Дело Номер обезличен   

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дата обезличена года г. Карталы

Карталинский городской суд г.Карталы Челябинской области в составе

Председательствующего судьи Крафт Г.В., 

при секретаре Гончаровой С.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы гражданского дела по иску ФИО2 к муниципальному учреждению здравоохранения «Карталинская городская больница» о взыскании компенсации морального вреда,

                                                  У С Т А Н О В И Л :

         Истец обратилась в суд с иском к МУЗ «Карталинская городская больница»  о взыскании компенсации морального вреда в размере 10 000 000 рублей. В обоснование исковых требований истец указала, что в апреле 2010 года ожидала рождение первенца, беременность проходила с осложнениями, в связи с чем, в целях сохранения беременности ФИО2 неоднократно находилась на стационарном лечении. Истец и ее муж приняли решение, что рожать она будет в областном перинатальном центре ..., в ... рожать не хотела, т.к. имела место негативная информация. Ранее истцом было получено направление в родильный дом ... из женской консультации МУЗ « Городская больница ...», где наблюдалась у врача ФИО3. Согласно результатов УЗИ, примерный срок родов был установлен на Дата обезличена года. Дата обезличена года было проведено УЗИ, согласно результатов которого вес ребенка составлял 4 кг 300 гр., положение плода нормальное, каких либо угроз жизни ребенка не выявлено. Однако, Дата обезличена года у истца начались сильные отеки на ногах, в связи с чем, было принято решение срочно обратиться в Карталинский роддом для консультации. Дата обезличена года, в связи с сильными отеками на ногах, истец вынужденно обратилась в родильный дом .... В этот же день у ФИО2 произошли роды, а именно Дата обезличена года в 17-55 родилась девочка, вес 4кг 600 гр., рост 61 см с оценкой по Апгар 1-2 балла, 1 период родов-4:05. 2 период-15 мин, 3 период -10 мин. Низкая оценка обусловлена дистоцией плечиков, развившееся после рождения головки. Новорожденному проводились реанимационные мероприятия, переведен на ИВЛ. При нарастании явлений сердечной недостаточности в 0:45 Дата обезличена года констатирована биологическая смерть. Согласно диагноза заключительного- острая асфиксия тяжелой степени, ДН-3 ст., СН-3 ст., кефалогематома теменных костей, ВЧРТ, доношенный крупный новорожденный. Паталогоанатомический диагноз (моноказуальный): тяжелая асфиксия при рождении, внутриутробная инфекция, отек головного мозга, отек легких. Непосредственная причина смерти- асфиксия.

Истец находит, что смерть ребенка наступила в результате дефектов оказания медицинской помощи. Истец обращалась с заявлениями в различные инстанции, в том числе, Министерство здравоохранения ..., в связи с чем, было проведено служебное расследование, врач ФИО4 был привлечен к дисциплинарной ответственности за недооценку состояния женщины при поступлении в роддом. При обращении с заявлением в правоохранительные органы, в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием в действиях ФИО4 состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ. Истец находит, что неквалифицированные действия врача ФИО4, без учета возраста ФИО2, ее веса, веса плода на день предполагаемых родов и привели к тому, что ребенок скончался.

     В судебном заседании истец ФИО2 на удовлетворении исковых требований настаивала, подтвердив обоснования, указанные в иске. Дополнительно заявила, что обоснованность исковых требований подтверждается выводами судебно-медицинской экспертизы, из которой следует, что между деяниями врача, осуществлявшего родовспоможение, и смертью новорожденной имеется причинно-следственная связь, а именно необоснованное применение медицинского препарата окситоцина.

     В судебном заседании представитель истца по ходатайству в лице ФИО5 позицию своего доверителя поддержал в полном объеме, просил иск удовлетворить. Дополнительно заявил, что вина врача, оказывавшего родовспоможение ФИО4 нашла свое подтверждение, а именно заключением судебно-медицинской экспертизы.

