РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

05 ноября 2009 года Новоуральский городской суд Свердловской области в составе председательствующего судьи Гречущевой Т.В.,
при секретаре Логуновой Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора ЗАТО г.Новоуральск в интересах А. к ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России о признании незаконным отказа филиала-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить в индивидуальную программу реабилитации инвалида технических средств реабилитации и услуг по сурдопереводу,
УСТАНОВИЛ:
Прокурор ЗАТО г.Новоуральск обратился в суд с иском в интересах А. к ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России о признании незаконным отказа филиала-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить в индивидуальную программу реабилитации инвалида технических средств реабилитации и услуг по сурдопереводу. В обоснование заявленных требований в иске указано, что в прокуратуру ЗАТО г. Новоуральск обратилась А., являющаяся инвалидом 3 группы по состоянию органов слуха, которой в июне 2008 года филиалом-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России было отказано в записи в ее индивидуальную программу реабилитации инвалида всех необходимых технических средств реабилитации и услуг по сурдопереводу. После чего А. письменно обратилась в филиал-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России с просьбой объяснить причины такого отказа. Однако до настоящего времени ответа на письменное обращение А. так и не получила, в связи с чем прокуратурой ЗАТО г.Новоуральск 17.09.2008 г. был оформлен запрос в филиал-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России, из ответа на который следует, что предоставление инвалидам услуг по сурдопереводу осуществляется в соответствии с индивидуальной программой реабилитации, разрабатываемой федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы. Имеются основания полагать, что невключение филиалом-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России в индивидуальную программу реабилитации инвалида А. всех необходимых ей технических средств реабилитации и услуг по сурдопереводу является незаконным, что подтверждается тем, что А., как инвалид 3 группы по состоянию органов слуха нуждается в технических средствах реабилитации инвалида и услуг по сурдопереводу. Просит признать незаконным отказ филиала-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить в индивидуальную программу реабилитации инвалида А. технических средств реабилитации: сигнализаторы звука световые и вибрационные, слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления, телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонные устройства с текстовым выходом, а также услуг по сурдопереводу; обязать филиал-бюро №31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить А. в индивидуальную программу реабилитации инвалида технических средств реабилитации: сигнализаторы звука световые и вибрационные, слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления, телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонные устройства с текстовым выходом, а также услуг по сурдопереводу.
В судебном заседании участвующий в деле прокурор доводы, изложенные в иске, поддержал, просил признать незаконным отказ филиала-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить в индивидуальную программу реабилитации инвалида А. технических средств реабилитации: сигнализаторы звука световые и вибрационные, слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления, телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонные устройства с текстовым выходом, а также услуг по сурдопереводу; обязать филиал-бюро №31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить в индивидуальную программу реабилитации инвалида А. технических средств реабилитации: сигнализаторы звука световые и вибрационные, слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления, телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонные устройства с текстовым выходом, а также услуг по сурдопереводу.
А. просила удовлетворить заявленные в ее интересах исковые требования прокурора в полном объеме.
Представитель ответчика - ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России - Н., действующая на основании полномочий, представленных доверенностью от 29.10.2009 года, она же представитель третьего лица - филиала-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России, просила отказать в удовлетворении исковых требований прокурора, поскольку А. не нуждается во включении в ее индивидуальную программу реабилитации инвалида технических средств реабилитации и услуг по сурдопереводу, мотивируя тем, что нарушение слуха у А. компенсируется слуховым аппаратом, который является наиболее целесообразным техническим средством, и с учетом того, что она слухопротезирована в 2005 году, то на момент разработки индивидуальной программы реабилитации в 2008 году срок пользования слуховым аппаратом составлял менее 4 лет, что соответствовало требованиям Приказа Минздрава и соцразвития РФ от 07.05.2007 г. № 321 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены».
Третье лицо - ФГУЗ ЦМСЧ № 31 ФМБА России, будучи надлежаще уведомленным о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явилось, просило рассмотреть дело в отсутствие его представителя.
С учетом мнения участников судебного заседания дело рассмотрено судом в отсутствие представителя третьего лица - ФГУЗ ЦМСЧ № 31 ФМБА России.
