирована в Минюсте России 20 июля 2004 года под № 5926), военно-врачебные комиссии имеют право пересматривать собственные заключения о категории годности к службе в органах внутренних дел, военной службе по результатам повторного освидетельствования в следующих случаях: 1) если в состоянии здоровья освидетельствуемого произошли изменения, дающие основания для пересмотра ранее вынесенного заключения; 2) при наличии вновь открывшихся обстоятельств получения увечья, заболевания и их связи с исполнением служебных обязанностей, обязанностей военной службы; 3) при наличии вновь открывшихся обстоятельств, характеризующих тяжесть увечья. Иных оснований для пересмотра и отмены военно-врачебными комиссиями собственных заключений названная Инструкция не предусматривает. В данном случае ни одного из перечисленных в п.19 Инструкции оснований для отмены военно-врачебной комиссией собственного заключения не имелось.
Требования истца о взыскании с МВД по КЧР задолженности по единовременному пособию в размере пятилетнего денежного содержания с учётом индексации подлежат удовлетворению.
В соответствии с п.6 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утверждённой Приказом МВД России от 15 октября 1999 года № 805 (зарегистрирована в Минюсте России 15 октября 1999 года за № 1937) в случае гибели (смерти) сотрудника в период прохождения службы единовременное пособие в размере десятилетнего денежного содержания определяется из месячного оклада по занимаемой должности и месячного оклада в соответствии с присвоенным специальным званием (месячное денежное содержание) на день его гибели (смерти). Здесь же указано, что при исключении возможности дальнейшего прохождения службы сотрудником, признании его военно-врачебной комиссией ограниченно годным или не годным к военной службе в связи с телесными повреждениями непосредственно или при определившемся неблагоприятном исходе последствий телесного повреждения, причинная связь которого определена в формулировке «военная травма», единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания определяется из месячного денежного содержания сотрудника на день его увольнения со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» ст.58 Положения о службе в органах внутренних дел).
Истец просил суд взыскать с МВД по КЧР единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания с учётом индексации в сумме 307 638 руб. Данное требование является правомерным.
Как следует из имеющихся в деле денежных аттестатов от 24 января 2005 года и от 23 августа 2005 года, должностной оклад истца на момент его увольнения составлял 1 864 руб 80 коп, оклад по специальному званию - 899 руб 10 коп. Следовательно, размер месячного денежного содержания истца составлял 2 763 руб 90 коп (1864,80 + 899,10). Таким образом, единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания составит 165 834 руб (2763,90 х 60 = 165834). Указанная сумма подлежала выплате истцу при увольнении в январе 2005 года. В связи с тем, что данная сумма истцу своевременна не была выплачена, в связи с имевшейся в России инфляцией за истекший период она значительно обесценилась и подлежит индексации.
В Законе РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» от 24 октября 1991 года указывалось, что индексация взыскиваемых сумм производится на основании индекса потребительских цен, определяемых государственными органами статистики. Не смотря на то, что данный закон с 1 января 2005 года утратил силу, суд считает возможным применить предусматривавшийся этим законом порядок индексации неполученных истцом денежных сумм, поскольку такой порядок позволяет наиболее полно и точно обеспечить восстановление прав взыскателей денежных средств в случае их несвоевременного получения (неполучения) в условиях инфляции.
Как указано в Основных положениях о порядке наблюдения за потребительскими ценами и тарифами на товары и платные услуги, утвержденных постановлением Госкомстата России от 25 марта 2002 года № 23, индекс потребительских цен (ИПЦ) характеризует изменение во времени общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением для непроизводственного потребления, он измеряет отношение стоимости фиксированного набора товаров и услуг в ценах текущего периода к его стоимости в ценах предыдущего (базисного) периода. ИПЦ является одним из важнейших показателей, характеризующих инфляционные процессы в стране, и используется в целях осуществления государственной финансовой и денежно - кредитной политики, анализа и прогноза ценовых процессов в экономике, пересмотра минимальных социальных гарантий населению, решения отдельных правовых споров (п.I.1, п. II.1). Данная характеристика ИПЦ свидетельствует о том, что ИПЦ может и должен применяться в целях индексации денежных сумм при их несвоевременной выплате получателю. О правомерности применения в целях индексации ИПЦ свидетельствует и обширная правоприменительная, в том числе судебная практика.
Индексация денежных сумм и взыскание этой индексации с должника является не финансовой санкцией за какое-либо противоправное виновное действие или бездействие со стороны должника, а способом защиты имущественных прав взыскателя, которому в течение определенного периода времени должник не выплачивал причитающиеся истцу деньги. Реализуя предоставленное ст.126 Конституции Российской Федерации и п.5 ст.19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» право давать разъяснения по вопросам судебной практики, Президиум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 17 января 2001 года при обзоре судебной практики обратил внимание на то, что индексация - это не мера гражданско-правовой ответственности, а механизм, предназначенный для приведения платежей в соответствие с покупательской способностью денег на момент их выплаты. Как разъяснено в постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 2001 года, индексация является механизмом, предназначенным для реализации принципа полного возмещения убытков в условиях нестабильности цен, поэтому право на взыскание индексации не должно ставиться в зависимость от вины должника в соответствии с общими правилами ответственности за неисполнение обязательств.
В целях индексации взыскиваемой в пользу истца суммы долга по единовременному пособию следует применить ИПЦ по месту его проживания - в Карачаево-Черкесской Республике. В соответствии с расчётом истца сумма индексации единовременного пособия с учётом ИПЦ июля 2010 года к январю 2005 года (1,8551) составляет 307 638 руб (165834 х 1,8551). Данный расчёт ответчиками не оспорен и судом признаётся верным, поскольку он основан на официальных сведениях Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Карачаево-Черкесской Республике об ИПЦ за период с января 2005 года по июль 2010 года. Указанная сумма подлежит взысканию с МВД по КЧР в пользу истца.
Требования истца о взыскании с МВД по КЧР задолженности по ежемесячным платежам в возмещение вреда здоровью и о назначении таких выплат также заявлены обоснованно.
Право милиционеров, в том числе бывших сотрудников органов внутренних дел, на возмещение вреда здоровью в виде ежемесячных денежных сумм и корреспондирующая этому праву обязанность работодателей возместить таким образом причинённый вред неоднократно подтверждались Конституционным Судом Российской Федерации. Так, в постановлении от 26 декабря 2002 года № 17-П, в определениях от 11 июля 2006 года № 276-О и от 20 марта 2007 года № 208-О-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что объём прав военнослужащих и приравненных к ним лиц на возмещение вреда здоровью не должен быть ниже, чем для других лиц, получивших увечья при исполнении своих трудовых (должностных, служебных) обязанностей. При этом Конституционный Суд Российской Федерации в названных решениях подтвердил правомерность применения к указанным правоотношениям положений гл.59 (в частности, ст.1084) ГК РФ.
Положение ст.1084 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с иными нормами его главы 59 направлено на обеспечение возмещения вреда, причинённого здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, по общим правилам гражданского законодательства, регулирующим обязательства вследствие причинения вреда, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.
В соответствии с абз.4 ст.29 Закона Российской Федерации «О милиции» в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности ему выплачивается денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии. Действовавшая ранее Инструкция о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику милиции, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника милиции, утверждённая приказом МВД России от 31 мая 1993 года № 260 (была зарегистрирована в Минюсте России 21 июня 1993 года под № 284) в п.22 также устанавливала, что при назначении пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученным в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей), возможность дальнейшего прохождения службы и ведущих к увольнению по болезни или ограниченному состоянию здоровья, сотруднику ежемесячно выплачивается денежная компенсация в размере разницы между получаемым им на момент увольнения денежным содержанием и назначенной пенсией. Однако, как известно, фактически в соответствии со сложившейся судебной практикой, включая практику Верховного Суда России (например, определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 2001 года по делу № 88-В00-1), сотрудникам милиции, уволенным со службы по состоянию здоровья вследствие военной травмы, после введения в действие части второй ГК РФ ежемесячно назначались, присуждались и выплачивались суммы возмещения вреда в размере утраченного заработка, без учёта назначенной им пенсии, как это и предусмотрено ст.1064, ст.1085 и ст.1086 ГК РФ.
В настоящее время, не смотря на содержащееся в ст.29 Закона Российской Федерации «О милиции» ограничение размера возмещения вреда разницей между утраченным заработком и назначенной пенсией, полная ежемесячная выплата утраченного заработка сотрудникам милиции прямо предусмотрена п.22 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утверждённой приказом МВД России от 15 октября 1999 года № 805, согласно которому размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в соответствии со ст.1086 ГК РФ.
Тот факт, что истец является инвалидом вследствие военной травмы и получает пенсию по инвалидности, не влияет на решение вопроса о размере положенных ему выплат в возмещение вреда здоровью, поскольку в соответствии с п.2 ст.1085 ГК РФ при определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счёт возмещения вреда).
В соответствии со ст.1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности. При этом в состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, в суммах, начисленных до удержания налогов. Среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать.
В данном случае сумма утраченного истцом заработка исходя из 100 % утраты им профессиональной трудоспособности должна соответствовать его среднему заработку. При этом необходимо учитывать, что в соответствии с п.24 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причинённого имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утверждённой приказом МВД России от 15 октября 1999 года № 805, в случае изменения размера месячного денежного содержания сотрудников, состоящих на службе, размер возмещения вреда его здоровью подлежит соответствующему перерасчёту.
Определяя период, за который с ответчика следует взыскать задолженность по выплатам в возмещение вреда здоровью, суд принимает во внимание, что хотя 100 %-ая степень утраты истцом профессиональной трудоспособности была установлена заключением Бюро судебно-медицинской экспертизы лишь 29 июля 2010 года, однако фактически истец получил право на возмещение вреда здоровью со дня своего увольнения, то есть, с 21 января 2005 года.
Согласно расчёту истца за период с 21 января 2005 года до 1 сентября 2010 года исходя из установленного размера месячного денежного содержания сотрудников, состоящих на службе в органах внутренних дел, утраченный им заработок без индексации составил 929 773 руб 24 коп. Однако при расчёте указанной суммы истец необоснованно включил в него суммы ежемесячных денежных поощрений, установленные с 1 марта 2005 года Указом Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 года № 177 «О ежемесячном денежном поощрении отдельных категорий военнослужащих и сотрудников, имеющих специальные звания». Между тем, поскольку истец был уволен до 1 марта 2005 года, ежемесячное денежное поощрение не получал, а Указу Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 года № 177 обратная сила не придана, включение истцом в расчёт утраченного заработка этого денежного поощрения является неправомерным. Без включения в расчёт указанных сумм поощрений общая сумма неполученных истцом ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью за период с 21 января 2005 года до 1 сентября 2010 года составит 753 022 руб (929773,24 - 176751,24 = 753 022). Указанная сумма подлежит взысканию в пользу истца с МВД по КЧР.
Требование истца о назначении ему ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью с 1 сентября 2010 года в сумме 18 634 руб 03 коп подлежит удовлетворению в части. За вычетом необоснованно включённой в расчёт суммы ежемесячного денежного поощрения, установленного Указом Президента Российской Федерации от 18 февраля 2005 года № 177, размер ежемесячных платежей в возмещение вреда здоровью, начиная с 1 сентября 2010 года, должен составить 15 136 руб 97 коп (18634,03 - 3497,06).
Просьба истца о возмещении понесённых им судебных расходов подлежит частичному удовлетворению.
В соответствии со ст.88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. Согласно ст.94 ГПК РФ суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела. Как указано в ст.98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесённые по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Согласно ст.103 ГПК РФ издержки, понесённые судом в связи с рассмотрением дела, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В случае, если иск удовлетворен частично, издержки взыскиваются с истца, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально той части исковых требований, в удовлетворении которой ему отказано.
В данном случае настоящим решением требования Серикова В.А. к МСЧ МВД по КЧР удовлетворяются полностью, денежные требования к МВД по КЧР - частично, на 85 %. Поэтому, исходя из существа заявленных требова-ний и размера их удовлетворённой части, в пользу истца следует взыскать в возмещение понесённых им судебных расходов 85 % этих расходов.
Согласно представленным истцом документам за время рассмотрения настоящего дела он понёс судебные расходы на общую сумму 87 690 руб. Следовательно, в пользу истца следует взыскать в частичное возмещение этих расходов 74 536 руб 50 коп (87690 х 85 % = 74536,5).
Учитывая, что обращение истца в суд с иском было обусловлено действиями обоих ответчиков, суд в соответствии со ст.322 ГК РФ считает необходимым взыскать в пользу истца денежные средства в частичное возмещение понесённых им судебных расходов с обоих ответчиков в солидарном порядке.
Руководствуясь статьями 2, 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

Исковые требования Серикова ФИО1 к Федеральному государственному учреждению здравоохранения «Медико-санитарная часть» Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике удовлетворить.
Признать недействительными протокол заседания Военно-врачебной комиссии Медико-санитарной части Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике от 2 сентября 2008 года № 130 и заключение Военно-врачебной комиссии Медико-санитарной части Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике от                   2 сентября 2008 года № 821 об отмене свидетельства о болезни от 9 декабря 2004 года № 1859 и справки для оформления документов на выплату единовременного пособия от 9 декабря 2004 года № 1859, выданных Серикову ФИО1 Военно-врачебной комиссией Медико-санитарной части Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике.
Исковые требования Серикова ФИО1 к Министерству внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике о взыскании задолженности по единовременному пособию в размере пятилетнего денежного содержания, о взыскании задолженности по ежемесячным суммам возмещения вреда здоровью, о назначении и выплате ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью удовлетворить частично.
Взыскать с Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике в пользу Серикова ФИО1 единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания с учётом индексации за период с января 2005 года по июль 2010 года в сумме 307 638 рублей.
Взыскать с Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике в пользу Серикова ФИО1 задолженность по ежемесячным выплатам в возмещение вреда здоровью за период с 21 января 2005 года по 31 августа 2010 года в сумме 753 022 рубля.
Обязать Министерство внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике назначить и выплачивать Серикову ФИО1 ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью в сумме 15 136 рублей 97 копеек, начиная с 1 сентября 2010 года, с последующей индексацией согласно действующему законодательству.
В остальной части Серикову ФИО1 в иске к Министерству внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике отказать.
Взыскать с Министерства внутренних дел по Карачаево-Черкесской Республике в пользу Серикова ФИО1 65 188 рублей 75 копеек в частичное возмещение судебных расходов, связанных с рассмотре-нием гражданского дела.
Решение может быть обжаловано в Верховный суд Карачаево-Черкесской Республики с подачей кассационной жалобы и/или представления через Черкесский городской суд в течение десяти дней со дня его вынесения в окончательной форме. В окончательной форме мотивированное решение изготовлено 5 ноября 2010 года.
Судья Черкесского городского суда                        Ю.М.Коцубин

3

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

8 июля 2010 г. гор. Ростов-на-Дону

Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в составе председательствующего судьи Ольмезова А.А., с участием помощника военного прокурора 54 военной прокуратуры гарнизона лейтенанта юстиции Зайцева С.А., истца Васюкова И.А., его представителя Попова В.П., представителя ответчика Спиридонова Н.В., при секретаре Кутейниковой Т.А., рассмотрев материалы гражданского дела по иску бывшего военнослужащего войсковой части 3719 рядового в отставке ВАСЮКОВА Игоря Александровича к данной воинской части о возмещении вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы и компенсации морального вреда,

установил:

ВАСЮКОВ обратился в суд с иском к войсковой части 3719 о возмещении вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы и компенсации морального вреда за военную травму, полученную при прохождении им военной службы по призыву, ссылаясь на то, что 30 июня 2006 г. в ходе тактических занятий по штурму здания и обрушения бетонной плиты он получил открытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга, вдавленный перелом правой теменной кости и иные повреждения, вследствие чего был признан не годным к военной службе, уволен с таковой, ему установлена инвалидность 2 группы. До призыва на военную службу не работал, возмещение вреда здоровью не выплачивается. В связи с травмой перенес глубокие и тяжелые нравственные и физические страдания, травма повлекла осложнения в личной жизни, лишила возможности устроиться на работу, препятствует продолжить активную общественную жизнь. На основании этого просил суд: взыскать с ответчика в его пользу 94.668 рублей неполученных им денежных средств исходя из прожиточного уровня в 4.116 рублей трудоспособного населения, установленного на день обращения в суд; 2.000.000 в счет компенсации морального вреда и 450 рублей в качестве оплаты медицинского освидетельствования.

В ходе судебного разбирательства истец неоднократно изменял и увеличивал свои требования. В ходе судебного заседания 9 апреля 2010 г. просил суд взыскать с ответчика в его пользу всего 31.822.936 рублей, из которых:

- 100.348 рублей судебных издержек и расходов;

- 258.520 рублей своевременно не выплаченных денежных средств по возмещению вреда здоровью в виде ежемесячных платежей, исходя из прожиточного уровня в 5.620 рублей для трудоспособного населения (с 30.06.2006 г. по 9.04.2010 г. включительно, то есть за 46 месяцев);

- 28.152,4 рублей своевременно не выплаченного денежного пособия;

- 8.307,9 рублей денежной суммы процентов за неправомерное удержание воинской частью единовременного пособия;

- 95.482,2 рубля невыплаченной страховой суммы в размере 55 окладов;

- 1.332.116 рублей штрафа за несвоевременную выплату данной страховой суммы;

- 30.000.000 рублей денежной компенсации морального вреда.

В ходе судебного заседания 8 июля 2010 г. истец уменьшил свои требования на 181.100 рублей – выплаченной ему 2 июля 2010 г. страховой компанией страховой суммы в связи с установлением ему второй группы инвалидности, просив суд взыскать по вышеизложенным основаниям с ответчика 31.641.836 рублей.

При этом суть, основания и мотивировка требований истца о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда не изменились.

Представитель войсковой части 3719 исковых требований Васюкова не признал, указав, что истцом все предусмотренные законом выплаты в счет возмещения вреда здоровью получены, травма получена в результате его личной неосторожности, вины в этом ответчика нет, и на этом основании просил в удовлетворении всех требований истца отказать.

Изучив материалы искового заявления, представленные истцом и ответчиком доказательства, заслушав стороны и заключение прокурора, полагавшего необходимым отказать истцу в его требованиях, суд приходит к следующим выводам.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как следует из п. 2 ст. 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда здоровью при отсутствии вины причинителя.

Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровью, при отсутствии вины причинителя положениями ст. 1084 ГК РФ не предусмотрено.

Возмещение вреда государством в таких ситуациях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью военнослужащего имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц, органов военного управления.

Следовательно, возможность возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья военнослужащего исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также вину причинителя, ответственного за причинение вреда.

Во исполнение определений суда кассационной инстанции по делу Васюкова от 1 октября 2008 г. и 1 июля 2009 г. судом первой инстанции исследованы материалы, могущие свидетельствовать о наличии или отсутствии вины должностных лиц воинской части в получении Васюковым травмы.

Как видно из копии военного билета серии АК № 1580356, выданного 28 ноября 2005 г. военным комиссариатом Усть-Лабинского района Краснодарского края, выписки из книги протоколов призывной комиссии того же района, в ноябре 2005 г. Васюков И.А. был признан здоровым и годным к военной службе, призван на таковую, которую проходил в войсковой части 3719 внутренних войск МВД РФ, дислоцированной в п. Кадамовский Октябрьского района Ростовской области, досрочно уволен с военной службы 19 сентября 2006 г. в связи с признанием военно-врачебной комиссией не годным к военной службе.

Выписками из приказов командира войсковой части 3719 от 30 ноября 2005 г. № 241 и от 18 сентября 2006 г. № 186 подтверждается соответственно зачисление Васюкова в списки части с 30 ноября 2005 г., его досрочное увольнение с военной службы и исключение из таковых списков с 19 сентября 2006 г. в связи с признанием не годным к военной службе.

Согласно копии свидетельства о болезни военного госпиталя внутренних войск МВД РФ – войсковая часть 3057 № 1660 от 5 сентября 2006 г., утвержденного 11 сентября 2006 г. окружной военно-врачебной комиссией Северо-Кавказского округа ВВ МВД РФ видно, что госпитальной военно-врачебной комиссией был освидетельствован военнослужащий по призыву, стрелок войсковой части 3719, рядовой ВАСЮКОВ И.А. Анамнез: согласно выданной командиром части справке о травме № 7 от 26 июля 2006 г., в результате подготовки по захвату здания получил: открытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга легкой степени тяжести, вдавленный перелом правой теменной кости, субарахноидальное кровоизлияние, перелом пирамиды правой височной области, правого большого крыла основной кости, посттравматический перифирический парез правого лицевого нерва, посттравматическую нейросенсорную тугоухость справа. Диагноз и заключение военно-врачебной комиссии: дефект костей теменной области справа (площадью 23,7 кв. см.) замещенный протакрилом после операции декомпрессионно-резекционной трепанации черепа (30.06.06 г.) по поводу открытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга легкой степени тяжести, субарахноидального кровоизлияния, вдавленного перелома правой теменной кости, посттравматической невропатии правого лицевого нерва со значительным нарушением функции мимических мышц правой половины лица. Хронический посттравматический двухсторонний катаральный гайморит. Хроническая посттравматическая нейросенсорная тугоухость справа со снижением восприятия шепотной речи д. XXX,0 м. на правое ухо, сохранением восприятия шепотной речи 6,0 м. на левое ухо. Ксероз роговицы правого глаза. Окрепший рубец передней поверхности шеи после операции трахеотомии (30.06.06г.). Искривление перегородки носа без затруднения носового дыхания. Военная травма. На основании статьи 81 «а», 27 «б», 49 «в» графы II Расписания болезней и ТДТ (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. № 123) – "Д" – не годен к военной службе.

Из исследованной в судебном заседании копии справки от 5 сентября 2006 г. № 1010, выданного военным госпиталем – войсковая часть 3057 усматривается, что Васюков И.А. находился на стационарном лечении в названном военно-лечебном учреждении с 30 июня по 6 сентября 2006 г. по поводу вышеперечисленных телесных повреждений, относящихся к повреждениям тяжелой степени.

Копиями заявления Васюкова от 11 сентября 2006 г., протокола заседания комиссии по назначению единовременного пособия войсковой части 3719, справкой воинской части о размере его должностного оклада, справкой от 24 июля 2008 г. начальника финансовой службы войсковой части 3719 и платежного поручения № 250 от 17 ноября 2006 г. подтверждается, что Васюкову воинской частью перечислено 76.590 рублей в виде единовременного пособия в размере 60 окладов при досрочном увольнении с военной службы в связи с признанием его негодным к военной службе вследствие военной травмы, полученной им при исполнении обязанностей военной службы.

Справкой Усть-Лабинского отделения № 1815 Сбербанка России от 14 декабря 2009 г. № 05-13/491 подтверждается зачисление на вклад Васюкова И.А. следующих сумм:

- 16.10.2006 г. – 17.360 руб. 40 коп. по платежному поручению № 668 от 13.10.2006 г., плательщик ОАО «Росгосстрах», назначение платежа – выплата страховых сумм по обязательному государственному страхованию;

- 21.11.2006 г. – 76590 руб. по платежному поручению № 250 от 17.11.2006 г., плательщик войсковая часть 3719, назначение платежа – единовременное пособие при увольнении в размере 60 окладов денежного содержания.

Как видно из копии справки от 21 июня 2007 г. № 03-06/1825, выданной руководителем филиала № 51 Главного бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю Васюков освидетельствован в названном учреждении в период с 18 октября по 25 декабря 2006 г., ему определена вторая группа инвалидности по причине: «военная травма», сроком на один год, т. е. д. XXX ноября 2007 г., выписана справка серии МСЭ-2006 № 000883297.

Согласно копий справок МСЭ-2006 № 0000910060, МСЭ-2007 № 1186123, МСЭ № 2176381 вторая группа инвалидности повторно устанавливалась Васюкову учреждением медико-социальной экспертизы, установлена в настоящее время на срок д. XXX ноября 2010г.

Из исследованных в судебном заседании копий удостоверения инвалида серии Р № 227471 выданного Управлением социальной защиты населения Усть-Лабинского района Краснодарского края 9 января 2007 г. и пенсионного удостоверения № 321487 выданного Усть-Лабинским Управлением пенсионного фонда Краснодарского края 27 декабря 2006 г. на имя ВАСЮКОВА И.А., а также справки № 124813 отдела назначения и перерасчета пенсий УПФ РФ по тому же району видно, что ему, как инвалиду второй группы с 1 декабря 2006 г. назначена пенсия по инвалидности в размере 2587 руб. 73 копеек.

Выписками из лицевого счета по вкладу Васюкова в Сбербанке РФ от 24 мая 2010 г. и от 7 июля 2010 г. подтверждается выплата ему пенсии по вышеуказанным основаниям, а также зачисление страховой суммы в размере 181.100 рублей в связи с получением инвалидности.

Выпиской из истории болезни № 3184 и справкой от 2 сентября 2009 г. госпиталя медсанчасти ГУВД Краснодарского края на имя Васюкова И.А. подтверждается, что последнему в настоящее время оказывается бесплатная медицинская помощь в лечебном учреждении Министерства внутренних дел РФ.

В соответствии со ст. 71 ГПК РФ к письменным доказательствам, содержащим сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела относятся, в том числе приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний.

Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением по ранее рассмотренному делу обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как видно из постановления следователя от 5 июня 2009 г. травма получена Васюковым в результате несчастного случая - самопроизвольного обрушения бетонного козырька полуразрушенного здания, лиц, виновных в причинении данной травмы нет, в связи с чем в возбуждении уголовного дела по факту причинения тяжкого вреда здоровью Васюкова отказано за отсутствием события преступления, а в отношении прапорщика Любинецкого Л.Ю. по признакам халатности – отказано за отсутствием состава преступления.

Постановлением судьи Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 3 ноября 2009 г., вступившим в законную силу 3 декабря 2009 г. жалоба Васюкова, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ на вышеназванное постановление следователя оставлена без удовлетворения.

Названным постановлением установлены следующие обстоятельства получения травмы Васюковым.

Как указано в тексте постановления судьи, из объяснений военнослужащих войсковой части 3719 Калимуллина И.З., Голика К.Ю., Тахаутдинова А.Р., Валитова Г.К., Абзялова Д.Г., Туркина С.Ю. и Максимова П.О. следует, что 30 июня 2006 г. около 12 часов на территории полигона «Кадамовский» они под управлением прапорщика Любинецкого Л.Ю. выполняли занятия по тактической подготовке. Последним был объявлен перерыв и личный состав группы убыл к полуразрушенному зданию и находился с его теневой стороны. В это же время Васюков и Стерненко В.В. зашли под бетонный козырек того же здания с другой стороны и через непродолжительное время с места, где находились последние, донесся шум падения. Когда военнослужащие группы подбежали к данному месту, то увидели, что Васюков придавлен плитой и получил травмы головы, после чего последнего извлекли из-под плиты и доставили в медицинское учреждение. При этом непосредственно в здании, на его крыше или стенах элементы тактической подготовки не отрабатывались.

В этом же постановлении судьи приведены объяснения Стерненко В.В., очевидца происшедшего, согласно которым, во время перерыва в занятиях, он и Васюков зашли под бетонный козырек вышеуказанного здания, прислонившись к стене. Он увидел, как осыпаются кирпичи, на которые была уложена плита, и ему удалось отскочить в сторону, а Васюков был придавлен плитой и получил травму головы. На этом здании элементы тактической подготовки не отрабатывались, и прапорщик Любинецкий такой задачи ему и Васюкову не ставил.

Согласно справок от 15 декабря 2008 г. № 127 войсковой части 3719, № 1-4-143 войсковой части 3701, № 224 от 3 июля 2006 г. войсковой части 3660, № 6/136 от 1 июля 2006 г. войсковой части 3667, в оперативном управлении и на балансе названных воинских частей недостроенное здание не числится.

Из расписания занятий, утвержденного 23 июня 2006 г. командиром войсковой части 3719, прапорщик Любинецкий обязан был 30 июня 2006 г. провести на тактическом поле с военнослужащими сводной группы специального назначения физическую (тема № 2, занятие № 9), и тактическую (тема № 7) подготовку.

Согласно выписке из программы боевой подготовки подразделений воинских частей специального назначения внутренних войск МВД РФ занятие № 9 темы № 2 – «Разучивание и тренировка техники бега по пересеченной местности, способов переноски оружия и подготовки снаряжения при совершении марш-бросков», тема № 7 тактической подготовки – тактико-строевое занятие «Взвод на марше и в походном охранении».

Как следует из протокола судебного заседания по данному гражданскому делу от 16 декабря 2008 г. свидетель Абзялов Д.Г., бывший военнослужащий войсковой части 3719, показал, что группа под руководством Любинецкого совершала марш-бросок на полигоне. Последний объявил перерыв для отправления естественных надобностей и отдыха. Остановка была перед кирпичным зданием. При остановке Любинецкий никаких команд, кроме разрешения справить нужду не давал. Минут через десять он услышал грохот, подбежав к зданию, увидел, что Васюкова придавило плитой, которую подняли, отправив последнего в лечебное учреждение. Здание, с которого упала плита для отработки занятий не использовалось. Васюков под плитой находился без шлема, при этом команды от старшего снимать каски не было.

Допрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля прапорщик Любинецкий Л.Ю., бывший военнослужащий войсковой части 3719, показал, что 30 июня 2006 г. он руководил тактическими занятиями по подготовке сводной группы специального назначения к соревнованиям внутренних войск. Ни в плане занятий, ни в плане соревнований штурм здания не был предусмотрен, поэтому не отрабатывался. В указанный день все военнослужащие группы, в том числе Васюков, получили бронежилеты, каски-сферы и личное оружие без боеприпасов, для отработки марш-броска в экипировке. После примерно получасового марш-броска по территории полигона, он, Любинецкий, объявил перерыв для кратковременного отдыха и отправления естественных надобностей. Остановка была вблизи полуразрушенного кирпичного здания. Через несколько минут он, Любинецкий услышал шум, прибежав на который, увидел лежащего под бетонной плитой Васюкова без каски, с травой головы. Последний был извлечен из-под плиты и направлен в госпиталь. Со слов Стерненко ему стало известно, что тот и Васюков зашли в тень под козырек у входа в данное здание, после чего этот козырек обвалился. Никакого штурма Васюковым и Стерненко этого здания не было, он, Любинецкий, таких команд им не давал.

Аналогичные показания по обстоятельствам получения травмы Васюковым дали допрошенные в судебном заседании бывшие военнослужащие войсковой части 3719 рядовые запаса Нибо Р.А., Левченко В.А., сержант запаса Некипелов Н.А.

При этом Нибо и Некипелов, каждый в отдельности показали, что никаких команд по штурму полуразрушенного здания Любинецкий никому из военнослужащих группы, в том числе Васюкову, не давал, а травма последнего произошла во время перерыва в ходе марш-броска в связи с самопроизвольным обрушением плиты козырька этого здания.

Свидетель Левченко показал, что в марш-броске не участвовал по причине нахождения в суточном наряде, о травме Васюкова во время перерыва в занятиях узнал со слов сослуживцев. С его, Левченко, участием штурма полуразрушенного здания на полигоне при подготовке к соревнованиям никогда не проводилось.

Что касается показаний, данных в суде свидетелем Стерненко В.В., бывшим военнослужащим войсковой части 3719, подтверждающих версию истца о получении тем травмы при отработке штурма полуразрушенного здания, то к этим показаниям суд относится критически, поскольку они не последовательны, противоречивы, не подтверждаются иными исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями вышеперечисленных свидетелей, сам Стерненко В.В. находится в дружеских отношениях с истцом и поддерживает с ним отношения после увольнения с военной службы.

По смыслу положений Конституции РФ военная служба, посредством которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, и следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу того же основного закона РФ – влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсацию в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении военной службы.

Обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих, установленное в целях защиты их социальных интересов и интересов государства является формой исполнения государством обязанности возместить ущерб, который может быть причинен жизни или здоровью этих лиц при прохождении ими службы, наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью могут быть установлены им на основании других законов.

Таким образом, посредством обязательного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, военнослужащим обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, право на охрану здоровья, а также осуществляется гарантируемое социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом.

Если же вред здоровью военнослужащего причинен при исполнении обязанностей военной службы, то ему, вместо возмещения вреда государством, в соответствии с п. 3 ст. 18 федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и со ст. 5 федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…" (с последующими изменениями и дополнениями) выплачиваются единовременное пособие и предусмотренные вышеперечисленными нормами закона страховые суммы.

Порядок выплаты страховых сумм установлен постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. № 855.

Таким образом, суд приходит к выводу, что Васюков, получивший повреждение здоровья на военной службе, реализовал в полном объеме свое право на получение определенных законом страховых сумм, единовременного пособия, получает в настоящее время определенные государством социальные выплаты по инвалидности, а также пользуется бесплатным лечением в медицинском учреждении МВД России.

Доводы истца о том, что ответчик обязан возместить моральный вред, причиненный полученной травмой, суд признает несостоятельными по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, в том числе жизнь и здоровье.

Компенсация морального вреда, согласно положений ст. 1100 ГК РФ, осуществляется независимо от вины причинителя в случае когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Как следует из требований абзаца 2 п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда, в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

Анализ исследованных в судебном заседании доказательств позволяет суду придти к выводу, что 30 июня 2006 года, являясь военнослужащим по призыву, исполняя обязанности по службе, Васюков получил травму в результате несчастного случая и его личной неосторожности, виновности иных лиц в получении им тяжелой травмы не имеется и она в определенном законом порядке не установлена.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что предусмотренных законом оснований для возмещения вреда здоровью истца, полученного в результате его грубой неосторожности и компенсации морального вреда, при отсутствии виновности иных лиц и получения истцом предусмотренных законом страховых выплат, единовременного пособия и социального обеспечения не имеется, в связи с чем полагает необходимым в удовлетворении исковых требований Васюкова отказать.

Данный вывод суда полностью согласуется с правовой позицией, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 г. № 276-О, согласно которой возмещение вреда жизни и здоровью военнослужащих возможно только в случае, если причинитель вреда установлен либо в отношении которых существует специальное правовое регулирование.

Руководствуясь ст.ст. 194-198, 199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении иска ВАСЮКОВА Игоря Александровича к войсковой части 3719 о возмещении вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы и компенсации морального вреда - отказать

Судебные расходы возложить на истца.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

...

Председательствующий А.А. Ольмезов

4

2008.10.15 - Решение районного суда, взыскавшего в пользу заявителя денежные средства в счёт возмещения вреда здоровью, оставлено без изменения

                                                                                                        Дело № 33-3981

В суде первой инстанции дело рассматривала судья Позднякова О.Ю.

КАССАЦИОННОЕ  ОПРЕДЕЛЕНИЕ: ссылка

Судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда в составе:

Председательствующего:   Скурихиной Л.В.

Судей: Верхотуровой И.В., Аноприенко К.В.

Рассмотрела в судебном заседании 15 октября 2008 года дело по иску Чепула Бориса Станиславовича к Дальневосточному управлению Внутренних дел на транспорте  о взыскании суммы в возмещение вреда, причиненного здоровью по кассационной жалобе Дальневосточного управления Внутренних дел на транспорте на решение Кировского  районного суда г.  Хабаровска от 29 июля 2008 года.

Заслушав доклад судьи Скурихиной Л.В., заключение прокурора Цуриковой Т.А.,   пояснения Чепула Б.С., представителя Дальневосточного управления Внутренних дел на транспорте по доверенности Полоник Л.А., судебная коллегия

Установила:

Чепула Б.С. обратился в суд с иском к ответчику о взыскании суммы в возмещение вреда, причиненного его здоровью.

В обоснование иска указал, что с 7.09.1993г. по 8.06.2002г. проходил службу в Дальневосточном УВД на транспорте. В должности командира разведки отряда ОМОН был направлен в служебную командировку в Чеченскую Республику, где при выполнении боевого задания 12.04.2000г. получил тяжелое минно-взрывное ранение верхних и нижних конечностей. По заключению военно-врачебной комиссии УВД по Хабаровскому краю от 26.04.2002г. полученное им ранение отнесено к военной травме,  он был признан негодным к военной службе и приказом начальника ДВ УВДТ от 30.05.2002г. уволен из органов внутренних дел с 8.06.2002г. по ст.19 п. «ж» Закона РФ «О милиции» (по болезни). В июне 2002г. решением Медико-социальной экспертизы ему установлена 2 группа инвалидности.

Согласно Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели или причинения увечья сотруднику ОВД, утвержденной приказом МВД России от 15.10.1999г. № 805, при назначении пенсии по инвалидности, связанной с повреждением здоровья, полученным при исполнении служебных обязанностей и ведущем к досрочному увольнению со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья, сотруднику ежемесячно выплачивается сумма возмещения вреда, причиненного его здоровью. Размер вреда, подлежащего возмещению, определяется в соответствии со ст.1086 Гражданского кодекса РФ.

В период с 1.07.2002г. по январь 2008г. ответчик частично производил оплату суммы возмещения вреда, несмотря на то, что утрата им профессиональной трудоспособности составляет 100%. Поэтому за указанный спорный период недополученная сумма возмещения вреда составляет 394 348 рублей, которую он просит взыскать с ответчика.

Кроме того, истец просит взыскать с ответчика ежемесячно в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, утраченный заработок в размере  14 712 рублей с последующим перерасчетом в случае изменения размера месячного денежного содержания сотрудников, состоящих на службе.

Представитель ответчика иск признал частично.

Решением районного суда  иск  удовлетворен: с Дальневосточного управления внутренних дел на транспорте в пользу Чепула Б.С. в счет возмещения вреда здоровью взыскано 394 348 рублей за период с 1.07.2002г. по 1.07.2008г.; ежемесячно с 1.07.2008г. в счет возмещения вреда причиненного здоровью утраченный заработок в размере 14 712 рублей с последующим перерасчетом в случае изменения размера месячного денежного содержания.

В кассационной жалобе представитель Дальневосточного управления внутренних дел на транспорте просит  решение суда отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на нее, заключение прокурора, полагавшего решение оставлению без изменения, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Из материалов дела усматривается, что истец проходил службу в Дальневосточном управлении Внутренних дел на транспорте в должности оперуполномоченного ОРБ и в период выполнения боевого задания на территории Чеченской Республики 12.04.2000г. получил тяжелое минно-взрывное ранение верхних и нижних конечностей. По заключению ВВК УВД по Хабаровскому краю от 26.04.2002г. признан негодным к военной службе вследствие военной травмы и приказом начальника ДВ УВДТ был уволен из органов внутренних дел с 8.06.2002г. по ст.19 п. «ж» Закона РФ «О милиции». В июне 2002г. решением медико-социальной экспертизы Чепула Б.С. установлена 2 группа инвалидности и при очередном переосвидетельствовании в мае 2008г. 2 группа инвалидности вследствие военной травмы установлена бессрочно.

В соответствии с положениями п.п.21, 22 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной Приказом МВД России от 15 октября 1999г. № 805, при назначении пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» статьи 58 Положения), сотруднику ежемесячно выплачивается сумма в возмещение вреда, причиненного его здоровью.

Размер вреда, подлежащего возмещению,  определяется в соответствии со статьей 1086 Гражданского кодекса РФ, а именно: в процентах к среднему месячному заработку (доходу) потерпевшего до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности.

Судом установлено, что Чепула Б.С. признан «Д» - негодным к военной службе и у него имеется 100% утрата профессиональной трудоспособности оперуполномоченного ОРБ Дальневосточного управления Внутренних дел на транспорте.

С учетом установленного и требований закона, истцу с момента установления инвалидности и увольнения из органов внутренних дел подлежала выплате ежемесячно сумма в  возмещение вреда, причиненного его здоровью,  в размере 100% утраченного денежного содержания сотрудника, состоящего на службе.   

Как следует из пояснений истца и данное обстоятельство не отрицает в судебном заседании представитель ответчика, Чепуле Б.С. с 1.07.2002г. по январь 2008г.  производилась выплата сумм в возмещение вреда здоровью в размере разницы между денежным содержанием и пенсией по инвалидности, что не согласуется с положениями вышеприведенного законодательства.

При таком положении суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что в пользу истца подлежит взысканию недополученная сумма в возмещение вреда здоровью за весь спорный период с 1.07.2002г. по 1.07.2008г., что составляет, исходя из представленного расчета,  394 348 рублей.

Мотивы, по которым судом отклонены доводы ответчика о возможности удовлетворения требований истца,  с учетом ст.208 Гражданского кодекса РФ, только за три года, предшествовавших обращению с иском, приведены в решении суда и они являются правильными.

Как следует из содержания искового заявления и пояснений истца его требования не связаны с  признанием за ним права на получение сумм возмещения вреда здоровью.  Право на получение такого возмещения ответчиком не оспаривалось и не оспаривается в настоящее время,  выплата таких сумм ответчиком фактически  производилась с 1.07.2002г., однако размер возмещения был определен без учета требований закона.

Поэтому, обосновывая размер подлежащего взысканию в пользу истца возмещения вреда за спорный период, суд правильно исходил из того, что сумма возмещения, не полученная своевременно по вине финансового подразделения соответствующего органа внутренних дел, подлежит взысканию без ограничения каким-либо сроком.

Судом всесторонне и полно исследованы все доказательства по делу, правильно определены юридически значимые обстоятельства и верно применен материальный закон, подлежащий применению. Оснований к отмене судебного решения не имеется.

Доводы кассационной жалобы о неправильном применении судом положений ст.208 Гражданского кодекса РФ при разрешении возникшего спора несостоятельны по мотивам, изложенным в судебном решении.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Кировского районного суда г. Хабаровска от 29 июля 2008 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Дальневосточного управления Внутренних дел на транспорте - без удовлетворения.

Председательствующий:         Л.В. Скурихина

Судьи   И.В. Верхотурова К.В. Аноприенко

5

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДД.ММ.ГГГГ город Улан-Удэ

Улан-Удэнский гарнизонный военный суд в составе председательствующего - судьи Романенко Д.А., при секретаре Доржиевой О.Б., с участием прокурора - старшего помощника военного прокурора Улан-Удэнского гарнизона майора юстиции Смирнова С.В., заявителя Шванькова А.В. и его представителя - адвоката Сафаралиева Д.Х., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрел гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № сержанта запаса Шванькова Андрея Викторовича об оспаривании действий командира войсковой части №, связанных с невыплатой заявителю денежного довольствия, а также бездействия командира войсковой части №, начальника филиала № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» и госпитальной военно-врачебной комиссии филиала № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации», связанного с непринятием мер по направлению заявителя на освидетельствование военно-врачебной комиссии и оформлению документов вследствие полученной им военной травмы.

В судебном заседании военный суд, -

установил:

Шваньков обратился в суд с заявлениями, в которых указывает, что 17 декабря 2009 года он был призван на военную службу, которую проходил в войсковой части №, дислоцированной в <адрес>. 8 декабря 2010 года, находясь при исполнении служебных обязанностей, заявитель получил тяжелую травму в виде множественных повреждений позвоночника и грудной клетки, по поводу чего до 14 января 2011 года находился на лечении в филиале № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» (филиале № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ»), по окончании которого ему было рекомендовано полное освобождение от исполнения обязанностей военной службы сроком на 15 суток. Между тем, уже с 17 января 2011 года командир войсковой части №, не желая ожидать заключения военно-врачебной комиссии (ВВК) о категории годности заявителя к военной службе, уволил его в запас по истечении срока службы по призыву. При этом денежным довольствием заявитель был рассчитан только по 17 декабря 2010 года.

Шваньков также указывает, что 30 января 2011 года, по истечении 15 реабилитационных суток он вернулся в филиал № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ», однако в проведении освидетельствования ВВК на предмет годности к военной службе и оформлении свидетельства о болезни, заявителю было отказано по причине того, что на тот момент он уже не являлся военнослужащим. Кроме того, в связи с тем, что командование части не представило в госпиталь справку о травме, также не была установлена причинная связь полученного заявителем увечья с исполнением им обязанностей военной службы.

Далее Шваньков указывает, что в связи с полученной травмой он признан инвали д. XXX группы и нуждается в дальнейшем лечении. Между тем, заявитель лишен возможности воспользоваться своим правом на прохождение лечения в военно-медицинских учреждениях, так как фактически был уволен с военной службы не по состоянию здоровья вследствие военной травмы, а по другому основанию. Кроме того, по причине отсутствия свидетельства о болезни заявитель лишен возможности оформить пенсию по инвалидности вследствие военной травмы, а также получить страховое возмещение как инвалиду 3 группы.

На основании изложенного, Шваньков просит военный суд:

- признать действия командира войсковой части №, связанные с невыплатой заявителю денежного довольствия за период с 17 декабря 2010 года по 17 января 2011 года, незаконными;

- обязать начальника ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области», в котором войсковая часть № состоит на финансовом обеспечении, выплатить заявителю денежное довольствие за период с 17 декабря 2010 года по 17 января 2011 года в сумме 441 рубль 78 копеек;

- признать бездействие командира войсковой части №, начальника филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» и госпитальной военно-врачебной комиссии, связанное с непринятием мер по направлению заявителя на освидетельствование военно-врачебной комиссии и оформлению документов вследствие полученной им военной травмы, незаконным;

- обязать командира войсковой части № представить в филиал № ФГУ «№ ОВКГ СибВО» справку о травме, указав причинную связь получения заявителем травмы - «при исполнении обязанностей военной службы»;

- обязать начальника филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» организовать проведение освидетельствования заявителя госпитальной ВВК на предмет определения категории годности его к прохождению военной службы, а также причинной связи травмы с исполнением обязанностей военной службы, по результатам которого выдать заявителю свидетельство о болезни;

- обязать госпитальную ВВК филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» провести освидетельствование заявителя на предмет определения категории годности к прохождению военной службы и причинной связи увечья с исполнением обязанностей военной службы.

Кроме того, Шваньков ходатайствовал о возмещении ему судебных расходов, состоящих из уплаченной государственной пошлины в размере 200 рублей, а также издержек на оплату услуг представителей в сумме 25000 рублей, которые просил взыскать с ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области».

В судебном заседании заявитель Шваньков и его представитель Сафаралиев требования заявлений поддержали и подтвердили изложенные в них доводы.

При этом Шваньков просил обратить решение суда к немедленному исполнению, в связи с тем, что нарушение его прав носит длящийся характер, а вследствие полученной травмы происходит ухудшение состояния здоровья заявителя.

Начальник филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» Шевченко, представитель командира войсковой части № Мустафаев, а также начальник ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области» Клименко в судебное заседание не прибыли, ходатайствовав о разбирательстве дела в их отсутствие.

При этом из письменных возражений Шевченко усматривается, что требования заявления он не признает, так как на момент выписки Шванькова из военного госпиталя окончательное его освидетельствование на предмет определения категории годности к военной службе не проводилось в связи с незаконченным лечением и необходимостью проведения реабилитационных мероприятий, в последующем же заявитель не был принят в госпиталь по причине отсутствия направления командира части. Кроме того, Шевченко просил применить к требованиям Шванькова последствия пропуска заявителем трехмесячного срока обращения в суд.

Выслушав объяснения заявителя и его представителей, а также заключение прокурора, полагавшего, что требования Шванькова следует удовлетворить полностью, исследовав материалы дела, военный суд приходит к следующим выводам.

Так, согласно ст.41 Конституции РФ, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В соответствии со ст. 25 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года №5487-1, военнослужащие имеют право на медицинское освидетельствование для определения годности к военной службе и досрочное увольнение с военной службы на основании заключения военно-врачебной комиссии. Порядок организации медицинской помощи военнослужащим устанавливается законодательством Российской Федерации и нормативными актами Министерства обороны Российской Федерации.

Согласно ст.16 федерального закона от 27 мая 1998 года №76-ФЗ «О статусе военнослужащих», граждане, уволенные с военной службы вследствие травмы, полученной ими при исполнении обязанностей военной службы, могут приниматься на обследование и лечение в военно-медицинские учреждения в порядке, определяемом Министерством обороны Российской Федерации.

В соответствии с п.1 ст.18 Закона, военнослужащие подлежат обязательному государственному личному страхованию за счет средств федерального бюджета. Основания, условия и порядок обязательного государственного личного страхования указанных военнослужащих устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст.ст. 1,5 федерального закона от 28 марта 1998 года №52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы», жизнь и здоровье военнослужащих подлежат обязательному государственному страхованию со дня начала военной службы по день окончания военной службы. В случае установления застрахованному лицу инвалидности III группы до истечения одного года после увольнения с военной службы вследствие травмы, полученной в период прохождения военной службы, ему выплачивается страховая сумма размере 25 окладов месячного денежного содержания.

Как следует из п.п. 10, 16 «Инструкции об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы», утвержденной приказом Минобороны РФ от 10 октября 1998 года №455, увольняемым с военной службы военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, в связи с признанием их военно-врачебными комиссиями негодными или ограниченно годными к военной службе воинской частью выдается заверенная в установленном порядке копия свидетельства о болезни для представления ее в страховую организацию на предмет решения вопроса о выплате страховых сумм. При этом командирами воинских частей на основании учетно-послужных документов пострадавших военнослужащих, материалов расследований и других документов оформляются также справки об обстоятельствах наступления страхового случая.

В соответствии с п.3 ст.18 Закона, при увольнении с военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, в связи с признанием их негодными к военной службе вследствие травмы, полученной ими при исполнении обязанностей военной службы, им выплачивается единовременное пособие в размере 60 месячных окладов по воинской должности по первому тарифному разряду, предусмотренному для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту на должностях, подлежащих комплектованию солдатами, матросами, сержантами и старшинами, установленных на день выплаты пособия.

Как следует из п.п.10,12 «Инструкции о порядке выплаты в Министерстве обороны Российской Федерации единовременных пособий военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, и членам их семей», утвержденной приказом Министра обороны РФ от 2 февраля 1999 года №55, досрочно уволенным с военной службы военнослужащим в связи с признанием их ВВК негодными к военной службе вследствие травмы, полученной ими при исполнении обязанностей военной службы, воинской частью выдаются копия свидетельства о болезни для представления их в страховую организацию. Порядок медицинского освидетельствования военнослужащих определяется Инструкцией о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации.