     В судебном заседании представители ответчика – МУЗ « Карталинская городская больница» в лице ФИО8, ФИО7, ФИО6 иск не признали в полном объеме. В возражение сторона ответчика заявила, что не оспаривают заключение судебно-медицинской экспертизы, т.к. находят ее заключение на основании научных трудов, однако, согласно многолетне сложившейся практики в области родовспоможения, а также методике работы, проводившегося обучения в ..., с целью профилактики кровотечения во время родов, во время 2 периода родов, применяется окситоцин.

    В судебном заседании третье лицо- ФИО4 иск находил не обоснованным в связи с тем, что его вины в смерти новорожденной у ФИО2 нет, т.к. с его стороны были предприняты все меры по родовспоможению. Считает, что имеет место быть вина самой ФИО2, т.к. она была направлена врачом МУЗ « Городская больница ...» ФИО3 ( у которой наблюдалась в связи с беременностью) на лечение (стационарное) с Дата обезличена года с диагнозом- беременность 36-37 недель, ОГгестоз 1, нефропатия 1 на фоне ожирения. Однако, ФИО2 не явилась на стационарное лечение родильный дом ОПБ ...,как пояснила в судебном заседании, по причине своего хорошего самочувствия, а пришла в родительное отделение Дата обезличена года в связи с появившимися отеками на ногах, ей была предложена немедленная госпитализация, т.е. в медицинской помощи ей не было отказано, после чего произошли роды, ребенок родился живым, родовспоможение было оказано надлежащим образом, абсолютных показаний к операции кесарева сечения не было, роды происходили естественным образом. Однако, предположить осложнение в ходе родов у ФИО2, а именно дистоция плечиков у плода, не может при нынешнем уровне развития медицины, не может ни кто.

     В судебном заседании третье лицо- ФИО3 находила исковые требования не обоснованными по следующим основаниям. Истец ФИО2 наблюдалась у врача ФИО3 с диагнозом- беременность. В течение всего периода беременности, ФИО3 неоднократно предлагала истцу рожать в Областном перинатальном центре в ..., однако ФИО2 категорически заявила об отказе поехать в Челябинск, мотивируя тем, что проходя лечение в стационаре ..., в родильном доме ей очень понравилось, а именно условия и отношение медицинских работников, приняла решение рожать в родильном отделении .... Дата обезличена года ФИО2 была направлена в роддом ... на стационарное лечение с диагнозом- беременность 36-37 недель, ОГгестоз 1, нефропатия 1 на фоне ожирения. Однако, на стационарное лечение в роддом истец не явилась, в ходе телефонного разговора заявила, что находиться дома и явиться в роддом когда посчитает нужным. Направления в Областной перинатальный центр ФИО3 ФИО2 не выдавала, т.к.было возражение со стороны самой ФИО2, а также прежде чем направить женщину в ОПЦ ... необходимо предварительное согласование о наличии свободного места. Считает, что ни каких нарушений со стороны врача ФИО4 в ходе оказания родовспоможения ФИО2 не было, вины в том, что после рождения ребенок умер, также в действиях ФИО4, не имеется.

     В судебное заседание представители третьих лиц- Челябинский областной фонд обязательного медицинского страхования, Челябинское региональное отделение фонда социального страхования РФ, ООО СМК «Астра-Металл» о дне слушания извещены надлежащим образом.

     Суд, заслушав участников процесса, исследовав материалы гражданского дела находит, что исковые требования обоснованы и подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

      Сторонам при подготовке дела к слушанию разъяснялась статья 56 ГПК РФ о представлении доказательств в обоснование своих исковых требований и имеющихся возражений. Судом были определены юридически значимые обстоятельства рассматриваемого дела по представлению сторонами доказательств, а именно стороне истца было разъяснено, что он обязан доказать факт наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействиями) врачей МУЗ « Карталинская городская больница»  и наступившими последствиями, а именно летального исхода ребенка. Стороне ответчика было разъяснено, что он обязан доказать соответствие действий медицинских работников необходимым требованиям оказания медицинской помощи и отсутствие причинно-следственной связи между действиями врачей в ходе родовспоможения и действиями врачей после рождения ребенка, оказанием медицинской помощи новорожденной, и наступившими последствиями, а именно летального исхода ребенка.