Выслушав объяснения участников судебного заседания, исследовав представленные доказательства, материалы дела, суд приходит к следующему мнению.
Статей 39 Конституции Российской Федерации установлено, что каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.
В соответствии с п.2 Правил признания инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 г. № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом», признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификации и критериев, утверждаемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.
На основании п.п. 8, 9 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22.08.2005 г. № 535 «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» способность к трудовой деятельности включает в себя: способность человека к воспроизведению специальных профессиональных знаний, умений и навыков в виде продуктивного и эффективного труда; способность человека осуществлять трудовую деятельность на рабочем месте, не требующих изменений санитарно-гигиенических условий труда, дополнительных мер по организации труда, специального оборудования и оснащения, сменности, темпов, объема и тяжести работы; способность человека взаимодействовать с другими людьми в социально-трудовых отношениях; способность к мотивации труда; способность соблюдать рабочий график; способность к организации рабочего дня (организации трудового процесса во временной последовательности). Оценка показателей способности к трудовой деятельности производится с учетом имеющихся профессиональных знаний, умений и навыков.
Согласно п.п. 2, 3, 4, 5 Правил предоставления инвалидам услуг по сурдопереводу за счет средств федерального бюджета, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 25.09.2007 г. № 608, предоставление инвалидам услуг по сурдопереводу осуществляется в соответствии с индивидуальными программами реабилитации, разрабатываемыми федеральными государственными учреждениям медико-социальной экспертизы. Услуги по сурдопереводу предоставляются инвалиду в количестве до 40 часов сурдоперевода в 12- месячном периоде, исчисляемом начиная с даты подачи заявления, указанного в п.4 настоящих Правил. Неиспользованные часы сурдоперевода денежной выплатой не компенсируются. Заявление о предоставлении услуг по сурдопереводу подается инвалидом либо лицом, представляющим его интересы, в исполнительный орган Фонда социального страхования Российской Федерации по месту жительства. Уполномоченный орган не позднее 3 рабочих дней с даты поступления заявления, указанного в пункте 4 настоящих Правил, рассматривает его, ставит инвалида на учет по предоставлению услуг по сурдопереводу и выдает (по желанию инвалида высылает) ему направление в организацию, предоставляющую услуги по сурдопереводу, отобранную уполномоченным органом в установленном порядке, на получение указанных услуг.
Согласно ст.9 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ реабилитация инвалидов - система и процесс полного или частичного восстановления способностей инвалидов к бытовой, общественной и профессиональной деятельности. Реабилитация инвалидов направлена на устранение или возможно более полную компенсацию ограничений жизнедеятельности, вызванных нарушением здоровья со стойким расстройством функций организма, в целях социальной адаптации инвалидов, достижения ими материальной независимости и их интеграции в общество.
В соответствии со ст.10 указанного Закона государство гарантирует инвалидам проведение реабилитационных мероприятий, получение технических средств услуг, предусмотренных федеральных перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду за счет средств федерального бюджета. Федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, утверждается Правительством Российской Федерации.
В соответствии со ст. ст. 7-11 вышеназванного Закона разработка индивидуальных программ реабилитации инвалидов, возложена на федеральные государственные учреждения медико-социальной экспертизы. Объем реабилитационных мероприятий, предусматриваемых в индивидуальной программе реабилитации, не может быть меньше установленного федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду. Технические средства реабилитации рекомендуются каждому инвалиду индивидуально при установлении медицинских показаний и противопоказаний, которые устанавливаются на основе оценки стойких расстройств функций организма, обусловленных заболеваниями, последствиями травм и дефектами.
При разработке индивидуальной программы реабилитации, специалисты медико-социальной экспертизы решают задачу, какое техническое средство реабилитации наиболее эффективно компенсирует стойкие ограничения жизнедеятельности инвалида. При неэффективности или незначительной эффективности основного технического средства реабилитации рассматривает вопрос о других дополнительных средствах реабилитации для достижения наиболее полной компенсации ограничений жизнедеятельности.
Согласно п. п. 16, 17, 18, 19 Федерального перечня реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду, утвержденных Распоряжением Правительства РФ от 30.12.2005 г. № 2347-р, инвалидам бесплатно предоставляются технические средства реабилитации: сигнализаторы звука световые и вибрационные, слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления, телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонные устройства с текстовым выходом.