Согласно ст.15 федерального закона от 15 декабря 2001 года №166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», пенсия по инвалидности военнослужащим, проходившим военную службу по призыву, при наступлении III группы инвалидности вследствие военной травмы назначается в размере 175 процентов размера социальной пенсии. Инвалидностью вследствие военной травмы считается инвалидность, наступившая вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы.

В соответствии с п.7 «Разъяснений об определении федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы причин инвалидности», утвержденных Постановлением Минтруда РФ от 15 апреля 2003 года №17, факт получения травмы в период прохождения военной службы может быть подтвержден свидетельством о болезни, оформленном военно-медицинским учреждением.

Анализ положений приведенных выше нормативных правовых актов позволяет суду прийти к выводу о том, что для определения конкретного объема закрепленных в них социальных прав и гарантий военнослужащего, получившего в период службы травму, необходимо, прежде всего, установить категорию его годности к военной службе вследствие полученной травмы, а также наличие причинной связи между травмой и исполнением им служебных обязанностей.

При этом, в соответствии с п.3 Положения о военно-врачебной экспертизе (Положения), утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года №123, обязанность по установлению указанных обстоятельств возложена на военно-врачебные комиссии.

Согласно копии военного билета, 17 декабря 2009 года Шваньков был призван военную службу, которую проходил в войсковой части №, дислоцированной в <адрес>.

Как видно из постановления старшего следователя военного следственного отдела по Иркутскому гарнизону от 28 августа 2011 года, 8 декабря 2010 года заявитель, следуя во исполнение распоряжения командования части за получением оружия из полевого лагеря «<данные изъяты>» в пункт постоянной дислокации войсковой части № в кузове служебного автомобиля, в результате дорожно-транспортного происшествия, связанного с опрокидыванием указанного автомобиля, получил телесные повреждения, которые по заключению судебно-медицинского эксперта расцениваются как тяжкий вред здоровью.

В соответствии с п.1 ст. 37 федерального закона от 28 марта 1998 года №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы в том числе в случае выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром.

Таким образом, Судом установлено, что 8 декабря 2010 года Шваньков получил травму именно при исполнении обязанностей военной службы.

Как усматривается из копии истории болезни, заявитель получил следующие повреждения: закрытую позвоночно-спинальную травму в виде закрытого фрагментарного перелома дужки шестого шейного позвонка, компрессионного перелома тела седьмого шейного позвонка первой степени без смещения отломков, сотрясения спинного мозга; тупую травму забрюшинного пространства; ушиб правой почки; тупую травму грудной клетки, в виде закрытого перелома седьмого, восьмого и десятого ребер без смещения отломков, фрагментарного перелома девятого ребра со смещением отломков, гемоторакса справа, посттравматического пульмонита правого легкого; закрытый перелом остистых отростков восьмого, девятого и одиннадцатого грудных позвонков со смещением отломков; множественные ушибы и ссадины мягких тканей туловища и верхних конечностей, по поводу чего в период с 8 декабря 2010 года по 14 января 2011 года находился на лечении в травматологическом отделении филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ», расположенном в городе Иркутске.

В соответствии с п.35 Положения и п.124 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации (Инструкции), утвержденной приказом Министра обороны РФ от 20 августа 2003 года № 200, начальник военно-медицинского учреждения, при котором создана ВВК, по окончании стационарного лечения военнослужащего, получившего увечье при исполнении обязанностей военной службы, обязан направить его на медицинское освидетельствование для решения вопроса о годности к военной службе, независимо от продолжительности лечения.

Кроме того, как следует из п.п.41,43 Положения, в случае получения военнослужащим травмы при исполнении обязанностей военной службы военно-врачебная комиссия на основании справки о травме, выданной командиром воинской части, в которой военнослужащий проходит военную службу, обязана по результатам освидетельствования, вынести также заключение о причинной связи увечья с формулировкой «военная травма».

Между тем, как усматривается из копии эпикриза от 13 января 2011 года №225, по окончании стационарного лечения освидетельствование Шванькова госпитальной военно-врачебной комиссией на предмет годности к прохождению военной службы не проводилось, также не было вынесено заключение о причинной связи увечья. На основании же заключения ВВК полученное заявителем увечье отнесено к категории тяжелых, и ему предоставлено полное освобождение от исполнения обязанностей военной службы сроком на 15 суток.

Согласно п.144 Инструкции, военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, в отношении которого ВВК вынесла заключение о необходимости предоставления полного освобождения, командир части обязан направить на лечение в медицинский пункт воинской части.

Однако, как видно из выписки из приказа от 17 января 2011 года №5, командир войсковой части № в нарушение указанных требований Инструкции на лечение в медицинский пункт воинской части Шванькова не направил, а с указанной даты уволил заявителя с военной службы в запас, как выслужившего установленный срок военной службы по призыву, и исключил из списков личного состава части.

При этом из письменных возражений начальника филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» следует, что в последующем, по истечении 15 суток, на которые ВВК рекомендовала предоставить Шванькову полное освобождение от исполнения служебных обязанностей, заявитель не был принят в госпиталь по причине отсутствия направления командира части.

Также из указанных возражений следует, что заключение ВВК о причинной связи полученного Шваньковым увечья с исполнением им обязанностей военной службы не было вынесено, в связи с не представлением командованием части справки о травме.

Между тем, каких-либо доказательств того, что им предпринимались меры к истребованию из войсковой части № указанной справки, начальником филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» суду не представлено.

Таким образом, Судом установлено, что именно в результате бездействия, как командира войсковой части №, так и начальника филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ», не принявших надлежащих мер по оформлению необходимых документов и направлению Шванькова на освидетельствование военно-врачебной комиссией на предмет определения годности к прохождению военной службы вследствие полученной им при исполнении служебных обязанностей травмы, созданы препятствия для реализации заявителем после увольнения с военной службы своих социальных прав и гарантий, предусмотренных Законом.

В соответствии с п.п. 224, 243 и 245 Инструкции, заключение ВВК на военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, признанных не годными к военной службе или ограниченно годными к военной службе, оформляется свидетельством о болезни, которое направляется для утверждения в штатную ВВК в трех экземплярах. Кроме того, в свидетельстве о болезни также записывается заключение ВВК о причинной связи увечья.

На основании изложенного, военный суд приходит к выводу, что права Шванькова могут быть восстановлены только путем возложения на командира войсковой части № обязанности направить в филиал № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» справку о травме с указанием в ней обстоятельств получения заявителем увечья - при исполнении обязанностей военной службы, а на начальника данного филиала госпиталя обязанности организовать проведение освидетельствования заявителя госпитальной военно-врачебной комиссией на предмет определения категории годности его к прохождению военной службы и причинной связи увечья с исполнением им обязанностей военной службы.

Кроме того, Суд считает необходимым обязать госпитальную военно-врачебную комиссию филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» по результатам освидетельствования Шванькова составить свидетельство о болезни.

Рассматривая же доводы начальника филиала № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ» о том, что по окончании стационарного лечения освидетельствование заявителя на предмет определения категории годности к военной службе не проводилось в связи с незаконченностью лечения и необходимостью проведения реабилитационных мероприятий, военный суд исходит из следующего.

Так, в соответствии с п.144 Инструкции, в случаях, когда имеются основания полагать, что возможность исполнять обязанности военной службы не восстановится, заключение ВВК о необходимости предоставления военнослужащему реабилитации не выносится, а решается вопрос о его категории годности к военной службе.

При этом, как следует из статьи 82 расписания болезней Приложения к Положению о военно-врачебной экспертизе, оснований полагать, что у Шванькова, подлежащего освидетельствованию по графе II, как военнослужащего по призыву, восстановится возможность исполнять обязанности военной службы, не имелось.

Кроме того, данное обстоятельство подтверждается справкой бюро медико-социальной экспертизы, из которой видно, что 3 августа 2011 года заявителю была установлена III группа инвалидности.

В связи с изложенным военный суд приходит к выводу, что в данном случае начальник госпиталя, в соответствии с п.35 Положения и п.124 Инструкции, по окончании стационарного лечения обязан был направить Шванькова, у которого к тому же истек срок службы по призыву, на ВВК для определения категории годности к военной службе.

Ссылка же указанного должностного лица на пропуск заявителем срока, установленного статьей 256 ГПК РФ, как на основание для отказа в удовлетворении его требований, является несостоятельной, так как установленное судом нарушение прав Шванькова носит длящийся характер и выражается в длительном, непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на командование законом.

Рассматривая требования Шванькова о выплате ему денежного довольствия за период с 17 декабря 2010 года 17 января 2011 года, военный суд исходит из следующего.

Так согласно ст.37 Конституции РФ, каждый имеет право на труд и вознаграждение за него без какой бы то ни было дискриминации.

В соответствии с Законом, право на труд и вознаграждение за него реализуются военнослужащими посредством прохождения ими военной службы и получения за это соответствующего денежного вознаграждения и других видов обеспечения. При этом граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы.

Как следует из п.11 ст.38 федерального закона от 28 марта 1998 года №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Согласно выписке из приказа командира войсковой части № от 17 января 2011 года №5, с указанной даты Шваньков был уволен с военной службы и исключен из списков личного состава.

Таким образом, военный суд приходит к выводу о том, что заявитель должен быть рассчитан денежным довольствием по 17 января 2011 года включительно.

Между тем, как видно из справки-расчета, Шванькову не выплачено денежное довольствие за период с 17 декабря 2010 года по 17 января 2011 года в сумме 441 рубль 78 копеек.

На основании изложенного, военный суд признает действия командира войсковой части №, связанные с невыплатой заявителю денежного довольствия за указанный период, незаконными.

Согласно сообщению ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области» от 14 сентября 2011 года, с 1 января 2011 года войсковая часть № состоит на финансовом довольствии в указанном учреждении

В соответствии с положениями ст. 1069 ГК РФ, вред, причинённый гражданину в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, подлежит возмещению за счёт соответствующей казны.

Следовательно, названная сумма подлежит взысканию в пользу Шванькова с МО РФ в лице ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области».

Кроме того, в соответствие со ст. 98 ГПК РФ заявителю подлежат возмещению судебные расходы, состоящие из государственной пошлины в сумме 200 рублей, которые также надлежит взыскать в пользу заявителя с ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области».

При определении подлежащих возмещению Шванькову расходов на оплату услуг представителя суд исходит из положений части 1 статьи 100 ГПК РФ, в силу которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. С учетом характера дела, по которому заявителю оказывалась юридическая помощь, а также объема этой помощи, суд полагает, что Шванькову подлежат возмещению вышеназванные расходы в размере 3000 рублей.

В соответствии с ч.1 ст.212 ГПК РФ, военный суд, принимая во внимание, состояние здоровья Шванькова, а также длящийся характер нарушения его прав, полагает, что замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для заявителя, в связи с чем считает необходимым обратить данное решение к немедленному исполнению.

Руководствуясь ст.ст.194-199, 258 ГПК РФ, -

решил:

Заявление Шванькова Андрея Викторовича удовлетворить.

Признать бездействие командира войсковой части №, начальника филиала № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» и госпитальной военно-врачебной комиссии филиала № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации», связанное с непринятием мер по направлению заявителя на освидетельствование военно-врачебной комиссии и оформлению документов вследствие полученной им военной травмы, незаконным.

Обязать командира войсковой части № представить в филиал № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» справку о травме, указав в ней обстоятельством получения заявителем травмы - «при исполнении обязанностей военной службы».

Обязать начальника филиала № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» организовать проведение освидетельствования Шванькова Андрея Викторовича госпитальной военно-врачебной комиссией на предмет определения категории годности его к прохождению военной службы и причинной связи увечья с исполнением заявителем обязанностей военной службы.

Обязать госпитальную военно-врачебную комиссию филиала № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» провести освидетельствование заявителя на предмет определения категории годности к прохождению военной службы и причинной связи увечья с исполнением обязанностей военной службы, по окончании которого оформить свидетельство о болезни.

Обязать начальника филиала № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» после утверждения свидетельства о болезни соответствующей штатной военно-врачебной комиссией выдать один его экземпляр заявителю.

Действия командира войсковой части №, связанные с невыплатой заявителю денежного довольствия, признать незаконными.

Взыскать с ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области» в пользу Шванькова Андрея Викторовича денежное довольствие за период с 17 декабря 2010 года по 17 января 2011 года в сумме 441 (четыреста сорок один) рубль 78 копеек.

Взыскать с ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области» в пользу Шванькова Андрея Викторовича понесенные им судебные расходы в сумме 3200 (три тысячи двести) рублей.

Обратить решение к немедленному исполнению.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Восточно-Сибирский окружной военный суд через Улан-Удэнский гарнизонный военный суд в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий Д.А. Романенко

6

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

8 июля 2010 г. гор. Ростов-на-Дону

Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в составе председательствующего судьи Ольмезова А.А., с участием помощника военного прокурора 54 военной прокуратуры гарнизона лейтенанта юстиции Зайцева С.А., истца Васюкова И.А., его представителя Попова В.П., представителя ответчика Спиридонова Н.В., при секретаре Кутейниковой Т.А., рассмотрев материалы гражданского дела по иску бывшего военнослужащего войсковой части 3719 рядового в отставке ВАСЮКОВА Игоря Александровича к данной воинской части о возмещении вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы и компенсации морального вреда,

установил:

ВАСЮКОВ обратился в суд с иском к войсковой части 3719 о возмещении вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы и компенсации морального вреда за военную травму, полученную при прохождении им военной службы по призыву, ссылаясь на то, что 30 июня 2006 г. в ходе тактических занятий по штурму здания и обрушения бетонной плиты он получил открытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга, вдавленный перелом правой теменной кости и иные повреждения, вследствие чего был признан не годным к военной службе, уволен с таковой, ему установлена инвалидность 2 группы. До призыва на военную службу не работал, возмещение вреда здоровью не выплачивается. В связи с травмой перенес глубокие и тяжелые нравственные и физические страдания, травма повлекла осложнения в личной жизни, лишила возможности устроиться на работу, препятствует продолжить активную общественную жизнь. На основании этого просил суд: взыскать с ответчика в его пользу 94.668 рублей неполученных им денежных средств исходя из прожиточного уровня в 4.116 рублей трудоспособного населения, установленного на день обращения в суд; 2.000.000 в счет компенсации морального вреда и 450 рублей в качестве оплаты медицинского освидетельствования.

В ходе судебного разбирательства истец неоднократно изменял и увеличивал свои требования. В ходе судебного заседания 9 апреля 2010 г. просил суд взыскать с ответчика в его пользу всего 31.822.936 рублей, из которых:

- 100.348 рублей судебных издержек и расходов;

- 258.520 рублей своевременно не выплаченных денежных средств по возмещению вреда здоровью в виде ежемесячных платежей, исходя из прожиточного уровня в 5.620 рублей для трудоспособного населения (с 30.06.2006 г. по 9.04.2010 г. включительно, то есть за 46 месяцев);

- 28.152,4 рублей своевременно не выплаченного денежного пособия;

- 8.307,9 рублей денежной суммы процентов за неправомерное удержание воинской частью единовременного пособия;

- 95.482,2 рубля невыплаченной страховой суммы в размере 55 окладов;

- 1.332.116 рублей штрафа за несвоевременную выплату данной страховой суммы;

- 30.000.000 рублей денежной компенсации морального вреда.

В ходе судебного заседания 8 июля 2010 г. истец уменьшил свои требования на 181.100 рублей – выплаченной ему 2 июля 2010 г. страховой компанией страховой суммы в связи с установлением ему второй группы инвалидности, просив суд взыскать по вышеизложенным основаниям с ответчика 31.641.836 рублей.

При этом суть, основания и мотивировка требований истца о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда не изменились.

Представитель войсковой части 3719 исковых требований Васюкова не признал, указав, что истцом все предусмотренные законом выплаты в счет возмещения вреда здоровью получены, травма получена в результате его личной неосторожности, вины в этом ответчика нет, и на этом основании просил в удовлетворении всех требований истца отказать.

Изучив материалы искового заявления, представленные истцом и ответчиком доказательства, заслушав стороны и заключение прокурора, полагавшего необходимым отказать истцу в его требованиях, суд приходит к следующим выводам.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как следует из п. 2 ст. 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда здоровью при отсутствии вины причинителя.

Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровью, при отсутствии вины причинителя положениями ст. 1084 ГК РФ не предусмотрено.

Возмещение вреда государством в таких ситуациях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью военнослужащего имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц, органов военного управления.

Следовательно, возможность возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья военнослужащего исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также вину причинителя, ответственного за причинение вреда.

Во исполнение определений суда кассационной инстанции по делу Васюкова от 1 октября 2008 г. и 1 июля 2009 г. судом первой инстанции исследованы материалы, могущие свидетельствовать о наличии или отсутствии вины должностных лиц воинской части в получении Васюковым травмы.

Как видно из копии военного билета серии АК № 1580356, выданного 28 ноября 2005 г. военным комиссариатом Усть-Лабинского района Краснодарского края, выписки из книги протоколов призывной комиссии того же района, в ноябре 2005 г. Васюков И.А. был признан здоровым и годным к военной службе, призван на таковую, которую проходил в войсковой части 3719 внутренних войск МВД РФ, дислоцированной в п. Кадамовский Октябрьского района Ростовской области, досрочно уволен с военной службы 19 сентября 2006 г. в связи с признанием военно-врачебной комиссией не годным к военной службе.

Выписками из приказов командира войсковой части 3719 от 30 ноября 2005 г. № 241 и от 18 сентября 2006 г. № 186 подтверждается соответственно зачисление Васюкова в списки части с 30 ноября 2005 г., его досрочное увольнение с военной службы и исключение из таковых списков с 19 сентября 2006 г. в связи с признанием не годным к военной службе.

Согласно копии свидетельства о болезни военного госпиталя внутренних войск МВД РФ – войсковая часть 3057 № 1660 от 5 сентября 2006 г., утвержденного 11 сентября 2006 г. окружной военно-врачебной комиссией Северо-Кавказского округа ВВ МВД РФ видно, что госпитальной военно-врачебной комиссией был освидетельствован военнослужащий по призыву, стрелок войсковой части 3719, рядовой ВАСЮКОВ И.А. Анамнез: согласно выданной командиром части справке о травме № 7 от 26 июля 2006 г., в результате подготовки по захвату здания получил: открытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга легкой степени тяжести, вдавленный перелом правой теменной кости, субарахноидальное кровоизлияние, перелом пирамиды правой височной области, правого большого крыла основной кости, посттравматический перифирический парез правого лицевого нерва, посттравматическую нейросенсорную тугоухость справа. Диагноз и заключение военно-врачебной комиссии: дефект костей теменной области справа (площадью 23,7 кв. см.) замещенный протакрилом после операции декомпрессионно-резекционной трепанации черепа (30.06.06 г.) по поводу открытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга легкой степени тяжести, субарахноидального кровоизлияния, вдавленного перелома правой теменной кости, посттравматической невропатии правого лицевого нерва со значительным нарушением функции мимических мышц правой половины лица. Хронический посттравматический двухсторонний катаральный гайморит. Хроническая посттравматическая нейросенсорная тугоухость справа со снижением восприятия шепотной речи д. XXX,0 м. на правое ухо, сохранением восприятия шепотной речи 6,0 м. на левое ухо. Ксероз роговицы правого глаза. Окрепший рубец передней поверхности шеи после операции трахеотомии (30.06.06г.). Искривление перегородки носа без затруднения носового дыхания. Военная травма. На основании статьи 81 «а», 27 «б», 49 «в» графы II Расписания болезней и ТДТ (приложение к Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. № 123) – "Д" – не годен к военной службе.

Из исследованной в судебном заседании копии справки от 5 сентября 2006 г. № 1010, выданного военным госпиталем – войсковая часть 3057 усматривается, что Васюков И.А. находился на стационарном лечении в названном военно-лечебном учреждении с 30 июня по 6 сентября 2006 г. по поводу вышеперечисленных телесных повреждений, относящихся к повреждениям тяжелой степени.

Копиями заявления Васюкова от 11 сентября 2006 г., протокола заседания комиссии по назначению единовременного пособия войсковой части 3719, справкой воинской части о размере его должностного оклада, справкой от 24 июля 2008 г. начальника финансовой службы войсковой части 3719 и платежного поручения № 250 от 17 ноября 2006 г. подтверждается, что Васюкову воинской частью перечислено 76.590 рублей в виде единовременного пособия в размере 60 окладов при досрочном увольнении с военной службы в связи с признанием его негодным к военной службе вследствие военной травмы, полученной им при исполнении обязанностей военной службы.

Справкой Усть-Лабинского отделения № 1815 Сбербанка России от 14 декабря 2009 г. № 05-13/491 подтверждается зачисление на вклад Васюкова И.А. следующих сумм:

- 16.10.2006 г. – 17.360 руб. 40 коп. по платежному поручению № 668 от 13.10.2006 г., плательщик ОАО «Росгосстрах», назначение платежа – выплата страховых сумм по обязательному государственному страхованию;

- 21.11.2006 г. – 76590 руб. по платежному поручению № 250 от 17.11.2006 г., плательщик войсковая часть 3719, назначение платежа – единовременное пособие при увольнении в размере 60 окладов денежного содержания.

Как видно из копии справки от 21 июня 2007 г. № 03-06/1825, выданной руководителем филиала № 51 Главного бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю Васюков освидетельствован в названном учреждении в период с 18 октября по 25 декабря 2006 г., ему определена вторая группа инвалидности по причине: «военная травма», сроком на один год, т. е. д. XXX ноября 2007 г., выписана справка серии МСЭ-2006 № 000883297.

Согласно копий справок МСЭ-2006 № 0000910060, МСЭ-2007 № 1186123, МСЭ № 2176381 вторая группа инвалидности повторно устанавливалась Васюкову учреждением медико-социальной экспертизы, установлена в настоящее время на срок д. XXX ноября 2010г.

Из исследованных в судебном заседании копий удостоверения инвалида серии Р № 227471 выданного Управлением социальной защиты населения Усть-Лабинского района Краснодарского края 9 января 2007 г. и пенсионного удостоверения № 321487 выданного Усть-Лабинским Управлением пенсионного фонда Краснодарского края 27 декабря 2006 г. на имя ВАСЮКОВА И.А., а также справки № 124813 отдела назначения и перерасчета пенсий УПФ РФ по тому же району видно, что ему, как инвалиду второй группы с 1 декабря 2006 г. назначена пенсия по инвалидности в размере 2587 руб. 73 копеек.

Выписками из лицевого счета по вкладу Васюкова в Сбербанке РФ от 24 мая 2010 г. и от 7 июля 2010 г. подтверждается выплата ему пенсии по вышеуказанным основаниям, а также зачисление страховой суммы в размере 181.100 рублей в связи с получением инвалидности.

Выпиской из истории болезни № 3184 и справкой от 2 сентября 2009 г. госпиталя медсанчасти ГУВД Краснодарского края на имя Васюкова И.А. подтверждается, что последнему в настоящее время оказывается бесплатная медицинская помощь в лечебном учреждении Министерства внутренних дел РФ.

В соответствии со ст. 71 ГПК РФ к письменным доказательствам, содержащим сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела относятся, в том числе приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний.

Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением по ранее рассмотренному делу обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как видно из постановления следователя от 5 июня 2009 г. травма получена Васюковым в результате несчастного случая - самопроизвольного обрушения бетонного козырька полуразрушенного здания, лиц, виновных в причинении данной травмы нет, в связи с чем в возбуждении уголовного дела по факту причинения тяжкого вреда здоровью Васюкова отказано за отсутствием события преступления, а в отношении прапорщика Любинецкого Л.Ю. по признакам халатности – отказано за отсутствием состава преступления.

Постановлением судьи Ростовского-на-Дону гарнизонного военного суда от 3 ноября 2009 г., вступившим в законную силу 3 декабря 2009 г. жалоба Васюкова, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ на вышеназванное постановление следователя оставлена без удовлетворения.

Названным постановлением установлены следующие обстоятельства получения травмы Васюковым.

Как указано в тексте постановления судьи, из объяснений военнослужащих войсковой части 3719 Калимуллина И.З., Голика К.Ю., Тахаутдинова А.Р., Валитова Г.К., Абзялова Д.Г., Туркина С.Ю. и Максимова П.О. следует, что 30 июня 2006 г. около 12 часов на территории полигона «Кадамовский» они под управлением прапорщика Любинецкого Л.Ю. выполняли занятия по тактической подготовке. Последним был объявлен перерыв и личный состав группы убыл к полуразрушенному зданию и находился с его теневой стороны. В это же время Васюков и Стерненко В.В. зашли под бетонный козырек того же здания с другой стороны и через непродолжительное время с места, где находились последние, донесся шум падения. Когда военнослужащие группы подбежали к данному месту, то увидели, что Васюков придавлен плитой и получил травмы головы, после чего последнего извлекли из-под плиты и доставили в медицинское учреждение. При этом непосредственно в здании, на его крыше или стенах элементы тактической подготовки не отрабатывались.

В этом же постановлении судьи приведены объяснения Стерненко В.В., очевидца происшедшего, согласно которым, во время перерыва в занятиях, он и Васюков зашли под бетонный козырек вышеуказанного здания, прислонившись к стене. Он увидел, как осыпаются кирпичи, на которые была уложена плита, и ему удалось отскочить в сторону, а Васюков был придавлен плитой и получил травму головы. На этом здании элементы тактической подготовки не отрабатывались, и прапорщик Любинецкий такой задачи ему и Васюкову не ставил.

Согласно справок от 15 декабря 2008 г. № 127 войсковой части 3719, № 1-4-143 войсковой части 3701, № 224 от 3 июля 2006 г. войсковой части 3660, № 6/136 от 1 июля 2006 г. войсковой части 3667, в оперативном управлении и на балансе названных воинских частей недостроенное здание не числится.

Из расписания занятий, утвержденного 23 июня 2006 г. командиром войсковой части 3719, прапорщик Любинецкий обязан был 30 июня 2006 г. провести на тактическом поле с военнослужащими сводной группы специального назначения физическую (тема № 2, занятие № 9), и тактическую (тема № 7) подготовку.

Согласно выписке из программы боевой подготовки подразделений воинских частей специального назначения внутренних войск МВД РФ занятие № 9 темы № 2 – «Разучивание и тренировка техники бега по пересеченной местности, способов переноски оружия и подготовки снаряжения при совершении марш-бросков», тема № 7 тактической подготовки – тактико-строевое занятие «Взвод на марше и в походном охранении».

Как следует из протокола судебного заседания по данному гражданскому делу от 16 декабря 2008 г. свидетель Абзялов Д.Г., бывший военнослужащий войсковой части 3719, показал, что группа под руководством Любинецкого совершала марш-бросок на полигоне. Последний объявил перерыв для отправления естественных надобностей и отдыха. Остановка была перед кирпичным зданием. При остановке Любинецкий никаких команд, кроме разрешения справить нужду не давал. Минут через десять он услышал грохот, подбежав к зданию, увидел, что Васюкова придавило плитой, которую подняли, отправив последнего в лечебное учреждение. Здание, с которого упала плита для отработки занятий не использовалось. Васюков под плитой находился без шлема, при этом команды от старшего снимать каски не было.

Допрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля прапорщик Любинецкий Л.Ю., бывший военнослужащий войсковой части 3719, показал, что 30 июня 2006 г. он руководил тактическими занятиями по подготовке сводной группы специального назначения к соревнованиям внутренних войск. Ни в плане занятий, ни в плане соревнований штурм здания не был предусмотрен, поэтому не отрабатывался. В указанный день все военнослужащие группы, в том числе Васюков, получили бронежилеты, каски-сферы и личное оружие без боеприпасов, для отработки марш-броска в экипировке. После примерно получасового марш-броска по территории полигона, он, Любинецкий, объявил перерыв для кратковременного отдыха и отправления естественных надобностей. Остановка была вблизи полуразрушенного кирпичного здания. Через несколько минут он, Любинецкий услышал шум, прибежав на который, увидел лежащего под бетонной плитой Васюкова без каски, с травой головы. Последний был извлечен из-под плиты и направлен в госпиталь. Со слов Стерненко ему стало известно, что тот и Васюков зашли в тень под козырек у входа в данное здание, после чего этот козырек обвалился. Никакого штурма Васюковым и Стерненко этого здания не было, он, Любинецкий, таких команд им не давал.

Аналогичные показания по обстоятельствам получения травмы Васюковым дали допрошенные в судебном заседании бывшие военнослужащие войсковой части 3719 рядовые запаса Нибо Р.А., Левченко В.А., сержант запаса Некипелов Н.А.

При этом Нибо и Некипелов, каждый в отдельности показали, что никаких команд по штурму полуразрушенного здания Любинецкий никому из военнослужащих группы, в том числе Васюкову, не давал, а травма последнего произошла во время перерыва в ходе марш-броска в связи с самопроизвольным обрушением плиты козырька этого здания.

Свидетель Левченко показал, что в марш-броске не участвовал по причине нахождения в суточном наряде, о травме Васюкова во время перерыва в занятиях узнал со слов сослуживцев. С его, Левченко, участием штурма полуразрушенного здания на полигоне при подготовке к соревнованиям никогда не проводилось.

Что касается показаний, данных в суде свидетелем Стерненко В.В., бывшим военнослужащим войсковой части 3719, подтверждающих версию истца о получении тем травмы при отработке штурма полуразрушенного здания, то к этим показаниям суд относится критически, поскольку они не последовательны, противоречивы, не подтверждаются иными исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями вышеперечисленных свидетелей, сам Стерненко В.В. находится в дружеских отношениях с истцом и поддерживает с ним отношения после увольнения с военной службы.

По смыслу положений Конституции РФ военная служба, посредством которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, и следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Обязанности, возлагаемые на лиц, несущих военную службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что в силу того же основного закона РФ – влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсацию в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении военной службы.

Обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих, установленное в целях защиты их социальных интересов и интересов государства является формой исполнения государством обязанности возместить ущерб, который может быть причинен жизни или здоровью этих лиц при прохождении ими службы, наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью могут быть установлены им на основании других законов.

Таким образом, посредством обязательного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, военнослужащим обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, право на охрану здоровья, а также осуществляется гарантируемое социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом.

Если же вред здоровью военнослужащего причинен при исполнении обязанностей военной службы, то ему, вместо возмещения вреда государством, в соответствии с п. 3 ст. 18 федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и со ст. 5 федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…" (с последующими изменениями и дополнениями) выплачиваются единовременное пособие и предусмотренные вышеперечисленными нормами закона страховые суммы.

Порядок выплаты страховых сумм установлен постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 г. № 855.

Таким образом, суд приходит к выводу, что Васюков, получивший повреждение здоровья на военной службе, реализовал в полном объеме свое право на получение определенных законом страховых сумм, единовременного пособия, получает в настоящее время определенные государством социальные выплаты по инвалидности, а также пользуется бесплатным лечением в медицинском учреждении МВД России.

Доводы истца о том, что ответчик обязан возместить моральный вред, причиненный полученной травмой, суд признает несостоятельными по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, в том числе жизнь и здоровье.

Компенсация морального вреда, согласно положений ст. 1100 ГК РФ, осуществляется независимо от вины причинителя в случае когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Как следует из требований абзаца 2 п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда, в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

Анализ исследованных в судебном заседании доказательств позволяет суду придти к выводу, что 30 июня 2006 года, являясь военнослужащим по призыву, исполняя обязанности по службе, Васюков получил травму в результате несчастного случая и его личной неосторожности, виновности иных лиц в получении им тяжелой травмы не имеется и она в определенном законом порядке не установлена.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что предусмотренных законом оснований для возмещения вреда здоровью истца, полученного в результате его грубой неосторожности и компенсации морального вреда, при отсутствии виновности иных лиц и получения истцом предусмотренных законом страховых выплат, единовременного пособия и социального обеспечения не имеется, в связи с чем полагает необходимым в удовлетворении исковых требований Васюкова отказать.

Данный вывод суда полностью согласуется с правовой позицией, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 г. № 276-О, согласно которой возмещение вреда жизни и здоровью военнослужащих возможно только в случае, если причинитель вреда установлен либо в отношении которых существует специальное правовое регулирование.

Руководствуясь ст.ст. 194-198, 199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении иска ВАСЮКОВА Игоря Александровича к войсковой части 3719 о возмещении вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы и компенсации морального вреда - отказать

Судебные расходы возложить на истца.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

...

Председательствующий А.А. Ольмезов

7

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

24 августа 2011 г. г. Махачкала

Махачкалинский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - заместителя председателя суда Басалаева Ю.В. при секретаре Абдуллаевой Э.И., с участием заявителя Алимурадова Р.Ф., его представителя – Кобжув И.В., представителя председателя ВВК филиала № 5 1602 окружного военного госпиталя – Муртазаевой З.М., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело № 443/11 по заявлению военнослужащего войсковой части 95152 старшины Алимурадова Рагима Фахрудиновича об оспаривании действий председателя военно-врачебной комиссии ФГУ «1602 окружной военный клинический госпиталь» МО РФ и председателя военно-врачебной комиссии филиала № 5 1602 ОВКГ МО РФ (г. Буйнакск), связанных с оформлением и утверждением справки о полученной военной травме, возмещении судебных расходов,

установил:

Алимурадов, считая свои права нарушенными, обратился в суд с заявлением с вышеуказанными требованиями.

В судебном заседании Алимурадов и его представитель Кобжув свои требования поддержали и просили суд удовлетворить их в полном объёме.

В обоснование своих доводов Алимурадов подтвердил факт получения им 25 января 2011 года травмы, а также то, что в связи с полученной травмой он длительное время находился на излечении. Алимурадов также подтвердил, что о содержании оспариваемой им справки № 138 от 1 июля 2011 года ему стало известно 27 июля 2011 года.

Представитель заявителя Кобжув также пояснила, что Алимурадов 25 января 2011 года, находясь при исполнении обязанностей военной службы, получил закрытую черепно-мозговую травму с ушибом головного мозга, которая по степени тяжести относится к разряду тяжёлых травм. Однако в выданной впоследствии справке военно-врачебной комиссии (далее – ВВК) 1602 ОВКГ и филиала № 5 (1602 ОВКГ) № 138 от 1 июля 2011 года изначально установленный Алимурадову диагноз был изменён, содержание которого сводится к тому, что заявитель получил не тяжёлую, а лёгкую травму. Указанные неправомерные действия должностных лиц, по мнению Кобжув, нарушают права Алимурадова, на получение предусмотренных законом страховых выплат.

От заявленного требования о возмещении судебных расходов, связанных с оплатой государственной пошлины заявитель и его представитель в ходе судебного разбирательства отказались, о чём судом вынесено определение о прекращении производства по делу в этой части требований.

Председатель ВВК 1602 ОВКГ, уведомленный о времени и месте судебного заседания, в суд не прибыл и просил о рассмотрении заявления без его участия, о чём имеется заявление.

В представленных в суд письменных возражениях председатель ВВК 1602 ОВКГ Выдыш требования заявителя не признал и просил суд в удовлетворении отказать.

В обоснование своих возражений Выдыш указывает, что в соответствии с постановлением Правительства РФ № 855 от 29 июля 1998 года полученная Алимурадовым травма относится к категории лёгких травм. Кроме того, по мнению данного должностного лица, заявителем пропущен процессуальный срок, установленный для обращения с заявлением в суд.

Представитель ВВК филиала № 5 (1062 ОВКГ) - Муртазаева в судебном заседании требования заявителя не признала и просила суд в их удовлетворении отказать, считая их необоснованными.

По мнению Муртазаевой согласно вышеуказанному постановлению Правительства РФ № 855 характер полученной заявителем травмы следует относить к категории лёгких травм. При этом, Муртазаева, являясь по занимаемой должности врачом - невропатологом военного госпиталя, с первоначальным диагнозом, установленным заявителю в нейрохирургическом отделении Республиканской клинической больницы, согласилась.

Муртазаева также подтвердила, что 8 апреля 2011 года председателем ВВК филиала № 5 (военный госпиталь, расположенный в г. Буйнакске Республики Дагестан) первоначально была оформлена справка № 157, в которой подтверждалось получение заявителем тяжёлого увечья – закрытой травмы черепа с ушибом головного мозга. Данная справка трижды направлялась на утверждение в вышестоящую ВВК, состоящую при 1602 окружном военном клиническом госпитале, расположенном в г. Ростове-на-Дону. Однако вышеуказанный в справке диагноз о получении заявителем тяжёлого увечья председателем ВВК 1602 ОВКГ (г.Ростов-на-Дону) по неизвестным ей причинам утверждён не был, в связи с чем справки были возвращены в ВВК г. Буйнакска с исправлениями, согласно которым у заявителя значится лёгкое увечье.

Исследовав представленные сторонами доказательства, письменные возражения должностного лица, выслушав мнения сторон, суд находит требования Алимурадова подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статей 7 и 41 Конституции РФ в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей. Каждый имеет право на охрану здоровья и квалифицированную медицинскую помощь.

В соответствии со ст.51 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» военно-врачебная экспертиза (ВВЭ) определяет годность по состоянию здоровья к военной службе военнослужащих, устанавливает причинную связь заболеваний с военной службой. Порядок производства военно-врачебной экспертизы, а также требования к состоянию здоровья военнослужащих устанавливаются Правительством России.

Заключения военно-врачебной экспертизы являются обязательными для исполнения должностными лицами на территории Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года № 123 утверждено Положение о военно-врачебной экспертизе.

Указанным Положением определено, что для проведения экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооружённых Силах РФ создаются военно-врачебные комиссии.

Приказом Министра обороны РФ от 20 августа 2003 года № 200 (в ред. от 24 января 2011 года) утверждена Инструкция о порядке проведения военно-врачебной экспертизы (далее - ВВЭ) в Вооружённых Силах Российской Федерации.

Пунктами 3-5, 7, 8, 13, 32-34, 54-57 Инструкции определено, что для проведения ВВЭ в Вооружённых Силах создаются штатные и нештатные ВВК. Штатные ВВК комплектуются врачами-специалистами и размещаются на базе лечебно-профилактических учреждений или в непосредственной близости от них.

При этом ВВК военных округов относятся к числу штатных, гарнизонные ВВК – к числу нештатных. Штатные ВВК имеют право выносить заключения в соответствии с Положением о ВВЭ, контролировать, рассматривать, утверждать (либо не утверждать) заключения подчинённых ВВК, направлять военнослужащих в военно-медицинские учреждения на контрольное стационарное или амбулаторное обследование и освидетельствование.

На ВВК военного округа возлагаются организация и проведение ВВЭ и освидетельствования в военном округе. Гарнизонные и госпитальные ВВК относятся к числу нештатных и по вопросам ВВЭ подчиняются соответствующим штатным ВВК. Под медицинским освидетельствованием понимаются изучение и оценка состояния здоровья и физического развития граждан на момент освидетельствования в целях определения их годности к военной службе с вынесением письменного заключения. Медицинское освидетельствование военнослужащих, получивших в период военной службы заболевание, проводится для определения категории годности их к военной службе при определившемся врачебно-экспертном исходе. Под этим понимается такое состояние здоровья, когда результаты обследования и лечения дают основание ВВК вынести заключение о категории годности военнослужащего к военной службе.

Материалами дела подтверждается, что Алимурадов 25 января 2011 года в период военной службы получил закрытую черепно-мозговую травму. При этом, будучи без сознания, он был доставлен в нейрохирургическое отделение Республиканской клинической больницы г. Махачкалы, где ему был установлен диагноз «закрытая черепно-мозговая травма. Ушиб головного мозга лёгкой степени тяжести. Ушиб мягких тканей теменной области. Ушиб поясничного отдела позвоночника». В данном медицинском учреждении заявитель находился в период с 25 января д. XXX февраля 2011 года.

В последующем заявитель проходил лечение по месту жительства в муниципальной поликлинике № 1 г. Махачкалы, у невропатолога, где и состоит на диспансерном учёте по настоящее время.

Данные обстоятельства подтверждаются историей болезни, выписным эпикризом, записями в медицинской книжке заявителя, материалами письменного служебного разбирательства, проведённого командованием воинской части, а также справкой, выданной командиром воинской части, в которой проходит военную службу по контракту заявитель.

Заключением по материалам прокурорской проверки от 1 февраля 2011 года, проведённой работниками военной прокуратуры Махачкалинского гарнизона также подтверждается факт получения военнослужащим Алимурадовым указанной военной травмы. В заключении указано, что травма получена Алимурадовым в результате его личной неосторожности.

В связи с чем 28 января 2011 года органом дознания было вынесено постановление об отказе в возбуждении в отношении заявителя уголовного дела.

Из представленных в суд трёх различных вариантов справок, зарегистрированных под одним и тем же номером (№ 157) от 8 апреля 2011года в первом случае подтверждается, что Алимурадов 25 января 2011 года получил «лёгкое увечье – закрытую травму черепа с ушибом головного мозга лёгкой степени». Во второй справке под этим же номером значится, что Алимурадов 25 января 2011 года получил «тяжёлое увечье - закрытую травму черепа с ушибом головного мозга лёгкой степени».

В третьем же образце справки по тем же номером (№ 157) утверждается, что Алимурадов получил «военную травму в виде закрытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга в виде рассеянной органической микросимптоматики, умеренной внутричерепной гипертензии и выраженного астено-невротического синдрома», с признанием о временной негодности его к военной службе.

Указанные выше справки подписаны председателем ВВК (Юнусовым) и секретарём комиссии (Каймурзаевой), зарегистрированы под одним и тем же номером (№ 157) от 8 апреля 2011 года.

Из справки № 138 от 1 июля 2011 года усматривается, что Алимурадов 25 января 2011 года получил «лёгкое увечье в виде закрытой травмы черепа с сотрясением головного мозга», в связи с чем он находился на излечении: с 25 января 2011 года по 9 февраля 2011 года в районной клинической больнице г. Махачкала; с 10 февраля 2011 года по 11 марта 2011 года - в муниципальной поликлинике № 1 г. Махачкала; с 12 марта 2011 года по 28 марта 2011 года – войсковой части 95152; с 29 марта 2011 года по 8 апреля 2011 года - в филиале № 5 1602 ОВКГ (г. Буйнакск Республики Дагестан).

Указанная справка утверждена председателем ВВК 1602 ОВКГ 20 июля 2011 года.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 29 июля 1998 года № 855 (с изменениями от 12 сентября 2008 года) и утверждённым в нём Перечнем увечий (ранений, травм, контузий), относящихся к тяжёлым или лёгким, полученная заявителем закрытая черепно-мозговая травма с сотрясением головного мозга и ушибом мозга относится к категории тяжёлых увечий.

Давая анализ вышеприведённым доказательствам, суд приходит к выводу о том, что Алимурадов 25 января 2011 года при указанных выше обстоятельствах получил тяжёлую травму (увечье),что также подтверждается первоначальным диагнозом, установленным заявителю в Республиканской клинической больнице в день его обращения, а также материалами прокурорской проверки.

Судом также принимается во внимание длительность нахождения Алимурадова на излечении в связи с полученной травмой.

При таких обстоятельствах суд признаёт требования Алимурадова о возложении на председателя ВВК филиала № 5 (1602 ОВКГ) обязанности по оформлению справки, подтверждающей получение заявителем 25 января 2011 года тяжёлого увечья (травмы), а председателя ВВК 1602 ОВКГ – обязанности по утверждению указанной справки, - законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Действия указанных должностных лиц, связанные с оформлением и выдаче Алимурадову справки № 138 от 1 июля 2011 года о получении им лёгкого увечья, суд признаёт незаконными.

Доводы председателя ВВК 1602 ОВКГ, изложенные в его письменных возражениях относительно пропуска заявителем был процессуального срока, установленного для обращения с заявлением, по мнению суда, являются безосновательными, поскольку оспариваемая Алимурадовым справка № 138 зарегистрирована 1 июля 2011 года, была утверждена председателем ВВК 1602 ОВКГ 20 июля 2011 года. С заявлением в суд об оспаривании действий должностных лиц, связанных с оформлением указанной справки заявитель обратился 16 августа 2011 года, то есть до истечения установленного законом трёхмесячного срока.

Все эти нарушения, по мнению суда, в совокупности существенно ущемили права заявителя.

В соответствии с пунктом 2 ст.23 Закона РФ «О статусе военнослужащих», ст.258 частью 1 ГПК РФ и статьёй 7 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», в том числе и пунктом 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 года № 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», права военнослужащих, нарушенные неправомерными действиями государственных органов, воинских должностных лиц подлежат восстановлению в полном объёме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199, 258 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Заявление Алимурадова Рагима Фахрудиновича об оспаривании действий председателя военно-врачебной комиссии ФГУ «1602 окружной военный клинический госпиталь» МО РФ и председателя военно-врачебной комиссии филиала № 5 (г. Буйнакск) 1602 окружного военного клинического

госпиталя МО РФ, связанных с оформлением и утверждением справки № 138 от 1 июля 2011 года о полученной военной травме, - удовлетворить.

Признать действия председателя военно - врачебной комиссии 1602 окружного военного клинического госпиталя МО РФ, связанные с утверждением справки № 138 от 1 июля 2011 года о получении Алимурадовым Р.Ф. лёгкого увечья, незаконными.

Признать незаконной справку № 138 от 1 июля 2011 года, свидетельствующую о получении Алимурадовым Р.Ф. 25 января 2011 года лёгкого увечья.

Обязать председателя военно - врачебной комиссии филиала № 5 1602 окружного военного клинического госпиталя МО РФ оформить справку, подтверждающую факт получения Алимурадовым Р.Ф. 25 января 2011 года тяжёлого увечья, обязав также представить её на утверждение председателю военно - врачебной комиссии 1602 окружного военного клинического госпиталя МО РФ.

Обязать председателя военно - врачебной комиссии филиала № 5 1602 окружного военного клинического госпиталя МО РФ утвердить справку, оформленную военно-врачебной комиссией филиала № 5, подтверждающую факт получения Алимурадовым Р.Ф. 25 января 2011 года тяжёлого увечья.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Северо - Кавказского окружного военного суда в течение 10 дней со дня принятия его в окончательной форме.

Подлинное за надлежащей подписью:

Копия верна: заместитель председателя суда

Ю.В. Басалаев

Секретарь судебного заседания Э.И. Абдуллаева

8

Дело № 414/11 Копия

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

16 ноября 2011 года город Волгоград

Волгоградский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - судьи Боховко В.А., при секретаре - Гурбенко Т.В., с участием истца – ФетисоваС.А. и его представителя – Семушина С.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № рядового запаса Фетисова С.А. о компенсации морального вреда,

установил:

В исковом заявлении и судебном заседании Фетисов пояснил, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он проходил военную службу по контракту в войсковой части №, дислоцированной в посёлке <адрес>, в должности старшего наводчика. До этого, начиная с ДД.ММ.ГГГГ, в этой же воинской части он проходил военную службу по призыву. ДД.ММ.ГГГГ на занятии по технической подготовке во время чистки артиллерийского орудия, находясь в башне самоходной артиллерийской установки № №, в результате удара штангой, входящей в комплект устройства, <данные изъяты>, по правой кисти, находившейся внутри казённика орудия, и придавливания кисти к задней стенке казённика ему был причинён открытый многоскольчатый перелом костей правой кисти, а именно: основной фаланги третьего пальца, внутрисуставной перелом головки и дистальной трети третьей пястной кости со смещением отломков. В связи с полученной травмой он длительное время находился на стационарном лечении в различных военно-медицинских учреждениях, а именно: с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ – в медицинской роте войсковой части №, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - в <данные изъяты>, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ – в <данные изъяты>, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - в <данные изъяты>, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - в <данные изъяты>. ДД.ММ.ГГГГ он освидетельствован военно-врачебной комиссией <данные изъяты>, которая своим заключением признала его временно негодным к военной службе и установила, что травма правой кисти им получена при исполнении обязанностей военной службы с формулировкой причинной связи «военная травма». ДД.ММ.ГГГГ он уволен в запас по истечении срока военной службы по контракту.

До призыва на военную службу, далее пояснил истец, он был здоров. После увольнения в запас главным травматологом Департамента здравоохранения <адрес> в связи с полученной в период службы травмой кисти ему, Фетисову, поставлен диагноз: «неправильно сросшийся перелом 3 пястной правой кисти и основной фаланги 3 пальца правой кисти. Сгибательная контрактура 3 пястно-флангового сустава и межфланговых суставов 3 пальца правой кисти. Нарушение функций правой кисти». Вследствие травмы он испытал физические и нравственные страдания. После увольнения в запас он, хотя и работает в соответствии с имеющейся у него специальностью сварщика, однако от неправильного срастания костей правой кисти и нарушения вследствие этого сгибательной способности её пальцев не может вести полноценный и активный образ жизни, заниматься спортом. После увольнения с военной службы период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он вынужденно находился на стационарном лечении в клинической больнице № <адрес>, где ему была проведена плановая операция на правой кисти и в ходе послеоперационного лечения он принимал дорогостоящие лекарственные препараты. <данные изъяты> В связи с данной травмой, относящейся к категории лёгких, в 2010 году ему выплачена страховая сумма по обязательному медицинскому страхованию военнослужащих около <данные изъяты> рублей. Причинённый ему моральный вред обусловлен также тем, что после получения травмы в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ марта командование войсковой части № не оказало ему квалифицированную медицинскую помощь, а именно: не выполнена рентгенорграфия повреждённой кисти, для проведения лечебных мероприятий в ближайшее после травмы время он не был направлен в ближайшую гарнизонную военную поликлинику, либо военный госпиталь. Оказание ему в воинской части медицинской помощь свелось лишь к проведению исполняющим обязанности начальника медицинской службы войсковой части № операции по обработке раны и наложению швов в помещении медицинского пункта. После ухудшения самочувствия и последующего его обращения в связи с этим в военную прокуратуру <адрес> гарнизона командование войсковой части № направило его, Фетисова, на стационарное лечение в <данные изъяты>. Операция на травмированной кисти ему была выполнена лишь ДД.ММ.ГГГГ в <данные изъяты>.