       Учитывая изложенное, суд выносит решение по имеющимся в деле доказательствам. 

        В соответствии со ст. 41 Конституции РФ, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

         Согласно ст. 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года за № 5487-1 ( с изменениями и дополнениями), пациент имеет право при обращении за медицинской помощью и ее получении, в том числе, на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; выбор врача, в том числе врача общей практики ( семейного врача) и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования.

       В соответствии с  Законом РФ от 28.06.1991 года № 1499-1 « О медицинском страховании граждан в РФ» ( с изменениями и дополнениями), граждане Российской Федерации имеют право на получение медицинских услуг, соответствующих по объеме и качеству условиям договора медицинского страхования, который содержит перечень медицинских услуг, входящих в территориальную программу, а также на предъявление иска учреждениям здравоохранения и частнопрактикующим врачам, работающим в системе обязательного медицинского страхования, в том числе и на материальное возмещение ущерба в случае причинения вреда здоровью вследствие ненадлежащего качества оказания медицинской и лекарственной помощи, а также условий предоставления медицинской и лекарственной помощи независимо от того, предусмотрено это или нет в договоре медицинского страхования.

        Согласно Методических рекомендаций « Возмещение вреда (ущерба) застрахованным в случае оказания некачественной медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования», утвержденных Федеральным фондом ОМС 27.04.1998 года, качество медицинской помощи определяется совокупностью признаков медицинских технологий, правильностью их выполнения и результатами их проведения. Некачественное оказание медицинской помощи- оказание медицинской помощи с нарушениями медицинских технологий и правильности их проведения. Одним из видов нарушения при оказании медицинской и лекарственной помощи застрахованным является оказание застрахованному медицинской помощи ненадлежащего качества: невыполнение, несвоевременное или некачественное выполнение необходимых диагностических, лечебных, профилактических, реабилитационных мероприятий, приведшее к диагностической ошибке, выбору ошибочной тактики лечения, ухудшению состояния пациента, осложнению течения заболевания или удлинению сроков лечения.

       В соответствии со ст.1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред (ущерб), причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Учреждения здравоохранения, независимо от формы собственности, а также частнопрактикующие врачи, участвующие в системе обязательного медицинского страхования, несут ответственность за вред(ущерб), причиненный застрахованным гражданам их врачами либо другими работниками здравоохранения. Ответственность за вред(ущерб) наступает в случае наличия причинно-следственной связи между деяниями (действием либо бездействием) работников учреждений здравоохранения, независимо от форм собственности, или частнопрактикующих врачей и наступившими последствиями у застрахованного пациента.

       Согласно ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (ущерб). Возмещение вреда(ущерба) состоит в выплате потерпевшему денежной суммы, которую он произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного здоровья в связи с оказанием ему некачественной медицинской или лекарственной помощи, а также возмещение упущенной выгоды и морального ущерба.

       Как было установлено в судебном заседании, истец застрахована ООО СМК «Астра-металл», что подтверждается соответствующим полисом, выданным Дата обезличена года, является работающей ООО «ЛАЛ» ( т.1л.д. 57).

       Уставом МУЗ «Карталинская городская больница» определено, что учреждение может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные права, соответствующие целям деятельности, предусмотренных Уставом и нести обязанности, выступать истцом и ответчиком в суде, учреждение отвечает по своим обязательствам, находящимся в его распоряжении денежными средствами; учреждение не отвечает по обязательствам учредителя; учреждение является самостоятельным участником внешнеэкономической деятельности, в соответствии с действующим законодательством осуществляет все виды этой деятельности, включая посреднические операции. ( т.1л.д. 221      )

       Учреждение создано в целях охраны здоровья граждан. Предметом деятельности Учреждения является медицинская деятельность, услуги в системе медицинского страхования. (т1л.д. 221      ).