Судом установлено и подтверждается представленными доказательствами, что А. освидетельствована первично МСЭК Центральной городской больницы г.Новоуральска в 1998 г. с диагнозом: Двусторонняя сенсоневральная тугоухость 4 ст. По результатам освидетельствования установлена категория «ребенок-инвалид», со сроком 2 года. При переосвидетельствовании в 2000- 2004 г.г. МСЭК Центральной городской больницы г.Новоуральска А. установлен диагноз: Двусторонняя сенсоневральная тугоухость справа 3 ст., слева 4 ст., недоразвитие речи 3 уровня, определялась категория «ребенок-инвалид». При переосвидетельствовании в 2005 г., после достижения А. 18 лет, МСЭК Центральной городской больницы г.Новоуральска А. установлен диагноз: Двусторонняя хроническая нейросенсорная тугоухость справа 3 ст., слева 4 ст., недоразвитие речи 3 уровня, установлена третья группа инвалидности с причиной «инвалидность с детства» со сроком на 1 год и разработана индивидуальная программа реабилитации, в которой рекомендовалось слухопротезирование. При переосвидетельствовании в 2006- 2007 г. г. МСЭК Центральной городской больницы г.Новоуральска А. с диагнозом: Двусторонняя хроническая нейросенсорная тугоухость справа 3 ст., слева 4 ст. определялась третья группа инвалидности с причиной «инвалидность с детства», на срок 1 год. В 2008 г. А. была направлена в филиал-бюро № 31 Главного бюро МСЭ ФМБА России с диагнозом: Двусторонняя нейросенсорная тугоухость 4 ст., нарушение функции речи. Согласно заключению сурдолога в направлении на медико-социальную экспертизу от 18.06.2008 г.: «слухопротезирована бинаурально в 2005 г.», «в слуховом аппарате на левое ухо разговорная речь 4 метра, на правое ухо не удается определить». При проведении медико-социальной экспертизы врачами-экспертами филиала-бюро № 31 Главного бюро МСЭ ФМБА России А. находилась в слуховом аппарате на левое ухо, на правое ухо слуховой аппарат был не надет, так как был сломан. При объективном осмотре А. было уставлено: «Общение доступно обычной речью, речь с элементами дизартрии, контактна». После анализа медико-экспертных документов филиалом-бюро № 31 Главного бюро МСЭ ФМБА России А. была установлена третья группа инвалидности с причиной инвалидности: «инвалидность с детства» без указания срока переосвидетельствования.
Согласно заключению сурдолога и результатам освидетельствования врачами-экспертами филиалом-бюро № 31 Главного бюро МСЭ ФМБА России, а также заключению специалистов ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Челябинской области» от 16.06.2009 г. нарушение функции слуха у А. компенсируется слуховым аппаратом, который является наиболее целесообразным техническим средством.
А. слухопротезирована в 2005 году и на момент разработки индивидуальной программы реабилитации в 2008 году срок пользования слуховым аппаратом составлял менее 4 лет, что соответствовало Приказу Минздрава и соцразвития РФ от 07.05.2007 г. № 321 «Об утверждении сроков пользования техническими средствами реабилитации, протезами и протезно-ортопедическими изделиями до их замены», согласно которому срок пользования слуховым аппаратом до его замены составляет не менее 4 лет.
Согласно направлению на МСЭ МУ «Городская больница» г.Новоуральска от 02.07.2007 г. в слуховом аппарате Афанасьева Н.В. слышит шепотную речь левым ухом у ушной раковины, правым - на расстоянии 0,25 метра; разговорную речь слышит с обеих сторон до 5 метров, пользование слуховым аппаратом улучшает слух незначительно.