Обращаясь в суд, истец просит взыскать с войсковой части № в свою пользу <данные изъяты> рублей в счёт компенсации морального вреда, причиненного ему в результате полученной в период прохождения военной службы травмы правой кисти от источника повышенной опасности - комплектующих устройств самоходной артиллерийская установки, владельцем которой является указанная воинская часть.

Поскольку войсковая часть № собственного лицевого счета в органах Федерального казначейства не имеет и на основании приказа начальника Аппарата Министерства обороны РФ – Заместителя Министра обороны РФ от ДД.ММ.ГГГГ №, начиная с ДД.ММ.ГГГГ, на финансовом обеспечение находится в Федеральном бюджетном учреждении «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>», определением суда к участию в данном деле в качестве соответчика привлечено названое Управление финансового обеспечения.

Командир войсковой части №, просивший данное дело рассмотреть в его отсутствие, в своём возражении на исковое заявление Фетисова требования последнего не признал. Он пояснил, что оснований для компенсации Фетисову морального вреда не имеется, поскольку действий, нарушающих личные неимущественные права, либо посягающих на принадлежащие истцу другие нематериальные блага, командование воинской части не совершало. Кроме того, истец не представил доказательств, подтверждающих причинение ему командованием воинской части нравственных и физических страданий. По факту получения Фетисовым травмы ДД.ММ.ГГГГ командованием войсковой части № было проведено служебное расследование, которым установлено, что данную травму истец получил при чистке ствола боевой машины из-за личной недисциплинированности и нарушения правил техники безопасности. В связи с получением данной травмы в 2010 году Фетисову выплачена страховая сумма.

Военный суд, выслушав истца, его представителя, а также исследовав письменные и другие доказательства по делу, приходит к выводу, что требования Фетисова подлежат удовлетворению частично.

В соответствии с п. 5 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» возмещение морального вреда и убытков, причиненных военнослужащим государственными органами и органами местного самоуправления, производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Из материалов служебного разбирательства, проведенного командованием войсковой части №; справки о травме, выданной ДД.ММ.ГГГГ; выписных эпикризов, оформленных в <данные изъяты> и в <данные изъяты>; переводных эпикризов, оформленных в <данные изъяты> и в <данные изъяты>; представления военного прокурора <адрес> гарнизона от ДД.ММ.ГГГГ №; сообщения от ДД.ММ.ГГГГ, направленного этим же прокурором истцу; историй болезни Фетисова, истребованных военным судом из <данные изъяты>, видно, что ДД.ММ.ГГГГ при исполнении обязанностей военной службы на занятии по технической подготовке во время чистки артиллерийского орудия, находясь в башне самоходной артиллерийской установки №, Фетисову от удара штангой, входящей в комплект устройства, <данные изъяты>, по правой кисти, находившейся внутри казённика орудия, и придавливания кисти к данному казённику была причинена лёгкая травма правой кисти в виде открытого многоскольчатого перелома основной фаланги третьего пальца, внутрисуставного перелома головки и дистальной трети третьей пястной кости со смещением отломков. В связи с полученной травмой истец длительное время находился на стационарном лечении в медицинской роте войсковой части № в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ года, а также в различных военно-медицинских учреждениях, а именно: с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - в <данные изъяты>, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ – в <данные изъяты>, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - в <данные изъяты>», с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - в <данные изъяты>. Данную травму, как установлено в ходе прокурорской проверки, Фетисов получил по личной неосторожности. Вместе с тем, прокурорской проверкой установлено, что после получения Фетисовым указанной травмы в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ командование войсковой части № не предоставило ему квалифицированную медицинскую помощь, а именно: не была выполнена рентгенорграфия повреждённой кисти, для проведения лечебных мероприятий он не направлялся в ближайшую гарнизонную военную поликлинику, либо военный госпиталь. Помещение Фетисова в военный госпиталь было произведено лишь по требованию военного прокурора в связи с выявленными нарушениями законности и нарушения права Фетисова на охрану здоровья.

Согласно ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса, когда грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, а также в случае отсутствия вины причинителя вреда и причинения вреда действиями, совершенными умышленно. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Такая норма, в частности, содержится в ст. 1100 ГК РФ, согласно которой в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Учитывая, что травма кисти (как установлено выше) Фетисовым получена при техническом обслуживании находящейся на вооружении в войсковой части № боевой машины, то есть источником повышенной опасности, на указанную воинскую часть как владельца данного источника повышенной опасности подлежит безусловное возложение гражданско-правовой ответственности в виде компенсации морального вреда, причинённого истцу в результате получения им данной травмы, повлекшей наступление вреда здоровью.

При этом суд с учётом сведений, содержащихся в исследованных по делу документах (включая медицинские), принимая во внимание обстоятельства, при которых Фетисову была причинена травма кисти, её характер и тяжесть, последствия, которые наступили для истца в виде необходимости длительного стационарного лечения, проведения 3 операций на поврежденной кисти, нарушения её сгибательной способности и невозможности в последующем вести полноценный и активный образ жизни, а также то, что по вине воинских должностных лиц войсковой части № истцу несвоевременного была оказана квалифицированная медицинская помощь, поскольку в период ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он не направлялся на рентгенологическое и друге виды обследований, а также для оказания квалифицированной медицинской помощи, в условиях стационара, суд приходит к выводу, что в результате повреждения правой кисти и наступивших от этого последствий Фетисов испытал физические и нравственные страдания.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

С учётом обстоятельств, установленных по делу, и положений ст.ст. 151, 1083 и 1101 ГК РФ суд, определяя размер требования истца, подлежащих удовлетворению, принимает во внимание, что получению травмы кисти Фетисова содействовала его грубая неосторожность. При этом суд исходит из следующего.

<данные изъяты>

<данные изъяты>

При чистке ствола артиллерийского орудия, далее пояснил специалист, банник на штангу навинчивается до проталкивания штанги в ствол орудия. Фетисов же, перед выполнением чистки ствола банник к штанге пытался навинтить правой рукой после того, как штанга уже находилась в канале ствола, что противоречит мерам безопасности.

<данные изъяты>

Пунктом 20 этого же руководства предусмотрено, что к эксплуатации ракетно-артиллерийского вооружения допускается личный состав, изучивший материальную часть вооружения и меры безопасности.

В судебном заседании Фетисов пояснил, что на протяжении более двух лет прохождения военной службы по контракту в должности старшего наводчика самоходной артиллерийской установки командованием войсковой части № ему не доводились правила чистки артиллерийских орудий и меры безопасности, которым при этом необходимо следовать.

Вместе с тем, истец пояснил, что за время службы он правилами чистки артиллерийских орудий и мерами безопасности не интересовался, их не изучил; техническое обслуживание вверенной ему самоходной артиллерийской установки он производил по правилам, которые знал со слов сослуживцев более длительного срока службы.

В ходе судебного разбирательства истец также пояснил, что во время чистки артиллерийского орудия он не предупреждал своих сослуживцев из рабочей группы, которые со стороны дульной части ствола толкали штангу в канал ствола, о том, что он, Фетисов, находясь в башне боевой машины, просунул руку в казённик данного орудия и пытается навентить на данную штангу банник, хотя такая возможность имелась, поскольку возле бокового люка башни самоходной артиллерийской установки находился его сослуживец с целью поддержания согласованности действий его, Фетисова, с сослуживцами, протолкнувшими штангу в канал ствола.

Приведенные выше факты, на которые в своём объяснении обратил внимание специалист, указывают на то, что истец во время обслуживания боевой техники нарушил предусмотренные руководящими документами меры безопасности и не принял должных мер к предотвращению травмы. При этом суд, исходя из содержания материалов служебного разбирательства, учитывает, что в этом имеется вина также офицера, руководившего работами по обслуживанию техники, и командования воинской части, в целом, не обеспечившего безопасные условии исполнения истцом служебных обязанностей.

С учётом вышеизложенного, а также характера и тяжести полученной Фетисовым травмы, нахождения его в течение более 3 месяцев на стационарном лечении, проведения 3 операций на поврежденной кисти, последствий, которые наступили для него в последующем в виде нарушения сгибательной способности пальцев кисти, что отразилось на качестве жизни истца, невозможности вести полноценный и активный образ жизни, суд приходит к выводу, что моральный вред, причиненный Фетисову в результате полученной в период прохождения военной службы травмы правой кисти от источника повышенной опасности с учётом требований разумности и справедливости подлежит компенсации в размере <данные изъяты> рублей. В удовлетворении остальной части данного требования должно быть отказано.

С учётом порядка финансирования из федерального бюджета войсковой части № денежные средства в счёт компенсации морального вреда в пользу истца подлежат взысканию с Федерального бюджетного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>».

Поскольку решение по делу вынесено в пользу Фетисова, суд на основании ст. 103 ГПК РФ государственную пошлину, от уплаты которой истец был освобождён при обращении в суд, взыскивает с также с вышеназванного Управление финансового обеспечения в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации, в размере <данные изъяты> рублей.

Руководствуясь ст. ст. 103, 194, 197, 198, 199 ГПК РФ, военный суд

решил:

Исковое заявление бывшего военнослужащего войсковой части № рядового запаса Фетисова С.А. о компенсации морального вреда, удовлетворить частично.

Взыскать с войсковой части № в пользу ФИО2 <данные изъяты> рублей в счёт компенсации морального вреда, причинённого в результате травмы, полученной в период прохождения военной службы, возложив исполнение обязанности по исполнению настоящего судебного решения на Федеральное бюджетное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>».

В удовлетворении требования Фетисова С.А. о компенсации морального вреда в размере, превышающем <данные изъяты> рублей, отказать.

Судебные расходы по делу в виде государственной пошлины возложить на Федеральное бюджетное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по <адрес>» и взыскать с него <данные изъяты> рублей в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Решение в кассационном порядке может быть обжаловано в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме, то есть с 21 ноября 2011 года, в судебную коллегию по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Волгоградский гарнизонный военный суд.

Решение составлено на персональном компьютере и распечатано на принтере в совещательной комнате.

Подлинное за надлежаще подписью.

Копия верна:

Председательствующий по делу В.А. Боховко

Секретарь судебного заседания Т.В. Гурбенко

9

Дело № 224 /11 Копия

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

29 апреля 2011 года г. Волгоград

Волгоградский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - судьи Боховко В.А., при секретаре – Гурбенко Т.В., с участием заявителя – Максимова К.В., представителя председателя военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № Федерального государственного учреждения <данные изъяты> - Азимова АГ., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по заявлению военнослужащего войсковой части № капитана Максимова К.В. об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № Федерального государственного учреждения <данные изъяты>», вынесенного при медицинском освидетельствовании заявителя,

установил:

В своём заявлении и судебном заседании Максимов пояснил, что он проходит военную службу по контракту в войсковой части № дислоцированной в городе <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ в вечернее время суток при следовании домой со службы, которую до июня 2009 года проходил в войсковой части № дислоцированной в городе <адрес> он был избит неизвестными лицами, в результате чего ему причинена травма лба от удара бейсбольной битой. В связи с жалобами на головные боли и быструю утомляемость при физических нагрузках он в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находился на стационарном лечении в ЛОР - отделении № военного госпиталя (войсковая часть №), который в последующем был реорганизован в филиал № Федерального государственного учреждения «<данные изъяты>» (далее по тексту – госпиталь). Во время нахождения на стационарном лечении в госпитале при обследовании ему поставлен диагноз «Закрытая черепно-мозговая травма. Сотрясение головного мозга. Закрытый многооскольчатый вдавленный перелом передней стенки обеих лобных пазух со смещением отломков. Контузия придатков глазных яблок без нарушения функции. Тотальное субконъюктивальное кровоизлияние левого глаза». ДД.ММ.ГГГГ ему выполнена операция краниопластики передней стенки лобной кости титановой сеткой с фиксацией скобами с термомеханической памятью формы. По окончании нахождения на излечении в указанном медицинском учреждении он был освидетельствован госпитальной военно-врачебной комиссией, по заключению которой на основании ст. 28, ст. 81 графы 3 «Расписания болезней» и «Таблицы дополнительных требований» (приложение к «Положению о военно-врачебной экспертизе» (далее по тексту - «Расписание болезней»), утверждённому постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ №, признан временно не годным к военной службе и нуждающимся в полном освобождении от исполнения обязанностей военной службы сроком на 15 суток.

По направлению командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ он, Максимов, был освидетельствован военно-врачебной комиссией при поликлинике госпиталя (далее по тексту – поликлиника), заключением которой от ДД.ММ.ГГГГ № на основании ст. 25 «в», ст. 81 «б» графы 3 «Расписания болезней»№ 1612угста 2009 года овбных пазух, замещённый титановой сетикойми признакамивоенной службы сроком на 15 суток. признан ограниченно годным к военной службе в связи с поставленным ему при освидетельствовании диагнозом «Последствия закрытой травмы головного мозга (сотрясения головного мозга ДД.ММ.ГГГГ) в виде умеренной наружной гидроцефалии с рассеянными органическими знаками, вегетативно-сосудистой неустойчивостью, астеническими проявлениями. Дефект передней стенки лобных пазух, замещённый титановой сеткой, площадью 20 квадратных сантиметров после операции краниопластики (ДД.ММ.ГГГГ). Военная травма».

В связи с истечением срока действия вышеназванного заключения военно-врачебной комиссии по направлению командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ он, Максимов был освидетельствован военно-врачебной комиссией поликлиники, заключением которой от ДД.ММ.ГГГГ № на основании ст. 25 «в» и ст. 81 «б» графы 3 «Расписания болезней»№ 1612угста 2009 года овбных пазух, замещённый титановой сетикойми признакамивоенной службы сроком на 15 суток. вновь признан ограниченно годным к военной службе в связи с поставленным ему при освидетельствовании диагнозом «Последствия закрытой травмы головного мозга (сотрясения головного мозга ДД.ММ.ГГГГ) в виде умеренной наружной гидроцефалии с рассеянными органическими знаками, вегетативно-сосудистой неустойчивостью, астеническими проявлениями. Дефект передней стенки лобных пазух, замещённый титановой сеткой, площадью 20 квадратных сантиметров после операции краниопластики (ДД.ММ.ГГГГ) по поводу закрытого многооскольчатого вдавленного перелома». Однако заключением вышестоящей штатной военно-врачебной комиссии <данные изъяты> вышеуказанное заключение поликлинической военно-врачебной комиссии госпиталя не утверждено и направлено на переоформление для установления площади дефекта черепа рентгенологом и специалистом компьютерной томографии.

По направлению командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ он, Максимов, повторно был освидетельствован военно-врачебной комиссией поликлиники, заключением которой от ДД.ММ.ГГГГ № на основании ст. 25 «в» и ст. 81 «а» графы 3 «Расписания болезней»№ 1612угста 2009 года овбных пазух, замещённый титановой сетикойми признакамивоенной службы сроком на 15 суток. признан не годным к военной службе в связи с поставленным ему при освидетельствовании диагнозом «Последствия закрытой травмы головного мозга (сотрясения головного мозга ДД.ММ.ГГГГ) в виде умеренной наружной гидроцефалии с рассеянными органическими знаками, вегетативно-сосудистой неустойчивостью, астеническими проявлениями. Дефект передней стенки лобных пазух, замещённый титановой сеткой, площадью 25 квадратных сантиметров после операции краниопластики (ДД.ММ.ГГГГ) по поводу закрытого многооскольчатого вдавленного перелома (ДД.ММ.ГГГГ)». Однако и это заключение военно-врачебной комиссией поликлиники заключением военно-врачебной комиссией <данные изъяты> не было утверждено и с учетом выявленных недостатков направлено на переоформление.

По направлению командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ он, Максимов, в третий раз был освидетельствован военно-врачебной комиссией поликлиники, заключением которой, оформленным справкой от ДД.ММ.ГГГГ №, на основании ст. 25 «г» графы 3 «Расписания болезней» №угста 2009 года овбных пазух, замещённый титановой сетикойми признакамивоенной службы сроком на 15 суток. признан годным к военной службе с незначительными ограничениями в связи с поставленным ему при освидетельствовании диагнозом «Последствия закрытой травмы головного мозга (сотрясения головного мозга ДД.ММ.ГГГГ) в виде умеренной наружной гидроцефалии с рассеянными органическими знаками, вегетативно-сосудистой неустойчивостью, астеническими проявлениями. Дефект передней стенки лобных пазух площадью 4,4 квадратных сантиметров, замещённый титановой сеткой, после операции краниопластики (ДД.ММ.ГГГГ) по поводу закрытого многооскольчатого вдавленного перелома (ДД.ММ.ГГГГ)». Данное заключение военно-врачебной комиссии, по мнению заявителя, является незаконным.

Обращаясь в суд, заявитель просит признать незаконным заключение военно-врачебной комиссии поликлиники, оформленное справкой от ДД.ММ.ГГГГ №, о признании его, Максимова, годным к военной службе с незначительными ограничениями; обязать названную военно-врачебную комиссию вышеуказанное заключение отменить и провести ему, Максимову, переосвидетельствование для определения категории годности к военной службе.

В обоснование своих требований в своём заявлении и судебном заседании Максимов пояснил, что военно-врачебная комиссия поликлиники при определении категории годности к военной службе не учла характер полученных им повреждений костей черепа ДД.ММ.ГГГГ и реальное состояние его здоровья (частые головные боли, быструю утомляемость), не позволяющее в должной мере исполнять обязанности военной службы, с учётом которого, по его мнению, имеются основания для признания его ограниченно-годным к военной службе, либо не годным к военной службе. О необоснованности оспариваемого им заключения военно-врачебной комиссии поликлиники свидетельствует противоречивость выводов хирурга военной поликлиники, который в ходе прохождения освидетельствовании в его, Максимова, медицинской книжке ДД.ММ.ГГГГ произвёл запись о том, что площадь дефекта передней стенки лобных пазух, замещённый титановой сеткой, составляет 25 кв.см после операции краниопластики (ДД.ММ.ГГГГ) по поводу закрытого многооскольчатого вдавленного перелома (ДД.ММ.ГГГГ) и на этом основании установил, что он, Максимов, является не годным к военной службе, а ДД.ММ.ГГГГ этот же хирург пришёл к выводу, что в связи с этой же травмой площадь дефекта передней стенки лобных пазух, замещённый титановой сеткой, составляет 4,4 кв.см и на этом основании пришёл к выводу, что он, Максимов, является годным к военной службе.

Представитель председателя военно-врачебной комиссии поликлиники, действующий на основании доверенности, не оспаривал изложенные Максимовым обстоятельства нахождения его на стационарном лечении и медицинского освидетельствования, однако требования заявителя не признал. Он пояснил, что основанием для вынесения военно-врачебной комиссией поликлиники заключения, оформленного справкой от ДД.ММ.ГГГГ №, о признании Максимова годным к военной службе с незначительными ограничениями, явилось наличие выявленных у последнего при медицинском освидетельствовании последствий сотрясения головного мозга ДД.ММ.ГГГГ в виде умеренной наружной гидроцефалии с рассеянными органическими знаками, вегетативно-сосудистой неустойчивостью, астеническими проявлениями, которые соответствуют ст. 25 «г» графы 3 «Расписания болезней». Установленный заявителю при медицинском освидетельствовании диагноз «дефект передней стенки лобных пазух площадью 4,4 кв.см, замещённый титановой сеткой, после операции краниопластики (ДД.ММ.ГГГГ) по поводу закрытого многооскольчатого вдавленного перелома (ДД.ММ.ГГГГ)» на категорию годности Максимова к военной службе не влияет, поскольку общая площадь дефекта костей свода черепа, образовавшегося в результате перелома, составляет 4,4 кв. см и не подпадает под ст. 81 «Расписания болезней», согласно которой военнослужащие категории, соответствующей графе 3 «Расписания болезней», признаются ограниченно годными к военной службе (п. «б» указанной статьи), при наличии у них перелома костей свода и основания черепа, замещённых пластическим материалом, с площадью дефекта свыше 8 кв.см. Неправильное определение размера общей площади дефекта черепа Максимова при медицинских освидетельствованиях в ДД.ММ.ГГГГ года обусловлено сложностью вычисления такого размера, поскольку имеется дефект только передней стенки лобных пазух без нарушения внутренней стенки свода черепа, что при наличии имплантата в виде титановой сетки усложняет возможность определения общей площади дефекта путём исследования рентгеновских снимков.

Заключения военно-врачебной комиссии поликлиники, оформленные свидетельствами о болезни от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ № о признании Максимова ограниченно годным к военной службе, либо не годным к военной службе, основаны на том же диагнозе, на котором основано и заключение военно-врачебной комиссии поликлиники, оформленное справкой от ДД.ММ.ГГГГ №, о признании заявителя годным к военной службе с незначительными ограничениями. Различие заключается лишь в том, что в оспариваемом заявителем заключении военно-врачебной комиссии общая площадь дефекта передней стенки лобных пазух указана 4,4 кв.см, которая определена главным рентгенологом <данные изъяты> военного округа путём исследования серии снимков черепа Максимова № от ДД.ММ.ГГГГ, выполненных компьютерным томографом. В предыдущих заключениях военно-врачебная комиссия поликлиники ошибочно исходила из того, что общая площадь дефекта лобной кости заявителя составляет 20 кв.см (свидетельства о болезни от ДД.ММ.ГГГГ № и от ДД.ММ.ГГГГ №), либо 25 кв.см (свидетельство о болезни от ДД.ММ.ГГГГ №), поскольку указанные размеры устанавливались ориентировочно, исходя из площади титановой сетки прямоугольной формы размером 50 кв.см. (согласно представленному заявителем протоколу от ДД.ММ.ГГГГ № исследования компьютерным томографом его черепа), которой замещены два перелома передней стенки лобных пазух в виде округлых вдавлений размерами 25х40 мм и 45х35 мм. При этом в своих расчётах, определяя размер общей площади дефекта передней стенки лобных пазух, военно-врачебная комиссия исходила из предположения о том, что при выполнении операции краниопластики площадь материала, которым замещается дефект костей черепа, как правило, в 2 раза превышает площадь самого дефекта. При определении общей площади дефекта костей черепа Максимова в свидетельстве о болезни от ДД.ММ.ГГГГ № данная площадь была получена в результате обычных арифметических расчётов путём умножения величин переломов передней стенки лобных пазух, размер которых составляет 25х40 мм и 45х35 мм.

Военный суд, выслушав заявителя и представителя лица, чьи действия оспариваются, а также исследовав письменные доказательства по делу, приходит к выводу, что заявление Максимова удовлетворению не подлежит.

Изложенные заявителем обстоятельства нахождения его на стационарном лечении в госпитале с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ по поводу полученной травмы головы ДД.ММ.ГГГГ, прохождения им в последующем медицинских освидетельствований военно-врачебной комиссией поликлиники в периоды с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и с ДД.ММ.ГГГГ марта по ДД.ММ.ГГГГ, а также диагноз заболеваний, поставленный в ходе лечения и медицинских освидетельствований, подтверждаются представленными сторонами документами: справкой о травме; историей болезни Максимова; амбулаторными листами с приложенными к ним документами, оформленными в связи с медицинскими освидетельствованиями Максимовым; выписным эпикризом, оформленным по окончании стационарного лечения последнего с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; свидетельствами о болезни от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ № и от ДД.ММ.ГГГГ №, оформленными по результатам медицинских освидетельствований заявителя; справкой от ДД.ММ.ГГГГ №, оформленной по результатам последнего освидетельствования Максимова; медицинской книжкой заявителя; сериями снимков черепа Максимова, полученных посредством компьютерного томографа, от ДД.ММ.ГГГГ № (до проведения операции краниопластики) и от ДД.ММ.ГГГГ №, а также оформленными на их основе протоколами исследований головного мозга и костей черепа; рентгеновскими снимками черепа, выполненными в ДД.ММ.ГГГГ года и ДД.ММ.ГГГГ

Из справки военно-врачебной комиссии поликлиники от ДД.ММ.ГГГГ №, серии снимков черепа Максимова, полученных посредством компьютерного томографа, от ДД.ММ.ГГГГ №, и заключения главного рентгенолога <данные изъяты> военного округа следует, что оспаривание заявителем заключение военно-врачебной комиссией о категории годности его к военной службе сводится к не согласию его с размером общей площади дефекта передней стенки лобных пазух, составляющим 4,4 кв.см., который установлен при исследовании компьютерным томографом.

Из свидетельства о болезни от ДД.ММ.ГГГГ № и имеющейся в медицинской книжке заявителя записи рентгенолога поликлиники от ДД.ММ.ГГГГ видно, что при медицинском освидетельствовании Максимова в ДД.ММ.ГГГГ года заключение военно-врачебной комиссии, оформленное вышеуказанным свидетельством о болезни, основано на размере общей площади дефекта передней стенки лобной кости у заявителя, составляющем 25 кв.см., установленном рентгенологом без указания метода, который применён для определения данного размера.

В судебном заседании представитель председателя военно-врачебной комиссии поликлиники пояснил, что как хирург поликлиники он входит в состав военно-врачебной комиссии. Рентгенолог поликлиники, сделавший запись в медицинской книжке Максимова о том, что общая площадь дефекта лобной кости у последнего составляет 25 кв.см., пояснил ему, Азимову, что данная площадь определена путём умножения величин переломов передней стенки лобных пазух, размеры которых определены при исследовании на компьютерном томографе (протокол исследования от ДД.ММ.ГГГГ №) и составляют 25х40 мм и 45х35 мм. Со слов рентгенолога поликлиники путём исследования рентгеновских снимков определить общую площадь дефекта лобной кости ФИО1 невозможно ввиду того, что переломы костей свода черепа имеются только передней стенки лобной кости без повреждения задней стенки, а также в связи с наличием имплантата в виде титановой сетки, которым дефект замещён.

Привлечённый для участия в судебном разбирательстве в качестве специалиста врач-рентгенолог <адрес> клинической больницы № Александрюк пояснил, что по рентгеновским снимкам черепа Максимова, выполненным в ДД.ММ.ГГГГ года во время нахождения того на стационарном лечении в связи с полученной травмой головы, и в ДД.ММ.ГГГГ года в ходе очередного медицинского освидетельствования, определить размер общей площади дефекта передней стенки лобной кости невозможно ввиду того, что внутренняя стенка свода черепа не повреждена, а также в связи с тем, что поврежденные кости передней стенки лобной кости замещены установленным при выполнении операции краниопластики имплантатом в виде титановой сетки. На рентгеновских снимках черепа Максимова имеется наслоение теней воздуха в лобных пазухах и титановой сетки, за которой практически не различимы фрагменты костных отломков, образовавшихся от перелома костей лобных пазух, и контуры дефекта костей свода черепа, что также влияет на точность определения общей площади вышеуказанного дефекта. С учётом особенностей перелома костей свода черепа заявителя и характера выполненной ему операции в данном случае самым точным методом исследования площади дефекта передней стенки лобных пазух среди прочих имеющихся в современной медицине является исследование такого дефекта компьютерным томографом.

Привлечённые для участия в судебном разбирательстве в качестве специалистов заведующий нейрохирургическим отделением <адрес> клинической больницы № Алексеев и судебно-медицинский эксперт отделения судебно-медицинских экспертиз (<адрес>) № государственного цента судебно-медицинских и криминалитических экспертиз Коземиров, каждый в отдельности, пояснили, что самым точным с точки зрения современной медицины исследованием дефекта передней стенки лобных пазух является метод исследования при помощи компьютерного томографа, который относится к экспертным методам исследования. Из серий снимков черепа Максимова, полученных при исследовании компьютерным томографом, от ДД.ММ.ГГГГ № (до проведения заявителю операции краниопластики) и от ДД.ММ.ГГГГ № видно, что у заявителя имеется перелом передней стенки лобных пазух, при котором задняя стенка черепа не повреждена и в связи с этим отсутствует сдавление головного мозга. Жизненно важное значение для человека имеет дефект костей именно задней стенки черепа, вследствие которого может возникнуть угроза поражения нервных клеток головного мозга, прилегающих к костному дефекту. Поскольку у Максимова имеет место перелом только передней стенки лобных пазух без повреждения задней стенки свода черепа, то размеры такого повреждения с точки зрения угрозы его жизни и здоровья значения не имеют. С учётом характера повреждения лобной кости и проведённой операции краниопластики с замещением костей черепа имплантантом, которая выполнена правильно, наиболее объективно и точно определить площадь дефекта передней стенки лобных пазух можно аппаратным путём при помощи компьютерного томографа. Рентгеновский метод определения площади дефекта костей черепа является менее точным и предполагает зависимость его от многих факторов, к которым относятся человеческий, поскольку предполагает субъективное восприятие оператором размеров дефекта кости, вследствие чего возможна погрешность при вычислении его площади. При наличии отломков кости, установленного имплантанта на месте вдавлений свода черепа и наличия на рентгеновских снимках теней от имеющегося в лобных пазухах воздуха и от титановой сетки, точно измерить общую площадь дефекта костей передней стенки лобных пазух рентгеновским методом невозможно.

Вышеназванные специалисты также пояснили, что проведение военно-врачебной комиссией исчислений общей площади дефекта лобной кости заявителя при его медицинском освидетельствовании в ДД.ММ.ГГГГ ориентируясь на площадь титановой сетки прямоугольной формы, либо путём арифметических расчётов в результате умножения величин переломов передней стенки лобных пазух, являются неверными и не отражает действительные размеры общей площади дефекта передней стенки лобных пазух. Определение размера общей площади указанного дефекта в ДД.ММ.ГГГГ при исследовании черепа Максимова компьютерным томографом является правильным и сомнений в своей точности и достоверности с учётом характера повреждений черепа, видимых на серии снимков от ДД.ММ.ГГГГ №, а также на рентгеновских снимках, не вызывает.

Таким образом, из пояснений специалистов, привлечённых к участию в деле, следует, что с учётом характера повреждений костей передней стенки лобных пазух Максимова и установленного на месте повреждения лобной кости имплантанта, точно определить площадь данного дефекта методом рентгеновского исследования невозможно. В данном случае самым точным и правильным методом для определения площади дефекта передней стенки лобных пазух заявителя является исследование дефекта компьютерным томографом. Учитывая, что при медицинских освидетельствованиях заявителя в ДД.ММ.ГГГГ при установлении категории годности военно-врачебная комиссия поликлиники исходила из расчётов размера общей площади дефекта передней стенки лобных пазух, носящих предположительный характер, либо основанных на арифметических вычислениях, которыми действительную площадь дефекта установить невозможно, суд в основу решения по делу кладёт серии снимков черепа Максимова от ДД.ММ.ГГГГ №, полученных при помощи компьютерного томографа, что является экспертным методом исследования, и заключение главного рентгенолога Южно военного округа, которыми установлено, что размер общей площади дефекта лобной кости Максимова, составляет 4,4 кв. см.

Что касается доводов заявителя со ссылкой на «Порядок проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации», утвержденный приказом Министра обороны РФ от ДД.ММ.ГГГГ № о том, что при медицинском освидетельствовании военнослужащих метод исследование компьютерным томографом прямо не предусмотрен, то такие доводы суд признаёт необоснованными и отклонят, поскольку из п. 135 данного Порядка следует, что при медицинском освидетельствовании военнослужащих проводятся не только исследования, предусмотренные вышеназванным Порядком, но также могут проводиться и другие исследования, в том числе исследование компьютерным томографом, являющееся более передовым с точки зрения современной медицины и точным по сравнению с рентгеновским методом исследования.

Согласно графе 3 ст. 81 «Расписания болезней» и «Таблицы дополнительных требований» (приложение к «Положению о военно-врачебной экспертизе», утверждённых постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ №, основанием для признания военнослужащего ограниченно-годным к военной службе, либо не годным к военной службе, является наличие у него дефекта костей свода и основания черепа, замещённого пластическим материалом, площадью 8 кв.см и выше. Поскольку общая площадь дефекта передней стенки лобных пазух Максимова составляет 4,4 кв. см, указанная травма головы заявителя не подпадает под графу 3 ст. 81 «Расписания болезней» и не подлежит учёту для определения категории годности его к военной службе.

Привлечённая для участия в судебном разбирательстве в качестве специалиста заведующая кабинетом нейрофункциональных исследований врач-невролог Качурина, ознакомившись с имеющимися в материалах дела медицинскими документами Максимова, включая его медицинскую книжку, пояснила, что поставленный Максимову диагноз по заболеванию, связанному с последствиями травмы головы (последствия закрытой травмы головного мозга (сотрясения головного мозга ДД.ММ.ГГГГ) в виде умеренной наружной гидроцефалии с рассеянными органическими знаками, вегетативно-сосудистой неустойчивостью, астеническими проявлениям), а также установленная военно-врачебной комиссией по этому заболеванию категория годности к военной службе, которая предусмотрена п. «г» ст. 25 графы 3 «Расписания болезней» - «годен к военной службе с незначительными ограничениями», являются правильными и соответствуют фактическому состоянию здоровья заявителя. На правильность установления категории годности Максимова указывает, в частности, отсутствие у него устанавливаемого врачом-психиатром астено-невротического синдрома, при наличии которого военнослужащие подлежат освидетельствованию по п. «в» ст. 25 графы 3 «Расписания болезней». Так, из медицинской книжки заявителя видно, что при осмотре его врачом-психиатром ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ наличие у последнего астено-невротического синдрома выявлено не было; с учётом состояние психики Максимов признан годным к военной службе. То обстоятельство, что до медицинского освидетельствования в ДД.ММ.ГГГГ с жалобами на головные боли к врачу-неврологу Максимов на протяжении года не обращался, свидетельствует об улучшении его самочувствия и правильности его освидетельствования по п. «г» ст. 25 графы 3 «Расписания болезней».

Принимая во внимание, что в своём заявлении и судебном заседании Максимов не оспаривал правильность поставленного ему диагноза, связанного с последствиями травмы головы, а также установленной военно-врачебной комиссией по этому заболеванию категории годности к военной службе, предусмотренной п. «г» ст. 25 графы 3 «Расписания болезней», суд приходит к выводу, что заключение военно-врачебной комиссии поликлиники, оформленное справкой от ДД.ММ.ГГГГ №, о признании Максимова годным к военной службе с незначительными ограничениями является обоснованным. В связи с этим требования заявителя удовлетворению не подлежат.

Что касается утверждения заявителя о том, что при его медицинском освидетельствовании военно-врачебная комиссия поликлиники при определении категории годности его к военной службе не учла реальное состояние его здоровья (частые головные боли, быструю утомляемость), не позволяющее ему в должной мере исполнять обязанности военной службы, то такое утверждение, вопреки его доводам, опровергается пояснениями специалиста Качуриной, указавшей, что следствием неустойчивого артериального и внутричерепного давления у человека, а также частых головных болей, является ангиопатия сетчатки глазного дна. Вместе с тем, из медицинской книжки Максимова видно, что при осмотре его окулистом ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ ангиопатия сетчатки глазного дна у заявителя не выявлена и за медицинской помощью к лечащим врачам с жалобами на головные боли и повышенную утомляемость Максимов более года не обращался.

В судебном заседании заявитель также высказал предположение о том, что размер дефекта передней стенки лобной пазухи врачом, проводившим компьютерную томографию черепа, намеренно определён неверно. Однако такое заявление Максимова, носящее гипотетический характер, является голословным, поскольку не основано на обстоятельствах дела, не вытекает из представленных сторонами документов и опровергается следующими фактами.

Допрошенный по делу в качестве свидетеля Пащенко показал, что как начальник рентгеновского отделения с кабинетом компьютерной томографии госпиталя он дважды, в ДД.ММ.ГГГГ проводил исследования черепа и головного мозга Максимова компьютерным томографом. Серии снимков черепа Максимова, полученных в результате исследования компьютерным томографом, от ДД.ММ.ГГГГ № (до проведения заявителю операции краниопластики) и от ДД.ММ.ГГГГ №, а также описание этих исследований в протоколах исследования, выполнены им. В ДД.ММ.ГГГГ исследование компьютерным томографом головного мозга и черепа Максимова были проведены по направлению начальника военно-врачебной комиссии поликлиники, в результате чего были установлены как площадь имплантанта, которым замещен дефект костей черепа, так и общая площадь дефекта передней стенки лобных пазух. В составе компьютерного томографа имеется графическая станция с программным обеспечением, имеющим лицензию, для выполнения измерений и обработки томографических изображений. Исследование площади дефекта костей черепа относится к экспертным методам исследования и погрешность такого измерения составляет не более 1 кв.мм. Вмешательство человека в программное обеспечение, отвечающее за точность выполненных измерений компьютерным томографом, невозможно. Метод рентгенографического исследования предполагает гораздо большую погрешность измерения и зависит от человеческого фактора. ДД.ММ.ГГГГ после проведения исследования компьютерным томографом головного мозга и черепа Максимова он, Пащенко, сообщил последнему, что общая площадь дефекта передней стенки лобных пазух, замещённого титановой сеткой, составляет менее 8 кв. см, в связи с чем переломы костей свода черепа не подпадают под графу 3 ст. 81 «Расписания болезней». Одновременно он сообщил Максимову, что точные размеры вышеуказанного дефекта он, Пащенко, сможет указать через несколько дней после обработки сведений, полученных в результате исследования. Несмотря на проявленный интерес, Максимов в последующем не подходил к нему, Пащенко, для уточнения размера общей площади дефекта передней стенки лобных пазух, которую в первоначально составленном им протоколе исследования от ДД.ММ.ГГГГ № он, Пащенко, не указал по той причине, что определение такой площади в составленном председателем военно-врачебной комиссии направлении Максимова для проведения ему исследования компьютерном томографом, не требовалось. Он, Пащенко, в свою очередь, не интересовался, по каким заболеваниями проводится медицинское освидетельствование Максимова и не задумывался над значимостью установленного им размера общей площади дефекта костей черепа у последнего.

В судебном заседании заявитель согласился с показаниями свидетеля о том, что тот ДД.ММ.ГГГГ в ходе проведения исследования головного мозга и черепа Пащенко сообщил, что установленный компьютерным томографом размер общей площади дефекта передней стенки лобных пазух у него, Максимсова, составляет менее 8 кв. см и не подпадает под графу 3 ст. 81 «Расписания болезней». О размере общей площади дефекта костей основания черепа, установленного компьютерным томографом, членам военно-врачебной комиссии поликлиники он не говорил, полагая, что более точно такой размер будет установлен методом исследования рентгеновских снимков. Вместе с тем, как установлено судом, с учётом пояснений специалистов, такое мнение заявителя является ошибочным.

Руководствуясь ст. ст. 194, 197, 198, 199 гпк РФ, военный суд

решил:

В удовлетворении заявления военнослужащего войсковой части № капитана Максимова К.В. об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии поликлиники филиала № Федерального государственного учреждения <данные изъяты>», вынесенного при медицинском освидетельствовании заявителя, отказать.

Решение в кассационном порядке может быть обжаловано в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме, то есть с ДД.ММ.ГГГГ, в судебную коллегию по гражданским делам <адрес> военного суда через <адрес> военный суд.

Подлинное за надлежащей подписью

Копия верна:

Председательствующий по делу В.А. Боховко

Секретарь судебного заседания Т.В. Гурбенко

10

Председательствующий: Мунтяну Р.А.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

22 апреля 2011 года город Самара

Судебная коллегия по гражданским делам Приволжского окружного военного суда в составе:

председательствующего – Ментова В.Г.,

судей – Баландина А.Г.,

Родионова А.А.,

при секретаре – Тараториной Я.А.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе заявителя Николаева И.В. на решение Саратовского гарнизонного военного суда от 3 марта 2011 года, которым отказано в удовлетворении заявления бывшего военнослужащего Федерального государственного учреждения «Чайковская квартирно-эксплуатационная часть района» Министерства обороны Российской Федерации подполковника в отставке

Николаева И.В. об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии Федерального государственного учреждения «354 окружной военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Родионова А.А., судебная коллегия окружного военного суда

установила:

Заключением военно-врачебной комиссии (ВВК) психоневрологического профиля Федерального государственного учреждения «354 окружной военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации (далее в определении – ФГУ «354 ОВКГ» МО РФ) от 26 июня 2009 года, утверждённым 16 июля 2009 года 23 военно-врачебной комиссией, Николаев признан негодным к военной службе.

Приказом командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа от 6 октября 2009 года № 283 Николаев уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья (подпункт «в» пункта 1 статьи 51 федерального закона российской федерации «о воинской обязанности и военной службе») и приказом начальника Федерального государственного учреждения «Чайковская квартирно-эксплуатационная часть района» Министерства обороны Российской Федерации (далее в определении - ФГУ «Чайковская КЭЧ района» МО РФ) от 1 апреля 2010 года № 51 он был исключён из списков личного состава части с 24 августа 2010 года.

Не соглашаясь с заключением ВВК психоневрологического профиля ФГУ «354 ОВКГ» МО РФ от 26 июня 2009 года о причинной связи заболевания, Николаев обратился в суд с заявлением, в котором просил признать его незаконным и необоснованным и обязать вышеуказанную комиссию признать факт получения им заболевания в связи с исполнением обязанностей военной службы.

Саратовский гарнизонный военный суд своим решением от 3 марта 2011 года в удовлетворении заявления Николаева отказал.

Не соглашаясь с таким решением, заявитель подал кассационную жалобу, в которой просит его отменить по основаниям, предусмотренным пунктами 1-4 части 1 статьи 362 ГПК РФ, и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по нему новое решение об удовлетворении его требований.

Автор кассационной жалобы считает, что суд и ВВК не приняли во внимание, что он находился в длительной заграничной командировке в качестве военного специалиста в Республике Ангола, поэтому полученные там заболевания «Гипертоническая болезнь I-II ст., нарушение мозгового кровообращения по ишемическому типу (лакунарный инфаркт); состояние после повторных мозговых контузий», приведшие в дальнейшем к признанию его ВВК психоневрологического профиля ФГУ «354 ОВКГ» негодным к военной службе - должно быть квалифицировано по статье 37 Федерального Закона РФ № 53-Ф3 как исполнение служебных обязанностей - «Военная травма».

Давая собственный анализ положениям статьи 37 федерального закона «о воинской обязанности и военной службе», приказа Министра обороны РФ «О порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооружённых Силах РФ», а также ссылаясь на справку № 335/5/3/83 от 27 марта 2009 года и командировочное удостоверение № 405 от 11 мая 2008 года, заявитель делает вывод о том, что между заболеванием, диагностированным у него 5 февраля 2009 года в Республике Ангола, и сотрясением головного мозга, бароотитом, полученным 11 июня 2000 года во время участия в боевых действиях на территории Чеченской Республики, существует причинная связь, в связи с чем ВВК психоневрологического профиля ФГУ «354 ОВКГ» МО РФ с июне 2009 года должна была вынести заключение с формулировкой «военная травма».

Не согласен заявитель и с выводом суда о том, что при прохождении военно-врачебной экспертизы им не представлялась справка о наличии у него травмы, в связи с чем было вынесено заключение с формулировкой «заболевание получено в период военной службы». По утверждению заявителя, ВВК была уведомлена о наличии у него соответствующей справки о травме, однако необоснованно проигнорировала этот факт. При освидетельствовании им были представлены справки №№ 982/3 и 434, в которых отражён факт его обращения в период прохождения военной службы в Чеченской Республике в госпиталь за медицинской помощью с указанием диагноза (сотрясение головного мозга, бароотит, множественные ссадины тела и конечностей). С учётом требований статьи 223 приказа Министра обороны РФ от 20 августа 2003 года № 200 «О порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооружённых Силах РФ» ВВК должна была учесть сведения в этих документах и в том случае, если справка о травме им не была предоставлена.

В заключение жалобы автор указывает, что судом первой инстанции был проигнорирован тот факт, что Главным бюро медико-социальной экспертизы по Саратовской области ему была установлена 2 группа инвалидности именно по причине получения им военной травмы.

В своих возражениях начальник ВВК ФГУ «354 ОВКГ» МО РФ Кириллов, не соглашаясь с доводами кассационной жалобы, просит оставить её без удовлетворения, а решение суда первой инстанции без изменения.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на неё, судебная коллегия находит решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

26 июня 2009 года ВВК психоневрологического профиля ФГУ «354 ОВКГ» МО РФ вынесено заключение (оформленное свидетельством о болезни № 407/311) и Николаеву поставлен диагноз: последствия острого нарушения мозгового кровообращения по ишемическому типу (февраль 2009 года) в системе правой средней мозговой артерии со стойким спастическим левосторонним гемипарезом с преобладанием в руке, явлениями дизартрии, с выраженным нарушением функции центральной нервной системы. Гипертоническая болезнь первой стадии. Остеохондроз шейного отдела позвоночника без нарушения функции. Хронический правосторонний гайморит с редкими обострениями, ремиссия. Начальные явления нейросенсорной тугоухости. Причинная связь заболевания определена формулировкой «заболевание получено в период военной службы». На основании статей 24 "а", 43 "в", 66 "г", 49 "в" графы III Расписания болезней и таблицы дополнительных требований к состоянию здоровья граждан Николаеву определена категория «Д» годности к военной службе (не годен к военной службе). 16 июля 2009 года вышеуказанное заключение ВВК утверждено 23 военно-врачебной комиссией.

Вопреки утверждению заявителя в жалобе, вывод суда первой инстанции о законности обжалуемого заключения ВВК, а также действий 23 военно-врачебной комиссии, его утвердившей, является правильным и основанным на положениях действующего законодательства.

В соответствии с абзацем 5 подпункта «а» пункта 41 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года № 123, военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи заболеваний с формулировкой «военная травма», если заболевание возникло у освидетельствуемого в период выполнения задач в условиях чрезвычайного положения или при вооруженных конфликтах (при условии льготного исчисления выслуги лет для назначения пенсии - 1 месяц службы за 3 месяца), либо в период прохождения военной службы в государстве, где велись боевые действия, либо в период его пребывания на разведывательной и контрразведывательной работе за границей, либо если заболевание, возникшее до указанных событий, за период участия в них достигло степени тяжести, которая изменяет категорию годности или приводит к негодности (в том числе временной) освидетельствуемого к военной службе, службе в органах, либо если хроническое, медленно прогрессирующее заболевание подтверждается медицинскими документами, позволяющими отнести начало или обострение заболевания к периоду участия освидетельствуемого в указанных событиях.

По делу установлено, что Николаев с 20 мая 2008 года по 26 марта 2009 года находился в длительной служебной командировке в республике Ангола в качестве военного специалиста, где в феврале 2009 года перенёс нарушение мозгового кровообращения по ишемическому типу в зоне базальных ганглиев справа (лакунарный инфаркт), в связи с чем в последующем неоднократно находился на стационарном лечении.

В соответствии с разделом III Перечня государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации, являющемуся приложением к Федеральному закону от 12 января 1995 года № 5-ФЗ «О ветеранах», в Анголе имели место боевые действия с участием российских граждан только в период с ноября 1975 года по ноябрь 1992 года. Иных условий, указанных в абзаце 5 подпункта «а» пункта 41 Положения о военно-врачебной экспертизе, по делу не установлено.

При таких обстоятельствах причинная связь заболевания, полученного Николаевым в феврале 2009 года в Анголе, вопреки мнению заявителя, не может определяться формулировкой "военная травма", а определение таковой ВВК психоневрологического профиля ФГУ «354 ОВКГ» МО РФ формулировкой «заболевание получено в период военной службы» соответствует требованиям абзаца 2 подпункта «б» пункта 41 Положения о военно-врачебной экспертизе, к правильному выводу о чём пришёл суд первой инстанции.

Правильным, вопреки мнению заявителя, является и вывод гарнизонного военного суда об отсутствии у ВВК психоневрологического профиля ФГУ «354 ОВКГ» МО РФ оснований для установления в июне 2009 года причинной связи между заболеванием, полученным Николаевым в Анголе, и увечьем, полученным им в ходе боевых действий в Чеченской Республике в 2000 году и определённом впоследствии как военная травма.

По делу установлено, что заявителем в 2009 году военно-врачебной комиссии были представлены: справка № 982/3, в которой отражен факт обращения его в 2000 году в госпиталь за медицинской помощью, и справка № 434 от 26 мая 2009 года, в которой указан период прохождения заявителем военной службы на территории Чеченской Республики.

Между тем пунктами 222 и 223 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Министра обороны от 20 августа 2003 года № 200, определён примерный перечень документов и доказательств, подтверждающих обстоятельства получения военнослужащими увечий. Таковых Николаевым военно-врачебной комиссии представлено не было.

Что же касается справки о травме от 12 июня 2000 года № 27, исполненной командиром войсковой части 71316 "А", то таковая Николаевым военно-врачебной комиссии не представлялась, несмотря на то, что это единственный документ, содержащий в себе указание на конкретные обстоятельства, при которых Николаев в 2000 году получил увечье. В частности, в данной справке отражено, что 11 июля 2000 года автомобиль, на котором следовал заявитель, был подорван на фугасе, в результате чего Николаев получил сотрясение головного мозга, бароотит, множественные ссадины тела и конечностей.

С учётом изложенного при освидетельствовании заявителя военно-врачебной комиссией в 2009 году определение причинной связи между увечьем и заболеванием, имевшимися у Николаева в разные периоды военной службы (для возможного определения более позднего заболевания как военной травмы), не представлялось возможным.

Что же касается решения ВВК от 21 июня 2010 года, оформленного протоколом заседания № 90, которая с учётом предоставленной заявителем в июне 2010 года справки о травме от 12 июня 2000 года № 27 вынесла заключение о причинной связи увечья, полученного Николаевым в ходе боевых действий в Чеченской Республике, оформив его справкой № 90 от 21 июня 2010 года, то данное обстоятельство не влияет на законность и обоснованность принятого по делу судебного решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 360, 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Приволжского окружного военного суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Саратовского гарнизонного военного суда от 3 марта 2011 года по гражданскому делу по заявлению бывшего военнослужащего Федерального государственного учреждения «Чайковская квартирно-эксплуатационная часть района» Министерства обороны Российской Федерации подполковника в отставке Николаева И.В. об оспаривании заключения военно-врачебной комиссии Федерального государственного учреждения «354 окружной военный клинический госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя Николаева И.В. – без удовлетворения.

