ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2011 ГОДА (УТВ. ПРЕЗИДИУМОМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ 7 ДЕКАБРЯ 2011 Г.)

7. Факт повреждения здоровья, происшедшего при исполнении   трудовых
обязанностей, признан страховым случаем.

     С. обратился в суд с иском к  территориальному  органу   социального
страхования о возмещении вреда здоровью.
     Решением  суда  первой  инстанции,   оставленным   без     изменения
определением суда кассационной инстанции,  в  удовлетворении   заявленных
требований отказано.
     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного  Суда   Российской
Федерации отменила состоявшиеся судебные постановления и направила   дело
на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
     Судом по делу  установлено,  что  в  период  обучения  в   Читинском
политехническом   институте   в   1981 году   при       проведении уборки
полуподвального помещения общежития  института  с  истцом  С.   произошёл
несчастный случай - он получил травму  глаза.  В  2004 году  в    связи с
полученной в 1981 году травмой ему было установлено 30 процентов   утраты
профессиональной трудоспособности. В  назначении  ежемесячных   страховых
выплат в возмещение вреда здоровью органом  социального  страхования   С.
отказано.
     При этом со ссылкой на заключение главного технического   инспектора
труда областного совета  профсоюзов  от  20  августа  1981 года,   акт  о
несчастном случае от 25 августа 1981 года, вступившее  в  законную   силу
решение Центрального районного суда г. Читы от 7 сентября  2007 года   по
делу  по   иску   С.   к   Читинскому   государственному     университету
(правопреемнику политехнического института) суд признал, что   несчастный
случай, происшедший с истцом С. в 1981 году, связан  с  производством  и
является страховым случаем.
     Однако, принимая решение об  отказе  в  удовлетворении   заявленного
иска, суд, исходя из положений ст. 1085 ГК РФ и ст. 8 Федерального закона
от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном  страховании   от
несчастных  случаев  на  производстве  и  профессиональных   заболеваний"
(Федеральный закон N 125-ФЗ), пришёл к выводу, что полученная С.   травма
не   препятствовала   истцу   получить   избранную   им     специальность
инженера-электрика  и  работать  по  данной  специальности,      при этом
заработная  плата  истца  не  уменьшилась  в  связи  с    наличием утраты
трудоспособности.
     Судебная коллегия пришла к выводу, что при рассмотрении спора судом
были  допущены  существенные  нарушения   норм   материального   права,
выразившиеся в ограничительном определении круга лиц, имеющих  право   на
возмещение вреда, причинённого  повреждением  здоровья,  полученным   при
исполнении ими трудовых обязанностей и  подтверждённым  в   установленном
порядке.
     Так,   согласно   ст. 7   Федерального   закона       N 125-ФЗ право
застрахованных лиц  на  обеспечение  по  страхованию  возникает    со дня
наступления страхового случая.
     Страховым случаем признаётся подтверждённый в установленном порядке
факт повреждения здоровья  застрахованного  (ст. 3  Федерального   закона
N 125-ФЗ).
     В соответствии с ч. 1 ст. 28 Федерального  закона  N 125-ФЗ   лицам,
получившим до  вступления  в  силу  этого  Федерального  закона   увечье,
профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с
исполнением ими трудовых обязанностей и подтверждённые  в   установленном
порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение  вреда  в  связи  со
смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в
соответствии  с  указанным  Федеральным  законом  независимо  от   сроков
получения увечья, профессионального заболевания либо  иного   повреждения
здоровья.
     В силу п. 1  ст. 10  Федерального  закона  N 125-ФЗ   единовременные
страховые  выплаты  и  ежемесячные  страховые  выплаты      назначаются и
выплачиваются   застрахованному,   если   по   заключению      учреждения
медико-социальной экспертизы результатом наступления  страхового   случая
стала утрата им профессиональной трудоспособности.
     Таким образом, согласно положениям  приведённых  норм   федерального
законодательства страховое возмещение  должно  выплачиваться  исходя  из
факта утраты профессиональной трудоспособности независимо от  того,   что
прежний  заработок  не  утрачен  в  связи   с   продолжением   трудовой
деятельности. Ограничений для признания за гражданином права на страховое
обеспечение, на которые ссылался суд при принятии обжалуемого   судебного
решения, закон не содержит.
     Данный  вывод  Судебной  коллегии  в  полной  мере     согласуется с
разъяснениями, изложенными в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации от  10  марта  2011 г.  N 2  "О  применении   судами
законодательства об обязательном социальном  страховании  от   несчастных
случаев  на  производстве  и  профессиональных  заболеваний",    согласно
которому право застрахованных на обеспечение по обязательному социальному
страхованию возникает со дня наступления страхового  случая,  каковым  в
силу ст. 3 Федерального  закона  N 125-ФЗ  признаётся    подтверждённый в
установленном  порядке  факт   повреждения   здоровья     застрахованного
вследствие несчастного  случая  на  производстве  или   профессионального
заболевания,   влекущий   возникновение   обязательства       страховщика
осуществлять обеспечение  по  страхованию.  Квалифицирующими   признаками
страхового случая являются: факт повреждения здоровья, подтверждённый   в
установленном   порядке;   принадлежность   пострадавшего      к    кругу
застрахованных; наличие причинной связи между фактом повреждения здоровья
и  несчастным  случаем  на  производстве  или   воздействием     вредного
производственного фактора.
     Принимая во внимание,  что  у  истца  имелись  все   предусмотренные
нормами действующего законодательства основания для назначения страхового
обеспечения ввиду имеющегося у него повреждения здоровья,  связанного   с
исполнением трудовых  обязанностей  и  подтверждённого  в   установленном
порядке
, выводы суда об отказе в удовлетворении заявленных С. требований
признаны незаконными.

                                                   Определение N 72-В11-4