В направлении А. на МСЭ от 18.06.2008 г. указано, что в слуховом аппарате А. слышит шепотную речь левым ухом у ушной раковины, разговорную речь - на расстоянии 4 метра. Больная протезирована биноурально, но при обследовании слуховой аппарат только на левом ухе. А. 24.06.2008 г. освидетельствована в филиале-бюро № 31 Главного бюро МСЭ ФМБА России с диагнозом: Двусторонняя нейросенсорная тугоухость 4 степени, умеренная дислалия. А. определена 3 группа инвалидности с ОСТД первой степени без срока переосвидетельствования. Индивидуальная программа реабилитации (ИПР) разработана на 2 года. Программа медицинской реабилитации, включая технические средства медицинской реабилитации, в ИПР не разработана. По заключению филиала-бюро №31 ГБ МСЭ ФМБА России А. в ней не нуждается, так как была слухопротезирована в 2005г.
В исследованной в судебном заседании индивидуальной программе реабилитации инвалида А. в графе: «Технические средства медицинской реабилитации» какие-либо записи отсутствуют.
Согласно определениям суда от 14.04.2009 г. (л.д. 40-41) и от 29.07.2009 г. (л.д. 93-94) было проведено две медико-социальных экспертиз А.. Согласно заключению медико-социальной экспертизы от 16.06.2009 г. (л.д.49-53), для компенсации имеющихся у А. ограничений способности к общению, ориентации, обучению и трудовой деятельности, вызванных выраженных нарушением функции слуха, она нуждается в обеспечении техническими средствами реабилитации, поэтому есть основания для включения в индивидуальную программу реабилитации А. технических реабилитации. Кроме того, в описательной части экспертизы указано, что нет оснований считать, что для полной компенсации имеющегося у больной ограничения способности к общению, ориентации, обучению и трудовой деятельности ей необходима услуга по сурдопереводу.
Согласно заключению дополнительной медико-социальной экспертизы от 15.09.2009 года (л.д.99-101) А. нуждается в обеспечении техническими средствами реабилитации: слуховым аппаратом (возможно и до истечения срока эксплуатации имеющегося - по решению сурдологов) с ушными вкладышами индивидуального изготовления, сигнализаторами звука световыми и вибрационными, телевизором с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонным устройством с текстовым выходом. Оснований для включения в индивидуальную программу реабилитации А., как инвалида 3 группы по состоянию органов слуха, услуг по сурдопереводу, не имеются. Для компенсации имеющихся у А. ограничений способности к общению, ориентации, обучению и трудовой деятельности достаточно эффективное слухопротезирование.
Таким образом, на основании указанных медико-социальных экспертиз суд приходит к выводу о том, что А. нуждается во включении в индивидуальную программу ее реабилитации, как инвалида 3 группы по состоянию органов слуха, техническим средств реабилитации: слухового аппарата (возможно и до истечения срока эксплуатации имеющегося - по решению сурдологов) с ушными вкладышами индивидуального изготовления, сигнализаторами звука световыми и вибрационными, телевизором с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонным устройством с текстовым выходом. Оснований для включения в индивидуальную программу реабилитации А., как инвалида 3 группы по состоянию органов слуха, услуг по сурдопереводу, не имеются; для компенсации имеющихся у А. ограничений способности к общению, ориентации, обучению и трудовой деятельности достаточно эффективное слухопротезирование. В связи с чем исковые требования прокурора в интересах А. подлежат удовлетворению частично.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ,
Р Е Ш И Л:
Исковые требования прокурора ЗАТО г.Новоуральск в интересах А. к ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России о признании незаконным отказа филиала-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить в индивидуальную программу реабилитации инвалида технических средств реабилитации и услуг по сурдопереводу удовлетворить частично.
Признать незаконным невключение филиала-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России в индивидуальную программу реабилитации инвалида А. необходимых ей технических средств реабилитации: сигнализаторы звука световые и вибрационные, слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления, телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонные устройства с текстовым выходом.
Обязать филиал-бюро № 31 ФГУ Главное бюро МСЭ ФМБА России включить в индивидуальную программу реабилитации инвалида А. необходимых ей технических средств реабилитации: сигнализаторы звука световые и вибрационные, слуховые аппараты, в том числе с ушными вкладышами индивидуального изготовления, телевизоры с телетекстом для приема программ со скрытыми субтитрами, телефонные устройства с текстовым выходом.
В остальной части иска отказать.
Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в течение 10 дней, через Новоуральский городской суд.

Председательствующий Гречущева Т.В.
Решение в кассационном порядке не обжаловалось и вступило в законную силу.