Судья Приволжского окружного

военного суда

А.А. Родионов

11

Копия

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДД.ММ.ГГГГ <адрес>

Московский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего – ФИО7

при секретаре ФИО8,

с участием представителя истца ФИО1 – по доверенности ФИО3, представителей Федеральной службы Безопасности Российской Федерации ФИО4 и ФИО5, представителя 317 военной прокуратуры гарнизона ФИО6 и прокурора - помощника Московского городского военного прокурора лейтенанта юстиции ФИО2, в открытом судебном заседании в помещении военного суда, рассмотрев гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к Федеральной службе безопасности Российской Федерации и 317 военной прокуратуре гарнизона о возмещении в субсидиарном порядке вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы,

установил:

ФИО1 через своего представителя по доверенности ФИО3 обратился в Московский гарнизонный военный суд с иском к Федеральной службе безопасности РФ и 317 военной прокуратуре гарнизона, в котором просит взыскать с 317 военной прокуратуры гарнизона, субсидиарно с Федеральной службой безопасности Российской Федерации, в счет возмещения вреда, причиненного здоровью:

- единовременно № руб. № коп.

- ежемесячно, с даты решения суда, размер утраченного заработка в сумме № руб. № коп.

В обоснование заявленных требований ФИО1 указал, что проходил военную службу в военной прокуратуре ФПС России на должности заместителя начальника отдела кадров - помощника военного прокурора ФПС России. Согласно свидетельства о болезни № с 07 ДД.ММ.ГГГГ он при исполнении обязанностей военной службы получил травму, признанную Центральной военно-врачебной комиссией (ЦВВК) ФСБ России «военной». ДД.ММ.ГГГГ по заключению ЦВВК ФСБ России № вследствие полученной военной травмы, был признан не годным к дальнейшему прохождению военной службы. ДД.ММ.ГГГГ был освобожден от занимаемой воинской должности, зачислен в распоряжение военного прокурора 317 военной прокуратуры гарнизона и по причине необеспеченности жильем пребывал в распоряжении указанного командира свыше сроков, установленных законодательством Российской Федерации. ДД.ММ.ГГГГ был признан инвалидом 3-й группы по причине «военная травма». В 2008 году его инвалидность была подтверждена. В настоящее время является инвалидом 3-й группы, инвалидность установлена на срок до ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ приказом ФСБ России №-лс был уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья. С ДД.ММ.ГГГГ был исключен из списков личного состава военной прокуратуры. Страховое пособие, предусмотренное статьей 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», получил. Помимо пенсии, согласно Указу Президента РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О мерах по улучшению материального положения инвалидов вследствие военной травмы» пенсионным отделом ФСБ России ему выплачивается ежемесячное материальное обеспечение в размере № руб. За 12 месяцев, предшествовавших установлению инвалидности ему была выплачена сумма необходимых платежей в размере № руб. 54 коп., следовательно, среднемесячный заработок его составил № руб. 12 коп.. При определении заработка, подлежащего возмещению, необходимо исходить из указанной суммы. В соответствии со ст.ст. 1091 и 1092 ГК РФ имеет право на возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности потерпевшего, с учетом индексации ежемесячно в размере 96221 руб. 33 коп.

Учитывая положение ст.ст. 1084, 1085 ГК РФ, гл. 59 ГК РФ, п.2.2 Постановления Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ №-П, ст.ст.16,18, п.2 ст. 27 Федерального закона «О статусе военнослужащих», п.18 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» от ДД.ММ.ГГГГ №, а также то, что со стороны командования не были обеспечены безопасные условия военной службы, просит удовлетворить его требования в полном объеме.

Представитель ФИО1 по доверенности ФИО3, в судебном заседании, поддержал заявленные требования в полном объеме и просил их удовлетворить.

Представители ФСБ России ФИО4 и ФИО5 заявленные требования не признали и при этом пояснили, что 317 прокуратура гарнизона не входит в состав ФСБ России, а поэтому ФСБ России не является причинителем вреда истцу, что в соответствии со ст. 1064 ГК РФ исключает какую-либо ответственность перед ним. Истцу были выплачены все причитающиеся страховые выплаты, а также ему выплачивается ежемесячно № рублей, согласно Указа Президента РФ. Поскольку истцом не представлено доказательств утраты им трудоспособности, то в удовлетворении его требований просили отказать.

Представитель 317 военной прокуратуры гарнизона ФИО6 не признавая требований истца суду пояснил, что травма ФИО1 получена в период прохождения им службы в ВП ФПС. Травма ФИО1 получена во время занятия им, самостоятельно, физической подготовкой, что свидетельствует о его небрежном отношении к состоянию своего здоровья, т.к. до получения им травмы ДД.ММ.ГГГГ им, ДД.ММ.ГГГГ, была получена аналогичная травма и он знал, что занятие физической подготовкой, может привести к таким последствиям. Также он пояснил, что истцом не представлено с уду доказательств подтверждающих утрату им трудоспособности, а поскольку истец является юристом, то утраты трудоспособности нет, несмотря на то, что расчет требуемых им выплат произведен из 100% потери трудоспособности.

Заслушав объяснения сторон и исследовав иные доказательства по делу, суд приходит к следующим выводам.

Согласно п. 8 статьи 48 Закона о прокуратуре офицеры органов военной прокуратуры проходят службу в Федеральной пограничной службе Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" и, обладают правами и социальными гарантиями, установленными Федеральным законом "О статусе военнослужащих" и настоящим Федеральным законом.

В силу Закона о прокуратуре ФСБ России осуществляет только финансовое, материальное обеспечение деятельности органов военной прокуратуры, а также выделение штатной численности за счет численности ФСБ России.

По смыслу статей 37 и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32, 71, 72 и 114, военная служба, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие ее, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается правовой статус этих лиц, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним; обязанности, возлагаемые на лиц, несущих такого рода службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что - в силу статей 1, 2, 7, 37, 39, 41, 45, 59 и 71 Конституции Российской Федерации - влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.

В преамбуле Федерального закона "О статусе военнослужащих" указано, что данный федеральный закон в соответствии с Конституцией Российской Федерации определяет права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих, а также основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей.

Согласно п.9 ст. 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие, граждане, уволенные с военной службы, имеющие право на социальные гарантии и компенсации в соответствии с настоящим Федеральным законом, пользуются социальными гарантиями и компенсациями, установленными для граждан федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Если гражданин одновременно имеет право на ежемесячную денежную выплату по настоящему Федеральному закону и по другому федеральному закону или иному нормативному правовому акту независимо от основания, по которому она устанавливается, ему предоставляется одна ежемесячная денежная выплата либо по настоящему Федеральному закону, либо по другому федеральному закону или иному нормативному правовому акту по выбору гражданина.

Пунктом 3 статья 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" предусмотрено, что при досрочном увольнении военнослужащих с военной службы в связи с признанием их негодными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболевания, полученных ими при исполнении обязанностей военной службы, им выплачивается единовременное пособие в размере 60 окладов денежного содержания, установленных на день выплаты пособия.

Согласно ст. 28.1 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" инвалиды имеют право на ежемесячную денежную выплату в размере и порядке, установленных настоящей статьей (инвалидам III группы она установлена в размере № рублей).

Также Судом установлено, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ № «О мерах по улучшению материального положения инвалидов вследствие военной травмы» пенсионным отделом ФСБ России истцу выплачивается ежемесячное материальное обеспечение в размере № руб.

В связи с чем, Суд считает, что все меры социальной защиты, предусмотренные законодательством Российской Федерации в отношении истца выполнены в полном объеме.

Определением Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 276-О установлено, что наряду со страховыми выплатами, специальным пенсионным обеспечением и мерами социальной защиты и поддержки может осуществляться и по правилам гражданского законодательства, тем самым расширяет объем и характер исполнения государством обязанности в области правовой и социальной защиты военнослужащих в случае причинения вреда их жизни или здоровью при исполнении ими обязанностей военной службы.

Определением специально отмечено, что может осуществляться по правилам гражданского законодательства, но только в зависимости от обстоятельств причинения вреда здоровью, а именно вреда здоровью, причиненного в условиях боевых действий при исполнении обязанностей военной службы.

Более того в определении указано, что действующее правовое регулирование предусматривает возмещение указанной категории лиц вреда их жизни и здоровью лишь путем предоставления единовременных страховых выплат и установлением надбавки к пенсии, что ставит их в худшее положение как в сравнении с лицами, возмещение вреда которым осуществляется по нормам Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", гарантирующим страховое обеспечение не только в виде единовременной страховой выплаты, но и ежемесячных страховых выплат, оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного, так и с теми военнослужащими, причинитель вреда которым установлен, либо в отношении которых существует специальное регулирование.

Таким образом, конституционные права рассматриваемой категории граждан, в том числе заявителей, нарушаются не самой по себе статьей 1084 ГК Российской Федерации, а отсутствием надлежащего правового механизма возмещения вреда.

Данный вывод нашел свое отражение и в Постановлении Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 13-П.

Ссылка истца в обоснование своих требований на Постановление Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 13-П является необоснованным, т.к. была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации ч.4 ст. 29 Закона Российской Федерации "О милиции" в той мере, в какой она во взаимосвязи со статьей 1084 ГК Российской Федерации - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - позволяет правоприменительным органам отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов и их должностных лиц.

В законе «О статусе военнослужащих, как в законе о прокуратуре, аналогичная норма, установленная в ст. 29 Закона Российской Федерации "О милиции" отсутствует, а значит, данное постановление не может быть применено при рассмотрении данного дела.

Истец ссылаясь на Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации указывает, что вред, причиненный жизни и здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, возмещается по правилам главы 59 ГК РФ.

Вместе с тем, истцом, полагая что вина ответчиков уже доказана, а также считая свои требования обоснованными, на основании статей 1084 и 1085 ГК РФ, не учтен общий принцип наступления ответственности, установленных в ст. 1064 ГК РФ.

По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 ГК РФ). Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 ГК РФ).

Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда.

В силу пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя.

Вместе с тем, возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя положениями статьи 1084 Гражданского кодекса РФ не предусмотрено.

Следовательно, возможность возмещения вреда на основании норм главы 59 ГК РФ исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда, а также его вину.

Возмещение вреда военнослужащим включено в комплекс мер по их социальной защите и регулируется в соответствующих федеральных законах. При причинении вреда военнослужащим при исполнении служебного долга им выплачиваются установленные единовременные пособия и страховые суммы.

В соответствии с законодательством Российской Федерации двойное возмещение вреда, в том числе причиненного жизни или здоровью военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, не предусмотрено на что указывается в Определении Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 7-В05-9.

Из вышеизложенного следует, что, во-первых, причиненный вред подлежит возмещению лицом, причинившим вред, во-вторых, условием возмещения вреда является вина причинителя.

Возмещение вреда как форма гражданско-правовой ответственности причинителя вреда является одним из видов юридической ответственности и определяется как санкция за противоправное поведение (правонарушение), как последствие, предусмотренное нормой права на случай ее несоблюдения. Следовательно, к возмещению вреда применимы общие основания привлечения к юридической ответственности. Так, необходимым условием наступления юридической ответственности (за исключением случаев "безусловного" наступления ответственности) является наличие состава правонарушения, включающего: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда; причинно-следственную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом; вину причинителя вреда.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств, привлечение лица к юридической ответственности, в том числе гражданско-правовой, недопустимо. Как видно из представленных доказательств присутствует только факт наступления вреда здоровью, а значит отсутствуют основания для привлечения к ответственности.

Содержание статьи 1084 ГК РФ не дает оснований для вывода о том, что вред, причиненный здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы и других соответствующих обязанностей, возмещается независимо от наличия необходимой причинной связи между осуществлением гражданином соответствующих служебных обязанностей и наступившим вредом о чем сказано в решении Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N ГКПИ07-561.

Более того, согласно п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" определено, что размер утраченного заработка потерпевшего, согласно пункту 1 статьи 1086 ГК РФ, определяется в процентах к его среднему месячному заработку по выбору потерпевшего - до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им профессиональной трудоспособности, а в случае отсутствия профессиональной трудоспособности - до утраты общей трудоспособности.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N 805 "О порядке организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы", определение степени утраты профессиональной трудоспособности производится учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы.

Судом достоверно установлено, что истцу не устанавливалась степень утраты профессиональной трудоспособности, а также то что, страховое пособие, предусмотренное статьей 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», он получил и помимо пенсии, согласно Указу Президента РФ от ДД.ММ.ГГГГ № «О мерах по улучшению материального положения инвалидов вследствие военной травмы» пенсионным отделом ФСБ России ему выплачивается ежемесячное материальное обеспечение в размере 1000 руб.

В соответствии с п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ № от ДД.ММ.ГГГГ действие пункта 3 статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" распространяется на военнослужащих, которые из-за повреждения здоровья, полученного в связи с исполнением служебных обязанностей, признаны негодными к военной службе и досрочно уволены на основании подпункта "в" пункта 1 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе". Вопрос о наличии или отсутствии причинной связи между гибелью (смертью), увечьем (заболеванием) военнослужащего и исполнением им обязанностей военной службы решается судом с учетом заключения военно-врачебной комиссии, а в необходимых случаях и заключения соответствующих экспертов.

Как достоверно установлено в судебном заседании и не оспаривалось сторонами, ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ получил аналогичную травму.

В соответствии со ст. 20 УВС ВС РФ военнослужащий обязан знать и соблюдать в повседневной деятельности требования безопасности военной службы. Он должен заботиться о сохранении своего здоровья, ……..

При таких обстоятельствах Суд считает, что ФИО1, зная о имеющейся у него ранее травме, проигнорировал требования мер безопасности, в результате чего травма им получена по грубой неосторожности, а при отсутствии доказательств вины ответчиков, отсутствуют и основания для удовлетворения требований истца.

Это не противоречит и ст. 1083 ГК РФ, которая исключает возможность возмещения вреда при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда.

Данное обстоятельство нашло свое отражение и в определении Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 816-О-О, согласно которому, в случае грубой неосторожности потерпевшего и одновременно - отсутствие вины причинителя вреда суды по своему усмотрению могут применить одно негативное для потерпевшего последствие, как полный отказ в возмещении вреда здоровью.

Учитывая изложенное выше суд отказывает в удовлетворении требований искового заявления ФИО1 в полном объеме.

решил:

В удовлетворении иска ФИО1 к Федеральной службе безопасности Российской Федерации и 317 военной прокуратуре гарнизона о возмещении в субсидиарном порядке вреда, причиненного здоровью при исполнении обязанностей военной службы, – отказать.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский окружной военный суд через Московский гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня принятия в окончательной форме.

Верно:

Председательствующий

ФИО7

Секретарь судебного заседания ФИО8

12

К.

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации

город Улан-Удэ ДД.ММ.ГГГГ

Улан-Удэнский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего - судьи Чернышева А.В.,

при секретаре - Максимовой О.В.,

с участием прокурора - помощника военного прокурора Улан-Удэнского гарнизона старшего лейтенанта юстиции Зогдоева А.Н.,

представителя ответчика войсковой части № Бондарева Н.Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № рядового запаса Бояршинова Андрея Сергеевича о компенсации морального вреда,

установил:

Бояршинов обратился в суд с исковым заявлением, в котором указал, что д. XXX декабря 2009 года проходил военную службу в войсковой части №.

Далее Бояршинов в исковом заявлении указал, что около 13 часов 21 ноября 2009 года, назначенный в команду по утеплению хранилища аккумуляторных батарей войсковой части №, и, выполняя работы по обивке потолка на кунге автомобиля, он потерял равновесие и упал с высоты около 3.2 метра, в результате чего истцу причинена тупая травма головы, сопроводившаяся открытой черепно-мозговой травмой в виде ушибленной раны правой лобной области, вдавленным переломом лобной кости справа со смещением отломков в полость черепа, ушибом головного мозга тяжёлой степени, очаговым кровоизлиянием в правую параорбитальную область, вызвавшая отёк мягких тканей и эмфизему вокруг правого глазного яблока, по признаку опасности для жизни расценивающаяся как тяжкий вред здоровью (далее - травма), по поводу которой находился на стационарном лечении с 21 ноября по 22 декабря 2009 года, и с 19 февраля 2010 года признан инвалидом второй группы вследствие военной травмы.

В связи с изложенным Бояршинов просил взыскать с войсковой части № в счёт компенсации морального вреда 2 000 000 рублей.

Поскольку войсковая часть № своего лицевого счёта не имеет и состоит на финансовом обеспечении в ФБУ «Управление финансового обеспечения МО РФ по Республике Бурятия» (далее - ФБУ УФО МО РФ по РБ), суд привлёк указанное учреждение к участию в деле в качестве соответчика.

Истец Бояршинов, его представители Варанкна, Низовкина и Стецура, надлежащим образом извещённые о месте и времени рассмотрения дела, в суд не прибыли. При этом представитель ответчика войсковой части № Бондарев настаивал на рассмотрении дела по существу.

Представитель ответчика ФБУ УФО МР РФ по РБ Акимов также в суд не прибыл и ходатайствовал о разбирательстве дела в его отсутствие.

Как следует из пояснений в суде Бондарева и заявления Акимова, представители ответчиков иск не признали, так как полагали, что истцом в обоснование своих требований не представлены доказательства вины должностных лиц части в причинении травмы.

Выслушав объяснения сторон, заключение прокурора, считавшего иск подлежащим удовлетворению частично, и исследовав представленные доказательства, суд, принимая решение по существу, исходит из следующего.

Так, согласно п. 5 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (с последующими изменениями), возмещение морального вреда, причинённого военнослужащим государственными органами, производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствие со ст. 151 ГК РФ, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда (физических и нравственных страданий), если таковой причинён гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Согласно ст. 1099 ГК РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяется правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ (ст.ст. 1064 - 1101).

в соответствие со ст. 1084 ГК
РФ вред, причинённый здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы возмещается также по правилам главы 59 ГК РФ.

Согласно ст. 1064 ГК РФ, вред, причинённый личности гражданина, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред.

В соответствие со ст. 1069 ГК РФ вред, причинённый гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению за счёт соответствующей казны Российской Федерации.

В соответствие с ч. 2 ст. 1083 ГК РФ, при причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Как следует из постановления Конституционного Суда РФ от 15 июля 2009 года № 13-П, приведённые положения закона не исключают, а, напротив, во всех случаях при отсутствии виновных противоправных действий государственных органов и их должностных лиц, когда в системе действующих правовых средств возмещение вреда не обеспечивается в надлежащем объёме, в том числе путём гражданско-правового взыскания с третьих лиц, включая лиц, совершивших правонарушения, которыми был причинён вред жизни или здоровью, предполагают обеспечение выплаты государством в полном объёме возмещения вреда, причинённого здоровью военнослужащего при исполнении им служебных обязанностей в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц.

Таким образом, поскольку, как это следует из приведённых выше положений федерального закона, моральный вред подлежит компенсации по тем же правилам, что и возмещение вреда здоровью, причинённого военнослужащему при исполнении им обязанностей военной службы, суд приходит к выводу, что приведённый вывод Конституционного Суда РФ распространяется и на случаи причинения военнослужащему в названных случаях и морального вреда.

Согласно копии свидетельства о рождении, Бояршинов родился ДД.ММ.ГГГГ.

Как усматривается из копии выписки из приказа командира войсковой части № от 21 мая 2009 года № 10, с указанного дня истец зачислен в списки личного состава названной воинской части.

Как видно из копии справки о травме войсковой части № от 28 декабря 2009 года, травма Бояршиновым получена около 12 часов 21 ноября 2009 года в результате падения с крыши автомобиля <данные изъяты>.

Из копий справки ФГУ «№ военный госпиталь СибВО» и свидетельства о болезни от 22 декабря 2009 года следует, что в результате травмы Бояршинову произведена операция костно-резикционная трепанация черепа в лобной области справа, удаление вдавленных отломков лобной кости, в связи с чем истец находился на стационарном лечении с 21 ноября по 22 декабря 2009 года. Травма признана тяжёлой и полученной в период прохождения военной службы.

Согласно копии экспертной справки от 23 декабря 2009 года № 106, Бояршинову причинена тупая травма головы, сопроводившаяся открытой черепно-мозговой травмой в виде ушибленной раны правой лобной области, вдавленным переломом лобной кости справа со смещением отломков в полость черепа, ушибом головного мозга тяжёлой степени, очаговым кровоизлиянием в правую параорбитальную область, вызвавшая отёк мягких тканей и эмфизему вокруг правого глазного яблока, по признаку опасности для жизни расценивающаяся как тяжкий вред здоровью.

Из выписки из приказа командира войсковой части № от 30 декабря 2009 года № 185 усматривается, что с указанного дня Бояршинов уволен с военной службы по болезни и исключён из списков личного состава воинской части.

Из копий справки филиала № Главного бюро медико-социальной экспертизы по <адрес> и удостоверения № усматривается, что в связи с полученной травмой Бояршинову с 19 февраля 2010 года установлена вторая группа инвалидности, в связи с чем истцу назначена пенсия по инвалидности. Причиной инвалидности названа военная травма.

Как видно из копий постановлений следователя военного следственного отдела по Улан-Удэнскому гарнизону от 15 января, 4 февраля и 15 марта 2010 года, от 7 мая 2011 года и 14 июня 2011 года, в ходе проверок в порядке ст. 145 УПК РФ было установлено, что около 13 часов 21 ноября 2009 года, назначенный в команду по утеплению хранилища аккумуляторных батарей войсковой части №, и выполняя работы по обивке потолка на кунге автомобиля, Бояршинов потерял равновесие и упал с высоты около 3.2 метра, в результате чего истцу причинена названная выше травма. В возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлёкшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека) в отношении должностных лиц войсковой части № военнослужащих Омельяновича, Семенова, Новикова и Шекуна было отказано за отсутствием состава преступления.

При этом представитель ответчика Бондарев в судебном заседании не отрицал, что травма Бояршиновым получена в период военной службы во время выполнения истцом хозяйственных работ по благоустройству части.

Таким образом, из приведённых выше доказательств следует, что указанная травма, повлёкшая тяжкий вред здоровью и инвалидность истца, получена Бояршиновым связи с исполнением обязанностей военной службы. В результате полученной травмы и последующего длительного и сложного лечения Бояршинов перенёс физическую боль, а также перенёс и испытывает в настоящее время нравственные переживания в связи с невозможностью в молодом возрасте продолжать активную общественную жизнь и ограничениями в возможности трудоустроиться.

В связи с чем, учитывая фактические обстоятельства дела, степень нравственных и физических страданий истца, с учётом разумности и целесообразности, руководствуясь ст.ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ, суд признаёт иск подлежащим удовлетворению частично на сумму 1 000 000 рублей.

Как следует из справки войсковой части №, данная часть с 1 января 2011 года находится на финансовом обеспечении в ФБУ «Управление финансового обеспечения МО РФ по Республике Бурятия».

Поэтому названная сумма подлежит взысканию в пользу Бояршинова с МО РФ в лице ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ по Республике Бурятия».

Кроме того, в соответствии со ст. 103 ГПК РФ с названного учреждения пропорционально размеру взысканной с него суммы подлежит удержанию в федеральный бюджет государственная пошлина, от уплаты которой истец освобождён, в сумме 13 200 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 И 258 ГПК РФ,-

решил:

Исковое заявление Бояршинова Андрея Сергеевича удовлетворить частично.

Взыскать с ФБУ «Управление финансового обеспечения МО РФ по Республике Бурятия» в пользу Бояршинова Андрея Сергеевича в счёт компенсации морального вреда 1 000 000 (один миллион) рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований Бояршинова А.С. отказать.

Взыскать с ФБУ «Управление финансового обеспечения МО РФ по Республике Бурятия» в федеральный бюджет государственную пошлину в размере 13 200 рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Восточно-Сибирский окружной военный суд через Улан-Удэнский гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня его вынесения.

.

. председательствующий

судья Улан-Удэнского

гарнизонного военного суда

А.В. Чернышев

13

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 июля 2010 г. г. Ростов-на-Дону

Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в составе: председательствующего – судьи Шаверского А.И., при секретаре Бойчуке С.И., с участием истца Патланя В.А. и представителя ответчика – Рыскина С.Н., в открытом судебном заседании в помещении суда, рассмотрев гражданское дело по иску полковника юстиции Патланя Валерия Анатольевича к военно-врачебной комиссии 1602 окружного военного клинического госпиталя СКВО о признании незаконным заключения 21 военно-врачебной комиссии, которым отказано в утверждении заключения госпитальной военно-врачебной комиссии о состоянии здоровья и категории годности истца к военной службе и отменено заключение госпитальной военно-врачебной комиссии по свидетельству о болезни истца,

установил:

Патлань обратился в гарнизонный военный суд с исковым заявлением, в котором, с учетом уточнения заявленных требований, просит признать:

- незаконным вынесенное 3 февраля 2010 г. заключение 21 военно-врачебной комиссии о не утверждении заключения госпитальной военно-врачебной комиссии психоневрологического профиля 1602 ОВКГ СКВО о состоянии здоровья и категории его годности к военной службе, отмене заключения госпитальной военно-врачебной комиссии психоневрологического профиля 1602 ОВКГ СКВО от 11 января 2010 г. по свидетельству о болезни № 47;

- не соответствующими действительности сведения, содержащиеся в пояснительном письме 21 военно-врачебной комиссии от 11 февраля 2010 г. к оспоренному истцом заключению.

Кроме того, истец Патлань просил направить его на медицинское освидетельствование для определения состояния здоровья и категории годности к военной службе в 1602 окружной военный клинический госпиталь в порядке, предусмотренном Положением о военно-врачебной экспертизе.

В заседании суда истец Патлань поддержал свои требования и пояснил, что он не согласен с заключением 21 военно-врачебной комиссии, поскольку оно вынесено неправомочной комиссией и в пояснительном письме к нему содержатся сведения, не соответствующие действительности, просил признать незаконным по приведённым в исковом заявлении основаниям и восстановить его право на объективное и беспристрастное медицинское освидетельствование, определение категории годности к военной службе, гарантированное ст.25 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Истец указал, что с 1 декабря 2009 года 21 ВВК прекратила свое существование, так как в соответствии с директивными решениями органов военного управления была переформирована в структурное подразделение 1602 ОВКГ СКВО и не имела права, используя печати и штампы 21 ВВК, как штатная ВВК, выносить заключения в порядке, предусмотренном пунктом 13 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах РФ, которая утверждена приказом МО РФ от 20 августа 2003 г. № 200.

Также Патлань считает, что содержащееся в пояснительном к заключению письме утверждение о том, что в окружном военном суде не проводилось административное расследование по факту получения им 24 сентября 1999 г. травмы при следовании на служебном автомобиле, который попал в ДТП, является надуманным, так как 21 ВВК, вопреки пункту 13 названной Инструкции, не истребовала из суда по данному вопросу какие-либо документы и сделала свой вывод на основании предположения, что нельзя признать правильным.

В заключение Патлань, ссылаясь на то, что после медицинского освидетельствования прошло более полугода и его состояние здоровья, как следует из выписного эпикриза, не улучшилось, а штатная ВВК вправе, исходя из требований Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах РФ, выносить заключения, контролировать, рассматривать, утверждать (не утверждать) заключения подчиненных ВВК, которые не являются просроченными и отражают объективные данные о состоянии здоровья обследуемого лица на период его медицинского освидетельствования, полагает необходимым направить его на медицинское освидетельствование для определения состояния здоровья и категории годности к военной службе в 1602 окружной военный клинический госпиталь в порядке, предусмотренном Положением о военно-врачебной экспертизе.

Представитель ответчика – Рыскин пояснил, что требования истца являются обоснованными по тем мотивам, которые приведены им в исковом заявлении и объяснениях в судебном заседании, и полагал, что Патланя надлежит направить на медицинское освидетельствование для определения состояния здоровья и категории годности к военной службе в 1602 окружной военный клинический госпиталь.

Заслушав объяснения сторон, исследовав представленные ими документы, суд приходит к выводу о том, что исковые требования Патланя подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Из копии заключения 21 ВВК л.д.4), пояснительного письма к нему л.д.5-6), свидетельства о болезни № 47 от 11 января 2010 года, следует, что оспоренное истцом заключение вынесено 21 ВВК, как штатной ВВК округа, 3 и 11 февраля 2010 г.

Данные документы составлены с использованием реквизитов: уголовного штампа, гербовой печати, специального штампа, в которых значится наименование Федеральное государственное учреждение «21 военно-врачебная комиссия Северо-Кавказского военного округа».

Из приказа командующего войсками СКВО от 19 января 2010 г. № 28, директивы Главного военно-медицинского управления МО РФ от 12 ноября 2009 г. № 161/ЦВВК/700, изданной во исполнение Директив МО РФ, и, кроме того, приказа начальника 21 ВВК СКВО от 30 ноября 2009 г. № 100, п.1 видно, что, с 1 декабря 2009 г. 21 ВВК переформирована в структурное подразделение ФГУ 1602 ОВКГ СКВО МО РФ.

С указанной даты наименованием учреждения (бывшей 21 ВВК) надлежит считать «военно-врачебная комиссия ФГУ «1602 ОВКГ Северо-Кавказского военного округа» Министерства обороны РФ.

Кроме того, в приказе начальника 21 ВВК предписано мастичные и гербовые печати бывшей 21 ВВК сдать установленным порядком, а штампы - уничтожить с составлением акта.

Однако, в феврале 2010 года при рассмотрении заключения госпитальной ВВК было вынесено оспоренное истцом заключение штатной ВВК округа, которая не имела правомочий этого делать, как 21 ВВК, поскольку это учреждение прекратило существование с 1 декабря 2009 г.

Что касается оспоренного Патланём существа вынесенного 21 ВВК заключения, то в письменном пояснении к нему, как правильно указывает истец, содержатся сведения, которые не соответствуют действительности.

Так, в письменном пояснении делается вывод о том, что справка о травме, полученной Патланём В.А. в результате ДТП 24 сентября 1999 г., оформлена в Северо-Кавказском окружном военном суде без проведения служебного расследования.

Это утверждение, как верно отмечено в исковом заявлении, документально 21 ВВК не подтверждено.

Вопреки этому, получение Патланём при исполнении обязанностей военной службы закрытой травмы позвоночника, сотрясения спинного мозга, подтверждается проведенным в окружном военном суде расследованием, из которого усматривается, что 24 сентября 1999 г. в 16 часу Патлань, следуя на служебном автомобиле по г.Ростову-на-Дону, на пересечении улиц Красноармейской и Театральной попал в дорожно-транспортное происшествие (столкновение 4 автомобилей), в результате чего он, находившийся на заднем сидении автомобиля, не оборудованном подголовниками и ремнями безопасности, резко ударился затылком о спинку заднего сидения, а после столкновения с впереди находившимся автомобилем запрокинул голову вперед.

Обстоятельства, условия и причины получения травмы Патланём В.А. установлены в ходе расследования из объяснений Патланя, Гончарова, Логинова, медицинских документов, которые не вызывают у суда сомнений в своей достоверности.

Кроме того, в октябре 1999 г. материалы расследования запрашивались ВВК психоневрологического профиля 1602 ОВГ для вынесения заключения по названной травме и было вынесено решение о том, что после ДТП у Патланя диагностированы временные функциональные расстройства после сотрясения спинного мозга без нарушения функции и определено, что это «военная травма».

Это полностью согласуется с фактическими данными об обстоятельствах получения указанной травмы Патланём, установленным диагнозом и наступившими последствиями, содержащимися в истории болезни № 8411 за 1999 г.

Таким образом, следует прийти к выводу о том, что в оспоренном заключении содержатся сведения, которые не соответствуют действительности.

Это свидетельствует о том, что вопреки пункту 13 указанной выше Инструкции, штатная ВВК округа не истребовала из окружного военного суда по данному вопросу материалы расследования и сделала свой вывод на основании предположения о том, что такое расследование не проводилось, что нельзя признать законным и обоснованным.

Кроме того, необходимо отметить, что 27 ноября 2006 года истец, находясь в служебной командировке в г. Нальчике, при следовании на служебном автомобиле в результате ДТП получил другую травму: закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, ушиб шейного отдела позвоночника с левосторонним корешковым синдромом.

Это усматривается из истории болезни № 13419 за 2006 г.

14 декабря 2006 г. ГВВК по данной травме вынесено заключение с формулировкой «военная травма».

Данные выводы заключения ГВВК у 21 ВВК сомнений не вызвали.

Учитывая, что со дня медицинского освидетельствования прошло более полугода и состояние здоровья истца, как следует из выписного эпикриза, не улучшилось, а штатная ВВК вправе, исходя из требований Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах РФ, выносить заключения, контролировать, рассматривать, утверждать (не утверждать) заключения подчиненных ВВК, которые не являются просроченными и отражают объективные данные о состоянии здоровья обследуемого лица на период его медицинского освидетельствования, Суд считает, что Патлань В.А. подлежит направлению на медицинское освидетельствование для определения состояния здоровья и категории годности к военной службе в 1602 окружной военный клинический госпиталь в порядке, предусмотренном Положением о военно-врачебной экспертизе.

Таким образом, будет обеспечено полное восстановление права истца на объективное и беспристрастное медицинское освидетельствование, определение категории годности к военной службе, гарантированное ст.25 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, в порядке, определённом Положением о военно-врачебной экспертизе и Инструкцией о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах РФ, утвержденной приказом МО РФ от 20 августа 2003 г. № 200.

Следовательно, оспоренное истцом заключение 21 ВВК является незаконным и подлежащим отмене ВВК 1602 ОВКГ СКВО, к компетенции которой отнесено разрешение данного вопроса, а истец – направлению на медицинское освидетельствование для определения состояния здоровья и категории годности к военной службе в 1602 ОВКГ СКВО.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, судья

РЕШИЛ:

Иск полковника юстиции Патланя Валерия Анатольевича к военно-врачебной комиссии 1602 окружного военного клинического госпиталя СКВО о признании незаконным заключения 21 военно-врачебной комиссии, которым отказано в утверждении заключения госпитальной военно-врачебной комиссии о состоянии здоровья и категории годности истца к военной службе и отменено заключение госпитальной военно-врачебной комиссии по свидетельству о болезни истца, удовлетворить.

Заключение 21 военно-врачебной комиссии, оформленное 3 и 11 февраля 2010 г., о неутверждении заключения госпитальной военно-врачебной комиссии о состоянии здоровья и категории годности Патланя В.А. к военной службе и отмене заключения госпитальной военно-врачебной комиссии по свидетельству о болезни истца, признать незаконным.

Обязать военно-врачебную комиссию 1602 окружного военного клинического госпиталя СКВО отменить оспоренное истцом Патланём В.А. заключение 21 военно-врачебной комиссии.

Направить истца Патланя В.А. на медицинское освидетельствование для определения состояния здоровья и категории годности к военной службе в 1602 окружной военный клинический госпиталь СКВО в порядке, предусмотренном Положением о военно-врачебной экспертизе.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Ростовский-на-Дону гарнизонный военный суд в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья личная подпись А.И. Шаверский

Верно

ФИО6

ФИО6

ФИО6

14

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

ДД.ММ.ГГГГ <адрес>

Московский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего судьи Курушина Н. Н., при секретаре Бухаревой О. В., с участием заявителя Луцкого Н. В., представителя председателя Центральной военно-врачебной комиссии ФГУ «Главный военный клинический госпиталь им. академика Бурденко Н. Н.» Гришина В. А., в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрев гражданское дело по заявлению подполковника Луцкого Николая Владимировича, об оспаривании действий председателей Центральной военно-врачебной комиссии и военно-врачебной комиссии отделений неврологического профиля ФГУ «Главный военный клинический госпиталь им. академика Бурденко Н. Н.», связанных с установлением причинной связи полученного заболевания,

установил:

Луцкий обратился в суд с заявлением, в котором просил:

- признать формулировку причинной следственной связи «заболевание получено в период прохождения военной службы» незаконной и обязать председателей отделений неврологического профиля и ЦВВК ФГУ «ГВКГ им. Н. Н. Бурденко» (далее – госпиталь) изменить формулировку причинной следственной связи полученного им заболевания на формулировку «военная травма».

В судебном заседании заявитель поддержал заявленные требования, пояснив, что после неоднократных операций на позвоночник, он ДД.ММ.ГГГГ он был освидетельствован на ВВК госпиталя, утвержденном ЦВВК и в заключении было указано, что признан не годным к военной службе. Заболевание получено в период военной службы. Это заболевание он получил при проведении 2-х не очень удачных операций на позвоночник, в связи с чем длительное время находится на стационарных лечениях в госпиталях. Это заболевание – следствие исполнение обязанностей военной службы, что связано с тяготами и трудностями военной службы, что соответствует ст. 37 закона «О воинской обязанности и военной службе». В самом заявлении Луцкий Н. В. указал, что это именно следование к месту лечения и обратно. При этом указал о верховенстве данного закона над положением о проведении военно-медицинских экспертиз.

Представитель ЦВВК госпиталя требования не признал и пояснил, что формулировка – военная травма подразумевает собой травму, полученную на военной службе, а также имеются ряд исключений -, кисонная и лучевые болезни, участникам ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Заболевание заявителя (хроническая вертеброгенная, рубцово –спаечная радикулитопатия пятого поясничного и четвертого крестцового корешков) не связано со служебными обязанностями и не является военной травмой. Данное заболевание не является военной травмой, оно может возникнуть у любого человека, а в данном случае и вследствии осложнения после операции.

Заслушав объяснения заявителя, представителя должностного лица, действия которого обжалуются, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Как усматривается из свидетельства о болезни № от ДД.ММ.ГГГГ, утвержденного ЦВВК 18 мая того же года, Луцкий Н. В. был признан не годным к военной службе. Заболевание было получено в период военной службы. Основной диагноз: хроническая вертеброгенная, рубцово –спаечная радикулитопатия пятого поясничного и четвертого крестцового корешков справа с умеренно выраженным парезом правой стопы, стойким выраженным болевым синдромом.

В соответствии со статьей 37 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»

1. Военнослужащий, а также гражданин, проходящий военные сборы, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях:

а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов.

Военнослужащие, являющиеся иностранными гражданами, участвуют в выполнении задач в условиях военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации и законодательством Российской Федерации;

б) исполнения должностных обязанностей;

в) несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда;

г) участия в учениях или походах кораблей;

д) выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником);

е) нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью;

ж) нахождения в служебной командировке;

з) нахождения на лечении, следования к месту лечения и обратно;

и) следования к месту военной службы и обратно;

к) прохождения военных сборов;

л) нахождения в плену (за исключением случаев добровольной сдачи в плен), в положении заложника или интернированного;

м) безвестного отсутствия - до признания военнослужащего в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим;

н) защиты жизни, здоровья, чести и достоинства личности;

о) оказания помощи органам внутренних дел, другим правоохранительным органам по защите прав и свобод человека и гражданина, охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности;

п) участия в предотвращении и ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф;

р) совершения иных действий, признанных судом совершенными в интересах личности, общества и государства.

Согласно ст. 51 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от ДД.ММ.ГГГГ №, причинную связь заболеваний у военнослужащих устанавливают органы военно-врачебной комиссии, которые в своей деятельности руководствуются требованиями: Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ № и Инструкцией о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах РФ, утвержденной приказом Министра обороны РФ № от ДД.ММ.ГГГГ (далее – Положение). Военно-врачебные комиссии принимают заключения у военнослужащих по причинной связи заболеваний, выявленных в период прохождения военной службы в формулировке «заболевание получено в период военной службы» независимо от тяжести течения этого заболевания и его исхода.

В соответствии с пунктом 41Положения, военно-врачебная комиссия выносит заключения о причинной связи увечий, заболеваний со следующими формулировками:

а) "военная травма":

если увечье получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей);

если увечье, заболевание получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей) в результате поражений, обусловленных воздействием радиоактивных веществ, источников ионизирующего излучения, компонентов ракетного топлива и иных высокотоксичных веществ, токсичных химикатов, относящихся к химическому оружию, источников электромагнитного поля и лазерного излучения, микроорганизмов I и II групп патогенности;

если увечье, заболевание получено в период пребывания освидетельствуемого в составе действующей армии в годы гражданской войны, Великой Отечественной войны, на Китайско-Восточной железной дороге в 1929 году, во время советско-финляндской войны 1939 - 1940 годов, в период боевых действий в Западной Белоруссии и на Западной Украине в 1939 году, в боях у озера Хасан в 1938 году и на реке Халхин-Гол в 1939 году, во время войны с Японией 1945 года, а также в боевых операциях по ликвидации националистического подполья (бандитизма) на территориях Украинской ССР, Белорусской ССР, Латвийской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (при наличии удостоверения участника войны), во время пребывания в плену (если пленение не было добровольным и военнослужащий, находясь в плену, не совершил преступления против Родины), либо если заболевание, возникшее до указанных событий, за период участия в них достигло степени тяжести, которая изменила категорию годности или привела к негодности (в том числе временной) освидетельствуемого к военной службе, службе в органах Комитета государственной безопасности СССР (Министерства государственной безопасности СССР) и Народного комиссариата внутренних дел СССР (Министерства внутренних дел СССР), либо если хроническое, медленно прогрессирующее заболевание подтверждается медицинскими документами, позволяющими отнести начало заболевания или обострение заболевания к периоду участия освидетельствуемого в указанных событиях;

если заболевание возникло у освидетельствуемого в период выполнения задач в условиях чрезвычайного положения или при вооруженных конфликтах (при условии льготного исчисления выслуги лет для назначения пенсии - 1 месяц службы за 3 месяца), либо в период прохождения военной службы в государстве, где велись боевые действия, либо в период его пребывания на разведывательной и контрразведывательной работе за границей, либо если заболевание, возникшее до указанных событий, за период участия в них достигло степени тяжести, которая изменяет категорию годности или приводит к негодности (в том числе временной) освидетельствуемого к военной службе, службе в органах, либо если хроническое, медленно прогрессирующее заболевание подтверждается медицинскими документами, позволяющими отнести начало или обострение заболевания к периоду участия освидетельствуемого в указанных событиях;

если заболевание вирусным гепатитом, синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИДом) или ВИЧ-инфицирование возникло у освидетельствуемого в период нахождения на лечении вследствие хирургического вмешательства (медицинской манипуляции), а у освидетельствуемого из числа медицинского персонала - вследствие ранения, полученного при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей);

если увечье, заболевание возникло у освидетельствуемого при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей) вследствие укуса насекомого, пресмыкающегося или телесного повреждения, нанесенного животным;

Согласно п.п. 43, 44 названного Положения военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечья, заболевания на основании справки о травме, выданной командиром воинской части (руководителем органа), в которой гражданин проходил военную службу (военные сборы), службу в органах в момент получения увечья. В справке указываются обстоятельства получения увечья. Форма справки определятся соответствующим органом исполнительной власти. Могут быть приняты во внимание и другие документы.

В ходе судебного заседания было установлено, что указанное заявителем заболевание позвоночника с осложнениями после оперативного вмешательства получено им в период прохождения военной службы, что и указано в заключении. Вместе с тем, какие-либо материалы (справки о полученных травмах) о получении заявителем данного заболевания именно при исполнении обязанностей военной службы предметом как освидетельствования так и судебного рассмотрения не являлись и соответственно не представлялись.

В связи этим, в удовлетворении требований заявителя признать формулировку причинной следственной связи «заболевание получено в период прохождения военной службы» незаконной и обязать председателей отделений неврологического профиля и ЦВВК ФГУ «ГВКГ им. Н. Н. Бурденко» изменить формулировку причинной следственной связи полученного им заболевания на формулировку «военная травма» надлежит отказать.

Довод заявителя, что следование к месту лечения и обратно при его заболевании и есть исполнение обязанностей военной службы и о верховенстве ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» над Положением, судом во внимание принят быть не может, поскольку обстоятельства наличия причинной связи заболевания и исполнения заявителем данных обязанностей военной службы какими –либо справками о травмах при следовании в госпиталь и обратно, непосредственно при освидетельствовании, не подтверждались. Что касается верховенства Федерального закона над Положением, то данные нормативные акты в противоречии не находятся.

По смыслу статьи 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Поскольку заявителю в удовлетворении требований отказано, оснований для возмещения судебных расходов не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 194 – 198, 199, 258 ГПК РФ, военный суд

решил:

в удовлетворении заявления подполковника Луцкого Николая Владимировича, об оспаривании действий председателей Центральной военно-врачебной комиссии и военно-врачебной комиссии отделений неврологического профиля ФГУ «Главный военный клинический госпиталь им. академика Бурденко Н. Н.», связанных с установлением причинной связи полученного заболевания, - отказать.

На решение может быть подана кассационная жалоба в Московский окружной военный суд через Московский гарнизонный военный суд в течение десяти дней со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий по делу

Н.Н. Курушин

15

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДД.ММ.ГГГГ город Улан-Удэ

Улан-Удэнский гарнизонный военный суд в составе председательствующего - судьи Романенко Д.А., при секретаре Гатановой М.Л., с участием прокурора - заместителя военного прокурора Улан-Удэнского гарнизона подполковника юстиции Жукова И.А. и представителя заявителя - адвоката Скворцова С.В., представившего удостоверение №749 и ордер №18/1 от 29 сентября 2011 года, в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, рассмотрел гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № сержанта запаса Шванькова Андрея Викторовича об оспаривании действий командира войсковой части №, связанных с увольнением заявителя с военной службы.

В судебном заседании военный суд, -

установил:

Шваньков обратился в суд с заявлениями, в которых указывает, что 17 декабря 2009 года он был призван на военную службу, которую проходил в войсковой части №, дислоцированной в <адрес>. 8 декабря 2010 года, находясь при исполнении служебных обязанностей, заявитель получил тяжелую травму в виде множественных повреждений позвоночника и грудной клетки, по поводу чего находился на лечении в филиале № ФГУ «№ окружной военный клинический госпиталь Министерства обороны Российской Федерации» (филиале № ФГУ «№ ОВКГ МО РФ»). По окончании лечения, 17 января 2011 года, командир войсковой части №, не желая ожидать заключения военно-врачебной комиссии (ВВК) о категории годности заявителя к военной службе, уволил его в запас по истечении срока службы по призыву.

Шваньков также указывает, что в связи с полученной травмой он признан инвали д. XXX группы и нуждается в дальнейшем лечении. Между тем, заявитель лишен возможности воспользоваться своим правом на прохождение лечения в военно-медицинских учреждениях, так как фактически был уволен с военной службы не по состоянию здоровья вследствие военной травмы, а по другому основанию.

Считая данные действия командира войсковой части № незаконными, Шваньков просит военный суд обязать указанное должностное лицо внести изменения в приказ №5 от 17 января 2011 года, указав основанием увольнения заявителя с военной службы подп.«г» п.1 ст.51 Федерального закона от 28 марта 1998 года №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», то есть по состоянию здоровья - в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

Кроме того, Шваньков ходатайствовал о возмещении ему судебных расходов, состоящих из издержек на оплату услуг представителя в сумме 10000 рублей, которые просил взыскать с ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области».

В судебное заседание заявитель Шваньков не прибыл, ходатайствовав о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель заявителя Скворцов требования Шванькова поддержал и подтвердил изложенные в заявлениях доводы.

Представитель командира войсковой части № Мустафаев, а также начальник ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области» Клименко в судебное заседание не прибыли, ходатайствовав о разбирательстве дела в их отсутствие.

Выслушав объяснения представителя заявителя, а также заключение прокурора, полагавшего, что требования Шванькова подлежат удовлетворению, исследовав материалы дела, военный суд приходит к следующим выводам.

Так, в соответствии с подп.«б», «г» п.1 ст.51 Федерального закона от 28 марта 1998 года №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (Закона), военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока службы по призыву. Кроме того, военнослужащий, проходящий службу по призыву, подлежит безусловному увольнению с военной службы по состоянию здоровья, в случае признания его военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

Согласно п.1 ст.50 Закона, увольнение с военной службы военнослужащих в воинских званиях до полковников включительно осуществляется в порядке, установленном Положением о порядке прохождения военной службы

В соответствии с подп. «б» п.3 ст.34 Положения о порядке прохождения военной службы (Положения), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, военнослужащий подлежит увольнению по истечении срока военной службы по призыву только при отсутствии других оснований для увольнения.

Как видно из копии военного билета, 17 декабря 2009 года Шваньков был призван на военную службу, которую проходил в войсковой части №, дислоцированной в городе Иркутске.

Согласно подп.«д» п.1 ст.38 Закона, для военнослужащих, призванных на военную службу после 1 января 2008 года, устанавливается срок службы 12 месяцев.

Таким образом, Судом установлено, что срок военной службы по призыву Шванькова оканчивался 17 декабря 2010 года.

Между тем, как усматривается из постановления старшего следователя военного следственного отдела по Иркутскому гарнизону от 28 августа 2011 года, 8 декабря 2010 года заявитель, следуя во исполнение распоряжения командования части за получением оружия из полевого лагеря «Добролет» в пункт постоянной дислокации войсковой части № в кузове служебного автомобиля, в результате дорожно-транспортного происшествия, связанного с опрокидыванием указанного автомобиля, получил телесные повреждения, которые по заключению судебно-медицинского эксперта расцениваются как тяжкий вред здоровью.

Из копии эпикриза от 13 января 2011 года следует, что Шваньков получил следующие повреждения: закрытую позвоночно-спинальную травму в виде закрытого фрагментарного перелома дужки шестого шейного позвонка, компрессионного перелома тела седьмого шейного позвонка первой степени без смещения отломков, сотрясения спинного мозга; тупую травму забрюшинного пространства; ушиб правой почки; тупую травму грудной клетки, в виде закрытого перелома седьмого, восьмого и десятого ребер без смещения отломков, фрагментарного перелома девятого ребра со смещением отломков, гемоторакса справа, посттравматического пульмонита правого легкого; закрытый перелом остистых отростков восьмого, девятого и одиннадцатого грудных позвонков со смещением отломков; множественные ушибы и ссадины мягких тканей туловища и верхних конечностей, по поводу чего в период с 8 декабря 2010 года по 14 января 2011 года находился на лечении в травматологическом отделении филиала №№ ФГУ «№ ОВКГ МО РФ», расположенном в городе Иркутске. Полученное заявителем увечье отнесено к категории тяжелых.