       В соответствии с должностной инструкцией врача-акушера-гинеколога, утвержденной гл. врачом МУЗ «Карталинская городская больница» усматривается, что врач-акушер-гинеколог оказывает квалифицированную медицинскую помощь по своей специальности, используя современные методы профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, разрешенные для применения в медицинской практике. Определяет тактику ведения больного в соответствии с установленными правилами и стандартами. (т.1л.д. 69-71    )

     Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от Дата обезличена года, вынесенным следователем СО по ... СУ СК при прокуратуре РФ по ... подтверждается об отказе в возбуждении уголовного дела по акту халатности ФИО4 за отсутствием в его деяниях состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 293 УК РФ ( т.1л.д. 110-116).

      В соответствии с актом патологоанатомического исследования трупа Номер обезличен от Дата обезличена года, патологоанатом ФИО9 произвел патологоанатомическое исследование трупа ребенка женского пола ФИО2, установив патологоанатомический диагноз- тяжелая асфиксия при рождении. Внутриутробная инфекция. Отек головного мозга. Отек легких. ( т.1л.д. 88-90).

     На основании ходатайства стороны истца судом было вынесено определение о назначении и проведении судебно-медицинской экспертизы в Военно-медицинской Академии ( ...- Петербург)  Министерства обороны РФ.

       

      Из обсуждения результатов проведенного исследования, имеющегося в материалах вышеуказанного экспертного заключения, следует, что в представленных медицинских документах не содержится сведений о том, что до начала родов ФИО2 имелась какая-либо опасность для жизни и здоровья плода. В соответствии с имеющимися в распоряжение экспертов данными, в отсутствие иных причин тяжелое состояние новорожденного и наступление его смерти было обусловлено острой недостаточностью обеспечения его органов и тканей кислородом крови (острой гипоксией). Таким образом, острая ( т.е. внезапно возникшая и выраженная) гипоксия развилась в период родов. Оценивая родовую деятельность эксперты комиссии констатируют, что до начала 2 периода родов опасность для здоровья и жизни плода отсутствовала. На это указывают результаты кардиотокографии плода, проводившейся в течение 13 минут Дата обезличена года с 17.08. В соответствии с записью с Историей родов, 2 период родовой деятельности начался в 17.40 с возникновением первых потуг и закончился в 17.55 рождением ребенка, т.е. его длительность составила 15 минут при средней продолжительности этого периода в физиологических ( т.е. нормально протекающих) родах у первородящих 30-60 минут. В течение этих же 15 минут, как следует из текста медицинского документа, имело место замедление процесса изгнания плода из полости матки вследствие дистоции плечиков, т.е. задержки переднего плечика позади лонного сочленения матери после рождения головки. Следовательно, без учета времени, которое потребовалось на устранение дистоции плечиков, темп 2 периода родов должен был быть выше. Столь бурный темп 2 периода родов следует связывать с введением ФИО2 окситоцина-препарата, усиливающего родовую деятельность. К отмеченному в записи, датированной 17.40, обоснованию применения окситоцина, как «профилактика кровотечения», эксперты относятся критически, поскольку для указанной цели данный препарат вводится после 3 периода родов- рождения последа. Кроме того, в плане ведения родов кровотечение не отмечено как ожидаемое осложнение и, соответственно, требующее принятия мер к его профилактике. Сокращения матки влияют на маточно-плацентарный кровоток и снижают поступления кислорода к органам и тканям плодам, что приводит к включению в его организме компенсаторно-приспособительных механизмов, которые нивелируют негативные последствия изменения маточно-плацентарного кровотока. На современном этапе развития отечественной медицины возможности оценки маточно-плацентарного кровотока и компенсаторно-приспособительных механизмов плода непосредственно в родах весьма ограничена. Вместе с тем, в акушерстве 2 период родов рассматривается, как представляющий наибольшую опасность развития клинически выраженной гипоксии (кислородного голодания) из-за нарушения маточно-плацентарного кровотока, как следствия сокращения матки при потугах. Следовательно, применение лекарственных препаратов ( в частности окситоцина), усиливающих силу сокращения матки в потугах, сопряжено с повышенным риском развития гипоксии плода на этом этапе родов и должно быть строго обосновано. Кроме того, бурная родовая деятельность может нарушить динамику прохождения плода по родовым путям и вызвать дистоцию плечиков. Надлежащего обоснования применения окситоцина с начала 2 этапа родов у ФИО2 эксперты комиссии в представленных медицинских документах не обнаружили, как и сведений относительно темпа ведения препарата. В представленных медицинских документах и материалах дела отсутствуют сведения, на основании которых можно было бы однозначно определить продолжительность дистоции плечиков: в истории родов сведения об этом не приведены; в соответствии с объяснениями ФИО2 мероприятия по устранению данного осложнения родов продолжались около 10 минут; из объяснения ФИО10 следует, что «… от момента рождения головки и всего остального тела, прошло не более 30 минут…».