Согласно заключению ВВК, в связи с полученной травмой Шваньков признан ограниченно годным к военной службе.

Как усматривается из справки бюро медико-социальной экспертизы, заявителю установлена III группа инвалидности.

Согласно ст.16 Федерального закона от 27 мая 1998 года №76-ФЗ «О статусе военнослужащих», граждане, уволенные с военной службы вследствие травмы, полученной ими при исполнении обязанностей военной службы, могут приниматься на обследование и лечение в военно-медицинские учреждения в порядке, определяемом Министерством обороны Российской Федерации.

Таким образом, Судом установлено, что до окончания военной службы по призыву Шваньков получил травму, вследствие чего был признан военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе. Поэтому командование обязано было уволить заявителя с военной службы по состоянию здоровья. Кроме того, только при увольнении по данному основанию заявитель, получивший военную травму, приобретал право на продолжение лечения в военно-медицинских учреждениях.

Однако, как видно из выписки из приказа от 17 января 2011 года №5, с указанной даты командир войсковой части № уволил заявителя с военной службы в запас, как выслужившего установленный срок военной службы по призыву.

На основании изложенного, военный суд приходит к выводу о том, что действия командира войсковой части №, связанные с увольнением Шванькова в запас по истечении срока службы по призыву, являются незаконными. При этом, права заявителя могут быть восстановлены путем возложения на указанное должностное лицо обязанности внести изменения в приказ об увольнении Шванькова с военной службы, указав основанием увольнения заявителя состояние здоровья - в связи с признанием его ограниченно годным к военной службе.

При определении подлежащих возмещению Шванькову расходов на оплату услуг представителя суд исходит из положений части 1 статьи 100 ГПК РФ, в силу которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. С учетом характера дела, по которому заявителю оказывалась юридическая помощь, а также объема этой помощи, суд полагает, что Шванькову подлежат возмещению вышеназванные расходы в размере 1000 рублей. При этом указанную сумму надлежит взыскать в пользу заявителя с ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области», в котором войсковая часть № состоит на финансовом обеспечении.

Руководствуясь ст.ст.194-199, 258 ГПК РФ, -

решил:

Заявление Шванькова Андрея Викторовича удовлетворить.

Признать действия командира войсковой части №, связанные с увольнением заявителя с военной службы по подп.«б» п.1 ст.51 Федерального закона от 28 марта 1998 года №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» - в связи с истечением срока военной службы по призыву, незаконным.

Обязать командира войсковой части № внести изменения в приказ №5 от 17 января 2011 года, указав основанием увольнения Шванькова А.В. с военной службы подп.«г» п.1 ст.51 Федерального закона от 28 марта 1998 года №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» - по состоянию здоровья - в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.

Взыскать с ФБУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Иркутской области» в пользу Шванькова Андрея Викторовича понесенные им судебные расходы в сумме 1000 (одна тысяча) рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Восточно-Сибирский окружной военный суд через Улан-Удэнский гарнизонный военный суд в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий Д.А. Романенко

16

Копия

Председательствующий по делу

судья Онищенко Ю.А.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № КГ – 1724

24 ноября 2011 года

город Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского окружного военного суда в составе:

председательствующего -

Уланова А.Е.,

судей:

Павленка А.Е. и Романова В.С.,

при секретаре Кируте П.В., с участием прокурора – военного прокурора отдела военной прокуратуры Западного военного округа советника юстиции Гаджиметова Т.Д. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе заявителя и его представителя на решение Ярославского гарнизонного военного суда от 26 сентября 2011 года, согласно которому бывшему военнослужащему войсковой части №, проходившему военную службу по призыву, ефрейтору в отставке ФИО1 отказано в удовлетворении заявления об оспаривании действий командира той же воинской части, связанных с увольнением с военной службы.

Заслушав доклад судьи Романова В.С., а также заключение прокурора, полагавшего необходимым решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении заявления ФИО1, судебная коллегия

установила:

Как видно из решения суда и материалов дела, ФИО1 19 мая 2009 года был призван на военную службу, которую проходил в войсковой части №. В период прохождения военной службы 1 июля 2009 года он получил травму левой ноги, в связи с чем находился на стационарном лечении до 10 ноября 2010 года. В связи с реорганизацией войсковой части № ФИО1 для дальнейшего прохождения военной службы был переведен в войсковую часть №.

Решением военно-врачебной комиссии Федерального государственного учреждения «3 Центральный военный клинический госпиталь имени А.А. Вишневского Министерства обороны Российской Федерации» от 28 октября 2010 года ФИО1 признан негодным к военной службе в связи с полученной им в период прохождения военной службы военной травмой.

На основании приказа командира той же воинской части от 11 ноября 2010 года № 279 ФИО1 был уволен с военной службы по состоянию здоровья – в связи с признанием военно-врачебной комиссией не годным к военной службе и исключен из списков личного состава воинской части с той же даты.

В связи с тем, что в названном приказе командира войсковой части № о его увольнении с военной службы не имеется указания о том, что он уволен с военной службы досрочно, страховая компания Закрытое акционерное общество «Московская акционерная страховая компания» (далее – страховая компания) отказала ему в выплате единовременного пособия, предусмотренного пунктом 3 статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Полагая свои права нарушенными, ФИО1 через своего представителя ФИО9, действующую по доверенности, 23 августа 2011 года обратился в военный суд с заявлением, в котором просил признать незаконным приказ командира войсковой части № от 11 ноября 2010 года № 279 в части формулировки основания увольнения его с военной службы и обязать это должностное лицо изменить ее, указав в приказе о его досрочном увольнении с военной службы по состоянию здоровья.

Гарнизонный военный суд ФИО1 в удовлетворении заявления отказал как в связи с пропуском срока обращения с заявлением в суд, так и по существу.

В кассационной жалобе заявитель и его представитель, выражая несогласие с решением суда, просят его отменить и направить дело на новое рассмотрение в Суд первой инстанции по следующим основаниям.

В нарушение требований статьи 256 ГПК РФ суд не выяснил день, когда ФИО1 стало известно о нарушении его прав. Не исследовался судом вопрос доведения до заявителя информации о его праве обратиться в суд с заявлением об изменении формулировки основания увольнения с военной службы.

Ответы страховой компании не свидетельствуют о времени, когда ФИО1 стало известно о нарушении его права на обращение в суд. О праве обратиться в суд ему стало известно в июне 2011 года.

Не учтено судом, что заявитель проходил военную службу сверх установленного законом срока по причине длительного нахождения на лечении в связи с полученной травмой. При этом в силу полученного увечья он не мог исполнять служебные обязанности.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Отказывая ФИО1 в удовлетворении заявления, Суд первой инстанции исходил из того, что заявитель, узнав в ноябре 2010 года о содержании оспариваемого приказа командира войсковой части № об увольнении с военной службы по состоянию здоровья и в марте 2011 года об отсутствии у него оснований для получения единовременного пособия при увольнении с военной службы, без уважительных причин пропустил срок обращения в суд с заявлением, установленный статьей 256 ГПК РФ.

Кроме того, суд указал в решении, что поскольку увольнение ФИО1 было произведено после истечения установленного статьей 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 58-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» срока военной службы по призыву, то данное увольнение нельзя считать досрочным.

Между тем данные выводы гарнизонного военного суда не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неправильном применении норм процессуального и материального права.

Действительно, в соответствии со статьёй 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Пропущенный по уважительной причине срок подачи жалобы может быть восстановлен судом. При этом уважительной причиной считаются любые обстоятельства, затруднившие получение информации об обжалованных действиях (решениях) и их последствиях, а также которые объективно препятствовали своевременному обращению гражданину в суд.

Из материалов дела видно, что оспариваемый заявителем приказ командира войсковой части № от 11 ноября 2010 года № 279 содержит указание о том, что ФИО1 уволен с военной службы по состоянию здоровья в связи с признанием его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе и с той же даты исключен из списков личного состава воинской части.

Основанием для издания указанного приказа явилось свидетельство о болезни военно-врачебной комиссии Федерального государственного учреждения «3 Центральный военный клинический госпиталь имени А.А. Вишневского Министерства обороны Российской Федерации» от 28 октября 2010 года, в соответствии с которым заявитель признан не годным к военной службе в связи с военной травмой, полученной им в период прохождения военной службы.

В течение 2011 года заявитель через военный комиссариат дважды обращался в страховую компанию для получения единовременного пособия при увольнении с военной службы.

Согласно ответам страховой компании от 3 февраля и от 1 июня 2011 года, полученным заявителем, соответственно, в марте и июне 2011 года, ФИО1 отказано в удовлетворении заявлений о выплате единовременного пособия при увольнении с военной службы в связи с признанием его не годным к военной службе вследствие военной травмы, полученной им при исполнении обязанностей военной службы.

Названные ответы содержали разные основания отказа заявителю в выплате указанного единовременного пособия – отсутствие в приказе об увольнении заявителя с военной службы слова «досрочно» и не распространение на ФИО1 изменений, внесенных Федеральным законом от 21 апреля 2011 года № 74-ФЗ в статью 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в соответствии с которыми из указанной нормы исключено слово «досрочно».

Данное обстоятельство, по мнению судебной коллегии, свидетельствует о том, что до получения указанного сообщения страховой компании в июне 2011 года, ФИО1 не было известно о том, что отсутствие в оспариваемом приказе командира войсковой части № слова «досрочно» является препятствием для реализации им права на получение единовременного пособия при увольнении с военной службы.

Кроме того, гарнизонный военный суд при разрешении данного гражданского дела не учел, что в соответствии с абзацем четвертым статьи 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Поскольку заявитель свои требования об оспаривании приказа командира войсковой части № о его увольнении с военной службы связывает с реализацией его права на возмещение вреда, установленного пунктом 3 статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», то есть на получение единовременного пособия при увольнении с военной службы в связи с признанием его не годным к военной службы вследствие военной травмы, полученной им при исполнении обязанностей военной службы, то последствия пропуска срока, установленного статьей 256 ГПК РФ, применению в данном исследуемом случае не подлежат.

На основании изложенного вывод гарнизонного военного суда о пропуске ФИО1 срока обращения с заявлением в суд, является необоснованным.

Кроме того, вывод суда первой инстанции об отказе ФИО1 в удовлетворении его заявления по тем основаниям, что его увольнение с военной службы не являлось досрочным, нельзя признать законным исходя из нижеследующего.

В соответствии с подпунктом «д» пункта 1 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» срок военной службы для военнослужащих, призванных на военную службу после 1 января 2008 года, установлен 12 месяцев.

Как указывалось выше, ФИО1 был призван на военную службу 19 мая 2009 года и 1 июля того же года получил травму, в связи с чем по 10 июля 2010 года непрерывно находился на стационарном лечении в различных военно-медицинских учреждениях.

Впоследствии решением военно-врачебной комиссии военно-врачебной комиссии Федерального государственного учреждения «3 Центральный военный клинический госпиталь имени А.А. Вишневского Министерства обороны Российской Федерации» от 28 октября 2010 года заявитель был признан негодным к военной службе в связи с военной травмой, полученной им в период прохождения военной службы, а приказом командира войсковой части № от 11 ноября 2010 года № 279 уволен с военной службы по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», то есть по состоянию здоровья - в связи с признанием его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что ФИО1 в связи с полученной им при исполнении обязанностей военной службы военной травмой непрерывно находился на стационарном лечении и впоследствии был уволен с военной службы по состоянию здоровья.

Поскольку заявитель получил травму в период прохождения военной службы по призыву, в связи с чем длительное время непрерывно находился на стационарном лечении, то его увольнение с военной службы по состоянию здоровья является досрочным.

Кроме того, согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237 (далее – Положение), военнослужащие увольняются с военной службы по одному из оснований, предусмотренных статьей 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службы» по истечении срока военной службы или досрочно.

По смыслу данной нормы Положения, досрочное увольнение с военной службы законодательство связывает не с моментом издания компетентным должностным лицом приказа об увольнении - до либо после истечения срока военной службы, а с основанием увольнения, которые подразделяются на основания, связанные с истечением срока военной службы по призыву либо по контракту, а также не связанные с истечением срока службы, то есть все остальные, указанные в статье 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Увольнение военнослужащего по основанию, предусмотренному подпунктом «в» пункта 1 статьи 51 названного Федерального закона (по состоянию здоровья – в связи с признанием военнослужащего военно-врачебной комиссией негодным к военной службе), относится к досрочному.

По изложенным основаниям судебная коллегия приходит к выводу, что решение гарнизонного военного суда подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального и процессуального права.

Поскольку же обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся в деле доказательств, судебная коллегия находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по нему новое решение об удовлетворении заявления ФИО1.

На основании изложенного, и руководствуясь статьей 347, абзацем 4 статьи 361, пунктами 3 и 4 части 1 статьи 362 и статьей 366 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ярославского гарнизонного военного суда от 26 сентября 2011 года по заявлению ФИО1 в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального и процессуального права отменить и принять новое решение.

Заявление ФИО1 удовлетворить.

Признать незаконным приказ командира войсковой части № от 11 ноября 2010 года № 279 в части отсутствия в нем формулировки основания увольнения ФИО1 с военной службы «досрочно» и обязать это должностное лицо внести в данный приказ изменения, указав об увольнении заявителя с военной службы по названному в этом приказе основанию «досрочно».

Верно.

Судья Московского

окружного военного суда В.С. Романов

17

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДД.ММ.ГГГГ <адрес>

Реутовский гарнизонный военный суд в составе председательствующего судьи Черняка В.Г., при секретаре Хабаровой А.С., с участием истца Хасанов А.А., представителя ответчика Фоменко М.С., в открытом судебном заседании, рассмотрев гражданское дело по исковому заявлению <данные изъяты> Хасанов А.А. к войсковой части № о взыскании единовременного пособия по возмещению вреда, причиненного увечьем,

установил:

В период прохождения военной службы в войсковой части № Министерства обороны РФ при выполнении задач в Чеченской республике ДД.ММ.ГГГГ Хасанов А.А. получил минно-взрывную травму, вследствие чего в 2003 году военно-врачебной комиссией признан ограничено годным к военной службе и ему установлена третья группа инвалидности.

После увольнения из МО РФ Хасанов А.А. поступил на военную службы во внутренние войска МВД РФ откуда в апреле 2007 года досрочно уволен с военной службы по п.п. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к прохождению военной службы) и исключен из списков личного состава войсковой части № ВВ МВД РФ.

В апреле 2011 года Хасанов А.А. обратился к командованию войсковой части № с просьбой выплатить единовременное пособие, предусмотренное Федеральным законом «О противодействии терроризму» за полученную в период службы в МО РФ травму, повлекшую за собой наступление инвалидности, в размере трехсот тысяч рублей, но получил отказ.

Будучи не согласен с отказом в выплате, Хасанов А.А. в мае 2011 года обратился с иском и просил обязать командира войсковой части № выплатить ему 300000 рублей.

В судебном заседании Хасанов А.А. требования поддержал и пояснил, что ранее не знал о том, что ему положена выплата. Требования заявил к войсковой части № ВВ МВД РФ так как увольнялся из ВВ МВД РФ и полагает, что именно данная воинская часть обязана произвести выплату в соответствии с постановлением Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ.

Ответчик требования не признал, заявил о пропуске срока исковой давности, а также пояснил, что нормативные документы, на которые ссылается истец в обоснование своих требований, приняты значительно позднее получения им травмы и установления инвалидности и на него не распространяются.

Исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ксерокопии справки командира войсковой части № МО РФ № от ДД.ММ.ГГГГ и ксерокопии заключения служебного расследования по факту получения травмы, Хасанов А.А. при прохождении военной службы в МО РФ ДД.ММ.ГГГГ получил минно-взрывную травму в специальной командировке в Чеченской республике при выполнении боевой задачи по охране и сопровождению колонны.

ДД.ММ.ГГГГ военно-врачебной комиссией Главного военного клинического госпиталя ВВ МВД России Хасанов А.А. признан «В» - ограничено годным к военной службе. Полученная в 1995 году травма признана военной травмой.

ДД.ММ.ГГГГ Хасанов А.А. установлена третья группа инвалидности по причине военной травмы, что подтверждается ксерокопией выписки из акта освидетельствования в учреждении государственной службы медико-социальной экспертизы к справке серии МСЭ-2001 №.

Согласно выписке из приказа командира войсковой части № ВВ МВД РФ №сч от ДД.ММ.ГГГГ Хасанов А.А., как уволенный по п.п. «б» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к прохождению военной службы), исключен из списков личного состава воинской части.

Как видно из копии рапорта, ДД.ММ.ГГГГ Хасанов А.А. обратился к командиру войсковой части № ВВ МВД РФ с просьбой выплатить ему единовременное пособие, но получил отказ со ссылкой на то, что постановление правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ обратной силы не имеет и на него не распространяется.

Таким образом, Хасанов А.А. в период прохождения военной службы в войсковой части № МО РФ в феврале 1995 года получил военную травму, что через восемь лет повлекло за собой наступление инвалидности в сентябре 2003 года, и впервые обратился за получением единовременного пособия к командиру войсковой части № ВВ МВД РФ в апреле 2011 года, после увольнения с военной службы.

Однако, вопреки мнению заявителя, согласно п.п. «а» п. 2 постановления Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ «О мерах социальной защиты лиц, привлекаемых к выполнению специальных задач, связанных с проведением мероприятий по борьбе с терроризмом» (действовавшего на момент установления истцу инвалидности) единовременное денежное пособие выплачивается в случае установления до истечения одного года со дня окончания участия в выполнении специальных задач инвалидности вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных ими в период и в связи с выполнением специальных задач.

Принятый в 1998 году Федеральный закон «О борьбе с терроризмом», действовавший до ДД.ММ.ГГГГ, установив фиксированные суммы выплат, не изменил порядок и основания выплат установленный постановлением Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ.

Соответственно ни во время получения минно-взрывной травмы в 1995-м году, ни во время установления инвалидности наступившей вследствие этой травмы в 2003 году, действовавшее в тот период времени законодательство не предусматривало получение Хасанов А.А. единовременного денежного вознаграждения за получение травмы повлекшей наступление инвалидности, поскольку инвалидность наступила по истечению года со дня получения травмы.

Ссылка Хасанов А.А. на более поздние нормативные документы, а именно Федеральный закон «О противодействии терроризму» принятый в 2006 году и постановление Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ «О возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью лиц в связи их участием в борьбе с терроризмом» не имеют под собой основания, так как по ранее действовавшим нормативным документам права на получение требуемой им выплаты он не имел, а действующие в настоящее время нормативные документы, в части признания самого основания выплаты, обратной силы не имеют.

Кроме того в соответствии с п. 7 постановления Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ «О мерах социальной защиты лиц, привлекаемых к выполнению специальных задач, связанных с проведением мероприятий по борьбе с терроризмом» единовременное денежное вознаграждение выплачивалось за счет организаций, привлекавших лиц к выполнению специальных задач связанных с проведением мероприятий по борьбе с терроризмом. Поскольку Хасанов А.А. направлялся в специальную командировку в Чеченскую республику от МО РФ, то его требование к войсковой части № ВВ МВД РФ в частности, как и к МВД РФ в целом, в связи с полученной в период службы в МО РФ травмой, не основано на законе. А поэтому МВД РФ и его структурные подразделения не являются надлежащим ответчиком по законодательству, действовавшему в период возникновения спорных правоотношений.

Не являются они надлежащими ответчиками и по действующему законодательству, поскольку, при обращении за выплатой в 2011 году Хасанов А.А. уже был уволен с военной службы, в то время, как п. 2 «Правил возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом» утвержденных постановлением Правительства РФ № от ДД.ММ.ГГГГ, устанавливает, что для получения единовременного пособия лицо, получившее ранение или увечье, обращается в орган исполнительной власти, в котором проходит военную службу. Хасанов А.А. же предъявляет требование и обращался ранее к органу исполнительной власти, в котором, на день своего обращения, он уже службу не проходил и не проходит в настоящее время.

При таких обстоятельствах суд полагает, что в удовлетворении иска следует отказать.

Делая такой вывод, суд также принимает во внимание, что согласно ст. 208 ГК РФ, хотя исковая давность и не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, могут быть удовлетворены за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

Поскольку истец просит взыскать не ежемесячную, длящуюся, а разовую выплату, ссылаясь на обстоятельства, о которых ему было известно в 2003 году, то даже при наличии права на нее, эта выплата не могла быть взыскана за последние три года предшествовавшие предъявлению иска, так как никакие выплаты за этот период ему не должны были начисляться и не начислялись.

Руководствуясь ст. 194 – 199 ГПК РФ,

решил:

Отказать в удовлетворении искового заявления <данные изъяты> Хасанов А.А. к войсковой части № о взыскании единовременного пособия по возмещению вреда, причиненного увечьем.

Решение может быть обжаловано в Московский окружной военный суд через Реутовский гарнизонный военный суд в течение 10 суток со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Решение в окончательной форме принято ДД.ММ.ГГГГ.

Председательствующий

В.Г. Черняк

18

Председательствующий – судья Копта Л.Л.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

гор. Владивосток 18 ноября 2010 года

Тихоокеанский флотский военный суд в составе:

председательствующего - Возьного А.Я.,

судей – Никитина А.Н. и Калешева А.Е.,

при секретаре судебного заседания – Пышкиной Я.А.,

рассмотрел дело по кассационной жалобе заявителя на решение Камень-Рыболовского гарнизонного военного суда от 30 сентября 2010 года, по заявлению <данные изъяты> Нагорного Александра Яковлевича об оспаривании заключения № военно-врачебной комиссии <адрес> от 25 февраля 2010 года.

Заслушав доклад судьи Калешева А.Е., объяснения представителя заявителя Балабай В.И. в поддержку доводов кассационной жалобы, флотский военный суд

установил:

Гарнизонным судом оставлено без удовлетворения заявление Нагорного, который оспорил заключение № военно-врачебной комиссии <адрес> от 25 февраля 2010 года об утверждении заключения госпитальной хирургической военно-врачебной комиссии ФГУ «№ военный госпиталь Дальневосточного военного округа», которым был установлен диагноз и причинная связь увечья, заболевания заявителя в виде: последствия открытой черепно-мозговой травмы, сдавления головного мозга острой субдуральной гематомой в правой гемисфере (120 мл) на фоне его ушиба тяжелой степени, гидромы левой лобной области (30 мл), субарахноидального кровоизлияния, линейных переломов лобной кости слева, височной кости справа (14.09.2006 г.) и операций: резекционной трепанации черепа в правой теменно-височной и левой лобно-теменной областях с удалением субдуральной гематомы правой гемисферы (120 мл), гидромы левой лобной области (30 мл) (14.09.2006 г.); краниопластики костным цементом (27.02.2007 г.) в виде дефекта костей черепа, замещенного костным цементом в левой лобно-теменной и правой теменно-височной областях, общей площадью 37,5 см2, незамещенного в левой темной области площадью 0,6 см2, рассеянных органических знаков и астенического синдрома, незначительно выраженного. Заболевание получено в период военной службы. Категория годности к военной службе заявителя: «<данные изъяты>» - не годен к военной службе.

В кассационной жалобе заявитель выражает несогласие с решением суда, просит его отменить и передать дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

В обоснование кассационной жалобы Нагорный ссылается на ст.21 Федерального закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу» и указывает, что № военно-врачебная комиссия не аргументировала свое решение об установлении причинной связи имеющегося у него заболевания как полученного в период военной службы. Также, по мнению заявителя, суд необоснованно сослался в решении на то, что им не представлено военно-врачебной комиссии документов, подтверждающих совершение дорожно-транспортного происшествия в момент следования из отпуска к месту службы, так как эти документы обязано было представить командование воинской части, в которой он проходит военную службу.

Проверив материалы дела, с учетом доводов кассационной жалобы флотский военный суд не находит оснований для его отмены.

Вопреки мнению заявителя, гарнизонным судом на основании представленных в материалах дела доказательств правильно установлены фактические обстоятельства дела, определены и применены нормы материального и процессуального права, что позволило принять законное и обоснованное решение.

В соответствии с Инструкцией о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Минобороны РФ от 20 августа 2003 г. N 200 "О порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации" (раздел IV) причинная связь увечий, заболеваний определяется у граждан, проходящих военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации, ЦВВК, ЦВЛК, ЦВВК ВМФ, ЦВВК РВСН, ВВК КВ, ВВК военного округа, ВВК КСН, ВВК флота, флотилии, а также ВВК (в том числе созданные в медицинских учреждениях государственной или муниципальной систем здравоохранения) с правами и обязанностями госпитальной, гарнизонной ВВК.

Как это установлено судом и не оспаривается в кассационной жалобе, оспариваемое заявителем заключение военно-врачебной комиссии, в связи с которым он признан не годным к военной службе, дано соответствующей военно-врачебной комиссией в порядке, установленном Инструкцией о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации.

В соответствии со статьёй 43 раздела VII Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. N 123 "Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе",военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечья, заболевания на основании справки о травме, выданной командиром воинской части (руководителем органа), в которой гражданин проходил военную службу (военные сборы), службу в органах в момент получения увечья. В справке указываются обстоятельства получения увечья. Форма справки определяется соответствующим федеральным органом исполнительной власти.

Согласно справке о травме № от 26 сентября 2006 года войсковой части № (л.д.85, 100) Нагорный получил черепно-мозговую травму около 00 часов 14 сентября 2006 года, не справившись с управлением личного автомобиля и совершив дорожно-транспортное происшествие в состоянии алкогольного опьянения.

Эта справка о травме составлена в соответствии со ст.222 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации, соответствует приложению № к данной Инструкции, а указанные в ней сведения об обстоятельствах получения Нагорным травмы подтверждаются другими доказательствами по делу (выпиской из амбулаторного журнала войсковой части № от 29 сентября 2006 года №, историями болезни заявителя, приказом командира войсковой части № от 16 сентября 2006 года №).

Поскольку обстоятельства получения Нагорным увечья, в связи с которым он признан не годным к военной службе, не входят в исчерпывающий перечень оснований для вынесения соответствующей военно-врачебной комиссией заключения о причинной связи увечья с формулировкой «военная травма», установленный пунктом «а» статьи 41 раздела VII Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденном постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. N 123 "Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе", заключение о причинной связи увечья, заболевания, с формулировкой «заболевание получено в период военной службы» вынесено военно-врачебной комиссией в соответствии с пунктом «б» указанной статьи.

В этой связи утверждение Нагорного о том, что № военно-врачебная комиссия не аргументировала свое решение об установлении причинной связи имеющегося у него заболевания как полученного в период военной службы в нарушение ст.21 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…", является несостоятельным. Действительно, в соответствии с указанной нормой Закона обязанность выявлять и аргументировать факт отсутствия связи увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы (служебных обязанностей) лежит на военно-врачебных комиссиях, заключения которых могут быть обжалованы в суд. Однако заключение о причинной связи увечья, заболевания с формулировкой «заболевание получено в период военной службы» заключением об отсутствии связи увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы не является. Как уже указано, вынесено оно в соответствии с действующим законодательством, и в соответствии с этим заключением заявитель относится к категории инвалидов, перечисленных в пункте «б» нормы Закона, на которую ссылается сам Нагорный.

Утверждение заявителя о том, что командование воинской части, в которой он проходил военную службу, обязано было представить в военно-врачебную комиссию документы, подтверждающие совершение дорожно-транспортного происшествия в момент следования из отпуска к месту службы, безосновательно. Действия командования воинской части заявителем не обжалованы, а заключение военно-врачебной комиссии дано в соответствии с действующим законодательством на основании справки о травме соответствующей формы и содержания. Получение травмы (увечья) при совершении дорожно-транспортного происшествия во время следования из отпуска к месту службы не является основанием для вынесения военно-врачебной комиссией заключения о причинной связи увечья с формулировкой «военная травма», а утверждение заявителя и его представителя об обратном основано на неверном толковании пунктов «а» и «б» статьи 41 раздела VII Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденном постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. N 123 "Об утверждении Положения о военно-врачебной экспертизе.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.347, 361 И 366 ГПК РФ, флотский военный суд

определил:

Решение Камень-Рыболовского гарнизонного военного суда от 30 сентября 2010 года по заявлению <данные изъяты> Нагорного Александра Яковлевича об оспаривании заключения № военно-врачебной комиссии <адрес> от 25 февраля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

19

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

16 июня 2011 года г. Волгоград

Волгоградский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего судьи Стуконога В.М., при секретаре Рябухиной Т.Н., с участием истца – Гилева М.Г., его представителя – Семушина С.А., представителей командира войсковой части № – Карпова И.И. и начальника Федерального бюджетного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Волгоградской области»- Шарминой А.А., а также помощника военного прокурора Волгоградского гарнизона – лейтенанта юстиции Бессмертного И.А., рассмотрев гражданское дело по исковому заявлению Гилёва ФИО15 к войсковой части № и Федеральному бюджетному учреждению «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Волгоградской области» о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья в период прохождения военной службы и компенсацией морального вреда, -

установил:

Обратившись в суд с исковым заявлением, Гилев указывает, что с мая 2009 года он проходил военную службу по призыву в войсковой части №, после расформирования которой правопреемником является войсковая часть №.

8 октября того же года, далее пояснил истец, при выполнении строительных работ на складе ГСМ войсковой части №, осколком разрушившегося шлифовального диска электроинструмента типа «Болгарка», ему была причинена военная травма, приведшая к слепоте правого глаза.

Согласно заключению военно-врачебной комиссии от ДД.ММ.ГГГГ, указанная травма причинена Гилеву в период прохождения им военной службы, в связи с чем он признан ограниченно годным к военной службе и досрочно уволен в запас по состоянию здоровья.

ДД.ММ.ГГГГ Гилеву установлена третья группа инвалидности, но по результатам медицинского переосвидетельствования, с ДД.ММ.ГГГГ инвалидность истца не подтверждена.

Подтвердив в суде, что в настоящее время инвалидность не была подтверждена, вместе с тем Гилев пояснил, что по заключению врача-офтальмолога он не может трудоустроиться по профессии, полученной им до призыва на службу, а именно, третьим штурманом теплохода речного флота, поэтому Гилев утверждает, что из-за указанной выше травмы он лишился возможности получать ежемесячную заработную плату по указанной специальности, в размере <данные изъяты> рубля.

Ссылаясь на нормы законодательства, регламентирующего обязанности воинских должностных лиц по обеспечению охраны жизни и здоровья военнослужащих, а также утверждая, что Гилев получил травму глаза из-за ненадлежащего исполнения воинскими должностными лицами своих обязанностей по созданию безопасных условий прохождения военной службы, представитель истца- Семушин полагает, что в соответствии с требованиями ст. ст. 1064, 1084, 1085, 1086 гк Российской Федерации, Гилев имеет право на взыскание ежемесячных выплат в размере утраченного им заработка, который мог иметь в случае трудоустройства по указанной выше специальности - третьего штурмана теплохода речного флота, а в связи с причиненными истцу физическими и нравственными страданиями от полученной травмы, Гилев имеет право на компенсацию морального вреда в денежной форме, в соответствии с положениями ст. 151 ГК РФ.

Уточнив в судебном заседании исковые требования, Гилев и его представитель просят производить за счет войсковой части № названную выше ежемесячную выплату в счет компенсации утраченного заработка, по <данные изъяты> рубля ежемесячно, начиная с ДД.ММ.ГГГГ, а также взыскать с той же воинской части компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, возложив на Федеральное бюджетное учреждение «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Волгоградской области» (далее по тексту ФБУ УФО МО РФ по Волгоградской области) обязанность по перечислению истцу присужденных денежных выплат.

Представители командира войсковой № – Карпов и начальника ФБУ УФО МО РФ по Волгоградской области- Шармина, каждый в отдельности, просят отказать в удовлетворении исковых требований, при этом, Карпов ссылается на то обстоятельство, что указанный выше вред здоровью хотя и был причинен Гилеву в период прохождения им военной службы, но из-за его личной неосторожности и невыполнения мер безопасности при выполнении строительных работ, а также потому, что в настоящее время истец не признан инвалидом и кроме ограничений по профессии, полученной им до военной службы, Гилев не лишен реальной возможности заниматься иной трудовой деятельностью.

Исследовав предоставленные суду доказательства, оценив их в совокупности с доводами сторон и выслушав заключение прокурора, полагавшего об отсутствии законных оснований для удовлетворения исковых требований Гилева, суд исходит из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1064 ГК Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как следует из пункта 2 названной статьи, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда.

Положениями статей 1084, 1085 и 1086 ГК Российской Федерации, на которые ссылаются истец и его представитель, не предусмотрено возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя.

Таким образом, Гражданским кодексом Российской Федерации установлена гражданско-правовая ответственность за вред жизни или здоровью граждан, в том числе причиненный им при исполнении обязанностей военной службы, при наличии общих оснований наступления такой ответственности, в связи с чем возмещение вреда в таких ситуациях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью военнослужащего имело место в результате виновных, противоправных действий воинских должностных лиц.

Как следует из исследованных в суде материалов прокурорской проверки, ДД.ММ.ГГГГ начальник хранилища ГСМ войсковой части № - ФИО6 провел инструктаж с рядовыми по призыву Гилевым и Стекольщиковым по мерам безопасности при строительстве пункта сбора отработанных масел, при этом, Гилеву было поручено выполнять работы только по замешиванию цементного раствора, а Стекольщикову - производить кладку шлакоблоков.

В процессе выполнения указанных работ, далее усматривается из материалов прокурорской проверки, Гилев по собственной инициативе и в нарушение мер безопасности стал производить распиливание шлакоблоков с помощью углошлифовального электроинструмента типа «Болгарка», не являющегося штатным инструментом воинской части.

Примерно в 11 часов 30 минут того же дня, осколком разрушившегося на электроинструменте режущего диска, Гилеву причинена травма в виде проникающего ранения глазного яблока правового глаза, приведшая к его слепоте.

Как пояснил в суде Гилев, должностными лицами воинской части ему не ставилась задача по распиливанию шлакоблоков указанным выше электроинструментом и, в случае необходимости выравнивания шлакоблоков, он имел реальную возможность выполнять эту работу с помощью молотка.

Изложенные выше обстоятельства по существу подтверждаются письменными объяснениями самого Гилева, а также письменными объяснениями названных выше военнослужащих ФИО12 и ФИО6, которые были даны в ходе проведения административного расследования, а в последующем, в ходе прокурорской проверки.

Поскольку в материалах прокурорской проверки имеется только ксерокопия журнала инструктажа личного состава на складе ГСМ и, как пояснил в суде представитель командира войсковой части №, в воинской части отсутствует оригинал указанного документа, поэтому в силу п. 7 ст. 67 ГПК РФ суд признает данное письменное доказательство недопустимым.

Вместе с тем, Суд считает установленным, что ДД.ММ.ГГГГ перед выполнением строительных работ с Гилевым был проведен инструктаж по мерам безопасности.

Заявление Гилева в судебном заседании о том, что с ним не проводился указанный выше инструктаж, противоречит исследованным в суде объяснениям Гилева, записанным с его слов ДД.ММ.ГГГГ военным дознавателем воинской части.

Как пояснил в суде Гилев, он подписал названные выше объяснения, в которых было указано о проведении с ним инструктажа по технике безопасности, только лишь потому, что его об этом просили воинские начальники.

Вместе с тем, Гилев не возражал в судебном заседании, что в тот период времени у него имелась реальная возможность не подписывать объяснения, в случае несогласия с их содержанием.

Из объяснений ФИО13 от ДД.ММ.ГГГГ видно, что ДД.ММ.ГГГГ перед началом строительных работ начальник хранилища – ФИО6 провел с ним и с Гилевым инструктаж по технике безопасности, причем Гилеву была поставлена задача только замешивать цементный раствор, однако, истец самовольно взял углошлифовальный электроинструмент и стал производить им распиливание шлакоблоков, получив травму глаза в результате разрушившегося режущего диска.

При таких обстоятельствах суд не усматривает наличия причинной связи между причиненным Гилеву вредом здоровью и действиями воинских должностных лиц войсковой части №, поэтому у суда не имеется оснований считать, что данный вред здоровью истца был причинен по вине воинских должностных лиц, либо в результате противоправности их действий.

Принимая во внимание доводы представителя Гилева о том, что в представлении заместителя военного прокурора Волгоградского гарнизона от ДД.ММ.ГГГГ указано, что травма причинена Гилеву по вине должностных лиц войсковой части №, суд находит это утверждение противоречащим содержанию названного выше представления, поскольку в нем прямо указано, что Гилев самовольно стал выполнять работы по распиливанию шлакоблоков с помощью электроинструмента типа «Болгарка», при этом, имеющаяся в представлении ссылка на условия, способствовавшие тяжкому травмированию Гилева, не может расцениваться, как виновность должностных лиц войсковой части №, либо о противоправности их действий.

Оценив заявление представителя истца о том, что ответственность по возмещению вреда причиненного Гилеву в виде ежемесячных выплат должна быть возложена на органы военного управления, в том числе потому, что действующее законодательство предписывает воинским должностным лицам создание таких условий прохождения военной службы по призыву, которые бы исключали всякую возможность причинения военнослужащим вреда здоровью, независимо от действий самих военнослужащих, суд не может согласиться с этим мнением, поскольку оно противоречит содержанию нормативно-правовых актов, на которые ссылается представитель Гилева.

На основании изложенного и независимо от того, что вред здоровью Гилеву причинен в период прохождения им военной службы и военно-врачебной комиссией расценен, как военная травма, вместе с тем, исковые требования Гилева не подлежат удовлетворению, поскольку в ходе судебного разбирательства не установлено вины, либо противоправности действий воинских должностных лиц, приведших к причинению вреда здоровью Гилева, а следовательно, данный иск не основан на положениях главы 59 ГК Российской Федерации.

Данный вывод полностью согласуется с правовой позицией, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 17 мая 2011 года № 8-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», статьи 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» и статьи 1084 гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан ФИО7 и ФИО8 и запросом Избербашского городского суда Республики Дагестан».

По тем же основаниям, т.е. в связи с отсутствием вины, либо противоправности действий воинских должностных лиц в причинении вреда здоровью Гилева, а также в силу требований статьи 151 ГК Российской Федерации, суд отказывает в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда.

Поскольку стороны не просили о распределении судебных расходов, суд не рассматривал данный вопрос по существу.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, военный суд

решил:

Исковое заявление Гилёва ФИО14 к войсковой части № и Федеральному бюджетному учреждению «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Волгоградской области» о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья в период прохождения военной службы и компенсацией морального вреда, -оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда, через Волгоградский гарнизонный военный суд, в течение десяти дней, со дня принятия решения судом в окончательной форме, а именно, с 21 июня 2011 года.

Подлинное за надлежащей подписью.

Копия верна:

Судья В.М. Стуконог

Секретарь судебного заседания Т.Н. Рябухина

20

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Псков

25 ноября 2010 года

Псковский гарнизонный военный суд в составе:

Председательствующего - заместителя председателя Псковского гарнизонного военного суда Русинова А.Н.,

при секретаре Сергеевой И.Н.с участием заявителя Краглика В.Н.,

рассмотрев материалы гражданского дела по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части №... Краглика В.Н. об оспаривании действий <данные изъяты> военно-врачебной комиссии <данные изъяты>, связанных с медицинским освидетельствованием,

установил:

Краглик В.Н. обратился в суд с указанным заявлением, в котором с учетом изменений просил:

признать решение военно-врачебной комиссии <данные изъяты>, изложенное в свидетельстве о болезни № 1040 от 12 августа 2010 года, с указанием в нём о том, что заболевание получено им в период исполнения обязанностей по военной службе незаконным,

обязать <данные изъяты> военно-врачебную комиссию <данные изъяты> внести в свидетельство о болезни изменения с формулировкой о том, что заболевание получено им в период исполнения обязанностей военной службы.

В судебном заседании заявитель свои требования поддержал и пояснил, что проходил военную службу в различных войсковых частях. В период с апреля 1997 года по июль 1999 года находился на территории Республики Таджикистан, где получил травму головы. Затем лечился в июле 2009 года в госпитале г. Тулы. 29 ноября 2009 года по пути следования, после обеда, к месту службы произошел инсульт, вследствие чего произошло кровоизлияние в мозг. После трепанации черепа Краглик В.Н. ограничено двигает левой рукой и левой ногой. Кроме того, в период с 1986 по 1987 год он находился в зоне Чернобыльской АЭС, где подвергся радиоактивному облучению. По его мнению, все вышеуказанные обстоятельства могут повлиять на выводы военно-врачебной комиссии, в части касающейся правильного определения получения им травмы.

Представитель <данные изъяты> военно-врачебной комиссии <данные изъяты> уведомлённый надлежащим образом о месте, времени и дате рассмотрения дела, в судебное заседание не прибыл и просил суд рассмотреть дело без его участия.

Из отзыва председателя <данные изъяты>-врачебной комиссии <данные изъяты> медицинской службы Р. видно, что требования заявителя не признает. В обоснование своей позиции он пояснил, что, причинную связь заболеваний, увечий (ранений, контузий, травм) у военнослужащих устанавливается органами военно-врачебной экспертизы (ВВК). Ответчик, сославшись на п. 41 «Положения о военно-врачебной экспертизе», утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года расписал критерии заболеваний, которые могут относится к заболеваниям полученным военнослужащим при исполнении обязанностей военной службы (участие в боевых действиях, поражение воздействием радиоактивных веществ и др.) и полученные в период военной службы.

Кроме того, из данного ответа следует, что согласно п. п. 43, 44 «Положения о военно-врачебной экспертизе», пунктов 222-234 «Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в Вооруженных Силах РФ», утвержденной приказом мо РФ от 20 августа 2003 года № 200 факт и обстоятельства получения увечья, травмы, ранения, контузии, в том числе поражения вредными факторами военного труда, должны подтверждаться достоверными официальными документами воинской части или справками архивов.

Поскольку таких данных на момент освидетельствования у Краглика не имелось, было вынесено заключение, что имеющееся у него заболевание было получено им в период военной службы.

Как пояснил в суде заявитель, находясь на обследовании в госпитале, об обстоятельствах получения им травмы он никому не сообщал, как и не говорил о том, что был подвержен радиационному воздействию и находился в горячей точке, где участвовал в боевых действиях.

Изучив материалы дела, обсудив доводы сторон, суд приходит к следующим выводам.

Как установлено по делу, заявитель проходил военную службу по контракту в войсковой части №....

Перед увольнением с военной службы заявитель был направлен на медицинское освидетельствование.

Как следует из объяснений и исследованных судом материалов дела, в соответствии со свидетельством о болезни № 1040 от 12 августа 2010 года заявитель был признан не годным к военной службе с формулировкой «заболевание получено в период военной службы».

В соответствии со ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на труд.

В силу ст. 10 федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие реализуют свое право на труд посредством прохождения военной службы.

С момента подписания контракта о прохождении военной службы граждане приобретают статус военнослужащего, который согласно ст. 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих» представляет собой совокупность прав, свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих, установленных этим же Федеральным законом, федеральными конституционными законами, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со ст. 39 Конституции РФ каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

В целях реализации данного права военнослужащего согласно ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» определено право на получение социального пособия.

В частности, согласно п. 3 названой статьи военнослужащий имеет право на социальное пособие в размере 60 окладов денежного содержания при досрочном увольнении с военной службы в связи с признанием его не годным к военной службе вследствие заболевания, полученного им при исполнении обязанностей военной службы.

В соответствии с «Положением о военно-врачебной экспертизе» причинная связь заболеваний, приведших к негодности военнослужащего к военной службе, определяется <данные изъяты>врачебной комиссией <данные изъяты>, военно-врачебными комиссиями.

В частности, согласно п. 41 данного Положения по результатам медицинского освидетельствования военно-врачебная комиссия при наличии у военнослужащего соответствующего заболевания может вынести заключение о причинной связи заболеваний в формулировке «военная травма», «заболевание получено в период военной службы» либо иной формулировки.

Как видно из положений приведенных выше нормативно-правовых актов, для получения спорного пособия необходимо, что военно-врачебная комиссия вынесла заключение о причинной связи имеющегося заболевания в формулировке «военная травма», то есть заболевание получено при исполнении обязанностей военной службы. При этом необходимо выяснить, при каких обстоятельствах и когда было получено увечье или заболевание освидетельствуемым, в том числе в результате поражений, обусловленных воздействием радиоактивных веществ, либо в период задач в условиях чрезвычайного положения или при вооруженных конфликтах.

В судебном заседании установлено, что заявитель в период с 26 апреля 1986 года по 15 сентября 1987 года находился в зоне радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. Кроме того, в период с 10 апреля 1997 года по 1999 год проходил военную службу в Республике Таджикистан в зоне вооруженного конфликта, где получил травму головы.

На момент медицинского освидетельствования документы об обстоятельства получения заявителем увечья, заболевания у медицинской комиссии отсутствовали.

Поскольку вышеназванные документы могут повлиять на причинно-следственную связь получения Крагликом увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания, Суд считает необходимым обязать <данные изъяты>врачебную комиссию <данные изъяты> пересмотреть ранее вынесенное заключение, и принять решение с учетом вновь открывшихся обстоятельств.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199, 258 гражданского процессуального кодекса РФ,

решил:

Заявление <данные изъяты> Краглика В.Н. об оспаривании действий <данные изъяты>врачебной комиссии <данные изъяты>, связанные с медицинским освидетельствованием, удовлетворить частично.

Обязать <данные изъяты>-врачебной комиссию <данные изъяты> пересмотреть свидетельство о болезни № 1040 от 12 августа 2010 года с учетом новых обстоятельств.

В остальной части требований, а именно: обязать <данные изъяты>врачебную комиссию <данные изъяты> внести в свидетельство о болезни изменения с формулировкой о том, что заболевание получено им в период исполнения обязанностей военной службы – заявление Краглика В.Н., оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Ленинградский окружной военный суд через Псковский гарнизонный военный суд в течение десяти дней со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий по делу

Судья

А.Н. Русинов

21

Дело № 262/11 Копия

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

5 июля 2011 года г. Волгоград

Волгоградский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - судьи Боховко В.А., при секретаре – Слепухиной А.Е., с участием помощника военного прокурора <адрес> гарнизона – Вербицкого А.А. и представителя истца – Басовой В.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по исковому заявлению бывшего военнослужащего войсковой части № рядового запаса Колесникова А.И. о возмещении вреда, причинённого здоровью,

установил:

ДД.ММ.ГГГГ в Волгоградский гарнизонный военный суд из <адрес> районного суда <адрес> по подсудности поступило гражданское дело по исковому заявлению Колесникова.

В своём заявлении истец и в судебном заседании его представитель, каждый в отдельности, пояснили, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Колесников проходил военную службу по призыву в войсковой части №, дислоцированной в городе <адрес>. С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ он в составе <данные изъяты> принимал фактическое участие в боевых действиях в <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ при выполнении боевой задачи по разоружению и ликвидации незаконных вооружённых формирований, а также изъятию оружия у населения, он получил осколочное ранение мягких тканей головы, в связи с которым в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находился на стационарном лечении в войсковой части №, дислоцированной в городе <адрес>. ДД.ММ.ГГГГ заключением врачей бюро медико-социальной экспертизы <адрес> Колесникову установлена № группа инвалидности с признанием его нетрудоспособным и в последующем органами пенсионного обеспечения с этой же даты назначена пенсия по инвалидности. ДД.ММ.ГГГГ он был освидетельствован госпитальной военно-врачебной комиссией, которая своим заключением, утверждённым вышестоящей военно-врачебной комиссией, установила, что ранение головы им получено при исполнении обязанностей военной службы с формулировкой «военная травма». После увольнения в запас в связи с вышеуказанной травмой Колесникову выплачена страховая сумма в соответствии Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих.

До призыва на военную службу Колесников, далее пояснила его представитель, обучался в профессиональном училище по специальности каменщика-штукатура и в случае не получения им военной травмы после увольнения в запас он мог бы работать по указанной специальности в области строительства, где среднемесячная заработная плата на апрель 2011 года составляет <данные изъяты> рублей.

По мнению истца и его представителя, помимо получения страховой суммы, Колесников имеет право на возмещение вреда, причинённого повреждением здоровью, за счёт <данные изъяты>. В связи с этим, обращаясь в суд, истец на основании ст.ст. 1084 - 1086 ГК РФ (с учётом уточнения его представителем размера исковых требований) просит взыскать с <данные изъяты> в свою пользу единовременно <данные изъяты> рублей в счёт возмещения утраченного Колесниковым заработка в результате повреждения здоровья за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, который бы он мог получать, работая в области строительства, исходя из установленной в <адрес> по состоянию на апрель 2011 года среднемесячной заработной платы в области строительства, а также ежемесячные выплаты в сумме <данные изъяты> рублей пожизненно, начиная с 1 июня 2011 года, в счёт возмещения утраченного им заработка в будущем.

Предъявляя требования к <данные изъяты> как главному распорядителю бюджетных средств в <данные изъяты>, Колесников и его представитель в обоснование заявленных требований, помимо норм, содержащихся в главе 59 ГК РФ, ссылаются также на п. 1 ст. 16 и п. 2 ст. 27 Федерального закона «О статусе военнослужащих», согласно которым охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров, на которых возлагается необходимость обеспечения требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы. Командиры являются единоначальниками и отвечают в мирное и военное время за воспитание, воинскую дисциплину, правопорядок и безопасность военной службы. Кроме того, истец и его представитель ссылаются на положения Устава внутренней службы Вооружённых Сил РФ, предусматривающие обязанность командира (начальника) принимать все возможные меры по обеспечению защищенности военнослужащих от воздействия на них опасных факторов военной службы при исполнении ими своих обязанностей, предупреждению их гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий), полагая, что в получении истцом ДД.ММ.ГГГГ травмы головы имеется вина командования войсковой части №, не обеспечившего безопасных условий исполнения им обязанностей военной службы.

В судебное заседание ответчик не явился по неизвестным причинам, хотя надлежащим образом был извещен о времени и месте судебного разбирательства, что в соответствии со ст. 167 ГПК РФ не является препятствием для продолжения судебного разбирательства по данному делу.

Прокурор в своём заключении полагал необходимым в удовлетворении требований Колесникова отказать ввиду отсутствия в причинении вреда здоровью последнего виновных действий со стороны <данные изъяты> и должностных лиц командования войсковой части №, что является одним из условий наступления гражданских обязательств по возмещению вреда в порядке, предусмотренном гл. 59 ГК РФ.

Военный суд, выслушав представителя истца и прокурора, а также исследовав письменные доказательства по делу, приходит к выводу, что в удовлетворении требований Колесникова должно быть отказано.

По смыслу статей 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32 (часть 4), 71 (пункт "м"), 72 (пункт "б" части 1) и 114 (пункты "д", "е" части 1) военная и аналогичная ей служба, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие ее, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается правовой статус этих лиц, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним; обязанности, возлагаемые на лиц, несущих такого рода службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, что - в силу статей 1 (часть 1), 2, 7, 37 (части 1 и 3), 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 и 71 (пункты "в", "м") Конституции Российской Федерации - влечет обязанность государства гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью при прохождении службы.

Приведенная выше правовая позиция изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П по делу о проверке конституционности положения абзаца второго пункта 4 статьи 11 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции».

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции, возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 данного Кодекса, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

О правилах возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью граждан при исполнении обязанностей военной службы обращается внимание и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года N 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», в пункте 18 которого указывается, что согласно статье 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности. Объем и характер возмещения этого вреда военнослужащим определен в статьях 16 и 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ, устанавливающей общие положения об основаниях ответственности за причинение вреда, содержащихся в гл. 59 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Как следует из п. 2 ст. 1064 ГК РФ ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя.

Из приведённых выше правовых норм следует, что причиненный вред, в том числе здоровью гражданина, подлежит возмещению лицом, его причинившим, при условии его вины в причинении такого вреда. Возмещение вреда как форма гражданско-правовой ответственности причинителя вреда является одним из видов юридической ответственности и определяется как санкция за противоправное поведение (правонарушение). Следовательно, к возмещению вреда применимы общие основания привлечения к юридической ответственности, предполагающие наличие состава правонарушения, включающего наличие наступившего вреда; противоправности поведения причинителя вреда; причинно-следственной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим вредом, а также вину причинителя вреда. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств привлечение лица к юридической ответственности, в том числе гражданско-правовой, недопустимо.

Вместе с тем, возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя положениями ст. 1084 ГК РФ не предусмотрено, что исключает гражданско-правовую ответственность <данные изъяты> за вред здоровью, причинённый отдельного взятому военнослужащему при отсутствии виновных действий со стороны органов военного управления.

Из объяснений представителя истца, а также имеющихся в материалах дела выписки из заключения военно-врачебной комиссии и справки о травме, установлено, что огнестрельное осколочное ранение мягких тканей головы, повлекшее закрытую травму черепа с сотрясением головного мозга, Колесниковым получено ДД.ММ.ГГГГ от действия взрывного устройство при выполнении боевой задачи по разоружению и ликвидации незаконных вооружённых формирований и изъятия оружия у населения в <адрес> во время штурма указанного населенного пункта. При этом, как пояснила представитель истца, непосредственный причинителя вреда здоровью Колесникову не известен.

При таких обстоятельствах доводы представителя истца в обоснование требований о возмещении причинённого Колесникову вреда здоровья за счёт <данные изъяты> со ссылкой на ст. ст. 1084 - 1086 ГК РФ являются необоснованными, поскольку возможность возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, военнослужащим, участвовавшим в <данные изъяты>, по основаниям, предусмотренным главой 59 ГК РФ исключается, если не представляется возможным установить непосредственного причинителя вреда.

Что касается доводов представителя Колесникова о том, что в получении последним травмы головы вина командования войсковой части № заключается в не обеспечении безопасных условий исполнения истцом обязанностей военной службы, то такие доводы суд отклоняет, поскольку представитель истца не назвала, какие именно безопасные условия военной службы командование воинской части не создало, а также с учётом того, что само по себе создание командованием воинской части таких условий не гарантировало бы исключение возможности причинения Колесникову огнестрельного ранения при выполнении им боевой задачи в зоне вооружённого конфликта с учётом разъяснений, изложенных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П, согласно которым военная и аналогичная ей служба, представляет собой особый вид государственной службы, которая предполагает необходимость выполнения военнослужащими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья.

С учетом правовой позиции Верховного суда РФ, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года N 9, очевидно, что возмещение вреда военнослужащим включено в комплекс мер по их социальной защите и регулируется в соответствующих федеральных законах. В случае причинения вреда военнослужащим при исполнении служебных обязанностей, им выплачиваются страховые суммы в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 52-ФЗ об обязательном государственном страхование жизни и здоровья военнослужащих и единовременное пособие, предусмотренное п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», а также оказывается бесплатная медицинская помощь, предоставляется санаторно-курортное лечение, принимаются иные меры, направленные на сохранение и укрепление здоровья военнослужащих и граждан, уволенных из рядов Вооруженных Сил РФ (ст. 16 этого же закона). Иных выплат военнослужащим в счёт возмещения вреда здоровью, причинённого в результате участия их в боевых действиях при исполнении служебного долга при отсутствии сведений о причинителе вреда здоровью и вины причинителя такого вреда, действующее законодательство не предусматривает.

Аналогичная позиция при разрешении такой категории дел изложена в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 ноября 2005 года N 7-В05-8.

Выплата страховых сумм и единовременного пособия, предусмотренных вышеуказанными законами, не лишает военнослужащего, которому при исполнении служебных обязанностей причинён вред здоровью права на возмещение такого вреда по основаниям и в размере, предусмотренных гл. 59 ГК РФ, но не государством в лице <данные изъяты>, а самим причинителем такого вреда, либо другим лицом, которое в соответствии с законом несет за него ответственность. Возмещение вреда государством в таких ситуациях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью военнослужащего имело место в результате виновных и противоправных действий воинских должностных лиц, других государственных органов, чего по данному делу не установлено.

Что касается правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного суда РФ от 17 мая 2011 года № 8-п, на которое в своих доводах ссылается представитель истца, то разъяснения, изложенные в данном судебном акте не могут повлиять на вывод суда об отсутствии законных оснований для возложения на <данные изъяты> гражданско-правовой ответственности за вред здоровью, причинённый Колесникову в результате огнестрельного осколочного ранения головы, причинённого неустановленным лицом, поскольку в данном постановлении Конституционного суда РФ говориться о необходимости принятия государством мер, направленных на усовершенствование публично-правового механизма возмещения военнослужащим вреда здоровью, причиненного при исполнении обязанностей военной службы, при отсутствии виновных противоправных действий со стороны государственных органов и их должностных лиц в объеме, не обеспечивающем достаточный уровень восполнения материальных потерь, связанных с невозможностью дальнейшего прохождения военной службы. В указанном постановлении речь идёт именно о публично-правовых механизмах компенсации вреда здоровью военнослужащим при досрочном увольнении их из рядов Вооружённых Сил РФ в связи с признанием их негодными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), полученного при исполнении обязанностей военной службы, а не о частно-правовых механизмах возмещения такого вреда, предусмотренных ст.ст.1084 - 1086 ГК РФ, на которые в обоснование заявленных требований ссылаются истец и его представитель.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194, 197, 198, 199 гпк РФ, военный суд

решил:

В удовлетворении искового заявления бывшего военнослужащего войсковой части № рядового запаса Колесникова А.И. о возмещении вреда, причинённого здоровью, отказать.

Решение в кассационном порядке может быть обжаловано и на него может быть подано представление в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме, то есть с 7 июля 2011 года, в судебную коллегию по гражданским делам Северо-Кавказского окружного военного суда через Волгоградский гарнизонный военный суд.

Решение составлено на персональном компьютере и распечатано на принтере в совещательной комнате.

Подлинное за надлежащей подписью

Копия верна:

Председательствующий по делу В.А. Боховко

Секретарь судебного заседания А.Е. Слепухина

22

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 февраля 2011 г. N 75-В10-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Корчашкиной Т.Е.

судей Гуляевой Г.А. и Задворнова М.В.

рассмотрела в судебном заседании 11 февраля 2011 г. гражданское дело по иску Араповой Е.Ф. к Управлению Федеральной службы безопасности по Республике Карелия о признании заболевания военной травмой по надзорной жалобе Араповой Е.Ф. на решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 1 апреля 2010 г., которым в иске отказано, и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 11 мая 2010 г., которым решение суда оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав возражения представителя УФСБ по Республике Карелия Андреевой Т.Г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Арапова Е.Ф. обратилась в суд с иском к Управлению Федеральной службы безопасности по Республике Карелия о признании заболевания военной травмой, в обоснование которого ссылалась на то, что проходила военную службу по контракту с 1987 г. по 1994 г. в пограничных войсках. В 1994 г. была досрочно уволена с военной службы в связи с признанием негодной к дальнейшему прохождению службы. Согласно свидетельству о болезни N 1329/680 от 26 июля 1994 г. и постановлению ЦВВК N 131 от 20 февраля 1995 г. причинная связь между заболеванием Араповой Е.Ф., повлекшим ее досрочное увольнение с военной службы, и исполнением ею служебных обязанностей не установлена.

Вступившим в законную силу решением Петрозаводского городского суда от 15 июня 1999 г. установлено, что заболевание, послужившее основанием для ее увольнения, получено в связи с исполнением обязанностей военной службы. При обращении в организации медико-социальной экспертизы и военно-врачебной экспертизы ей было отказано в выдаче заключения о ее заболевании как "военная травма".

Считая, что отказ в изменении формулировки причинно-следственной связи заболевания нарушает ее права на получение мер социальной поддержки, предоставляемых инвалидам войны, которые распространяются на граждан, ставших инвалидами вследствие ранения, контузии и увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей), то есть при наличии формулировки инвалидности "военная травма", Арапова Е.Ф. просила признать причину инвалидности - заболевание, полученное в период исполнения служебных обязанностей, послужившее основанием для увольнения с военной службы, военной травмой.

Представители ответчика иск не признали, указав, что вынесение заключений о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой "военная травма", является прерогативой военно-врачебной комиссии.

Решением Петрозаводского городского суда от 1 апреля 2010 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия от 11 мая 2010 г., в удовлетворении иска отказано.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 сентября 2010 г. Араповой Е.Ф. отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В надзорной жалобе Арапова Е.Ф. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм процессуального права.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н. от 14 января 2011 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 сентября 2010 г. отменено, надзорная жалоба Араповой Е.Ф. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Арапова Е.Ф., извещенная о времени и месте рассмотрения дела в суде надзорной инстанции, не явилась. На основании ст. 385 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что при рассмотрении судом первой и кассационной инстанции дела такого характера существенного нарушения норм процессуального права не допущено.

Разрешая спор, суд правомерно исходил из того, что определение причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) органов, граждан, проходивших военную службу (военные сборы), службу в органах, а также увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний, приведших к смерти военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов, в соответствии с Положением о военно-врачебной экспертизе, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 25.02.2003 г. N 123, возлагается на военно-врачебные комиссии. В пункте "а" статьи 41 указанного Положения указаны случаи, при которых военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой "военная травма". Данный перечень является исчерпывающим.

Суд, с учетом установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих о том, что истица является инвалидом вследствие заболевания, полученного в период военной службы, а не вследствие военной травмы, военно-врачебной комиссией в 1994 г. также не определено причинной связи между имеющимися повреждениями здоровья и прохождением истицей военной службы, пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для изменения причины заболевания Араповой Е.Ф., в связи с чем отказал в удовлетворении заявленных требований.

С данными выводами суда согласился суд кассационной инстанции.

В надзорной жалобе заявитель указывает, что вступившим в законную силу решением Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 15 июня 1999 г. с Федеральной пограничной службы Российской Федерации в ее пользу взыскано единовременное пособие в размере <...> окладов денежного содержания с индексацией в размере <...> руб. и компенсация морального вреда в сумме <...> руб. и этим же решением установлено, что ее заболевание получено в связи с исполнением обязанностей военной службы, в связи с чем данное решение имеет преюдициальное значение для рассмотрения настоящего спора.

Данный довод, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, не может служить достаточным основанием для пересмотра в порядке надзора обжалуемых судебных постановлений, поскольку обстоятельства правомерности установления истице военно-врачебной комиссией заболевания с формулировкой "заболевание, полученное в период прохождения военной службы" не являлись предметом рассмотрения суда, следовательно, указанное решение не имеет преюдициальное значение для разрешения настоящего дела.

Учитывая изложенное, принимая во внимание положения статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающие возможность отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления в порядке надзора в исключительных случаях, когда допущенные судом существенные нарушения норм материального или процессуального права повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, достаточных оснований для пересмотра состоявшихся по настоящему делу судебных постановлений не имеется.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что состоявшиеся по настоящему делу решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия от 11 мая 2010 г. подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Карелия от 11 мая 2010 г. оставить без изменения, надзорную жалобу Араповой Е.Ф. - без удовлетворения

23

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 2010 г. N 18-В10-73

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Корчашкиной Т.Е.,

судей Задворнова М.В., Назаровой А.М.

рассмотрела в судебном заседании 19 ноября 2010 г. гражданское дело по иску Ходырева А.И. к Главному управлению внутренних дел по Краснодарскому краю о необоснованном и незаконном отказе в назначении выплат в возмещение вреда, причиненного здоровью,

по надзорной жалобе Главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю на решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июня 2009 г., которым исковые требования удовлетворены, определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 декабря 2009 г., которым указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения, и определение Первомайского районного суда г. Краснодара от 22 марта 2010 г., которым решение суда первой инстанции разъяснено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., выслушав объяснения представителей Главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю Зачерновских Е.К., Ткаченко Т.А., поддержавших доводы надзорной жалобы, возражения Ходырева А.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявленного иска, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ходырев А.И. обратился в суд с иском к Главному управлению внутренних дел по Краснодарскому краю о необоснованном и незаконном отказе в назначении выплат в возмещение вреда, причиненного здоровью, в обоснование которого ссылался на то, что является инвалидом второй группы вследствие заболевания, полученного в период прохождения военной службы, уволен из органов внутренних дел по основанию, установленному пунктом "з" статьи 19 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции" (по ограниченному состоянию здоровья), с 1 апреля 2009 г. ему назначена пенсия по инвалидности вследствие военной травмы, однако ответчик отказывается выплачивать истцу предусмотренные статьей 29 названного закона суммы, превышающие назначенную пенсию по инвалидности, указывая на то, что досрочное увольнение со службы произошло вследствие заболевания, возникшего в период службы, а не вследствие военной травмы.

Представитель ответчика иск не признал.

Решением Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июня 2009 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 декабря 2009 г., заявленные требования удовлетворены. Суд постановил обязать Главное управление внутренних дел по Краснодарскому краю произвести назначение и выплату Ходыреву А.И. ежемесячных денежных сумм в возмещение вреда, причиненного здоровью при исполнении служебных обязанностей.

Определением Первомайского районного суда г. Краснодара от 22 марта 2010 г. названное решение разъяснено. Суд определил произвести начисление денежных сумм в возмещение вреда, причиненного здоровью, с момента установления инвалидности и до ее отмены в установленном размере утраты профессиональной трудоспособности.

В надзорной жалобе Главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений со ссылкой на то, что судами первой и кассационной инстанций при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2010 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 октября 2010 г. надзорная жалоба Главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении дела судом были допущены существенные нарушения норм материального права, являющиеся в силу приведенной выше статьи основанием для пересмотра состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора.

В ходе рассмотрения настоящего спора судом установлено, что Ходырев А.И. с 1985 по 2008 год проходил службу в органах внутренних дел Краснодарского края. В период службы им было получено повреждение здоровья, явившееся основанием для признания его военно-врачебной комиссией МСЧ Главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю ограниченно годным к военной службе. Приказом командира <...> Главного управления внутренних дел по <...> от 7 августа 2008 г. N 136 л/с истец был уволен из органов внутренних дел по пункту "з" статьи 19 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции" - по ограниченному состоянию здоровья. Заключением филиала N 24 Федерального государственного учреждения "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Краснодарскому краю" Ходырев А.И. признан инвалидом второй группы по причине заболевания, полученного в период военной службы.

Специальной комиссией Главного управления внутренних дел по Краснодарскому краю от 16 декабря 2008 г. N 14/44-3298 Ходыреву А.И. отказано в удовлетворении заявления о назначении сумм возмещения вреда здоровью со ссылкой на то, что согласно заключению военно-врачебной комиссии категория годности к военной службе определена в связи с заболеванием, полученным в период военной службы, а не вследствие военной травмы.

При этом ответчик исходил из того, что наличие указания на получение заболевания вследствие военной травмы в силу положений Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, является обязательным при назначении ежемесячной денежной компенсации.

Удовлетворяя заявленные требования, суд сослался на положения статьи 29 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции", а также статьи 1084, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о том, что истцом предоставлены все документы, необходимые для удовлетворения заявления о выплате сумм в возмещение вреда здоровью, в связи с чем оснований для отказа Ходыреву А.И. в назначении ежемесячной денежной компенсации у ответчика не имелось.

С данной позицией согласился и суд кассационной инстанции.

Судебная коллегия находит приведенные выводы судов первой и кассационной инстанций основанными на неправильном толковании положений действующего законодательства, регулирующих порядок возмещения вреда, причиненного здоровью сотрудника органов внутренних дел при исполнении им служебных обязанностей, в связи со следующим.

В соответствии со статьей 29 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции" (с последующими изменениями и дополнениями) при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное денежное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета, а в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением служебной деятельности - денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в данной статье основаниям.

В обеспечение исполнения положений указанной нормы закона приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 15 октября 1999 г. N 805 была утверждена Инструкция о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких.

Согласно пункту 21 вышеуказанной инструкции при назначении пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты "ж" и "з" статьи 58 Положения), сотруднику ежемесячно выплачивается сумма в возмещение вреда, причиненного его здоровью.

Пункт 22 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, определяет перечень документов, необходимых для решения вопроса о возмещении вреда, одним из которых является копия свидетельства о болезни с заключением военно-врачебной комиссии о причинной связи телесного повреждения, иного повреждения здоровья в редакции "военная травма".

В соответствии с пунктом 41 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. N 123, военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой "военная травма", если увечье получено освидетельствуемым при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

Таким образом, из содержания вышеуказанных нормативно-правовых актов усматривается, что обязанность органов внутренних дел по выплате сумм в возмещение вреда здоровью сотруднику органов внутренних дел при причинении вреда здоровью, полученного в связи с осуществлением служебной деятельности, то есть при наличии причинной связи между повреждением здоровья и исполнением служебных обязанностей.

Судом установлено, что Ходырев А.И. является инвалидом вследствие заболевания, полученного в период военной службы, а не вследствие военной травмы, военно-врачебной комиссией также не определено причинной связи между имеющимися повреждениями здоровья и прохождением службы в органах внутренних дел.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что отсутствует причинная связь между имеющимся у истца заболеванием и прохождением им службы в милиции, в связи с чем вывод суда о необходимости начисления ежемесячных сумм возмещения вреда здоровью не может быть признан соответствующим требованиям закона.

Мотивируя обоснованность своих выводов, суд сослался на положения статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязанностей, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 данного Кодекса, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Однако при этом суд не учел, что согласно пункту 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Пунктом 2 названной нормы предусмотрено, что ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя.

Таким образом, Гражданским кодексом Российской Федерации установлена гражданско-правовая ответственность за вред жизни или здоровью граждан, в том числе причиненный при исполнении ими обязанностей военной службы и службы в милиции, при наличии общих оснований наступления такой ответственности, в связи с чем возмещение вреда в таких ситуациях возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью сотрудника органов внутренних дел имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц органов внутренних дел, других государственных органов.

Поскольку вины ответчика в получении истцом заболевания судом не установлено, суд не вправе был удовлетворять требования Ходырева А.И. со ссылкой на нормы гражданского законодательства.

Принимая во внимание, что оспариваемые судебные постановления приняты без учета требований законодательства, регулирующего порядок назначения денежной компенсации в возмещение вреда здоровью, выплачиваемой сотруднику органов внутренних дел, Судебная коллегия в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанций и которая повлекла вынесение неправосудного решения, признает решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июня 2009 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 декабря 2009 г. и определение Первомайского районного суда г. Краснодара от 22 марта 2010 г. о разъяснении решения суда подлежащими отмене.

Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе Ходыреву А.И. в удовлетворении заявленных исковых требований.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Первомайского районного суда г. Краснодара от 24 июня 2009 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 22 декабря 2009 г. и определение Первомайского районного суда г. Краснодара от 22 марта 2010 г. отменить. Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Ходырева А.И. к Главному управлению внутренних дел по Краснодарскому краю о необоснованном и незаконном отказе в назначении выплат в возмещение вреда, причиненного здоровью, отказать.

24

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2011 г. N 3-Г11-12

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А. и Назаровой А.М.,

при секретаре Горловой С.В.

рассмотрела в судебном заседании 8 апреля 2011 г. гражданское дело по иску Кирушева А.В. к Федеральному бюджетному учреждению "Управление оперативно-технических и поисковых мероприятий Федеральной службы исполнения наказаний", Управлению оперативно-технических мероприятий "Л" по Республике Коми Федерального бюджетного учреждения "Управление оперативно-технических и поисковых мероприятий Федеральной службы исполнения наказаний" о выплате ежемесячных сумм в возмещение вреда здоровью по кассационной жалобе Кирушева А.В. на решение Верховного суда Республики Коми от 17 декабря 2010 г., которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителя Федерального бюджетного учреждения "Управление оперативно-технических и поисковых мероприятий Федеральной службы исполнения наказаний" Сартакова А.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Кирушев А.В. проходил службу в должности <...> Управления оперативно-технических мероприятий "Л" по Республике Коми Федерального бюджетного учреждения "Управление оперативно-технических и поисковых мероприятий Федеральной службы исполнения наказаний". В период службы в органах уголовно-исполнительной системы 17 февраля 2000 г., возвращаясь из служебной командировки, Кирушев А.В. получил телесные повреждения в результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия. Согласно справке отдела военно-врачебной комиссии Министерства внутренних дел по Республике Коми от 12 сентября 2000 г. N 4016 травма признана полученной при исполнении служебных обязанностей; по результатам освидетельствования истца 11 февраля 2008 г. военно-врачебной комиссией причинно-следственная связь указанной травмы установлены с формулировкой "военная травма".

Ссылаясь на то, что по последствиям имеющегося телесного повреждения истец был признан инвалидом третьей группы, ограниченно годным к военной службе, Кирушев А.В. просил суд обязать ответчиков на основании положений Инструкции, утвержденной приказом Министра юстиции Российской Федерации от 28 октября 2005 г. N 198, и Гражданского кодекса Российской Федерации ежемесячно выплачивать ему суммы в возмещение вреда здоровью в соответствии со степенью утраты профессиональной трудоспособности, для определения которой просил назначить судебно-медицинскую экспертизу.

Представители ответчиков исковые требования не признали.

Решением Верховного суда Республики Коми от 17 декабря 2010 г. в удовлетворении заявленного иска отказано.

В кассационной жалобе Кирушева А.В. содержится просьба об отмене решения Верховного суда Республики Коми от 17 декабря 2010 г. и принятии нового решения об удовлетворении исковых требований.

Истец Кирушев А.В., его представитель Щеголев П.И., представитель Управления оперативно-технических мероприятий "Л" по Республике Коми Федерального бюджетного учреждения "Управление оперативно-технических и поисковых мероприятий Федеральной службы исполнения наказаний", будучи извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не явились, в связи с чем на основании статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что приказом Министра юстиции Российской Федерации от 26 февраля 2008 г. N 10с и приказом начальника Федерального государственного учреждения "Управление оперативно-технических и поисковых мероприятий Федеральной службы исполнения наказаний России" от 3 марта 2008 г. N 080-лс (с учетом изменений, внесенных приказом начальника ФБУ УОТПМ ФСИН России от 23 июня 2009 г. N 142-лс) Кирушев А.В. уволен из органов уголовно-исполнительной системы по пункту "з" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (по ограниченному состоянию здоровья) с 3 января 2009 г. Согласно освидетельствованию в учреждении медико-социальной экспертизы 5 - 8 декабря 2008 г. Кирушеву А.В. установлена третья группа инвалидности вследствие военной травмы на срок до 1 января 2010 г.; при последующем освидетельствовании 12 января 2010 г. группа и причина инвалидности установлены прежние на срок до 1 января 2011 г. По заключению судебно-медицинской экспертизы истцу определено 50% утраты профессиональной трудоспособности с 8 декабря 2008 г. по последствиям перенесенной 17 февраля 2000 г. травмы на весь период инвалидности. С 5 марта 2008 г. Кирушеву А.В. назначена и выплачивается пенсия за выслугу лет.

В соответствии со статьей 24 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" порядок и условия прохождения службы сотрудниками уголовно-исполнительной системы регламентируются настоящим Законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Статьей 29 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции", положения которой в период действия данного закона Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1027-1 были распространены на сотрудников исправительно-трудовых учреждений, предусмотрено, что в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в настоящей статье основаниям, выплачивается за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

Приказом Министра юстиции Российской Федерации от 28 октября 2005 г. N 198 утверждена Инструкция о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику уголовно-исполнительной системы, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника уголовно-исполнительной системы или его близких, пунктом 21 которой установлено, что при назначении пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к увольнению со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья и установлении степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах, сотруднику ежемесячно выплачивается сумма в возмещение вреда, причиненного его здоровью.

Согласно перечню документов, являющихся основанием для принятия решения и издания приказа о выплате ежемесячных сумм в возмещение вреда здоровью, приведенному в пункте 22 названной Инструкции, для принятия такого решения необходимо предоставление справки пенсионного отдела о назначении пенсии по инвалидности.

Руководствуясь нормами права, регулирующими возникшие правоотношения, и положениями приведенной Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику уголовно-исполнительной системы, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что право сотрудников органов уголовно-исполнительной системы на возмещение вреда, причиненного здоровью, в том числе на получение в качестве дополнительной гарантии пострадавшим сотрудником ежемесячной компенсации за причиненный здоровью вред, возникает у сотрудника при назначении ему пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей).

Оснований для несогласия с приведенным выводом суда Судебная коллегия не усматривает, поскольку суд первой инстанции со ссылкой на подлежащие применению правовые нормы исходил из установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих о том, что пенсия по инвалидности вследствие военной травмы Кирушеву А.В. не назначалась; право на пенсионное обеспечение при увольнении было реализовано истцом путем получения пенсии за выслугу лет в повышенном ввиду наличия инвалидности размере, в связи с чем он не имеет права на получение ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью по нормам специального законодательства, регламентирующего такое право в случае назначения определенного вида пенсии.

Соглашается Судебная коллегия и с выводом суда о том, что правоотношения сторон по данному делу не регулируются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающими ответственность за вред, причиненный здоровью, при наличии вины причинителя, как одного из необходимых условий гражданско-правовой ответственности, в то время как вина должностных лиц органов уголовно-исполнительной системы в причинении вреда здоровью истца не установлена.

Доводы кассационной жалобы о том, что истцу не было своевременно разъяснено его право на получение выплат в возмещение вреда здоровью при условии изменения вида пенсионного обеспечения, законность состоявшегося по делу судебного решения под сомнение не ставят, поскольку каких-либо нарушений норм материального права или процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, судом первой инстанции не допущено.

С учетом изложенного принятое по делу решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного суда Республики Коми от 17 декабря 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Кирушева А.В. - без удовлетворения

25

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2010 г. N 83-В09-12

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горохова Б.А.,

судей Колычевой Г.А. и Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании в порядке надзора гражданское дело по иску Атрощенко А.И. к Отделу внутренних дел Почепского района Брянской области о возмещении вреда в связи с увечьем по надзорной жалобе Атрощенко А.И. на решение Почепского районного суда от 20 сентября 2006 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда от 2 ноября 2006 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

Атрощенко А.И. обратился в суд с иском к Отделу внутренних дел Почепского района Брянской области о возмещении вреда в связи с увечьем, ссылаясь на то, что в 2004 году он был уволен из органов внутренних дел по ограниченному состоянию здоровья.

7 июня 2004 г. ему была установлена 2-я группа инвалидности в связи с военной травмой, полученной 1 августа 2003 г. в результате диверсионно-террористического акта в г. <...> в период боевых действий на территории <...>. Получает пенсию по инвалидности. На основании п. 21 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной приказом МВД России N 805 от 15 октября 1999 г., он имеет право на ежемесячную сумму в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи со службой в органах внутренних дел. 27 июля 2004 г. судебно-медицинской экспертизой ему был установлено процент утраты профессиональной трудоспособности в размере 80%.

На основании установленного процента утраты трудоспособности просил суд взыскать с ОВД Почепского района Брянской области в его пользу сумму ущерба в связи с полученной им военной травмой.

Ответчик иск не признал.

Решением Почепского районного суда от 20 сентября 2006 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда от 2 ноября 2006 г., в удовлетворении иска отказано.

Определением Почепского районного суда от 16 октября 2009 г. Атрощенко А.И. восстановлен предусмотренный ч. 2 ст. 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срок для обжалования решения Почепского районного суда от 20 сентября 2006 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда от 2 ноября 2006 г.

В надзорной жалобе Атрощенко А.И. просит отменить состоявшиеся судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 декабря 2009 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2010 г. передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Из материалов дела следует, что судом при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к выводу о том, что при решении вопроса о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья сотрудникам милиции, участвовавшим в контртеррористических операциях на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, следует руководствоваться общими правилами возмещения вреда.

Военная травма получена истцом в результате диверсионно-террористического акта, по данному факту возбуждено уголовное дело, а рамках которого истец признан потерпевшим и имеет право на возмещение вреда непосредственно его причинителем, а возмещение вреда государством возможно лишь тогда, когда причинение вреда здоровью имело место в результате виновных, противоправных действий должностных лиц, государственных органов.

Между тем, Атрощенко А.И. обратился в суд в порядке норм Закона Российской Федерации "О милиции", предусматривающих возмещение вреда и при отсутствии вины должностных лиц органов внутренних дел.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2009 г. N 13-П признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19 и 39, часть четвертая статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" в той мере, в какой она во взаимосвязи со статьей 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - позволяет правоприменительным органам отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов и их должностных лиц.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки и рассмотреть возникший спор с учетом норм специального Закона Российской Федерации "О милиции".

Руководствуясь ст. ст. 387, 390, 391 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

определила:

решение Почепского районного суда от 20 сентября 2006 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда от 2 ноября 2006 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

26

Взыскана компенсация морального вреда за военную травму

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в открытом заседании заслушала дело по иску жителя Канска к Объединенному военному комиссариату, Минобороны РФ, Министерству финансов РФ в лице казначейства по краю о взыскании компенсации морального вреда.

Во время прохождения срочной военной службы с ноября 2001 г. по май 2002 г. из-за смены климатических условий у истца возникли проблемы со здоровьем. Открылся фурункулез, а также заболевания зубов с последующим их выпадением. При обращении за помощью в медпункт войсковой части ему была неквалифицированно поставлена инъекция, возникло онемение руки, потребовалась операция. Истец просил суд компенсировать моральный вред в размере 500 тысяч рублей.

Канский городской суд установил, что истец, являясь военнослужащим, с апреля по май 2002 года находился на стационарном лечении в хирургическом отделении военного госпиталя. Диагноз – постинъекционная язва нижней трети левого плеча, тромбоз кубитальных вен левого плеча». Данные повреждения явились следствием неправильного введения санинструктором медпункта раствора хлористого калия подкожно мимо вены. 11 апреля истцу была проведена операция – иссечение участка тромбированной вены, удалено 12,5 сантиметров вены на левой руке. Заключением военно-врачебной комиссии СибВО причиненное истцу увечье признано военной травмой.

Суд первой инстанции, руководствуясь ст.ст. 151, 1064, 1100, 1101 Гражданского кодекса РФ, 5 февраля 2008 года постановил взыскать с Минобороны РФ в пользу бывшего военнослужащего компенсацию морального вреда в сумме 80 тысяч рублей. Размер компенсации определен с учетом перенесенных истцом физических и нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости.

В кассационной жалобе представитель Министерства обороны РФ просил отменить судебное решение, ссылаясь на необоснованно завышенный судом размер взысканной компенсации.

Судебная коллегия краевого суда кассационным определением от 16 апреля 2008 года оставила без изменения решение Канского городского суда.

Материал подготовлен пресс-секретарем Красноярского краевого суда Н.П. Мишаниной, т. 91-72-87

источник: http://www.krassud.ru/press/about/278.html

27

15 июля 2009
Дело № не определено

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

ДД.ММ.ГГГГ Ленинский районный суд г.Ростова-на-Дону в составе :

председательствующего Зусиковой Н.А.

при секретаре Хейгетьяне М.В.

с участием прокурора С.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к ГУ МВД России по Ростовской области о восстановлении права на возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья

установил:

Истец обратился в суд с настоящим иском, и просил восстановить его право на возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья в результате военной травмы с ДД.ММ.ГГГГ, т.е. с момента признания его негодным к военной службе. В обоснование иска истец указал, что проходил службу в органах внутренних дел и ДД.ММ.ГГГГ при исполнении служебных обязанностей в должности оперативного дежурного ОВД Кировского района г. Ростова –на-Дону в момент задержания преступника получил травму коленного сустава, и неоднократно в связи с полученной травмой проходил курс лечения. В связи с ухудшением состояния здоровья был направлен на обследование в ВВК. В соответствии с заключением ВВК от ДД.ММ.ГГГГ он признан не годным к военной службе. Полученная им травма явилась основанием к увольнению из органов внутренних дел. Приказом начальника ГУВД по РО от ДД.ММ.ГГГГ № л/с он уволен из органов внутренних дел. Заключением МСЭ от ДД.ММ.ГГГГ признан инвалидом № группы, причина инвалидности- военная травма. Решением комиссии УВД РО от ДД.ММ.ГГГГ признано, что в связи с военной травмой он имеет право на выплату единовременного пособия и денежной компенсации в размере, превышающем сумму назначенной пенсии. Однако в течение длительного времени денежную компенсацию ему не выплачивали, и он обратился в Ленинский районный суд г. Ростова –на-Дону с иском о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья. Решением суда от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении иска отказано ввиду отсутствия вины в действиях ответчика. Судом при принятии решения были применены действующие на тот период времени нормы законодательства. И за ним не

признано право на возмещение вреда, и он не получал денежные выплаты в связи с полученной травмой.

Конституционный Суд Российской Федерации Постановлением от 15 июля 2009г. № 13-П по делу «О проверке конституционности части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации «О милиции» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода И Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода», признал :

- не противоречащей Конституции Российской Федерации часть четвертую статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции", поскольку она - по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со статьей 1084 ГК Российской Федерации - предполагает ежемесячную выплату государством денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы;

- не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19 и 39, часть четвертую статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" в той мере, в какой она во взаимосвязи со статьей 1084 ГК Российской Федерации - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - позволяет правоприменительным органам отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов и их должностных лиц.

Однако после принятия Конституционным Судом Российской Федерации указанного Постановления его право на возмещение вреда, причиненного здоровью не было восстановлено, и он обратился в Первомайский районный суд г. Ростова –на-Дону с заявлением о взыскании денежной компенсации. Решением суда от ДД.ММ.ГГГГ ему отказано в удовлетворении иска, суд ошибочно сделал вывод о том, что ГУВД по РО в полной мере исполняет свои обязательства. При этом данным решением суда признано, что он имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью, и в силу ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением, обязательны для суда и не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Вступивший с 01.03.2011 года ФЗ РФ « О полиции» также предусматривает возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья и выплату денежной компенсации в размере утраченного довольствия по состоянию на день увольнения со службы за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности.

Ответчиком нарушаются его права и гарантии, установленные ст. 29 Закона РФ «О милиции» и ст. 43 ФЗ РФ «О полиции», т.к. он не получает предусмотренную законом денежную компенсацию, и его право на возмещение вреда подлежит восстановлению.

В судебном заседании установлено, что истец обращался в 2006г. в Ленинский районный суд г. Ростова –на-Дону с иском к Главному управлению внутренних дел по Ростовской области о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, указывая в исковом заявлении, что проходил службу в органах внутренних дел и ДД.ММ.ГГГГ при исполнении служебных обязанностей в должности оперативного дежурного ОВД Кировского района г. Ростова –на-Дону в момент задержания преступника получил травму коленного сустава, и неоднократно в связи с полученной травмой проходил курс лечения. В связи с ухудшением состояния здоровья был направлен на обследование в ВВК. В соответствии с заключением ВВК от ДД.ММ.ГГГГ он признан не годным к военной службе. Полученная им травма явилась основанием к увольнению из органов внутренних дел. Приказом начальника ГУВД по РО от ДД.ММ.ГГГГ № л/с он уволен из органов внутренних дел. Заключением МСЭ от ДД.ММ.ГГГГ признан инвалидом № группы, причина инвалидности- военная травма. Решением комиссии УВД РО от ДД.ММ.ГГГГ признано, что в связи с военной травмой он имеет право на выплату единовременного пособия и денежной компенсации в размере, превышающем сумму назначенной пенсии, которая ему до настоящего времени не выплачивается. Однако он считает, что имеет право на возмещение вреда в полном объеме, поскольку полностью утратил профессиональную трудоспособность, и полученная им в 1973 году травма исключала возможность дальнейшего прохождения службы. Просил взыскивать ежемесячно в возмещение вреда здоровью утраченный заработок в сумме 6193,49 руб. и взыскать задолженность за прошлый период в сумме 222975,64 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Ростова н/Д от ДД.ММ.ГГГГ в иске К. к Главному управлению внутренних дел по Ростовской области о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья отказано. Решение суда вступило в законную силу ДД.ММ.ГГГГ.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал в решении, что возможность возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, сотрудникам милиции исключается, если нельзя установить непосредственного причинителя вреда, а также вину причинителя вреда, ответственного за причинение вреда. Судом не установлено, что руководители ГУВД по РО ненадлежащим образом выполняли свои обязанности по поддержанию служебной дисциплины, и обеспечению необходимых условий для труда сотрудников органа внутренних дел, равно как и не установлена вина иных должностных лиц в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей. В судебном заседании не установлено оснований для возникновения обязательств по возмещению вреда, истцом не представлено доказательств совершения ответчиком виновных, противоправных действий, а также наличия причинной связи между противоправным поведением должностных лиц ГУВД по РО, и причинением вреда, поэтому оснований для взыскания сумм в возмещение вреда не имеется.

В 2011 году К. обратился в Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону с иском к ГУВД по РО о взыскании денежной компенсации на основании ч.4 ст. 29 Закона РФ «О милиции», ссылаясь на те же обстоятельства, и просил взыскивать с ответчика ежемесячно денежную компенсацию в возмещение вреда здоровью в размере 12227,98 руб., и взыскать задолженность за прошлый период в сумме 418626,05 руб.

Решением Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении иска отказано. При этом суд указал в решении, что комиссией УВД РО по рассмотрению документов на выплату единовременных пособий и денежных компенсаций ДД.ММ.ГГГГ, (протокол №) принято решение о выплате К. ежемесячной денежной компенсации в размере разницы между получаемым им на момент увольнения денежным содержанием и назначенной пенсией. Учитывая, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ К. получал пенсию за выслугу лет, выплата ежемесячной компенсации не производилась, а с ДД.ММ.ГГГГ, т.е с момента выплаты истцу пенсии по инвалидности, на основании заявления истца ответчиком ему ежемесячно выплачивается денежная компенсация в размере разницы между получаемым им на момент увольнения денежным довольствием и назначенной пенсией. Истец вправе по своему выбору получать пенсию по выслуге лет, либо пенсию по инвалидности. Истец относится к лицам, на которых распространяются, предусмотренные ст. 29 Закона РФ «О милиции» социальные гарантии в виде государственного страхования и возмещения ущерба в случае получения увечья. И ответчиком в добровольном порядке истцу выплачивается денежная компенсация, предусмотренная ч.4 ст. 29 Закона РФ «О милиции». Указанное решение суда вступило в законную силу.

Поскольку, имелись вступившие в законную силу: решение Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ и решение Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ по спору между теми же сторонами, о том же предмете спора и по тем же основаниям, суд определением от ДД.ММ.ГГГГ прекратил производство по делу по иску К. к ГУ МВД России по Ростовской области о восстановлении права на возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, по основаниями, предусмотренным п. 3 ст. 220 ГПК РФ.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ определение Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ было отменено, дело направлено в тот же суд для рассмотрения по существу.

Отменяя определение Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ, суд кассационной инстанции указал, что по смыслу положений абз. 3 ст. 220 ГПК РФ тождество иска определяется двумя его составными частями - предметом и основанием при совпадении субъектного состава. Предмет иска - это конкретное материально-правовое требование истца к ответчику, вытекающее из спорного правоотношения. Основание иска составляют юридические факты, на которых истец основывает материально-правовое требование к ответчику, обстоятельства (создающие, изменяющие права и обязанности сторон или же препятствующие возникновению прав и обязанностей), из которых вытекает право требования истца и на которых истец их основывает. Если полного тождества нет и лишь часть фактов основания нового иска установлена уже вынесенным решением, то прекращение производства по делу в силу процессуального закона невозможно, дело по иску подлежит рассмотрению по существу.

Суд первой инстанции при вынесении определения не установил, в каком объеме заявлены требования в данном деле, были ли они предметом рассмотрения при разрешении споров 02.03. 2006 года и ДД.ММ.ГГГГ в этом объеме, учитывая, что в настоящем иске истец просил о признании за ним права на возмещения вреда, причиненного здоровью с момента признания негодным с военной службы, а именно, с ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того, из иска следует, и это было подтверждено представителем истцовой стороны при рассмотрении дела судом кассационной инстанции, что К. денежную компенсацию в размере разницы между получаемым им на момент увольнения денежным содержанием и выплачиваемой пенсией не получал и не получает. Судом указанные доводы не проверялись. При таких обстоятельствах у суда отсутствовали предусмотренные абз. 3 ст. 220 ГПК РФ основания для прекращения производства по делу.

После отмены определения суда дело принято к производству и истцу предложено уточнить предмет иска.

Истец в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

В судебное заседание представитель истца - Л., действующий на основании доверенности, явился, суду пояснил, что истец проходил службу в органах внутренних дел с 1966 года по 1996 год. Выслуга лет составила в календарном исчислении – 29 лет, в льготном исчислении – 31 год. Истец был уволен со службы ДД.ММ.ГГГГ приказом № л/с по п. «ж» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел – по болезни. В период службы ДД.ММ.ГГГГ при исполнении служебных обязанностей истец получил травму при задержании преступника, преступник нанес ему удар в область коленной чашечки. Истец был госпитализирован и находился на лечении до ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: ушиб гемартроз правого коленного сустава. Заключением по результатам служебной проверки установлено, что травма получена при исполнении служебных обязанностей. Истцу после увольнения была назначена пенсия за выслугу лет, а ДД.ММ.ГГГГ истец переведен на пенсию по инвалидности на основании его заявления. Компенсация, предусмотренная ч. 4 ст. 29 Закона «О милиции» истцу выплачивалась. Однако истец полагает, что ему должно выплачиваться возмещение вреда, причиненного здоровью. Истец с ДД.ММ.ГГГГ получает пенсию за выслугу лет и с ДД.ММ.ГГГГ компенсация, предусмотренная ч. 4 ст. 29 Закона «О милиции» истцу не выплачивается. В 2006 году истец обращался в суд с иском о возмещения вреда, причиненного здоровью. Однако решением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ ему было отказано в удовлетворении исковых требований. В 2011 году истец обратился в Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону с иском о взыскании денежной компенсации в размере разницы между денежным довольствием и получаемой истцом пенсией. Решением Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ истцу было отказано в удовлетворении исковых требований, при этом судом было установлено, что эта разница выплачивается истцу. В настоящее время истец просит суд восстановить его право на возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья на основании военной травмы с ДД.ММ.ГГГГ. Заявленные требования истец основывает на ст. 29 Закона «О милиции» и ст. 43 Закона «О полиции» во взаимосвязи с постановлением Конституционного Суда РФ.

Представитель истца пояснил, что предмет иска истец уточнять не будет, и просит рассматривать его исковые требования, изложенные в исковом заявлении.

Представитель ГУ МВД России по РО – Т., действующая на основании доверенности, в судебное заседание явилась, исковые требования не признала, просила в удовлетворении иска отказать, суду пояснила, что решением Ленинского районного суда г.Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ К. отказано в удовлетворении иска к ГУВД по Ростовской области о возмещении вреда здоровью. ДД.ММ.ГГГГ К. обратился в Первомайский районный суд г.Ростова-на-Дону с иском к ГУВД по Ростовской области о возмещении вреда здоровью. Определением Первомайского районного суда г.Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ производство по делу прекращено в соответствии со ст.220 ГПК РФ. В феврале 2011 г. К. обратился в Первомайский районный суд г.Ростова-на-Дону с иском к ГУВД по Ростовской области о возмещении вреда здоровью. Решением Первомайского районного суда г.Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ в удовлетворении иска отказано. Основаниями обращения К. с исковыми заявлениями в различные судебные инстанции являлись нормы Гражданского кодекса РФ, нормы закона РФ «О милиции», постановление Конституционного суда РФ №-П от ДД.ММ.ГГГГ и ведомственные нормативные правовые акты МВД России (приказ МВД России № г.). Вступившими в законную силу судебными актами установлено, что истец не имеет право на возмещение вреда по правилам главы 59 ГК РФ. Учитывая, что за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ истец в соответствии с требованиями закона «О милиции» и приказа МВД России № г. получал ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью, а в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и с ДД.ММ.ГГГГ истец получает пенсию за выслугу лет оснований для выплаты ежемесячной компенсации по правилам ч.4 ст. 29 Закона о «Милиции» и ст. 43 Закона «О полиции» не имеется.

Рассмотрев материалы дела, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, суд полагает исковые требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено, что К. проходил службу в органах внутренних дел в различных должностях с 1968 года. В период прохождения службы в органах внутренних дел при исполнении служебных обязанностей истцом была получена травма, что подтверждается заключением по результатам служебного расследования от ДД.ММ.ГГГГ. Заключением Окружной ВВК УВД Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ № истец признан негодным к военной службе. Согласно справке ОВВК УВД РО истец ДД.ММ.ГГГГ при задержании преступника получил удары в живот и коленный сустав, в результате чего возникло заболевание « гемартроз правого коленного сустава», полученная травма при исполнении служебных обязанностей, исключает возможность дальнейшего прохождения службы.

Приказом начальника УВД Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ № л/с К. уволен из органов внутренних дел в звании подполковника юстиции с должности старшего следователя по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в сфере экономики Управления по расследованию организованной преступной деятельности УВД Ростовской области по п. «ж» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ – по болезни с ДД.ММ.ГГГГ. Выслуга лет на момент увольнения истца составила: в календарном исчислении 30 лет 9 месяцев, в льготном исчислении 32 года 1 месяц 5 дней.

К. с ДД.ММ.ГГГГ ФИНО УВД Ростовской области на основании его заявления была назначена пенсия за выслугу лет в размере 775262 руб.

На момент увольнения размер денежного довольствия К., учитываемый при исчислении пенсии составлял 1191645 руб., из которых: 382463 руб. – должностной оклад, 268 396 руб. – оклад по званию, 280442 руб. - стоимость продпайка, 260343 руб. – 40% надбавка за выслугу лет.

ДД.ММ.ГГГГ заключением МСЭ К. была установлена вторая группа инвалидности бессрочно, причина инвалидности – травма полученная при исполнении служебных обязанностей.

ДД.ММ.ГГГГ в ЦПО ГУВД по Ростовской области истцом было подано заявление о переводе его на другой вид пенсии - по инвалидности, в связи с чем с ДД.ММ.ГГГГ истцу выплачивалась пенсия по инвалидности до ДД.ММ.ГГГГ.

С ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ истцу выплачивалась пенсия по инвалидности в следующем размере: ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 7576,61 руб. ежемесячно; с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 8159,88 руб. ежемесячно; с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 9482,28 руб. ежемесячно; с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 10225,01 руб. ежемесячно; с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 11034,21 руб. ежемесячно; с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 11869,42 руб.; с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 12629,42 руб. ежемесячно; с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 13323,02 руб. ежемесячно.

Помимо пенсии по инвалидности ответчиком выплачивалась истцу денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии в соответствии с ч.4 ст. 29 Закона « О милиции».