   Однако для достижения целей экспертизы выяснение продолжительности времени, которое было затрачено на устранение дистоции плечиков, не имеет принципиального значения, поскольку данное осложнение в родах не само по себе приводит к гипоксии. Оно является препятствием к своевременному началу самостоятельного дыхания новорожденного, как реакции на накопление в крови двуокиси углерода, которое, в свою очередь, предопределяется состоянием маточно-плацентарного кровообращения.

   Из сформулированного следует, что тяжелое состояние новорожденного было обусловлено сочетанием двух обстоятельств:

- ухудшением маточно-плацентарного кровотока, как следствия применения окситоцина при стимулировании 2 этапа родовой деятельности ( что привело к недостаточному снабжению кислородом органов и тканей плода и, соответственно, накоплению в крови плода двуокиси углерода), а также

- задержкой продвижения плода по родовым путям из-за возникшей дистоции плечиков (которая, вследствие нахождения плода в родовых путях, не позволила начаться самостоятельному дыханию при раздражении дыхательного центра накопившейся в крови двуокисью углерода сверх пороговой величины).

   Оценивая медицинское сопровождение родов у ФИО2 эксперты комиссии констатируют, что лечащий врач ( статус которого определен в ст. 58 ФЗ Номер обезличен отДата обезличена года (Основы законодательства РФ Об охране здоровья граждан) должен был предвидеть риск наступления такого осложнения в родах, как дистоция плечиков. 

   Основанием для этого являлись : ожирение роженицы и очень крупный плод ( по данным предварительной оценки- свыше 5 кг).

    Данные предпосылки к возникшему осложнения не подразумевали обязательного родоразрешения путем проведения кесарева сечения, однако требовали от врача принятия мер к снижению риска развития глубокой гипоксии при ведении родов через естественные родовые пути.

     В качестве таких мер должно быть строго ограничено медикаментозное воздействие на сократительную способность матки в потугах, сдерживание роженицы желания потужиться во 2 периоде родов до прорезывания головки, а также высокая степень готовности к устранению дистоции плечиков в случае ее возникновения и оказанию реанимационной помощи новорожденному.

    Последнее достигается привлечением к родовспоможению персонала, владеющего приемами устранения дистоции плечиков, а также присутствием на заключительном этапе 2 периода родов врача неонатолога-реаниматолога.

     В соответствии с записями в истории развития новорожденного, врач реаниматолог- неонатолог к реанимационным мероприятиям приступил сразу после рождения ребенка.

     В настоящее время дистоция плечиков устраняется различными манипуляциями. Разнообразие приемов обусловлено тем, что их эффективность нарастает по мере увеличения сложности выполнения, а также степени возможной ( а при некоторых приемах и неизбежной) травматизации матери и плода.