Согласно справке Центра Финансового обеспечения ГУ МВД России по Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ № К. с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ выплачивалась ежемесячно денежная компенсация в размере разницы между получаемым на момент увольнения денежным содержанием и назначенной пенсией: апрель-июнь 2006 г. - 3354.69 руб.- платежным поручением № от ДД.ММ.ГГГГ; июль 2006 -1118,23 руб.- п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; август 2006 - 1118,23 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; сентябрь 2006 - 1118,23 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; октябрь 2006 - 1118,23 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; ноябрь 2006 - 1118,23 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; декабрь 2006 - 1118,23 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; январь 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; февраль 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; март 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; апрель 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; май 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; июнь 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; июль 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; август 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; сентябрь 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; октябрь 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; ноябрь 2007-1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; декабрь 2007 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; январь 2008 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; февраль 2008 - 1230,05 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; март 2008 - 1805,56 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; апрель 2008 - 1847,73 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; май 2008 - 1585,59 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; июнь 2008 - 1585,59 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; июль 2008 - 1585,59 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; август 2008 - 1585,59 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; сентябрь 2008 - 1585,59 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; октябрь 2008 - 1585,59 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; ноябрь 2008 - 1871,19 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; декабрь 2008 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; январь 2009 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; февраль 2009 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; март 2009 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; апрель 2009 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; май 2009 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; июнь 2009 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; июль 2009 - 1728,39 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; август 2009 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; сентябрь 2009 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; октябрь 2009 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; ноябрь 2009 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; декабрь 2009 - март 2010 - 7503,12 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГапрель 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; май 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; июнь 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ;июль 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; август 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; сентябрь 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; октябрь 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; ноябрь 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; декабрь 2010 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; январь 2011 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; февраль 2011 - 1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; март 2011-1875,78 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; апрель 2011-1998,18 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ; май 2011 - 1998,18 руб.; п/п № от ДД.ММ.ГГГГ

ДД.ММ.ГГГГ в ЦПО ГУВД по Ростовской области истцом было подано заявление о переводе его на другой вид пенсии- за выслугу лет, в связи с чем с ДД.ММ.ГГГГ истцу была назначена и выплачивается по настоящее время пенсия за выслугу лет и надбавки в общей сумме 21269,37 руб.

Истец полагает, что имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при исполнении служебных обязанностей, в размере утраченного заработка, и просит восстановить его право на возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья с момента признания его негодным к военной службе.

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Однако указанная норма применяется только с учетом общих положений о возмещении вреда, установленных параграфом 1 главы 59 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Отсюда следует, что для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего : а) наступление вреда, б) противоправность поведения причинителя вреда, в) причинную связь между двумя первыми элементами, г) вину причинителя вреда.

Как следует из п.2 ст. 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда.

Возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя вреда положениями си. 1084 ГК РФ не предусмотрено.

Следовательно, возможность возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, сотрудникам милиции исключается, если нельзя установить непосредственного причинителя вреда, а также вину причинителя вреда, ответственного за причинение вреда.

Истец ни в исковом заявлении, ни в судебном заседании не указал в чем заключается вина ответчика, а сослался на то, что возмещение вреда здоровью сотрудникам милиции должно производиться лишь при наличии факта наступления вреда здоровью при исполнении служебных обязанностей, и выплаты производятся и при отсутствии вины государственных органов или их должностных лиц, что отражено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15.07.2009г.

Суд не может согласиться с такими доводами истца, исходя из следующего.

Конституционный Суд Российской Федерации Постановлением от 15 июля 2009г. № 13-П по делу «О проверке конституционности части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации «О милиции» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода И Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода», признал :

- не противоречащей Конституции Российской Федерации часть четвертую статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции", поскольку она - по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со статьей 1084 ГК Российской Федерации - предполагает ежемесячную выплату государством денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы;

- не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19 и 39, часть четвертую статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" в той мере, в какой она во взаимосвязи со статьей 1084 ГК Российской Федерации - по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, - позволяет правоприменительным органам отказывать в выплате ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы, при отсутствии виновных противоправных действий органов внутренних дел, других государственных органов и их должностных лиц.

При этом Конституционный Суд РФ в Постановлении указал, что согласно Конституции Российской Федерации, обеспечивается государственная поддержка инвалидов, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2), гарантируются равенство прав и свобод человека и гражданина (статья 19, часть 2), социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).

По смыслу статьи 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 32 (часть 4), 72 (пункт "б" части 1) и 114 (пункт "е"), служба в органах внутренних дел Российской Федерации, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 декабря 2002 года N 17-П, особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такую службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним.

При этом характер выполняемых этими лицами функций - в силу конституционных принципов справедливости и соразмерности - предполагает установление для них условий возмещения вреда, по крайней мере, не худших по сравнению с другими категориями граждан.

Конституционная обязанность государства по возмещению вреда, причиненного здоровью сотрудников милиции в связи с исполнением ими служебных обязанностей, может осуществляться в форме гражданско-правового (деликтного) возмещения вреда, причиненного здоровью гражданина при исполнении обязанностей службы в милиции (статья 1084 ГК Российской Федерации), в форме предоставления единовременного пособия и денежной компенсации (части третья и четвертая статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции").

Гражданско-правовой институт деликтных обязательств предназначен для регулирования отношений, возникающих из причинения вреда, в том числе вреда здоровью лица в связи с осуществлением им трудовой или служебной деятельности. Как правило, обязанность возместить вред является мерой гражданско-правовой ответственности, которая применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также вину причинителя вреда.

Согласно статье 1084 ГК Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей службы в милиции, возмещается по правилам главы 59 (статьи 1064 - 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности. В системной связи со статьей 1064 ГК Российской Федерации, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и его статьей 1069, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью сотрудника милиции в порядке главы 59 ГК Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда. Если же вина государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда жизни или здоровью сотрудника милиции отсутствует, обязанность по его возмещению по указанным в данной главе основаниям на государство не возлагается.

Следовательно, статья 1084 ГК Российской Федерации не исключает, а, напротив, предполагает обеспечение выплаты государством в полном объеме возмещения вреда, причиненного здоровью сотрудника милиции при исполнении им служебных обязанностей, в качестве меры гражданско-правовой ответственности государственных органов или их должностных лиц как причинителей этого вреда.

Статьей 29 Закона Российской Федерации "О милиции" предусматривается выплата сотруднику милиции при получении им в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц (часть третья) и денежной компенсации в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в данной статье основаниям, за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры (часть четвертая).

Денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью, согласно Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких (утверждена Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 15 октября 1999 года N 805), выплачивается потерпевшему сотруднику органов внутренних дел ежемесячно при назначении ему пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья; выплата сумм в возмещение вреда производится финансовым подразделением (бухгалтерией) соответствующего органа внутренних дел в течение всего срока, на который установлена инвалидность (пункты 21 и 23).

Норма части четвертой статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции", по ее буквальному смыслу, представляет собой установленную данным специальным законом для сотрудников милиции дополнительную социальную гарантию, которая, соответственно, находится за рамками гражданско-правовых обязательств, вытекающих из причинения вреда. Предусмотренная ею денежная компенсация подлежит выплате ежемесячно при наличии лишь факта наступления вреда при исполнении сотрудником милиции служебных обязанностей (увечья или иного повреждения здоровья) при отсутствии вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда.

Следовательно, в системе действующего правового регулирования часть четвертая статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" предполагает выплату государством ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы. Государство в данном случае берет на себя компенсацию причиненного вреда как орган, действующий в публичных интересах. По смыслу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 27 декабря 2005 года N 523-О, государство, устанавливая систему компенсаций, выступает не как страхователь, не как причинитель вреда и не как должник по деликтному обязательству, а как публичный орган, выражающий общие интересы, и как распорядитель бюджета, создаваемого и расходуемого в общих интересах.

В данном же случае, как усматривается из искового заявления истец не просил взыскать денежную компенсацию в порядке ч.4 ст. 29 Закона РФ «О милиции», т.е. денежную компенсацию в размере, превышающем сумму назначенной пенсии, а заявил требования о восстановлении права на возмещение вреда. При этом истец, ссылается и на положения главы 59 ГК РФ и на ч.4 ст. 29 Закона «О милиции» и на ст. 43 Закона «О полиции». В то же время из текста искового заявления усматривается, что истец, заявляя требования о восстановлении права на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей службы в милиции, фактически просит признать за ним право на возмещение вреда в размере утраченного заработка, т.е. по правилам главы 59 ГК РФ.

В то же время, как указано в п.2.2 вышеназванного Постановления Конституционного Суда РФ, возмещение вреда здоровью в форме гражданско-правового (деликтного) возмещения вреда, причиненного здоровью гражданина при исполнении обязанностей службы в милиции (статья 1084 ГК Российской Федерации), т.е. в порядке главы 59 ГК Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда. Если же вина государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда жизни или здоровью сотрудника милиции отсутствует, обязанность по его возмещению по указанным в данной главе основаниям на государство не возлагается.

Вред считается наступившим по вине работодателя, если причинение вреда произошло вследствие необеспечения им здоровых и безопасных условий несения службы.

В соответствии со ст. 55 ГПК РФ предметом доказывания по гражданскому делу являются обстоятельства, обосновывающие требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Под обстоятельствами, обосновывающими требования и возражения сторон, понимаются юридические факты, с которыми закон, применяемый по делу, связывает правовые последствия для сторон в делах искового производства, а также факты, составляющие основание заявления в делах особого производства и в делах иных неисковых производств.

В данном случае доказыванию подлежит не только сам факт причинения вреда при исполнении служебных обязанностей, но и то обстоятельство, что вред истцу причинен по вине работодателя.

В ч. 1 ст. 56 ГПК РФ закреплено общее правило распределения обязанностей по доказыванию, т.е. каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

В подтверждение изложенных обстоятельств истец сослался на свидетельство о болезни, на справку МСЭ, на заключение по результатам служебной проверки, в которых указано, что травма получена при исполнении служебных обязанностей.

Указанными материалами действительно подтверждается, что травма истцом получена при исполнении служебных обязанной в период прохождения службы и причиной инвалидности является травма, полученная при исполнении служебных обязанностей.

Однако сам факт получения травмы при исполнении служебных обязанностей не влечет возникновение обязательства по возмещению вреда работодателем по правилам главы 59 ГК РФ. Истцу необходимо было доказать, что вред ему причинен именно неправомерными действиями сотрудников органа внутренних дел, а таких доказательств не представлено.

В соответствии с п. 35 Положения «О службе в органах внутренних дел РФ» начальник органов внутренних дел несет ответственность за состояние служебной дисциплины среди подчиненных. Наряду с высокой требовательностью к ним он обязан: создавать необходимые условия для труда, отдыха и повышения квалификации подчиненных; воспитывать у подчиненных чувство ответственности за выполнение служебных обязанностей; обеспечивать гласность и объективность в оценке служебной деятельности подчиненных.

Из заключения по результатам служебной проверки, проведенной ДД.ММ.ГГГГ, т.е. уже после увольнения истца из органов внутренних дел, усматривается, что К. принимал участие в задержании преступника, и преследуя преступника, упал и повредил правую ногу, в связи с чем был доставлен в травмпункт БСМП-2, и затем находился на амбулаторном лечении до ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом : «ушиб, гемартроз правого коленного сустава». Телесные повреждения ДД.ММ.ГГГГ получены К. при исполнении служебных обязанностей.

Материалами служебной проверки не установлено, что руководители ГУВД по РО ненадлежащим образом выполняли свои обязанности по поддержанию служебной дисциплины, и обеспечению необходимых условий для труда сотрудников органа внутренних дел, равно как и не установлена вина иных должностных лиц в ненадлежащем исполнении своих должностных обязанностей. Доказательств обратного истцом не представлено.

Вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что вина работодателя в причинении вреда истцу отсутствует, и не имеется оснований для возникновения обязательств по возмещению вреда по правилам главы 59 ГК РФ.

В силу ч.2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Оснований считать нарушенным право истца на получение денежной компенсации на основании ч.4 ст. 29 Закона «О милиции» и ст. 43 ФЗ РФ «О полиции» также не имеется, исходя из следующего.

В соответствии с ч.4 ст. 29 Закона РФ « О милиции» в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в настоящей статье основаниям, выплачивается за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

Таким образом, согласно указанной норме сотруднику милиции в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья в связи с осуществлением им служебной деятельности, выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере разницы между получаемым на момент увольнения содержанием и назначенной пенсией по инвалидности.

На момент принятия судом решения Закон РФ «О милиции» утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ « О полиции».

Согласно ч.6.ст. 43 Закона «О Полиции» в случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц.

Таким образом, законодателем определен размер денежной компенсации, выплачиваемой в связи с причинением вреда здоровью, как разница между получаемым на момент увольнения содержанием и назначенной пенсией по инвалидности. Следовательно, обязательным условием выплаты денежной компенсации в соответствии с ч.4 ст.29 Закона «О милиции» и ст. 43 ФЗ РФ «О полиции» является получении сотрудником милиции пенсии по инвалидности.

Как усматривается из материалов дела, в период получения истцом пенсии по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, ответчиком выплачивалась ему денежная компенсация, предусмотренная ч.4 ст. 29 Закона «О милиции» в размере разницы между получаемым на момент увольнения денежным содержанием и назначенной пенсией, что подтверждается справкой Центра Финансового обеспечения ГУ МВД России по Ростовской области от ДД.ММ.ГГГГ №, и платежными поручениями. А ДД.ММ.ГГГГ в ЦПО ГУВД по Ростовской области истцом было подано заявление о переводе его на другой вид пенсии- за выслугу лет, в связи с чем с ДД.ММ.ГГГГ истцу была назначена и выплачивается по настоящее время пенсия за выслугу лет.

Кроме того, указанное обстоятельство подтверждается вступившим в законную силу решением Первомайского районного суда г.Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ, которым в удовлетворении иска К. к ГУВД по РО о взыскании денежной компенсации по правилам ст. 29 Закона «О милиции» отказано.

В силу ч.2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Требования истца о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья в связи с полученной им при исполнении служебных обязанностей травмы ДД.ММ.ГГГГ, являлись предметом судебного разбирательства, и вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ признано, что истец не имеет право на возмещение вреда по правилам главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку отсутствует вина ГУВД по РО в причинении вреда здоровью истца.

Требования истца о взыскании денежной компенсации на основании ч.4 ст. 29 Закона РФ «О милиции» в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности в размере, превышающем сумму назначенной пенсии также являлись предметом судебного разбирательства, и вступившим в законную силу решением Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону от ДД.ММ.ГГГГ признано право истца на получение денежной компенсации по указанному основанию, а в иске ему отказано поскольку указанная денежная компенсация истцу выплачивается ответчиком в добровольном порядке с ДД.ММ.ГГГГ, т.е. с момента назначения ему пенсии по инвалидности. А за период до ДД.ММ.ГГГГ, т.е. когда истец получал пенсию за выслугу лет, оснований для выплаты указанной денежной компенсации не имелось.

Таким образом, требования истца, связанные с возмещением вреда, причиненного здоровью в результате травмы, полученной им при исполнении служебных обязанностей ДД.ММ.ГГГГ, являлись предметом судебного разбирательства, по указанным требованиям приняты судебные решения, которые вступили в законную силу. И оснований для восстановления права на возмещение вреда, причиненного при исполнении служебных обязанностей с момента признания негодным к военной службе не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

В иске К. к ГУ МВД России по Ростовской области о восстановлении права на возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья отказать.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Ростовский областной суд через Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Решение в окончательной форме принято ДД.ММ.ГГГГ.

Судья

28

Судья Стефановская Г.А. Дело № 33-700

Докладчик Раужин Е.Н.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

27 января 2012 года Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего: Бугровой Н.М.,

судей: Рыжониной Т.Н., Раужина Е.Н.,

при секретаре Алтынбаевой Л.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Раужина Е.Н. гражданское дело по кассационной жалобе представителя <данные изъяты> по <адрес> – ФИО5 на решение Ленинск - Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 08 декабря 2011 года

по иску ФИО1 к отделу пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения <данные изъяты> по <адрес> о назначении ему пенсии по выслуге лет, увеличенной как инвалиду вследствие военной травмы и выплате разницы между пенсией по выслуге лет и пенсии по инвалидности,

установила:

ФИО1 обратился в суд с иском к отделу пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения <данные изъяты> по <адрес> о назначении ему пенсии по выслуге лет, увеличенной как инвалиду вследствие военной травмы и выплате разницы между пенсией по выслуге лет и пенсии по инвалидности.

Требования мотивирует тем, что ДД.ММ.ГГГГ он был уволен из <данные изъяты> по болезни. Центральной военно-врачебной комиссией <данные изъяты>, заключение № от ДД.ММ.ГГГГ, он признан не годным к военной службе - заболевание получено при исполнении служебных обязанностей в связи с аварией на <данные изъяты>.

ДД.ММ.ГГГГ ему установлена <данные изъяты> группа инвалидности с утратой трудоспособности в размере <данные изъяты>%.

ДД.ММ.ГГГГ ему была установлена <данные изъяты> группа инвалидности - бессрочно, а с ДД.ММ.ГГГГ установлено <данные изъяты> % утраты трудоспособности бессрочно.

Во всех освидетельствованиях <данные изъяты> определена одна причина инвалидности - заболевание получено при исполнении служебных обязанностей на <данные изъяты>.

Отдел пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения <данные изъяты> оформлением пенсии разъяснил ему право выбора пенсии, а также объяснил, что если он будет получать пенсию по выслуге лет, увеличенную как инвалиду вследствие военной травмы, то выплата сумм возмещения вреда здоровью, предусмотренного пунктами 25 ч. 1 ст. 14 Закона РФ о Чернобыльцах не будет производится. В настоящее время он получает пенсию по инвалидности и сумму возмещения вреда здоровью.

Однако считает неверной, противоречащей Закону позицию ответчика, из которой следует, что при назначении ему пенсии за выслугу лет, увеличенной на сумму минимального размера пенсии по инвалидности, указанного в ч. 1 ст. 46 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ № как инвалиду военной травмы, выплата ежемесячных денежных сумм в возмещение вреда здоровью, предусмотренных п. 21 Инструкции, утвержденной приказом <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № прекращается.

ДД.ММ.ГГГГ он обратился в отдел пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения <данные изъяты> по <адрес> о разъяснении причин невыплаты ему пенсии по выслуге лет, увеличенную как инвалиду вследствие военной травмы.

Истец просил суд обязать отдел пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения <данные изъяты> по <адрес> назначить ему с ДД.ММ.ГГГГ пенсию по выслуге лет, увеличенную на <данные изъяты>%, расчетного размера пенсии, расчетного размера пенсии как инвалиду вследствие военной травмы, выплатить разницу между пенсией по выслуге лет, увеличенной как инвалиду вследствие военной травмы к пенсии по инвалидности в период с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время.

В дальнейшем ФИО1 исковые требования уточнил, просил суд обязать отдел пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения <данные изъяты> по <адрес> восстановить с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время его право на ранее назначенную пенсию по выслуге лет, предусмотренную для инвалидов вследствие военной травмы в соответствии с Законом РФ от 12 февраля 1993 года № 4468-1 с последующей индексацией на основании Федеральных законов и с сохранением ежемесячной выплаты возмещения вреда причиненного здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС с назначением пенсии по выслуге лет с ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек; взыскать с отдела пенсионного обслуживания центра финансового обеспечения ГУ МВД России по <адрес> недоплату из-за разницы между пенсией по инвалидности и пенсией по выслуге лет с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты> копеек.

ФИО1 в судебном заседании поддержал свои исковые требования.

Представитель <данные изъяты> по <адрес> - ФИО5, действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 33), в судебном заседании исковые требования не признала в полном объеме.

Решением Ленинск-Кузнецкого городского суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ постановлено:

Обязать <данные изъяты> по <адрес> восстановить право ФИО1 на назначение с ДД.ММ.ГГГГ пенсии по выслуге лет, предусмотренной для инвалидов вследствие военной травмы в соответствии с Законом РФ от 12 февраля 1993 года №4468-1 с последующей ее индексацией на основании Федеральных Законов и с сохранением ежемесячной выплаты возмещения вреда причиненного здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АС.

Взыскать с <данные изъяты> по <адрес> в пользу ФИО1 недоплату из-за разницы между пенсией по инвалидности и пенсией по выслуге лет с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты> копеек.

Взыскать с <данные изъяты> по <адрес> госпошлину в доход местного бюджета в размере <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копейку.

В кассационной жалобе представитель <данные изъяты> по <адрес> ФИО5, действующая на основании доверенности № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.33), просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм материального права.

Кассатор указывает, что пенсионное обеспечение лиц, проходивших службу в органах внутренних дел и членов их семей осуществляется на условиях и в порядке, предусмотренных Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», другими федеральными законами и изданными в соответствии с ними нормативными правовыми актами.

В соответствии со ст. 8 Закона РФ от 12 февраля 1993 года № 4468-1 лицам рядового и начальствующего состава, проходивших службу в органах внутренних дел Российской Федерации, подвергшимся радиационному воздействию при проведении взрывов и испытаний ядерного оружия либо в результате аварийных ситуаций на ядерных объектах гражданского и военного назначения, а также при ликвидации последствий этих аварий, и семьям этих лиц предоставляются дополнительно льготные условия назначения пенсий, выплачиваются надбавки к пенсиям, пособия и компенсации в соответствии с законодательством Российской Федерации о социальной защите граждан, подвергшихся радиационному воздействию.

Пунктом 2 части первой статьи 29 Закона РФ от 15 мая 1991 года № 1244-1 предусматривалось, что при получении военнослужащими и приравненным к ним по пенсионному обеспечению лицам, лицами начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, ставшими инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, двух пенсий или пенсии за выслугу лет, увеличенной на сумму минимального размера пенсии по инвалидности, выплата денежных сумм в размере заработка в зависимости от степени утраты трудоспособности не производилась.

Кассатор указывает, что в Законе РФ от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакции Федерального закона от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ) использован новый подход к определению размеров возмещения вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации ее последствий: так, если до 15 февраля 2001 года суммы возмещения вреда инвалидам - чернобыльцам исчислялись исходя из денежного довольствия с учетом степени утраты трудоспособности, то после указанной даты выплата ежемесячных денежных компенсаций осуществляется в твердом размере, дифференцированном в зависимости от группы инвалидности; при этом гражданам, которые получали возмещение вреда до вступления настоящего Федерального закона в силу, была предоставлена возможность по их выбору сохранить прежний способ определения размера ежемесячных денежных выплат либо получать их в твердой сумме.

Таким образом, указанным лицам предоставлено право на получение двух видов пенсии - пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по старости.

В тоже время, норма о возможности назначения лицам, ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы пенсии за выслугу лет, увеличенной на сумму минимального размера пенсии по инвалидности в Законе РФ от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в ред. Федерального закона от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ) отсутствует.

Постановления Конституционного Суда РФ от 01 декабря 1997 года №18-П и от 20 декабря 2010 года № 21-П касаются той категории инвалидов -чернобыльцев, которые уже получали пенсию за выслугу лет, увеличенную на сумму минимального размера пенсии по инвалидности и которым выплачивается ежемесячная денежная компенсация, предусмотренная Законом РФ от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и не распространяются на инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, получающих дополнительные суммы в возмещение вреда здоровью, предусмотренные специальными нормами права.

Следовательно, вывод суда о возможности одновременной выплаты пенсии по выслуге лет, увеличенную на <данные изъяты>% (ст. 16, ст. 23 п. «а» действовавшей до 31 декабря 2007 года) расчетного размера пенсии, указанных в части первой ст. 46 Закона РФ от 12 декабря 1993 года №4468-1 как инвалиду вследствие военной травмы, и выплаты ежемесячных сумм в возмещение вреда, причиненного здоровью сотрудника в порядке приказа <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № не правомерен.

В соответствии с пунктом 21 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной приказом <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № ежемесячные суммы в возмещение вреда, причиненного здоровью сотрудника выплачиваются при назначении ему пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службу в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья.

Согласно ст. 7 Закона РФ от 12 февраля 1993 года № 4468-1 лицам, начальствующего и рядового состава органов внутренних дел и их семьям, имеющим одновременно право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, устанавливается одна пенсия по их выбору. Отделом пенсионного обеспечения Главного управления Истцу, согласно исковому заявлению, был предоставлен данный выбор.

Статьей 16 данного Закона предусмотрено увеличение размера пенсии за выслугу лет лицам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы.

В соответствии с требованием п.21 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденного приказом <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № при назначении пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей), и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья, сотруднику ежемесячно выплачивается сумма в возмещение вреда, причинённого его здоровью.

Следовательно, одним из условий для назначения ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью является назначение сотруднику пенсии по инвалидности.

Таким образом, по мнению кассатора, при назначении пенсионеру <данные изъяты> ФИО1 пенсии за выслугу лет, увеличенной на <данные изъяты> % расчетного размера пенсии, указанного в части первой статьи 46 Закона РФ от ДД.ММ.ГГГГ № как инвалиду вследствие военной травмы, выплата ежемесячных денежных сумм в возмещение вреда здоровью, предусмотренных пунктом 21 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной приказом <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № прекращается.

Кассатор также указывает на то, что в соответствии с п.7 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 26.01.2010 №1 при рассмотрении иска по спорам о возмещении вреда здоровью, (к примеру, о назначении или перерасчете сумм в возмещение вреда), предъявленного по истечении трех лет со времени возникновения права на удовлетворение требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, следует иметь в виду, что в силу статьи 208 ГК РФ выплаты за прошлое время взыскиваются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Вместе с тем суд вправе взыскать сумму возмещения вреда и за период, превышающий три года, при условии установления вины ответчика в образовавшихся недоплатах и несвоевременных выплатах гражданину.

В данном случае, суд взыскал недоплату разницу пенсий по инвалидности и пенсии по выслуге лет в сумме <данные изъяты> года.

Кроме того, на основании ст. 7 Закона РФ от 12 февраля 1993 года № 4486-1 в связи с увольнением из органов внутренних дел по болезни истец имеет право выбора вида пенсии: пенсия по выслуге, увеличенная на <данные изъяты> % или пенсия по инвалидности (данный факт истец подтверждает в исковом заявлении). Причем при получении пенсии по выслуге, выплаты сумм в возмещение вреда здоровью истцу производится не будут. Данное право было ФИО1 разъяснено пенсионным отделом <данные изъяты> по <адрес>, и с <данные изъяты> года ФИО1 получал пенсию по инвалидности и суммы возмещения вреда здоровью. До 2011 года не изъявлял желание получать пенсию по выслуге лет, увеличенную как инвалиду вследствие военной травмы.

Согласно таблицы расчета пенсии суммы пенсии по инвалидности до ДД.ММ.ГГГГ выше размера пенсии по выслуге, увеличенной на <данные изъяты>%. После ДД.ММ.ГГГГ размеры пенсии по выслуге становятся больше относительно размера пенсии по инвалидности.

Учитывая тот факт, что вина ответчика в судебном разбирательстве доказана не была, и факт того, что ФИО1 обратился в суд в сентябре 2011 года, взыскание недополученной разницы пенсий с 2001 года противоречит действующему законодательству.

По мнению кассатора, ссылка суда на тот факт, что <данные изъяты> по <адрес> не освобождено от уплаты судебных расходов является не состоятельной, так как в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 27 декабря 2009 года №374-Ф3 «О внесении изменений в статью 45 части первой и главу 25.3 части второй Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» и согласно п. 19 ст.333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (часть вторая)» от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты> по <адрес> освобождается от уплаты государственной пошлины.

На кассационную жалобу ФИО1 принесены возражения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав ФИО1 просившего решение суда оставить без изменения, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов кассационной жалобы и возражений относительно жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ (в редакции действующей до 01 января 2012 года), судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда и удовлетворения доводов кассационной жалобы.

В соответствии со ст. 8 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» лицам рядового и начальствующего состава, проходивших службу в органах внутренних дел Российской Федерации, подвергшимся радиационному воздействию при проведении взрывов и испытаний ядерного оружия либо в результате аварийных ситуаций на ядерных объектах гражданского в военного назначения, а также при ликвидации последствий этих аварий, и семьям этих лиц предоставляются дополнительно льготные условия назначения пенсий, выплачиваются надбавки к пенсиям, пособия и компенсации в соответствии с законодательством Российской Федерации о социальной защите граждан, подвергшихся радиационному воздействию.

На основании п.2 ст. 29 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-1 (в редакции Федерального закона от 07 августа 2000 года № 122-ФЗ) «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» назначение пенсий военнослужащим и приравненным к ним по пенсионному обеспечению лицам, лицам начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, органов государственной безопасности, органов гражданской обороны, военнообязанным, призванным на специальные учебные и поверочные сборы, направленным и командированным для работы по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС и при этом исполнявшим обязанности военной службы (служебные обязанности), ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, и их семьям по случаю потери кормильца вследствие чернобыльской катастрофы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации для инвалидов вследствие военной травмы. Им предоставляется право на получение двух пенсий - пенсии по старости (или пенсии за выслугу лет) и пенсии по инвалидности вследствие чернобыльской катастрофы на равных основаниях с гражданами, ставшими инвалидами вследствие военной травмы или заболевания, связанного с пребыванием на фронте, если не оговорено иное.

В соответствии со ст. 7 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» лицам, проходившим службу в органах внутренних дел, имеющим одновременно право на различные пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, устанавливается одна пенсия по их выбору (за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей и Федеральным законом «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»).

Статьей 16 указанного выше закона предусмотрено, что пенсии за выслугу лет, назначаемые лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, увеличиваются лицам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы:

инвалидам I группы - на 300 процентов расчетного размера пенсии, указанного в части первой статьи 46 настоящего Закона;

инвалидам II группы - на 250 процентов расчетного размера пенсии, указанного в части первой статьи 46 настоящего Закона;

инвалидам III группы - на 175 процентов расчетного размера пенсии, указанного в части первой статьи 46 настоящего Закона.

Судом первой инстанции установлено, что ФИО1 приказом Ростовской специальной средней школы подготовки начсостава <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ был направлен к месту несения службы в зоне аварии Чернобыльской АЭС на территории <адрес> БССР для обеспечения охраны общественного порядка и охраны материальных ценностей в работе ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС и в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ выполнял служебные обязанности при ликвидации последствий аварии в 30-километровой зоне Чернобыльской АЭС (л.д. 12).

Из свидетельства о болезни <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ выданного <данные изъяты> было установлено, что заболевание получено при исполнении служебных обязанностей в связи с аварией на Чернобыльской АЭС

В соответствии со справкой МСЭ № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.14) истцу была установлена 3 группа инвалидности в связи с заболеванием, полученным при исполнении служебных обязанностей в связи с аварией на ЧАЭС, и установлено <данные изъяты>% утраты трудоспособности согласно выписки из акта освидетельствования <данные изъяты> (л.д.15).

Судом установлено, что приказом начальника <данные изъяты> дел <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ № л/с ФИО1 уволен из органов внутренних дел ДД.ММ.ГГГГ по ст. 19 пункт «Ж» (по болезни) (л.д.10).

Согласно удостоверению №, ФИО6 с ДД.ММ.ГГГГ была назначена пенсия за выслугу лет (л.д. 56).

ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты> <адрес> ФИО1 было выдано удостоверение перенесшего лучевую болезнь или другие заболевания, связанные с радиационным воздействием; ставшего инвалидом, серии Б № (л.д. 11).

С ДД.ММ.ГГГГ истцу установлена <данные изъяты> группа инвалидности бессрочно согласно справки МСЭ № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.16), а с ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 было установлено <данные изъяты>% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно в связи с заболеванием, полученным при исполнении служебных обязанностей в связи с аварией на ЧАЭС, что подтверждается справкой МСЭ № (л.д.17).

Утрата трудоспособности истца и установление ему инвалидности в связи с заболеванием, полученным им при исполнении служебных обязанностей в связи с аварией на Чернобыльской АЭС ответчиком не оспаривается.

Согласно представленной суду справки, <данные изъяты> по <адрес> № от ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 получал пенсию по линии <данные изъяты> за выслугу лет с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а с ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время получает пенсию по инвалидности <данные изъяты> группы (л.д.77).

Разрешая спор по существу и удовлетворяя исковые требования ФИО1, Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при назначении пенсии и дополнительных выплат ФИО1 ответчик обязан был применять ведомственную инструкцию в части не противоречащей принятому Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 01 декабря 1997 года №18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», сохранив выплату ежемесячных денежных сумм в возмещение вреда здоровью истца.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 г. №18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» признано нарушающими конституционно - правовую обязанность государства по возмещению вреда, причиненного чернобыльской катастрофой, а также не соответствующими Конституции Российской Федерации следующие положения Федерального закона от 24 ноября 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»: лишение военнослужащих, получающих пенсию за выслугу лет и ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, права на возмещение вреда, вытекающее из абзаца четвертого подпункта 1 пункта 23 статьи 1,- поскольку оно противоречит статьям 19 (части 1 и 2), 42 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.

В Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации указал, что по Закону Российской Федерации от 12 февраля 1993 года «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей» им выплачивается пенсия за выслугу лет, увеличенная для инвалидов I и II групп на сумму трех» а для инвалидов III группы - на сумму полутора минимальных размеров пенсии по возрасту. Такое увеличение размера получаемых пенсий за выслугу лет предусмотрено для всех категорий военнослужащих - инвалидов вследствие военной травмы, включая и ставших инвалидами вследствие аварии на Чернобыльской АЭС.

Согласно пункту 25 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации от 18 июня 1992 года в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года для граждан, признанных инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, предусмотрено и возмещение вреда, причиненного здоровью, в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности. Размер возмещения вреда определяется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей. Он установлен в статье 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако на основании оспариваемого заявителями абзаца третьего пункта 2 части первой статьи 29 Закона Российской Федерации от 18 июня 1992 года в редакции Федерального закона от 24 ноября 1995 года военнослужащим-инвалидам, получающим военную пенсию за выслугу лет с увеличением ее на указанные суммы, возмещение вреда, предусмотренное пунктом 25 части первой статьи 14 этого же Закона, не производится.

Права гражданина в области пенсионного обеспечения производны от его трудовой или иной общественно полезной деятельности. Пенсии военнослужащих за выслугу лет заработаны предшествующей военной службой. Они носят характер трудовых пенсий, и им не может придаваться не свойственное их социально - правовой природе значение - быть выплатой, возмещающей гражданам вред, причиненный их здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, тем более что нормами, действующими в отношении заявителей по данному делу, доплатам к пенсии за выслугу лет фактически придается значение пенсии по инвалидности, в силу чего они рассматриваются как форма возмещения вреда названным категориям военнослужащих. Такая трактовка также не соответствует правовому назначению указанных доплат к пенсии за выслугу лет. Данный вывод согласуется с частью второй статьи 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой при определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда, т.е. не засчитываются в счет возмещения.

Военнослужащие, ставшие инвалидами вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, независимо от получения ими пенсии за выслугу лет, по смыслу статьи 42 Конституции Российской Федерации, должны иметь право на возмещение вреда, равно как и иные граждане, пострадавшие от чернобыльской катастрофы. Лишение их этого права на основе оспариваемой нормы противоречит не только статье 42, но и положениям статьи 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации. Такое дискриминационное ущемление прав противоречит также целям, перечисленным в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, исключающей не соответствующие этим целям ограничения прав граждан.

Таким образом, доводы кассационной жалобы о том, что ежемесячные суммы в возмещение вреда, причиненного здоровью сотрудника выплачиваются только при назначении ему пенсии по инвалидности и при назначении истцу пенсии за выслугу лет, увеличенную на <данные изъяты>% расчетного размера пенсии как инвалиду вследствие военной травмы, выплата денежных сумм в возмещение вреда здоровью, предусмотренных п.21 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной приказом <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ № прекращается являются несостоятельными.

Положения указанного выше Постановление Конституционного суда Российской Федерации действовали в период назначения ФИО1 пенсии, а потому, требование истца о восстановлении с ДД.ММ.ГГГГ права на получение ранее назначенной пенсии по выслуге лет, предусмотренной для инвалидов вследствие военной травмы и сохранение ежемесячной выплаты возмещения вреда здоровью, обосновано и подлежит удовлетворению.

Доводы кассатора о том, что Суд первой инстанции необоснованно взыскал с ответчика недоплату разниц пенсий по инвалидности и пенсии по выслуге лет в сумме <данные изъяты> рублей с <данные изъяты> года являются несостоятельными.

В соответствии с п.7 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 26 января 2010 года №1 при рассмотрении иска по делам об обязательствах вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина (к примеру, о назначении или перерасчете сумм в возмещение вреда), предъявленного по истечении трех лет со времени возникновения права на удовлетворение требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, следует иметь в виду, что в силу статьи 208 ГК РФ выплаты за прошлое время взыскиваются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Вместе с тем суд вправе взыскать сумму возмещения вреда и за период, превышающий три года, при условии установления вины ответчика в образовавшихся недоплатах и несвоевременных выплатах гражданину.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (в редакции в ред. Федерального закона от 21 июля 1998 года № 117-ФЗ, действовавшей на момент назначения пенсии и изменения вида пенсии истцу) пенсионное обеспечение лицам, проходившим службу в органах внутренних дел осуществлялась в соответствии с Законом РФ «О государственных пенсиях в РФ»

Согласно ст. 121 Закона РФ «О государственных пенсиях в РФ» (действовавшего на момент назначения пенсии и изменения вида пенсии истцу), перевод с одной пенсии на другую производится с первого числа месяца, следующего за тем, в котором подано соответствующее заявление со всеми необходимыми документами.

Таким образом, назначение и изменение вида пенсии носит заявительный характер.

Из материалов дела следует, что с ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 была назначена пенсия за выслугу лет, с ДД.ММ.ГГГГ он получал пенсию по инвалидности, однако, доказательств, подтверждающих, что истец в 2001 году воспользовался правом на определение конкретного вида получаемой пенсии суду представлено не было. Из пояснений ФИО1 следует, что он не обращался к ответчику с заявлением об изменении вида, получаемой им пенсии.

Кроме того, в соответствии со ст. 58 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком.

Расчет недоплаты произведен судом первой инстанции верно, на основании уточненных расчетов представленных ответчиком (л.д.76-81) и сторонами не оспаривался.

В связи с вышеизложенным, Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о необходимости взыскания недоплаты из-за разницы между пенсией по инвалидности и пенсией по выслуге лет с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты> копеек.

Доводы кассационной жалобы о необоснованности указанных выводов, являются несостоятельными и не могут служить основанием к отмене обжалуемого решения суда, так как не основаны на законе и опровергаются материалами дела и обстоятельствами, установленными судом. Они были предметом исследования суда при рассмотрении дела, судом в решении им дана надлежащая оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, с которой судебная коллегия согласна.

При этом, судебная коллегия считает необходимым уточнить решение суда в части взыскания с <данные изъяты> по <адрес> госпошлину в доход местного бюджета в размере <данные изъяты> копейка, поскольку в соответствии с пунктом 19 части 1 статьи 333.36 НК РФ Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по <адрес>, как государственный орган, подлежит освобождению от уплаты государственной пошлины, независимо от процессуального положения по делу.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, поэтому решение суда является законным и обоснованным, и оснований для его отмены, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ (в редакции действовавшей до 01 января 2012 года), исходя из доводов кассационной жалобы, не имеется.

Правовых оснований, которые могли бы повлечь отмену решения суда первой инстанции, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 360, 361 ГПК РФ (в редакции действовавшей до 01 января 2012 года), судебная коллегия

определила:

Решение Ленинск-Кузнецкого городского суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в части возложения обязанности на <данные изъяты> по <адрес> восстановить право ФИО1 на назначение с ДД.ММ.ГГГГ пенсии по выслуге лет, предусмотренной для инвалидов вследствие военной травмы в соответствии с Законом РФ от ДД.ММ.ГГГГ № с последующей ее индексацией на основании Федеральных законов и с сохранением ежемесячной выплаты возмещения вреда причиненного здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АС; взыскания с <данные изъяты> по <адрес> в пользу ФИО1 недоплаты из-за разницы между пенсией по инвалидности и пенсией по выслуге лет с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме <данные изъяты> копеек, оставить без изменения, кассационную жалобу представителя <данные изъяты> по <адрес> – ФИО5 – без удовлетворения.

Исключить из резолютивной части решения суда указание о взыскании с <данные изъяты> по <адрес> государственной пошлины в доход местного бюджета в размере <данные изъяты> копейка.

Председательствующий: Н.М. Бугрова

Судьи: Е.Н. Раужин

Т.Н. Рыжонина

29

2-14/11

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

18 февраля 2011 года г.Ижевск

Индустриальный районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики

в составе председательствующего судьи Сутягиной Т.Н.

при секретаре Ложкиной И.Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ворончихина Виктора Ильича к Военно-врачебной комиссии ФГУЗ «Медико-санитарная часть МВД по УР» о признании незаконными действий по невыдаче справки, возложении обязанности выдать справку для оформления документов на выплату пособия

установил:

Истец Ворончихин В.И. обратился в суд с иском к Военно-врачебной комиссии ФГУЗ «Медико-санитарная часть МВД по УР» о признании незаконными действия по невыдаче справки. Свои требования мотивировал тем, что Ворончихин В.И в связи с повреждением здоровья при осуществлении служебной деятельности обратился с заявлением в Министерство внутренних дел УР с заявлением о выплате единовременного пособия, приложив необходимые документы в соответствии с Инструкцией о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной приказом МВД РФ от -Дата- г. №. На обращение истца специальная комиссия МВД по УР по выплатам единовременных денежных документов на выплату единовременного пособия, соответствующую приложению № вышеназванного локального нормативного акта. Несмотря на то, что ответчиком вынесено в отношении истца -Дата- свидетельство о болезни № о причинной связи повреждения здоровья в редакции «военная травма» и исключении возможности дальнейшего прохождения службы с учетом определения категории годности к военной службе «ограниченно годен», на обращение к ответчику о выдаче названной справки, было направлено письмо № от -Дата- об отказе в выдаче справки. Отсутствие справки и, как следствие, невозможность ее представления в комиссию МВД УР, препятствует вынесению этой комиссией решения в выплате единовременного пособия, а истцом получению единовременного пособия. Просит признать незаконными действия военно-врачебной комиссии ФГУЗ «Медико-санитарная часть МВД по УР» по невыдаче справки военно-врачебной комиссии для оформления документов на выплату единовременного пособия, отраженное в письме 820 от -Дата-, обязать военно-врачебную комиссию ФГУЗ «Медико-санитарная часть МВД по УР», обязать выдать справку военно-врачебной комиссии для оформления документов на выплату единовременного пособия, взыскать с ответчика судебные издержки в размере <данные изъяты>.

Истец Ворончихин В.И. в судебном заседании пояснил, что поддерживает изложенные в иске обстоятельства в полном объеме.

Представитель истца Камалова З.Г. поддержала заявленные требования в полном объеме и просила суд их удовлетворить. Ранее представляла суду письменные пояснения, согласно которым в соответствии с Инструкцией о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденного приказом МВД РФ от -Дата- № (с изменениями от -Дата-, -Дата- - в редакции на момент вынесения свидетельства о болезни № от -Дата-, взамен которого вынесено свидетельство №) (далее по тексту - Инструкция) Ворончихин В.И. имеет право на получение единовременного пособия в возмещение ущерба как сотрудник, получивший телесное повреждение в форме ранения, связанное с осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) (преамбула, п.п.1, 2.1. и 2.8. Инструкции), исковая давность на выплату которой не распространяется в соответствии с п. 10 Инструкции. Основанием для принятия решения о выплате единовременного пособия являются (пункт 19 Инструкции): исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудникомпри вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службев формулировке «ограниченно годен к военной службе» или «не годен к военной службе»; установление причинной связи телесного повреждения в редакции «военная травма»и приказ об увольнении со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» статьи 58 Положения). Ворончихин Виктор Ильич -Дата- по свидетельству о болезни № (взамен свидетельства о болезни № от -Дата- года по решениям Октябрьского и Индустриального районного судов ...ска) признан ограниченно годным к военной службе Военно-врачебной комиссией федерального государственного учреждения здравоохранения «Медико-санитарной части Министерства внутренних дел по Удмуртской Республике» (далее по тексту - ВВК), установлена причинная связь телесного повреждения - ранения в редакции военная травма. В 2000 г. при прохождении службы в Северо-Кавказском регионе в качестве врача, он получил телесное повреждение - ранение, отнесенное к тяжелым в соответствии с Перечнем увечий( ранений, травм, контузий), относящихся к тяжелым или легким, при наличии которых принимается решение о наступлении страхового случая у застрахованных по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органа внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции, утвержденного постановлением Правительства РФ от -Дата- № ( в редакции Постановления Правительства РФ от -Дата- № и от -Дата- № на момент вынесения свидетельства о болезни -Дата-), с окончательно сформулированным диагнозом на настоящее время в соответствии с международной классификацией болезней -10 в виде инфекционного заболевания: «Вирусный гепатит А + В (HbsAg +). С учетом освидетельствования ВВК истец был уволен со службы по приказу МВД УР № л/с от -Дата- по ограниченному состоянию здоровья (пункт «з» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от -Дата- №), что подтверждает исключение возможности дальнейшего прохождения службы Ворончихиным В.И. Для решения вопроса о возмещении вреда истцом было подано заявление в специальную комиссию при МВД субъекта Российской Федерации с приложением соответствующих документов. Комиссией для окончательного принятия решения была истребована справка ВВК для оформления документов на выплату единовременного пособия, оформляемой в соответствии с типовой справкой, являющейся приложением 2 к Инструкции. В данной справке, выдаваемой ВВК должно быть отражено должность, специальное звание, фамилия, имя, отчество и год рождения Ворончихина В.И., факт получения -Дата- телесного повреждения травмы, удостоверенной актом об обстоятельствах получения травмы от -Дата- и заключением ВВК, в связи с исполнением служебных обязанностей, характер и локализация телесного повреждения, обстоятельства получения телесного повреждения. Для заполнения данной справки имеются документально подтвержденные акты и справки, обозначенные выше.

Также представителем истца указано на то, что в соответствии с Инструкцией о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденного приказом МВД РФ от -Дата- № (с изменениями от -Дата-, -Дата- - в редакции на момент вынесения свидетельства о болезни № от -Дата-, взамен которого вынесено свидетельство №" от -Дата-) Ворончихин В.И. имеет право на получение единовременного пособия в возмещение ущерба как сотрудник, получивший телесное повреждение в форме ранения, связанное с осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей). На основании п. 320 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках министерства внутренних дел Российской Федерации (далее по тексту - Инструкция), утвержденных приказом МВД России от -Дата- № (в редакции на момент освидетельствования Ворончихина В.И. -Дата-) обстоятельства ранения медицинским персоналом при исполнении служебных обязанностей, повлекшее заболевание вирусным гепатитом, подтверждается справкой о травме (приложение № к названной Инструкции), выдаваемой начальником органа внутренних дел на основании материалов служебной проверки. Пункт 320 Инструкции расположен в разделе XXYI приказа МВД России №. Освидетельствование сотрудников, военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, в целях определения степени тяжести полученного в период службы, военной службы (военных сборов) увечья. Он не содержит норм, указывающих на не возможность использования данных о полученном ранении, подтвержденных в ходе заседания тем же ВВК и касающихся одного и того же телесного повреждения, при решении вопроса о выплате единовременного пособия. Не логично считать, как указано в отзыве МВД УР, одно и то же повреждение здоровья в одном случае ранением, а в другом случае нет. Основанием для решения вопросов, поставленных в том числе и в настоящем судебном заседании, явилось и является полученное В.И. Ворончихиным, как медицинским работником, ранения. Вследствие этого указание в отзыве МВД УР, что представленная справка по факту ранения истца не имеет отношение к предмету рассматриваемого спора, не может быть принято во внимание судом. Оформление справки о степени тяжести увечья (к каковым относит постановление Правительства РФ от -Дата- № (в редакции Постановления Правительства РФ от -Дата- № и от -Дата- № на момент вынесения свидетельства о болезни -Дата-), утвердившего Перечень увечий ( ранений, травм, контузий), относящихся к тяжелым или легким, при наличии которых принимается решение о наступлении страхового случая у застрахованных по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органа внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции, ранение, травмы и контузии) производится ВВК МВД субъекта Российской Федерации в соответствии все с той же статьей 29 Закона РФ «О милиции», в соответствии с которой и предусмотрена выплата единовременного пособия, за получением которого и обращался истец (данное обстоятельство также отражено и в отзыве МВД УР). Справка № о тяжести полученного ранения Ворончихиным В.И. была оформлена ВВК МВД УР -Дата-, где ранение было обозначено как травма, что не изменяет квалификацию его как телесного повреждения в соответствии с п. 2.1. Инструкции, под которое подпадает ранение, контузия, травма и увечье. С учетом данных п. 18.6 Инструкции полномочий ВВК МВД УР и вынесло заключение о степени тяжести полученного увечья, т.е. телесного повреждения, наличие которого дает право на получение единовременного пособия. Основанием для принятия решения о выплате единовременного пособия являются (пункт 19 Инструкции):

1) исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудником при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке «ограниченно годен к военной службе» или «не военной службе»

2) установление причинной связи телесного повреждения в редакции «военная травма»

3) и приказ об увольнении со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» статьи 58 Положения).

Ворончихин Виктор Ильич -Дата- по свидетельству о болезни № (взамен свидетельства о болезни № от -Дата- года по решениям Октябрьского и Индустриального районного судов ...) признан ограниченно годным к военной службе Военно-врачебной комиссией федерального государственного учреждения здравоохранения «Медико-санитарной части Министерства внутренних- дел по Удмуртской Республике» (далее по тексту - ВВК), установлена причинная связь телесного повреждения - ранения в редакции военная травма, приведшее к инфекционному заболеванию: «Вирусный гепатит А+В (Hbs Ag +). С учетом освидетельствования ВВК истец был уволен со службы по приказу МВД УР № л/с от -Дата- по офаниченному состоянию здоровья (пункт «з» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Феде рации от -Дата- №), что подтверждает исключение возможности дальнейшего прохождения службы Ворончихиным В.И. С учетом названных в данном абзаце фактов, в основе своей не оспариваемых сторонами, истец имеет право на получение единовременного пособия, соответственно и справки, которую отказывается выдавать ответчик. Для решения вопроса о возмещении вреда истцом было подано заявление в специальную комиссию при МВД субъекта Российской Федерации с приложением соответствующих документов. Комиссией для окончательного принятия решения была истребована справка ВВК для оформления документов на выплату единовременного пособия, оформляемой в соответствии с типовой справкой, являющейся приложением 2 к Инструкции. В данной справке, выдаваемой ВВК должно быть отражено должность, специальное звание, фамилия, имя, отчество и год рождения Ворончихина В.И., факт получения -Дата- телесного повреждения, удостоверенной актом об обстоятельствах получения травмы от -Дата- и заключением ВВК от -Дата-, характер и локализация телесного повреждения, обстоятельства получения телесного повреждения. Для заполнения данной справки имеются документально подтвержденные акты и справки ВВК, обозначенные выше. Основанием для отказа в выдаче справки являлось в ходе судебных заседаний отрицание стороной ответчика того, что указанное телесное повреждение исключает возможность прохождения службы в органах внутренних дел в т.ч. и со ссылкой на протокол № заседания ВВК от -Дата-, который решением Индустриального районного суда ... от -Дата-, вступившим в законную силу, признан несоответствующим требованиям законодательства. В обоснование того, что данное заболевание не приводит к ограничению годности к службе, в пояснениях Начальника ВВК МСЧ МВД по УР А.А. Соловьевой указано, что статьи расписания болезней по диагнозам, указанным в свидетельстве о болезни №, кроме ст.436 и 426, не предполагают категорию годности «В - ограниченно годен к военной службе», а значит и не ограничивают возможность Ворончихина В.И. исполнять обязанности военной службы в занимаемой на момент -Дата- должности. Данное утверждение не соответствует самому нормативному акту - приказу МВД России №. Как усматривается из свидетельства о болезни № по заболеванию хронический вирусный гепатит определена ст. 1 п.а) расписания болезней, утвержденных названным приказом. В строке а) указаны болезни, не поддающиеся или трудно поддающиеся лечению. По данному пункту статьи 1 расписания болезни категория годности может быть определена: «В» - ограниченно годен к военной службе и «Б» - ИНД: - годен к военной службе с незначительными ограничениями. Самим же вынесенным заключением ВВК, отраженным в свидетельстве о болезни №, указана категория годности «В» - ограниченно годен к службе, что подтверждает определение годности к службе по заболеванию хронический гепатит «В» - ограниченно годен к военной службе. Данное утверждение также соответствует позиции Факт того, что приобретенное в результате увечья заболевание приводит к невозможности дальнейшего прохождения службы истца в органах МВД вытекает из следующих положений Инструкции:

- в соответствии с п. 94 освидетельствование сотрудников проводится в соответствии с требованиями к состоянию здоровья, изложенными в расписании болезней и таблице дополнительных требований к состоянию здоровья граждан (приложение № к Инструкции);

- в соответствии с п.94.5. сотрудники, проходящие военную службу смикроорганизмами 1-П групп патогенности освидетельствуются ВВК субъекта Российской Федерации по II графе расписания болезней, а также по таблице дополнительных требований к состоянию здоровья (далее по тексту -ТДТ.). На момент увольнения Ворончихин В.И. являлся начальником центра санитарно-эпидемиологического надзора, структурного подразделения медицинского отдела МВД УР, работающего с микроорганизмами, в том числе с I-II групп патогенности

- по заболеванию полученному в связи с ранением, категория годности по п.а) статьи 1 расписания болезней могла быть определена как ограниченно годный, так и с незначительными ограничениями при индивидуальной оценке категории годности;

- в соответствии с п.125 Инструкции при индивидуальной оценке годности освидетельствуемого к службе, учитываются не только характер заболевания, степень выраженности функциональных нарушений, а также образование, специальность и фактическая работоспособность и требования, предъявляемые службой;

- согласно п.219 Инструкции освидетельствование сотрудников, проходящих службу с микроорганизмами I и II групп патогенности, проводится в соответствии с требованиями пункта 7.2 ТДТ только в том случае, если они признаны годными к службе или годными к службе с незначительными ограничениями. По позиции представителя ответчика по заболеванию хронический вирусный гепатит, отраженной в пояснениях, ВВК оценивало как годного к службе с незначительными ограничениями, с учетом того, что использовали метод индивидуальной оценки, который возможен по оценке категории «Б» - ИНД - при заболевании отраженном в пункте а) статьи 1 расписания болезней;

- с учетом п.275 Инструкции освидетельствование сотрудников, проходящих службу с микроорганизмами I-II групп патогенности, проводится на основании графы 9 пункта 7.2. ТДТ;

- в соответствии с графой 9 пункта 7.2. ТДТ граждане, проходящиеслужбу с микроорганизмами 1-П групп патогенности, перенесшие вирусныйгепатит с исходом в полное выздоровление и стойкостью ремиссии в течение12 месяцев, при освидетельствовании по статье 1-а (рассматриваемый случай) признаются по категории годности - негодными к прохождению службы. Таким образом, позиция ответчика, не соответствует как самому заключению №,так и нормативным актам.

Действия ответчика по отказу в выдаче справки для оформления документов на выплату единовременного пособия считает незаконными:

Выдача данной справки предусмотрена нормативным актом и не предусматривает им отдельное решение вопросов по выдаче этой справки, выдача которой предусмотрена на основании вынесенного заключения ВВК, отраженного в свидетельстве о болезни. Вынесенное решение ВВК, отраженное в заключении свидетельства о болезни №, не содержит каких-либо данных, говорящих об определении другой категории годности по заболеванию хронический вирусный гепатит, определенного в редакции «военная травма», и в следствие чего не дающего права на получение единовременного пособия. Решение, вынесенное в той редакции, которая звучит в заключении свидетельства о болезни №, однозначно говорит о заболевании хронический вирусный гепатит в редакции «Военная травма» и следующим пунктом б) заключения определена категория годности на основании статей заболевания -«В» - ограниченно годен к военной службе. С учетом вышесказанного, просит заявленные требования удовлетворить.

Представитель Военно-врачебной комиссии ФГУЗ «Медико-санитарная часть МВД по УР» Щеголева Л.И., действующая на основании доверенности, в судебном заседании пояснила, что приказ, на который ссылается истец предусматривает выплату компенсации, при наличии исключения возможности дальнейшего прохождении службы, признание ограниченно годным или не годным в связи с телесными повреждениями и наличие травмы как таковой. Для данного свидетельства военная травма – заболевание, которое явилось последствием этой травмы. Травма не оспаривается. Причинная связь между возможностью прохождения военной службы и травмой тоже. При определении состояния здоровья на момент увольнения оценивается не заболевание, а совокупность заболеваний и вывод был сделан об ограничении годности по совокупности заболеваний. После того, как вынесено решение о военной травме и диагноз прописан как военная травм. Если обратиться к приказу 440 данный вид заболеваний не исключает дальнейшего прохождения службы. Имеет лишь незначительное ограничение ст. 1 расписание болезней приказ 440 от 2004 года. Негодность определяется заключением ВВК. Состояние здоровья оценивается в совокупности. В свидетельстве должно быть указано, что он не может проходить дальнейшую службу в связи с военной травмой. Ограничения по 805 приказу есть две степени - годен с незначительными ограничениями и ограниченно годен. Тут уже та степень ограничения, которая препятствует дальнейшему прохождению службы. ВВК выставило диагноз о прохождении службы с незначительными ограничениями. О классификации заболевания настаивал и сам истец. Медицинская характеристика выдавалась по совокупности заболеваний. Он неоднократно проходил лечение. Данная характеристика говорит, что он не может быть переведен на другую должность. Она не имеет связи с военной травмой. Есть связь с общим состоянием. Учитываются все заболевания, проводится объективная оценка всех заболеваний. Характеристика не медицинский документ и она может лишь свидетельствовать о состоянии службы. Основанием увольнения явилось волеизъявление истца, а не состояние здоровья.

Также представителем ВВК МСЧ МВД по УР представлены письменный отзыв на исковое заявление, согласно которому Ворончихин В. И. освидетельствован военно - врачебной комиссией МСЧ МВД по УР -Дата- заочно по документам, имеющимся на ВВК на момент очного освидетельствования -Дата- ( свидетельство о болезни № ) и был признан «В - ограниченно годен к военной службе» на основании статей №, 426, 59в, 65в, 1а, 45г, 51 в, 57г, 80г, 13д, 66в приказа МВД РФ от -Дата- №. При вынесении заключения в свидетельстве о болезни указываются все имеющиеся диагнозы, соответствующие им статьи расписания болезней в определенной последовательности в зависимости от тяжести заболевания. На первом месте всегда указывается статья, определяющая категорию годности к службе. В нашем случае это ст. 436 и 426 по диагнозу «Гипертоническая болезнь. Пароксизмальная тахикардия». Остальные статьи не предполагают категорию годности «В - ограниченно годен к военной службе», а значит не ограничивают возможность Ворончихина В. И. исполнять обязанности военной службы в занимаемой на момент -Дата- должности. Согласно п.125 Приказа МВД РФ от -Дата- № ВВК выносит свои заключения коллегиально с использованием метода индивидуальной оценки годности к службе. Учитывает характер заболевания или физического недостатка, степень выраженности функциональных нарушений, а также образование, специальность, фактическую работоспособность освидетельствуемого и требования, предъявляемые службой к состоянию здоровья. Все это было учтено при вынесении заключения № от -Дата- на Ворончихина В. И. Согласно п.19 Приказа МВД РФ от -Дата- № основанием для издания приказа о выплате единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания являются: исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудников при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке «ограниченно годен к военной службе» или «не годен к военной службе», установление причинной связи телесного повреждения в редакции «военная травма» и приказ об увольнении со службы по болезни или по ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» статьи 58 Положения). Согласно п.20 вопрос о невозможности дальнейшего прохождения службы решается ВВК… и оформляется свидетельством о болезни и справкой (приложение 2 к настоящей инструкции). Заключение ВВК по диагнозу «Хронический вирусный гепатит «В): минимальной степени активности» имеет причинную связь в формулировке «Военная травма». Правильность вынесенного диагноза и степень выраженности функциональных расстройств уже доказана ранее судебными процессами в период с 2005 по 2009 ... все имеющиеся экспертные и медицинские документы ВВК приняла решение, что последствия телесного повреждения не исключают возможность дальнейшего прохождения службы, следовательно справка согласно приложения 2 к инструкции, утвержденной приказом МВД РФ от -Дата- №, не может быть оформлена в рассматриваемом случае. Исходя из вышеизложенного, считает действия военно - врачебной комиссии МСЧ МВД по УР законными, а требования Ворончихина В.И. необоснованными и не подлежащими к удовлетворению.

Представитель ФГУЗ МСЧ МВД по УР Соловьева А.А., действующая на основании доверенности суду пояснила, что Ворончихин В. И. освидетельствован военно-врачебной комиссией МСЧ МВД по УР -Дата- заочно по документам, имеющимся на ВВК на момент очного освидетельствования -Дата-( свидетельство о болезни № ) и был признан «В - ограниченно годен к военной службе» на основании статей №, 426, 59в, 65в, 1а, 45г, 51 в, 57г, 80г, 13д, 66в приказа МВД РФ от -Дата- №. При вынесении заключения в свидетельстве о болезни указываются все имеющиеся диагнозы, соответствующие им статьи расписания болезней в определенной последовательности в зависимости от тяжести заболевания. На первом месте всегда указывается статья, определяющая категорию годности к службе. В нашем случае это ст.436 и 426 по диагнозу «Гипертоническая болезнь. Пароксизмальная тахикардия». Остальные статьи не предполагают категорию годности «В - ограниченно годен к военной службе», а значит не ограничивают возможность Ворончихина В. И. исполнять обязанности военной службы в занимаемой на момент -Дата- должности. Согласно п. 125 Приказа МВД РФ от -Дата- № ВВК выносит свои заключения коллегиально с использованием метода индивидуальной оценки годности к службе. Учитывает характер заболевания или физического недостатка, степень выраженности функциональных нарушений, а также образование, специальность, фактическую работоспособность освидетельствуемого и требования, предъявляемые службой к состоянию здоровья. Все это было учтено при вынесении заключения № от -Дата- на Ворончихина В. И. Согласно п. 19 Приказа МВД РФ от -Дата- № основанием для издания приказа о выплате единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания являются: исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудников при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке «ограниченно годен к военной службе» или «не годен к военной службе», установление причинной связи телесного повреждения в редакции «военная травма» и приказ об увольнении со службы по болезни или по ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» статьи 58 Положения). Согласно п.20 вопрос о невозможности дальнейшего прохождения службы решается ВВК... и оформляется свидетельством о болезни и справкой (приложение 2 к настоящей инструкции). Заключение ВВК по диагнозу «Хронический вирусный гепатит «В» минимальной степени активности» имеет причинную связь в формулировке «Военная травма». Правильность вынесенного диагноза и степень выраженности функциональных расстройств уже доказана ранее судебными процессами в период с 2005 по 2009 ... все имеющиеся экспертные и медицинские документы ВВК приняла решение, что последствия телесного повреждения не исключают возможность дальнейшего прохождения службы, следовательно, справка согласно приложения 2 к инструкции, утвержденной приказом МВД РФ от -Дата- №, не может быть оформлена в рассматриваемом случае. Исходя из вышеизложенного, считает действия военно- врачебной комиссии МСЧ МВД по УР законными, а требования Ворончихина В. И. необоснованными и не подлежащими к удовлетворению.

Представитель МВД УР, третьего лица, в суд не явился, о месте и времени рассмотрения дела, извещался надлежащим образом, суд определил рассмотреть дело в отсутствие представителя третьего лица. Ранее представитель МВД по УР представила письменные пояснения по иску, где указала, что в соответствии со ст.29 Закона РФ «О милиции» При получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета. В соответствии с данной статьей принят Федеральный закона РФ от -Дата- №52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции", согласно которого в пользу третьего лица (сотрудника органа внутренних дел) между страхователем (федеральным органом исполнительной власти) и страховщиком (страховой организацией) заключается договор государственного страхования. Федеральным законом определены страховые случаи, размеры страховых сумм, порядок выплат страховым сумм страховщиком. В соответствии с данным Федеральным законом принято Постановление Правительства Российской Федерации от -Дата- N855 "О мерах по реализации Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции". В постановлении утвержден перечень увечий (ранений, травм, контузий), относящихся к тяжелым или легким, при наличии которых принимается решение о наступлении страхового случая у застрахованных по обязательному государственному страхованию. Представленная в материалы дела истцом справка о том, что его заболевание относится к тяжелым увечьям (ранениям, травмам, контузиям), выдана на получение страховой суммы из страховой кампании в размере 10 окладов денежного содержания, и не имеет отношения к предмету рассматриваемого спора. Выплата единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания, для получения которого истцу необходима оспариваемая справка, производится из средств федерального бюджета на основании ст. 29 Закона РФ «О милиции», а также на основании Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких" утвержденной приказом МВД РФ от -Дата- №. В соответствии с п.19 Инструкции основанием для издания приказа о выплате единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания являются: исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудников при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке "ограниченно годен к военной службе" или "не годен к военной службе", установление причинной связи телесного повреждения в редакции "военная травма" и приказ об увольнении со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты "ж" и "з" статьи 58 Положения).Понятие «телесное повреждение» и «заболевание» для получения предусмотренных Инструкцией выплати единовременных пособий содержится в пункте 2 Инструкции. Истцом в судебное заседание представлено свидетельство о болезни № от -Дата-, в котором содержится хронический вирусный гепатит указан в виде заболевания, а не в виде телесного повреждения. Поэтому истец не имеет права на получение единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания на основании приказа МВД РФ от -Дата- №. Кроме того, вынесенное свидетельство о болезни № содержит формулировку «В»- ограниченно годен к военной службе по совокупности заболевания. Заболевание хронический гепатит не исключает возможность дальнейшего прохождения службы истца в органах внутренних дел, а для получения единовременного пособия необходимо исключение дальнейшего прохождения службы именно в связи с получением телесного повреждения. На основании изложенного просит в удовлетворении исковых требований отказать.

Суд, выслушав доводы участников процесса, изучив материалы дела, приходит к выводу, что иск удовлетворению не подлежит по следующим основаниям:

Как установлено в судебном заседании -Дата- Ворончихин В.И. был заочно освидетельствован военно-врачебной комиссией МСЧ МВД по УР по документам, имеющимся на военно-врачебной комиссии на момент очного освидетельствования -Дата- По итогам освидетельствования истец был признан «В- ограниченно годен к военной службе» на основании ст. №б,42б, 59в, 65в, 1а, 45г, 51в, 57г, 80г, 13д, 66в приказа СВД РФ от -Дата- №.

С целью получения единовременной денежной компенсации и пособия в размере пятилетнего денежного содержания, предусмотренной приказом МВД РФ № от 1999г. истец обратился в МВД по УР.

Письмом № от -Дата- специальная комиссия МВД по УР истребовала у Ворончихина В.И. справку ВВК для оформления документов на выплату единовременного пособия по форме утвержденной приложением № к Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику ОВД, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника ОВД и его близких, утвержденную приказом МВД России от -Дата- №.

-Дата- Ворончихин В.И. обратился в ФГУЗ «МСЧ МВД по УР» с заявлением о выдаче вышеуказанной справки.

Письмом № от -Дата- ФГУЗ «МСЧ МВД по УР» Ворончихину В.И. в выдаче справки было отказано, так как имеющееся у него заболевание и категория годности к военной службе, установленные свидетельством о болезни № от -Дата- не являются основанием для оформления справки на выплату единовременного пособия согласно приказу МВД РФ от -Дата- № с изменениями и дополнениями, утвержденными приказом МВД РФ от -Дата- №.

В соответствии с частью 4 статьи 29 Закона Российской Федерации от -Дата- N1026-1 "О милиции" в случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в данной статье основаниям, выплачивается за счет соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

Из содержания названной нормы усматривается, что возможность выплаты сотруднику милиции денежной компенсации в размере, превышающем сумму назначенной пенсии, обусловлена наличием необходимой причинной связи между увечьем (иным повреждением здоровья) сотрудника милиции и осуществлением им служебной деятельности.

Для проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах создаются военно-врачебные комиссии и врачебно-летные комиссии (пункт 2 Положения).

Постановлением Правительства Российской Федерации от -Дата- N123 утверждено Положение о военно-врачебной экспертизе (далее - Положение).

Согласно абзацу 2 подпункта "б" пункта 41 Положения военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой "заболевание получено в период военной службы", если заболевание возникло у освидетельствуемого в период прохождения военной службы (военных сборов), службы в органах либо достигло в указанный период степени тяжести, которая изменяет категорию годности или приводит к негодности (в том числе временной) освидетельствуемого к военной службе, службе в органах, а также при хронических, медленно прогрессирующих заболеваниях, диагностированных до истечения одного года после увольнения с военной службы, службы в органах, если начало заболевания можно отнести к периоду прохождения военной службы (военных сборов), службы в органах.

Согласно пункту 1 Положения определение причинной связи полученных гражданами увечий (ранений, травм и контузий), заболеваний с прохождением ими военной службы (военных сборов), службы в органах (в том числе органах внутренних дел Российской Федерации) осуществляется путем проведения военно-врачебной экспертизы.

По итогам прохождения военном-врачебной комиссии выносится заключение. Согласно п.125 Приказа МВД РФ от -Дата- № военно-врачебные комиссии выносят свои заключения коллегиально с использованием метода индивидуальной оценки годности к службе, военной службе. При индивидуальной оценке годности освидетельствуемого к службе, военной службе учитываются характер заболевания или физического недостатка, степень выраженности функциональных нарушений, а также образование, специальность и фактическая работоспособность освидетельствуемого до поступления и в период службы, военной службы и требования, предъявляемые службой к состоянию здоровья.

Согласно п.п.19, 20 Инструкции «О порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел и его близких» утв. Приказом МВД РФ от -Дата- № Основанием для издания приказа о выплате единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания являются: исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудников при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке "ограниченно годен к военной службе" или "не годен к военной службе", установление причинной связи телесного повреждения в редакции "военная травма" и приказ об увольнении со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты "ж" и "з" статьи 58 Положения)…Вопрос о невозможности дальнейшего прохождения службы (увольнении по болезни или ограниченному состоянию здоровья) решается соответствующей ВВК в порядке, установленном Положением о военно-врачебной экспертизе, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от -Дата- N 390 (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 19, ст. 1758), оформляется свидетельством о болезни и справкой (приложение 2 к настоящей Инструкции). При этом право на получение сотрудником единовременного пособия устанавливается в ходе оформления материалов об увольнении его из органов внутренних дел.

Как было установлено в ходе судебного заседания военно-врачебная комиссия, изучив все экспертные и медицинские документы, приняла решение, что последствия телесного повреждения не исключают возможности дальнейшего прохождения службы, следовательно, справка согласно приложению № к Инструкции утв.Приказом МВД РФ от -Дата- № не оформляется. При этом причиной увольнения Ворончихина В.И. из органов внутренних дел явилось не «ограниченное состояние здоровья», а собственное волеизъявление (рапорт от -Дата-), о чем указано в приказе №г/с от -Дата-

В виду того, что выявленные военно-врачебной комиссией заболевания, зафиксированные в свидетельстве о болезни ВВК МВД УР № от -Дата-, не исключали дальнейшего прохождения Ворончихиным В.И. государственной службы, соответственно справка согласно приложению № к Инструкции утв. Приказом МВД РФ от -Дата- № выдана истцу быть не должна. Таким образом, невыдача военно-врачебной комиссией ФГУЗ «Медико-санитарная часть МВД по УР» действия ответчика по отказу в выдаче справки на выплату единовременного пособия являются законными и обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований Ворончихина Виктора Ильича к Военно-врачебной комиссии ФГУЗ «Медико-санитарная часть МВД по УР» о признании незаконным действия по невыдаче справки военно-врачебной комиссии для оформления документов на выплату единовременного пособия, возложении обязанности выдать справку военно-врачебной комиссии для оформления документов на выплату единовременного пособия - отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики в течение 10 дней после изготовления мотивированного решения, через суд, вынесший решение.

Мотивированное решение изготовлено судьей 24 февраля 2011 года.

Судья Сутягина Т.Н.

С уведомлением

...

МВД по УР

Третьему лицу

...

ФГУЗ «МСЧ МВД по УР»

24.02.2011 г.

Направляю в Ваш адрес копию решения суда по иску Ворончихина В.И. к ВВК ФГУЗ «МСЧ МВД по УР» о признании незаконными действия по невыдаче справки.

Судья Индустриального

районного суда г. Ижевска Сутягина Т.Н.

30

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

12 апреля 2012 г. г. Грязи

Грязинский городской суд Липецкой области в составе:

председательствующего судьи Шегида Е.А.,

при секретаре Кукушкиной Н.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению Тимофеева В.В. к ОМВД по Грязинскому району Липецкой области об оспаривании неправомерных действий руководства ОМВД по Грязинскому району Липецкой области и признании перенесенной травмы военной травмой,

установил:

Тимофеев В.В. обратился в суд к ОМВД по Грязинскому району Липецкой области с вышеуказанным исковым заявлением. В его обоснование он указал, что в ДД.ММ.ГГГГ г. проходил службу начальником следственного отделения Грязинского РОВД, где получил травму при исполнении служебных обязанностей: перелом правой лучевой кости, ЧМТ, болевой шок. Это произошло весной <данные изъяты> г. во время выезда на место происшествия. Из-за неисправности стартера служебного автомобиля пуск двигателя производился рукояткой, которая пошла назад и ударила его по руке, при этом он ударился головой об автомобиль и был отправлен сотрудниками в железнодорожную больницу. Данное происшествие произошло на глазах сотрудников РОВД. Проведенная служебная проверка частично подтвердила факт получения травмы. Ограничившись опросом эксперта Финогина А.В., заместитель начальника Дергунов Ю.М., проверку прекратил, сославшись на отсутствие медицинских документов в железнодорожной больнице, уничтоженных в ходе ремонта здания. При попытках обращения за возмещением вреда, истцом был получен отказ. Им предъявлены документы: почтовая карточка о перечислении денежной суммы за данную травму, имеется рентген-снимок правой руки, сделана томография головного мозга с диагнозом повреждений. <данные изъяты> г. на основании неполного заключения Военно-врачебной комиссии медсанчасти УМВД по Липецкой области № от 24.06.2011 г. МСЭ по Липецкой области было вынесено решение о причине инвалидности - заболевание, полученное во время военной службы вместо военной травмы. Считает, что своими действиями начальник ОК ОМВД по Грязинскому району Дергунов Ю.М. нарушил его права.

Истец просит: принять его заявление об оспаривании решения ОМВД по Грязинскому району к производству суда; признать перенесенную им травму весной ДД.ММ.ГГГГ г. в Грязинском РОВД военной травмой, классифицировав ее как травму при исполнении служебных обязанностей; удовлетворить его требования о возмещении причиненного вреда здоровью.

В судебном заседании истец Тимофеев В.В. исковое заявление поддержал по изложенным в нем основаниям. Пояснил, что весной ДД.ММ.ГГГГ г., точную дату назвать не смог, при выезде на место происшествия, он получил травму. Обстоятельств получения травмы, а также того, что случилось после, точно не помнит. Помнит, что, пытаясь завести служебный автомобиль УАЗ-452, закрепленный за следственным отделением, крутил рукоятку, которая пошла назад и ударила его по запястью правой руки. В момент получения травмы стоял, согнувшись. После удара рукоятки, он ударился головой о выступающую часть автомобиля. Вероятно, удар пришелся на височную часть, с какой стороны - не помнит. В результате происшествия получил перелом лучевой кости правой руки, ЧМТ и болевой шок. Сотрудники милиции доставили его в железнодорожную больницу. Врач его осмотрел и сразу вколол обезболивающее - наркотик промедол. На правую руку наложили гипс. Находился в больнице около недели. Кто лечил и от чего точно не помнит. Длительное время у него была повышенная температура. Затем лечился амбулаторно. Через несколько дней после травмы руководство попросило его выехать на место происшествия вместе со следователем Шевченко, чтобы тот помог истцу оформить протокол, так как он не мог писать из-за травмы руки. Затем он опять ушел на больничный и обращался в ГУЗ «Грязинская ЦРБ». Там травматолог Будаев В.А. снял ему гипс с руки. Он же делал заключение для Госстраха, так как истец был застрахован в этой страховой организации на добровольной основе. Через некоторое время в адрес Тимофеева В.В. пришла почтовая карточка, в которой было указано, что «сумма за травму перечислена в сберкассу №, счет новый, поручение № от ДД.ММ.ГГГГ г.». После этого, согласно заключению Медико-санитарной части Военно-врачебной комиссии № от ДД.ММ.ГГГГ г. у него зафиксирована гипертоническая болезнь, проходил неоднократное лечение в госпитале УВД. Гипертония потом привела к ишемической болезни, в ДД.ММ.ГГГГ г. у него выявлен сахарный диабет, затем энцефалопатия головного мозга и иные заболевания. То есть после травмы ДД.ММ.ГГГГ г. у него стали развиваться различные болезни. Считает, что травму, полученную весной ДД.ММ.ГГГГ г. при выезде на место происшествия, следует признать военной. Данная травма является неделимой и конкретизировать ее нельзя. Ранее не обращался с требованием признать данную травму военной, так как чувствовал себя гораздо лучше. Все болезни начали развиваться позднее. Травма весной ДД.ММ.ГГГГ г. произошла на глазах всего райотдела. Среди свидетелей были Луговских А.Г. и Финогин А.В., остальных не помнит. Дважды истец проходил военно-врачебные экспертизы: в ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ годах. Он обращался в Советский районный суд г. Липецка для обжалования результатов экспертизы ДД.ММ.ГГГГ г., однако ему возвратили материалы для устранения недостатков. Также истец в ДД.ММ.ГГГГ г. имел травму черепа, сотрясение головного мозга, перелом малой берцовой кости. Данная травма была получена им ДД.ММ.ГГГГ В то время он находился в стройотряде в <адрес>. Кроме того, у него была травма в период прохождения военной службы по призыву в ДД.ММ.ГГГГ г. - перелом III плюсневой кости правой стопы. Все эти травмы истец считает военными. Полагает, что причиной развития у него гипертонической болезни стал болевой шок и травма ДД.ММ.ГГГГ г. в целом. Проводить какую-либо медицинскую экспертизу для того, чтобы установить причинно-следственную связь между теми заболеваниями, которые у него имеются в настоящий момент, и травмой, полученной мной в ДД.ММ.ГГГГ г., истец не желает. Неправомерность действий ОМВД по Грязинскому району он видит в том, что не были установлены и опрошены все свидетели происшествия, которые могли бы подтвердить, что Тимофеева В.В. в ДД.ММ.ГГГГ г. доставили в железнодорожную больницу. Каких-либо требований имущественного характера заявлять не желает. Признание травмы, полученной в ДД.ММ.ГГГГ г., ему необходимо, чтобы доказать, что он был прав.

Представитель ответчика ОМВД России по Грязинскому районуБеликов В.И., действующий на основании доверенности ДД.ММ.ГГГГ иск не признал и пояснил, что в ОМВД России по Грязинскому району имеется наблюдательное дело, сформированное в ходе проведения служебной проверки в отношении ФИО3 Данная проверка проводилась по заявлению истца Тимофеева В.В. от ДД.ММ.ГГГГ В своем заявлении истец просит подтвердить факт получения травмы, произошедшей во втором квартале ДД.ММ.ГГГГ г. при выезде на служебном автотранспорте. При этом он указывает, что получил травму руки и болевой шок. Проверка была закончена ДД.ММ.ГГГГ По результатам вынесено заключение: служебную проверку считать оконченной, факт получения травмы во втором квартале ДД.ММ.ГГГГ г. майором милиции Тимофеевым В.В. считать подтвержденным частично, так как не было доказательств того, что он получил сотрясение мозга и иные повреждения в ДД.ММ.ГГГГ г., поскольку медицинские документы не сохранились. Факт частичного подтверждения травмы как военной основан только на показаниях свидетеля Финогина А.В. В ходе проведения служебной проверки были направлены запросы в железнодорожную больницу, ГУЗ «Грязинская ЦРБ». С железнодорожной больницы пришел ответ, что все архивы уничтожены и запрашиваемых данных у них не сохранилось, а с ГУЗ «Грязинская ЦРБ» - что они вправе выдавать подобную информацию только по запросу суда или лица, проходившего лечение. Считают, что травма была получена истцом в ДД.ММ.ГГГГ г., когда он был прикомандирован к военному училищу. В то время истец был слушателем Высшей следственной школы. В момент описываемого события он находился в отпуске, а травма, полученная во время отпуска, не может быть признана военной. В материалах служебной проверки имеется освобождение от занятий, в котором указано, что Тимофеев В.В. получил травму, находясь в отпуске. Согласно указанному освобождению, в ДД.ММ.ГГГГ г. у истца было зафиксировано сотрясение головного мозга, перелом малой берцовой кости. Указанная травма была получена им на каникулах в г. Усмань. То, что произошло с Тимофеевым В.В. в ДД.ММ.ГГГГ г., травмой назвать нельзя. Просил суд в удовлетворении требований Тимофеева В.В. отказать.

Свидетель Луговских А.Г., допрошенный в судебном заседании, пояснил, что с ДД.ММ.ГГГГ г. он работал следователем в Грязинском РОВД. В исследуемый период он был дежурным следователем. Он с коллегами стоял на пороге райотдела, а истец находился рядом с автомобилем УАЗ-452. Так как машина заводилась с большим трудом, Тимофеев В.В. вынужден был заводить ее с помощью специальной рукоятки, вращая ее. При вращении рукоятка выскользнула, и, сработав в обратную сторону, ударила истца по руке. Сам момент получения травмы свидетель не видел, так как стоял разговаривал, а все подробности происшествия узнали уже после инцидента. После получения Тимофеевым В.В. указанной травмы, работники ППС (точно не помнит кто) отвезли его в железнодорожную больницу. У Тимофеева В.В. была травмирована правая рука. Какие еще травмы у него были, он не видел и не знает. Видел в последующем, что истец ходил с загипсованной рукой. Сразу после случившегося происшествия лицо у Тимофеева В.В. было бледное.

Финогин А.В., допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля, пояснил, что работал экспертом-криминалистом в Грязинском РОВД. Поступило сообщение о необходимости выезда на место происшествия. Он вышел со своим чемоданом на крыльцо райотдела. В это время увидел, что истец стоит у машины, прижав руку к себе. Свидетелю сказали, что автомобильная рукоятка, которой он пытался завести служебную машину, выскользнула, ударила его и перебила руку. Вместо истца на место происшествия поехал кто-то другой. Лично свидетель ничего не видел. Когда он вышел на улицу, Тимофеев В.В. уже стоял у машины, прижав руку. Все подробности узнал позднее. Несколько дней спустя видел его с загипсованной рукой. Были ли у истца еще какие-либо травмы, свидетель не знает. Подтверждает свои письменные объяснения, данные в ходе проведения служебной проверки по факту получения травмы Тимофеевым.

Свидетель Кривошеева Т.М. в судебном заседании пояснила, что с ДД.ММ.ГГГГ г. она работает в компании «Росгосстрах» (ранее - Госстрах). В г. Грязи работает с ДД.ММ.ГГГГ г. В то время существовало добровольное страхование граждан от несчастных случаев. При наступлении страхового случая, застрахованный гражданин обращался за страховым возмещением. В указанный промежуток времени «Росгосстрахом» был заключен договор с врачом Грязинской ЦРБ Будаев В.А., согласно которому он должен был осматривать обратившихся и на основании истории их болезни давать заключение о нетрудоспособности в процентном соотношении. На основании такого заключения и выплачивалось страховое возмещение. Сотрудники Госстраха уведомляли страхователей о перечислении денежной суммы почтовой карточкой. Именно такая карточка имеется в материалах дела, на карточке стоит штамп г. Грязи и номер отделения Сберкассы совпадает с Грязинским. Из записи на карточке узнать характер и обстоятельства получения травмы, процент нетрудоспособности нельзя. На сегодняшний день архив ДД.ММ.ГГГГ г. также не сохранился. Все документы, собранные сотрудниками по каждому случаю, складывались в конверт и рассылались страхователю вместе с такой карточкой.

Выслушав объяснения сторон, свидетелей, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В данном случае оснований выходить за пределы заявленных истцом требований у суда не имеется, так как федеральным законом это не предусмотрено.

Судом истцу неоднократно предлагалось уточнить или дополнить заявленные требования, от чего истец отказался.

С учетом этого суд рассматривает дело по заявленным истцом требованиям.

Судом установлено, что в период времени с ДД.ММ.ГГГГ г. по ДД.ММ.ГГГГ г. ОВД по Грязинскому району проведена служебная проверка по заявлению Тимофеева В.В. по факту получения им травмы руки во втором квартале ДД.ММ.ГГГГ г.

Заключение служебной проверки по заявлению Тимофеева В.В. утверждено ДД.ММ.ГГГГ г. начальником ОВД по Грязинскому район Куриловым В.В. (л.д. ).

Из данного заключения следует, что Тимофеев В.В. ДД.ММ.ГГГГ г.р., образование высшее юридическое, уроженец <адрес>, женат, имеет сына, проходил службу в органах внутренних дел с ДД.ММ.ГГГГ года по ДД.ММ.ГГГГ

29.10.2010 г. в ОВД по Грязинскому району поступило заявление гражданина Тимофеева В.В., проживающего по адресу: <адрес> (зарегистрировано в алфавитном журнале № от 29.10.2010). В заявлении Тимофеев В.В. просит подтвердить факт получения им травмы правой руки, черепно-мозговой травмы во втором квартале ДД.ММ.ГГГГ г. при исполнении им служебных обязанностей в качестве начальника следственного отдела при Грязинском РОВД.

Из объяснения Тимофеева В.В. следует, что где-то во втором квартале ДД.ММ.ГГГГ г., он в рабочее время при пуске двигателя служебного автомобиля УАЗ-452 с помощью рукоятки, получил травму правой руки, терял сознание. Был доставлен в железнодорожную больницу ст. Грязи. Около трех недель находился на больничном, в связи с чем просит провести проверку по факту получения им травмы при исполнении им служебных обязанностей в качестве начальника следственного отдела при Грязинском РОВД.

Из объяснения подполковника милиции в отставке Финогина А.В., бывшего эксперта Грязинского РОВД следует, что в ДД.ММ.ГГГГ г. с ним в Грязинском РОВД проходил службу начальник следственного отделения Тимофеев В.В.. В середине марта - апреля ДД.ММ.ГГГГ г. Тимофеев В.В. в его (Финогина А.В.) присутствии с целью выезда на место происшествия при пуске двигателя автомобиля УАЗ с помощью рукоятки, получился сильный удар в обратном направлении. Тимофеев получил удар рукояткой по руке, весь «побелел» и скорчился от боли. После чего его отвезли на машине в больницу, где ему наложили гипс на правую руку. В момент получения травмы Тимофеев В.В. был трезв.

Из ответа на запрос в НУЗ «Узловая больница на ст. Грязи-Воронежские» ОАО «РЖД» № от 16.11.2010г. следует, что в связи с капитальным ремонтом НУЗ «Узловая больница на ст. Грязи-Воронежские» ОАО «РЖД» архив за ДД.ММ.ГГГГ г. не сохранён.

Из ответа на запрос в МУЗ «Грязинская центральная районная больница» № от 14.12.2010 г. следует, что на основании закона «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. № (ред. От 27.12.2009 г.) ст. 61 информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну и предоставляются только с согласия гражданина. Таким образом, сведения и документация будут предоставлены при предъявлении информации о проведении расследования или о проведении судебного разбирательства.

Из ответа на запрос в ООО «Росгосстрах» в Липецкой области № от 23.12.2010 г. следует, что в соответствии с Перечнем типовых управленческих документов, образующихся в деятельности организаций, документы (справки, сведения, расчёты) о финансировании всех видов деятельности хранятся в течение 5 лет. В связи с этим информацию, подтверждающую наступление в ДД.ММ.ГГГГ г. страхового случая (болевой шок, ЧМТ, перелом правой руки) у Тимофеева В.В. представить не могут.

Согласно копии послужного списка из личного дела Тимофеева В.В., ДД.ММ.ГГГГ г.р. (исх. № от ДД.ММ.ГГГГ.) майор милиции в отставке Тимофеев В.В. с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ годы проходил службу начальником следственного отделения отдела внутренних дел Грязинского райисполкома Липецкой области.

Таким образом, в ходе проверки частично установлено, что майор милиции в отставке Тимофеев В.В. действительно в ДД.ММ.ГГГГ г. проходил службу начальником следственного отделения ОВД Грязинского райисполкома Липецкой области и в середине марта-апреля ДД.ММ.ГГГГ г. получил травму правой руки находясь при исполнении служебных обязанностей, однако медицинского подтверждения данного факта не установлено.

На основании изложенного, в заключении сделан вывод: 1). Служебную, проверку по заявлению Тимофеева В.В. считать законченной. 2). Факт получения травмы во втором квартале 1984 г. майором милиции в отставке Тимофеевым В.В., бывшим начальником следственного отделения ОВД Грязинского райисполкома Липецкой области, считать подтвердившимся частично. 3). О принятом решении сообщить Тимофееву В.В. с приложением копии заключения служебной проверки.

Порядок организации работы по проведению служебных проверок в органах МВД России определен в Инструкции о порядке организации и проведения служебных проверок в органах, подразделениях и учреждениях системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД РФ от 24.12.2008 N 1140.

Согласно п. 2 этой Инструкции служебная проверка проводится в соответствии с нормами Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1. Служебные проверки проводятся, в том числе, по факту гибели сотрудника, получения им ранений, травм.

В силу п. 7 Инструкции при проведении служебной проверки должны быть, среди прочего, полно, объективно и всесторонне установлены:

факт происшествия с участием сотрудника, время, место, обстоятельства происшествия;

обстоятельства, послужившие основанием для письменного обращения о проведении служебной проверки;

другие обстоятельства, имеющие значение для правильного решения вопроса о привлечении сотрудника к дисциплинарной ответственности.

Результаты служебной проверки оформляются в виде письменного заключения и докладываются лицу, назначившему ее проведение (п. 10 Инструкции).

Перечень мероприятий, проводимых в ходе служебной проверки, приведен в п. 23 указанной Инструкции. Согласно п. 24 Инструкции, он не является исчерпывающим и может быть дополнен руководителем, назначившим служебную проверку, в ходе ее проведения в зависимости от конкретной ситуации.

Из объяснений Тимофеева В.В., данных им в судебном заседании, следует, что неправомерность действий ОМВД по Грязинскому району он видит в том, что не были установлены и опрошены все свидетели происшествия, которые могли бы подтвердить, что Тимофеева В.В. в ДД.ММ.ГГГГ г. доставили в железнодорожную больницу.

Между тем, данное обстоятельство нашло свое отражение в заключении по результатам служебной проверки, а также не отрицалось представителем ОМВД по Грязинскому району в ходе судебного заседания. В то же время в заключении, на основании ответа НУЗ «Узловая больница на ст. Грязи-Воронежские» ОАО «РЖД» на запрос ОВД (л.д. ), отражено, что медицинская документация о травме, полученной Тимофеевым В.В. в ДД.ММ.ГГГГ г. не сохранена, что явилось препятствием для полного установления обстоятельств его травмирования.

Отсутствие указанной медицинской документации подтверждается ответом НУЗ «Узловая больница на ст. Грязи-Воронежские» ОАО «РЖД» за № от 11.04.2012 г. на запрос суда, согласно которому в период с 2004 по XXXX г.рхив и документы, находящиеся в нем, были уничтожены строителями (л.д. ).

Опрошенный в ходе судебного заседания свидетель Луговских А.Г. дал объяснения, аналогичные по своему содержанию объяснениям Финогина А.В. и не смог сообщить сведений, которые не были установлены в ходе служебной проверки. Иных свидетелей Тимофеев В.В., согласно его объяснениям, не помнит. При таких обстоятельствах Суд считает тот факт, что в ходе служебной проверки был опрошен только один свидетель происшествия с Тимофеев В.В. весной ДД.ММ.ГГГГ г., не может служить основанием для признания действий руководства ОМВД по Грязинскому району Липецкой области неправомерными.

Каких-либо нарушений, касающихся порядка и полноты проведения служебной проверки по заявлению Тимофеева В.В., со стороны ОВД по Грязинскому району судом не установлено.

Само по себе неустановление в ходе служебной проверки обстоятельств, на которые указывал истец, не свидетельствует о незаконности действий руководства ОМВД по Грязинскому району. Ввиду этого оснований для удовлетворения требования истца о признании этих действий неправомерными суд не находит.

В силу ст. 29 действовавшего на момент вынесения указанного заключения Закона РФ от 18.04.1991 N 1026-1 "О милиции" (с последующими изменениями) при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц. В случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в настоящей статье основаниям, выплачивается за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

На момент обращения Тимофеева В.В. в ОВД по Грязинскому району действовала Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утв. Приказом МВД РФ от 15 октября 1999 г. N 805.

Согласно п. 2.1 данной Инструкции в ней применяется понятие телесное повреждение, под которым понимается ранение, контузия, травма, увечье, полученные сотрудником в связи с осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) и сопровождавшиеся частичной или полной утратой способности к несению службы или вызвавшие выраженные анатомические изменения (значительные функциональные нарушения).

В силу абз. 2 п. 9 той же Инструкции заключение о причинной связи гибели (смерти), телесных повреждений, иных повреждений здоровья, заболеваний с осуществлением служебной деятельности (исполнением служебных обязанностей) или с получением их в период прохождения службы выносится кадровым аппаратом соответствующего органа внутренних дел на основании результатов служебной проверки, а также судебно-медицинской экспертизы и медицинских документов лечебно-профилактических учреждений при участии ВВК.

В соответствии с п. 19 Инструкции основанием для издания приказа о выплате единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания являются: исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудников при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке "ограниченно годен к военной службе" или "не годен к военной службе", установление причинной связи телесного повреждения в редакции "военная травма" и приказ об увольнении со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты "ж" и "з" статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утв. Постановлением ВС РФ от 23 декабря 1992 г. N 4202-1).

Определение причинной связи полученного телесного повреждения с осуществлением служебной деятельности, на основании пп. «г» п. 3 Положения о военно-врачебной экспертизе, утв. Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. № 123 (с последующими изменениями и дополнениями), относится к полномочиям военно-врачебной комиссии. В п. 41 Положения, заключения ВВК указаны случаи, при которых военно-врачебная комиссия выносит заключение о причинной связи увечий, заболеваний с формулировкой «военная травма», «заболевание получено в период военной службы», «заболевание радиационно обусловленное получено при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей), в связи с аварией на Чернобыльской АЭС», «общее заболевание». Данные перечни являются исчерпывающими.

Согласно п. 354 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 14 июля 2010 г. № 523 при установлении причинной связи увечья, заболевания ВВК выносит заключение на основании справки о травме и (или) заключения служебной проверки об обстоятельствах получения увечья, заболевания, а также первичныхмедицинских документов, составленных на момент получения увечья, заболевания.

Из представленных суду документов установлено, что Тимофеев В.В., ДД.ММ.ГГГГ г.р., майор милиции в отставке, проходил службу в органах внутренних дел с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Уволен из органов внутренних дел ДД.ММ.ГГГГ за совершение проступков, дискредитирующих звание начальствующего состава (приказ УВД № л/с от ДД.ММ.ГГГГ) (л.д. ).

То есть после травмы весной ДД.ММ.ГГГГ г. Тимфеева В.В. более шести лет продолжал службу в милиции. Доказательств утраты трудоспособности после данной травмы суду не представлено. Его увольнение из органов внутренних дел не связно его состоянием здоровья.

Тимофеев В.В. ДД.ММ.ГГГГ впервые освидетельствован Липецким межрайонным бюро МСЭ общего профиля по основному диагнозу: <данные изъяты> (признан инвалидом второй группы по общему заболеванию, ограничение способности к трудовой деятельности второй степени, сроком на один год - до ДД.ММ.ГГГГ). В последующем проходил переосвидетельствования ДД.ММ.ГГГГ (признан инвалидом второй группы по общему заболеванию, ограничение способности к трудовой деятельности второй степени, сроком на один год - до ДД.ММ.ГГГГ), ДД.ММ.ГГГГ (признан инвалидом третьей группы по общему заболеванию, ограничение способности к трудовой деятельности первой степени, сроком на один год - до ДД.ММ.ГГГГ) ДД.ММ.ГГГГ (признан инвалидом третьей группы по общему заболеванию, ограничение способности к трудовой деятельности первой степени сроком на один год - до ДД.ММ.ГГГГ Дата очередного переосвидетельствования - ДД.ММ.ГГГГ), ДД.ММ.ГГГГ (признан инвалидом второй группы по общему заболеванию, ограничение способности к трудовой деятельности второй степени сроком - бессрочно по основному диагнозу: <данные изъяты>) (л.д. ).

Заключением военно-врачебной комиссии МСЧ УВД по <адрес> № от ДД.ММ.ГГГГ установлено: «Заболевание и травма ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, майора милиции в отставке, «<данные изъяты> (1971 г.)» - Заболевание получено в период военной службы» (л.д. ).

Требований об оспаривании указного заключения ВВК Тимофеев В.В. в рамках настоящего дела не заявлял.
Вступившего в законную силу решения суда либо решения Центральной военно-врачебной комиссии медико-социального центра МВД РФ (которая, в силу п.п. 22, 24.2 Инструкции о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел РФ и внутренних войсках МВД РФ, осуществляет контроль за деятельностью нижестоящих ВВК в части, касающейся военно-врачебной экспертизы и освидетельствования и имеет право пересматривать заключение любой ВВК системы МВД России), которыми заключение военно-врачебной комиссии МСЧ УВД по Липецкой области № от ДД.ММ.ГГГГ г. признано незаконным, отменено либо изменено, суду не представлено.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что заключение о причинной связи увечий, заболеваний Тимофеева В.В. с прохождением им службы в органах внутренних дел, принято уполномоченным органом, с соблюдением установленных действовавшим на момент его вынесения требований законодательства. ОМВД по Грязинскому району Липецкой области, чьи действия оспаривает истец, не наделено полномочиями по определению причинной связи полученного телесного повреждения с осуществлением служебной деятельности.

Исследованные судом материалы не позволяют установить наличие признаков военной травмы, полученной Тимофеевым В.В. в ДД.ММ.ГГГГ г.

Вопреки положениям ст.ст. 56 и 57 ГПК РФ истцом суду не представлены доказательства тех обстоятельств, на которые он ссылается как на основания своих требований, а также не заявлены ходатайства об оказании судом содействия в собирании и истребовании таких доказательств.

Представленная истцом почтовая карточка, в которой было указано, что «сумма за травму перечислена в сберкассу №, счет новый, поручение № от ДД.ММ.ГГГГ» (л.д. ) не позволяет установить, какая травма и при каких обстоятельствах получена Тимофеевым В.В.

Против назначения судебно-медицинской и военно-врачебной экспертизы в целях определения причинной связи между переломом правой руки истца и возникшими у него заболеваниями, Тимофеев В.В. возражал.

Кроме того, ГПК РФ (гл. 28) предусматривает установление судом факта, имеющего юридическое значение только при обосновании цели, для которой заявителю необходимо установить данный факт, а также при наличии доказательств, подтверждающих невозможность получения заявителем надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов.

Истцом суду не представлено обоснования того, по какой причине установление военной травмы имеет для него юридическое значение, а также цель установления такого факта.

Ввиду этого, суд не находит оснований для признания перенесенной Тимофеевым В.В. травмы весной ДД.ММ.ГГГГ г. в Грязинском РОВД военной травмой при исполнении служебных обязанностей.

Поскольку истцом не заявлены требования о сумме и порядке возмещения вреда здоровью, то его требования о возмещении причиненного вреда здоровью удовлетворению не подлежат.

При таких обстоятельствах суд полагает необходимым в удовлетворении исковых требований Тимофеева В.В. к ОМВД по <адрес> отказать.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении искового заявления Тимофеева В.В. к ОМВД по Грязинскому району Липецкой области об оспаривании неправомерных действий руководства ОМВД по Грязинскому району Липецкой области и признании перенесенной травмы военной травмой отказать.

Решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Липецкий областной суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Грязинский городской суд Липецкой области.

Судья Е.А. Шегида

Мотивированное решение

изготовлено 17.04.2012 года.

Судья Е.А. Шегида


Вы здесь » Форум по медицинскому праву » Гос. служба. Правоохранительная, военная » Военная травма. Вред здоровью. Военнослужащие. Суд