       По этой причине манипуляции выполняются последовательно : от простых к технически более сложным; от не причиняющих травм к травмирующим роженицу или плод.

       В представленных медицинских документах не описаны сколько-нибудь подробно манипуляции, которые использовались при устранении дистоции плечиков, а потому оценить их с позиции правильности исполнения не представляется возможным.

      Из текстов Объяснений следует, что применялся только один ( технически наименее сложный и не травмирующий плод) прием выведения плечика из-под лона- давлением рукой над лобком- на эффективность которого сложно было рассчитывать в имевшем место случае, поскольку роженица страдала ожирением.

    Упорство в выполнении только одной манипуляции эксперты расценивают, как свидетельство того, что медицинский персонал принимавший участие в принятии родов у ФИО2 не владел в полной мере приемами устранения дистоции плечиков.

     Таким образом, назначение без должных оснований окситоцина в начале 2 периода родов ФИО2, страдающей ожирением и имеющей крупный плод, а также неподготовленность медицинского персонала к оказанию ненадлежащего пособия роженице при возникновении такого осложнения, как дистоция плечиков, является основанием для вывода, что оказанная медицинская услуга имела недостатки, причинно связанные с наступившим исходом родов.

     Эксперты комиссии полагают необходимым при оценке медицинской услуги использовать термин «недостаток», а не понятие « дефект медицинской помощи», поскольку его содержание, в связи с использованием для целей внутриведомственного контроля качества медицинской помощи, формализовано, и не в полной мере соответствует целям гражданского судопроизводства.

     На этапе развития реанимационной помощи эксперты не обнаружили таких недостатков медицинской услуги, которые были бы причинно связаны с наступлением смерти новорожденной.   ( т.1л.д. 193; 201-203       ).

        Согласно заключения эксперта Номер обезличен от Дата обезличенагода  (судебно-медицинской экспертизы по материалам дела), составленного на основании определения Карталинского городского суда от Дата обезличена года комиссией экспертов ФГВОУ ВПО Военно-медицинской академии Министерства обороны РФ следует, что тактика родоразрешения ФИО2 врачами МУЗ «Карталинская городская больница» была выбрана правильно. Абсолютные показания к родоразрешению ФИО2 путем выполнения кесарева сечения отсутствовали. Роды ФИО2 осложнились дистоцией плечиков, т.е. задержкой переднего плечика позади лонного сочленения матери после рождения головки. В соответствии с результатами анализа, который приведен в разделе» Обсуждение результатов проведенного исследования», возникшее осложнение не вызвано врачебными ошибками. Причинно-следственная связь между медицинской помощью, оказывавшейся новорожденной, и наступлением ее смерти экспертами комиссии не обнаружена. Между деяниями врача, осуществлявшего родовспоможение, и смертью новорожденной причинно-следственная связь имеется. Реальная возможность предотвратить смерть новорожденного ребенка отсутствовала. При этом по терминам «новорожденный» экспертами понимается ребенок, покинувший родовые пути матери. Медицинская помощь, в т.ч. и родовспоможение, оказывается на основании достижений медицинской науки на конкретном этапе ее развития, но не в соответствии с «отраслевыми стандартами» или «нормативными документами». «Отраслевые стандарты» или «нормативные документы», при попытках создания которых используются данные медицинской науки, в части, касающейся ведения родов крупным плодом у женщин, страдающих ожирением, в настоящее время не разработаны.  ( т.1л.д. 193; 204-205   )

      Сторона ответчика, не согласившись с результатами выводов судебно-медицинской экспертизы, при этом не оспаривая ее и  не заявляя ходатайство о назначении и проведении альтернативной судебной экспертизы, в судебном заседании утверждали, что выводы экспертизы основаны на научных трудах. Врачи в регионе ... периодически проходят обучение, повышают свою квалификацию, на протяжении всей медицинской деятельности применение окситоцина во 2 периоде родов с целью профилактики кровотечения необходимо, что и было сделано в случае при родовспоможении ФИО2. Сам препарат ни какого влияния на ребенка не оказывает и вредных последствий не несет.

       Третье лицо ФИО4 также утверждал, что в период его врачебной практики, и по настоящее время применение окситоцина с целью профилактики кровотечения во 2 периоде родов необходимо, т.к. последствия начавшегося кровотечения не предсказуемы, вплоть до летального исхода как матери и так и ребенка. Ни какой связи в том, что был применен окситоцин и последствиями- летальный исход ребенка, нет.

       Суд не принимает как обоснованную и заслуживающую внимания позицию ответчика, т.к. из экспертного заключения, представленного стороной истца не следует о наличии выводов экспертной комиссии на основании каких либо научных трудов и работ, выводы комиссии основаны на медицинских документах и материалах дела, представленных экспертам. Кроме того, представленная литература, стороной ответчика датирована 1991-1997 годы ( ФИО12 «Родовой блок» изд. «Медицина» 1991 г. ; ФИО11 «Активное ведение родов» изд. «Специальная литература»  1997 г.)   может содержать устаревшие методики, выводы на 2010- 2011 годы, т.е. на день рассмотрения дела в суде. (т.2л.д. 1-3; 4-5  ).

 

     У суда нет оснований не доверять выводам экспертного заключения, т.к. обоснованных доказательств обратного стороной ответчика не представлено.

      Как следует из смысла ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред ( физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

       В силу ст. 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

       В ходе судебного заседания установлено, что у истца нарушено право на семью, смертью дочери семье истца причинен огромный моральный вред, ни кто и ни что не возместит невосполнимую утрату, случившуюся в их жизни. Поэтому требуемая сумма компенсации морального вреда ничтожна по сравнению с нравственными страданиями матери, потерявшей единственную дочь. Но действующее законодательство требует при взыскании компенсации морального вреда учитывать степень вины нарушителя, степень имевшей место привязанности к ребенку, поведение самого потерпевшего, требования разумности и справедливости.

При таких обстоятельствах, суд, руководствуясь принципом разумности и справедливости, находит правильным взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей.

       В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. Истец ходатайствовала перед судом о взыскании в ее пользу расходов на оплату услуг представителя, в размере 5000 рублей. Суд, исходя из принципа разумности, принимая во внимание категорию дела, находит правильным взыскать с ответчика в пользу истца расходы на оплату услуг представителя в полном размере. (т.1л.д. 4)

      В соответствии со ст. 98 ГПК РФ, в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. Истцом была представлена квитанция об оплате государственной пошлины при обращении в суд с иском в размере 200 рублей, соответственно с ответчика в пользу истца надлежит взыскать в счет возврата ранее оплаченной государственной пошлины 200 рублей. Кроме того, истец понесла расходы по оплате услуг экспертов в сумме 45 000 рублей, также расходы по переводу суммы оплаты, в размере 910 рублей, что подтверждается соответствующими квитанциями, имеющимися в материалах настоящего дела ( т.1л.д. 3; 187-191 ). Суд находит правильным взыскать с ответчика сумму понесенных судебных расходов в размере 45 910 рублей. 

                               

        Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ суд,-

                                            Р Е Ш И Л :

     Иск удовлетворить частично.

      Взыскать с МУЗ «Карталинская городская больница»   в пользу ФИО2 компенсацию морального вреда в сумме 150 000 рублей, оплату услуг представителя в размере 5 000 рублей, в счет возврата ранее оплаченной госпошлины 200 рублей, оплату услуг эксперта в размере 45 910 рублей, итого 201 110 рублей.

     В остальной части исковых требований отказать.       

      Настоящее решение может быть обжаловано в Челябинский областной суд через Карталинский городской суд в течение 10 дней со дня вынесения решения в окончательной форме.

    Председательствующий судья :                            Г.В. Крафт

источник: ссылка